Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 108Рубрики 53Авторы 9055Новости 1790Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2019

48 место — направление «Психология»

0,217 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,852 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Криминальные группы и криминальная субкультура 2077

Романова Н.М.
кандидат социологических наук, зав.лабораторией юридической психологии, доцент кафедры общей и социальной психологии, Саратовский национальный исследовательский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского, Саратов, Россия
e-mail: RomanovaNM@info.sgu.ru

Полный текст

Трансформация всех сторон социально-экономической и политической жизни  России в начале 90-х годов прошлого столетия кроме позитивных (свобода, демократия, рыночные отношения) имела и негативные последствия. Важнейший из них – интенсивный рост криминальных форм поведения, в том числе групповых преступлений.

Рост количества преступлений сопровождается активным проникновением, распространением и внедрением  криминальной субкультуры, криминального образа жизни, криминальных ценностей  в социальную структуру общества.    Большая часть криминальной деятельности преступных групп остается нераскрытой, что характерно как для нашего общества, так и для других стран [4]. Криминализация российского социума в настоящее время является наиболее значимой и актуальной его проблемой [3].

Имеющиеся на настоