Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 107Рубрики 53Авторы 8904Новости 1776Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2019

48 место — направление «Психология»

0,217 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,852 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Психолого-правовые проблемы мотивации преступного поведения 1967

Перфильева К.Т.
старший помощник прокурора, Прокуратура Куйбышевского района г. Иркутска, Иркутск, Россия
e-mail: k.perfileva@mail.ru

Полный текст

Проблема мотивации поведения человека является одной из центральных в психологии. Исследования в данной области направлены на раскрытие закономерностей функционирования психики и познание того, как они детерминируют поведение человека в самых различных аспектах его деятельности.

В психологическом словаре и в работах некоторых психологов понятия мотива и мотивации фактически отождествляются. При этом указывается, что мотив – это побуждение, а мотивация – совокупность побуждений, вызывающих активность и деятельность субъекта [17; 30]. До недавнего времени в психологической литературе, а в юридической и в настоящее время под мотивом понималось побуждение к действию [1; 4; 12]. И это не случайно, так как основная функция мотива – побудительная. Между тем, по данным современной психологии, актуально переживаемый мотив как стремление к чему-либо непосредственно поведение не побуждает [13]. Функция побуждения поведения составляет сущность мотивации, но лишь как потенциал, как готовность к действию. Потенциальные мотивы становятся реально действующими при определенных условиях.

В психологии помимо побудительной традиционно выделяют такие функции мотива как смыслообразующую, отражательную и др.

Первая функция, признаваемая за мотивом подавляющим большинством авторов, – это побудительная, или динамизирующая (энергетизирующая) функция. Само этимологическое значение термина «мотив» непосредственно связано с указанной функцией: от латинского «mover», «moveo» – двигать, двигаю.

А.В. Петровский и М.Г. Ярошевский, исследовавшие историю развития категории «мотив» в психологии, в частности, отмечают: «Будучи непременным энергетическим запалом на уровне житейской мудрости в различных представлениях о чувствах (например, удовольствие или неудовольствие), побуждениях, влечениях, стремлениях, желаниях, страхах, силе воли и т. д.» [16, с. 131]. За исключением потребностей, эмоций, интересов, в данном высказывании содержатся все основные детерминанты. Следует отметить, что в отечественной науке вопрос, одинаковую ли значимую роль играют для детерминации деятельности человека перечисленные побуждения, является дискуссионным.

Для рассмотрения отражательной функции мотива имеет смысл раскрыть содержание такого качества деятельности, как предметность. В психологической теории А.Н. Леонтьева предметность деятельности означает подчиненность деятельности окружающей действительности («предметной среде»): «Предмет деятельности выступает двояко: первично – в своем независимом существовании, как подчиняющий себе и преобразующий деятельность субъекта, вторично – как образ предмета, как продукт психологического отражения его свойств, которое осуществляется в результате деятельности и иначе осуществляться не может» [24, с. 78].

С помощью понятия «предмет» обозначается направленность деятельности на что-то или направляющая функция мотива – по А.Н. Леонтьеву. Чтобы придать деятельности определенную направленность, предмет, соответствующий определенной потребности, должен стать психическим образом, то есть отразиться в психике субъекта. Таким образом, в результате психического отражения предметной деятельности (объективной действительности) образуются мотивы деятельности. «Предметная деятельность», «предмет потребности», «опредмеченная потребность» – это различные определения, которые дает А.Н. Леонтьев мотиву.

Следующая функция мотива – смыслообразующая – в отечественной психологии связывается с понятием «личностный смысл», выдвинутым также А.Н. Леонтьевым [24].

Чтобы подчинить себе, направить поисковую активность субъекта, предмет должен отразиться в его психике. Как утверждал А.Н. Леонтьев, всеобщей формой психического отражения, порождаемой предметной деятельностью субъекта, выступают чувственные образы. В сознании индивида независимого субъекта, определяемое общественным сознанием «объективное значение» чувственных образов отражаемых предметов «обретает еще одно внутреннее отношение, оно обретает личностный смысл». «Это особое внутреннее отношение, – иллюстрирует А.Н. Леонтьев, – проявляет себя в самых простых психологических фактах» [22, с. 237–238]. Г. Спенсер указывал на неразрывность внутреннего чувства личности с его телесными проявлениями.

В психологической литературе нет единства мнений при решении вопроса о побудительных силах активности личности. Однако рассмотрение существующих концепций позволяет выделить основные точки зрения на источник человеческой мотивации, а именно: 1) потребности [10]; 2) наряду с потребностями эмоции и чувства [7; 3; 11]; 3) потребности, воля, чувства, интересы, идеалы, убеждения, мировоззрение и даже разнообразные общественные требования [33; 32; 29].

В правовой литературе мотив нередко обозначает как влечение, желание, стремление, интересы [34]. Но последние в современной трактовке означают не вид мотива, а лишь этапы возникновения, становления и развития существующей мотивации [30]. Под мотивацией в криминологической литературе понимается совокупность мотивов деятельности, каждый из которых представляет собой элемент мотивации, существующей как в сфере сознания, так и подсознания [5]. Мотивы образуются и формируются в результате воздействия эмоций и чувств человека. Н.Ф. Кузнецов полагает, что мотивацию следует рассматривать через «комплекс мотивов (реже один мотив), который как и побуждение, предметно актуализированное на достижение определённых целей посредством совершения конкретных действий (бездействий), выступает причиной поведения лица» [19, с. 8–19].

К. Обуховский понимает под мотивом формулировку (мысленную, устную или письменную). По его мнению, если человек не сформулировал мотива совершенного или совершаемого деяния, не создал мотива совершенного или совершаемого деяния, не создал мотив, одобренный им, это практически означает, что он не имел мотива действия и, следовательно, его действие было неосознанным, немотивированным [28, с. 17–19]. Близка к этой позиции точка зрения А.А. Ковалкина и Д.Н. Котова, а также целого ряда юристов, представляющих мотив как «Осознанное и оцененное побуждение, принятое лицом в качестве идеального основания и оправдания преступления» [15, с. 41]. Данная точка зрения достаточно длительное время преобладала в отечественной юриспруденции, однако современные исследования показывают ее узость. Большинство психологов и философов, изучающих проблемы личности и мотивации поведения, полагают, что подлинный мотив поведения осознается далеко не полностью и не всегда, во всяком случае, во время совершения действия [22].

Под поведением в психологии понимается присущее живым существам взаимодействие с окружающей средой, опосредствованное их внешней (двигательной) и внутренней (психической) активностью.

Как отмечал Х. Хекхаузен, «если на заре научных исследований, а в обычной речи и сегодня, понятие мотива обозначало осознанное побуждение к действию, рефлексию его замысла, то позднее профессионалы от такого понимания отказались. Ведь действие оказывается мотивированным, в смысле его целенаправленности, даже не сопровождаясь сознательным намерением субъекта или даже когда вообще трудно себе представить какое-либо намерение. Должно существовать нечто, что позволяет выбрать между различными вариантами действия, «запускает» действие, направляет, регулирует и доводит его до конца, после чего начинается новая последовательность действий, в которой снова можно усмотреть уже другую целенаправленность» [34, с. 36].

Б.Ф. Ломов, исследуя в своих работах подход к личности и её мотивационной сфере, считает, что раскрытие состава, строения, динамики мотивационной сферы является возможным и необходимым с позиции рассмотрения связи индивида и отношений его с другими людьми. Он пишет: «….психологическое исследование индивидуальной формы социального бытия человека не исчерпывает анализом только отношение ˮсубъект-объектˮ. Такой анализ раскрывает лишь одну сторону образа жизни индивида. Вторая его сторона – это взаимодействие индивида с себеподобными, с другими людьми. При её анализе следует обратить внимание к иной системе отношений: к отношениям ˮсубъект-субъектˮ. Таким образом, деятельность и общение представляют собой две стороны образа жизни индивида» [24, с. 78].

Несмотря на существующие разногласия во взглядах на источник человеческой мотивации, объединяет последние лежащая в их основе категория «потребность». Под потребностью понимается объективная испытываемая субъектом нужда в чем-то, которая отражается и субъективно является источником активности и развития личности [18, с. 40].

В этой связи возникает закономерный вопрос: А необходимо ли вообще вводить в исследование, посвященное проблеме мотивации, такой психологический термин как потребность? Утвердительный ответ на поставленный вопрос был дан достаточно давно С.Л. Рубинштейном: «…понятие потребности должно будет занять в психологии крупное место, войдя в инвентарь основных понятий. На основе понятия потребности всё учение о мотивации человеческого поведения получает принципиально новую постановку» [31, с. 40].

Мотивы поведения человека определяют сформированные у него потребности [25; 26], которые Е.П. Ильиным выделяются как состояние отсутствия определенного блага [14].

Процесс осознания потребности представляется следующим образом.   У человека возникает влечение – психическое состояние, выражающее неосознанную недостаточно осознанную потребность. В дальнейшем данная потребность либо не осознается и угасает, либо осознается, превращаясь в конкретное желание, мечту, интерес, стремление к цели и т. д. Психическое состояние, выражающее неосознанную либо недостаточно осознанную потребность, может иметь относительно длительные временные рамки. В этом случае формируются специфические состояния мотивационной установки, означающие потенциальную готовность к активной реакции при проявлении предмета потребности [8; 7].

Понятие мотива является первичным, понятие мотивации – производным от него. Мотив признается основным элементом системы мотивации, понимание содержания мотивации и ее роли в человеческом поведении необходимо предполагает анализ понятия мотива.

В узком смысле под мотивацией понимается конкретное поведение человека. В широком смысле слова под мотивацией поведения подразумевается совокупность психологических моментов, которыми определяется поведение человека в целом [15]. Близко к этому определению находится понимание мотивации «как системы движущих сил поведения» [20, с. 17–19].

Сложность и недостаточная разработанность данной проблематики обусловливают многообразие точек зрения на нее. Так, одни авторы считают, что это понятие лишнее и обречено на исчезновение, другие полагают мотивацию центральной темой психологии и даже ключом к пониманию человеческого поведения. Данное положение вещей находит свое отражение и в различных определениях понятия мотивации поведения.

Преступление является одной из разновидностей волевого поведения человека. Выделение преступления как особой категории волевого поведения в отдельную группу обусловлено существованием в обществе норм (как морали, так и права). По мере развития общества претерпевают изменения и указанные нормы, в результате чего один вид волевого поведения, ранее признававшийся преступным, попадает в разряд правомерного, другой – считавшийся правомерным, становится уголовно-противоправным. Например, не так давно скупка и перепродажа товаров с целью наживы (спекуляция) согласно УК РСФСР являлась преступным деянием, в основе которого лежали материальные потребности человека. С изменением ситуации в стране законодатель исключил из УК РСФСР соответствующую статью отнюдь не потому, что подобные действия перестали иметь место в обществе.

Можно предположить, что общие понятия мотивов преступного поведения и мотивов правомерного волевого поведения не имеют принципиальных различий.

Индивидуальность мотивов в любом преступном поведении свидетельствует об их большом разнообразии. Вот почему трактовка мотивов преступного поведения в ограниченном диапазоне общественных форм, как это принято у юристов: «корысть», «ревность» и т. п., очень мало говорит нам о богатстве мотивирующих компонентов этого поведения и является, в большинстве случаев, лишь косвенным отражением истинных внутренних причин преступления, искаженной проекции этих причин.

Проведенный Н.А. Ратиновой анализ статей уголовного кодекса показал, что законодатель при его составлении избегал в формулировках статей термина «мотив». В подавляющем большинстве норм, предусматривающих указание на детерминанты криминального поведения (63 статьи), используется категория «цель» (в 43 случаях) или ее смысловые эквиваленты – «заинтересованность» – 8 случаев; «направленность» – 3 случая. Несколько неясным является смысловое наполнение формулировки «побуждения», она может быть интерпретирована двояко. Использована же она 10 раз. Само же понятие «мотив» в уголовном кодексе использовалось 7 раз, в том числе и в содержании ст. 64 об исключительных обстоятельствах [21, с. 192].

Категория мотива содержится и в формулировках преступлений, определяющихся иерархически высокими диспозиционными образованиями мировоззренческого характера, которые не могут не осознаваться: «Мотив сострадания» (ст. 61); Мотив национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды (статьи 63, 105, 111, 112, 117) [21].

В последнее время проявляется устойчивая тенденция появления новых видов преступлений. Многие из них вызывают большой общественный резонанс. Регулярно появляются новые способы совершения преступлений – с помощью интернета, банкоматов, банковских карт, мобильной связи; путем передачи смс-сообщений и пр. В условиях экономического кризиса получили широкое распространение такие виды преступлений, как незаконное получение кредита, рейдерский захват предприятий.

Корыстная преступность – наиболее распространенный криминальный феномен в мире. Нередко ее доля в странах с развитой экономикой превышает 90, а в развивающихся – 60 % общего объема всей зарегистрированной преступности [8, с. 234].

Нестабильное социально-экономическое положение России и факт распространенности корыстных преступлений против собственности, значительная часть которых совершается при отягчающих обстоятельствах, требуют постоянного совершенствования рассмотрения данной категории преступников.

Недостаточная изученность новых видов преступлений, мотивации совершающих их лиц приводят к их плохой раскрываемости, что позволяет преступникам избежать ответственности, вновь и вновь совершать общественно опасные действия. Это в свою очередь приводит к дестабилизации финансового благосостояния граждан Российской Федерации. Поэтому в настоящее время актуальна проблема изучения мотивации поведения лиц, совершающих корыстные преступления. Представляется, что ее необходимо рассматривать с различных точек зрения: социальной, психологической (особенности психической деятельности), криминологической (исследование причин преступного поведения), криминалистической (изучение способов совершения преступлений указанной категории) и уголовно-правовой (нормативное регулирование проблемы). Требование учета мотивации и особенностей поведения лиц, совершающих преступления по указанным мотивам, диктует необходимость использования комплексного психолого-правового подхода при расследовании и судебном рассмотрении преступлений указанной категории.

Проблеме исследования мотивации преступного поведения уделено значительное внимание в психологической, криминалистической, криминологической, уголовно-правовой литературе. Эти вопросы рассматривались в трудах Б.Я. Петелина, М.М. Коченова, О.Д. Ситковской, Л.П. Конышевой, Б.С. Волкова, И.А. Петина, В.В. Романова, Д.П. Котова, Н.Н. Китаева, В.Н. Китаевой, Ю.М. Антоняна, М.И. Еникеева, К.В. Бубона, И.Б. Степановой и др.

Однако большинство исследователей в своих работах обсуждали лишь саму возможность установления мотивации поступков обвиняемых с использованием специальных психологических знаний. Вместе с тем мотивация поведения преступников, совершающих корыстные преступления в современных условиях, изучена недостаточно, поскольку большая часть психологических исследований в этой области проводилась во второй половине XX в. Данные проблемы требуют серьезного монографического исследования с использованием современных достижений психологической науки.

Подводя итог краткому обзору проблемы мотивации поведения, в том числе преступного, а также значения ее уголовно-правовых аспектов, можно сделать вывод, что практика применения уголовного законодательства требует более широкого использования психологических познаний в области мотивации. В теории уголовного права и у практических работников отсутствует единое понимание мотивов преступного поведения. Мотивы индивидуального преступного поведения на практике выясняются не всегда и не полно, что влечет за собой значительное число судебных ошибок при квалификации преступлений и индивидуализации наказания. Использование данных психологии правоприменителями позволит на стадии предварительного следствия и в суде правильно квалифицировать деяния, создать гарантии против объективного вменения, раскрыть ряд понятий, характеризующих субъективную сторону преступлений.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Асеев В.Г. Особенности строения человеческой мотивации. М., 1970.
  2. Асеев В.Г. Проблема мотивации и личность // Теоретические проблемы психологии личности. М., 1974.
  3. Асеев В.Г. Мотивация поведения и формирования личности. М., 1979.
  4. Анатонян Ю.М. Наказание и исправление преступников. М., 1992.
  5. Баканов Е.Н., Волков Б.С. Мотивы преступлений. Казань, 1982.
  6. Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. М., 1976.
  7. Вилюнас В.К. Психологические механизмы биологической мотивации. М., 1986.
  8. Дубовик О.Л. Проблема принятия решения о совершении преступления в криминологической науке. М., 1975.
  9. Дилигенский Г.Г. Проблема теории человеческих потребностей // Вопросы философии. 1977. № 2.
  10. Джидарьян И.А. О месте потребностей, эмоций и чувств в мотивации личности // Теоретические проблемы психологии личности. М., 1974.
  11. Игошев К.Е. Типология личности и мотивация преступного поведения. Горький, 1974.
  12. Иванников В.А. Психологические механизмы волевой регуляции. М., 1991.
  13. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. Спб., 2000.
  14. Ковалкин А.А., Котов Д.Н. Мотивы хулиганства // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1973.
  15. Котов Д.П. Мотивы преступлений и их доказывание. Воронеж, 1975.
  16. Ковалев В.И. Мотивы поведения и деятельности. М., 1988.
  17. Конюхов Н.И. Словарь-справочник практического психолога. Воронеж,. 1996.
  18. Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., 1984.
  19. Кудряцев В.Н. Криминальная мотивация. М., 1986.
  20. Кудрявцев И.А., Ратинова Н.А. Криминальная агрессия (экспертная типология, судебно-психологическая оценка). М., 2000.
  21. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975.
  22. Леонтьев А.Н. Философия психологии. М., 1994.
  23. Ломов Б.Ф. Общение и социальная регуляция поведения индивида. Психологические проблемы социальной регуляции поведением. М., 1976.     
  24. Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения. М., 1991.
  25. Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировой криминологический анализ. М., 1997.
  26. Морозов Г.В., Ромасенко В.А. Нервные и психические болезни с основами медицинской психологии. М., 1976.
  27. Немов Р.С. Психология. Общие основы психологии. 2-е изд. М., 1995.
  28. Обуховский К. Психология влечений человека. М., 1971.
  29. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Психология. Словарь. М., 1990.
  30. Платонов К.К., Шмаков А.В. Воля как активно-личностная форма отражения действительности. Вопросы психологии активности и саморегуляции личности. Свердловск, 1976.
  31. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М., 1976.
  32. Селиванов В.И. Актуальные вопросы психологии воли. Вопросы психологии активности и саморегуляции личности. Свердловск, 1976.
  33. Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. Т. 1. М., 1986.
  34. Якобсон П.М. Психологические проблемы мотивации поведения человека. М., 1969.


 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика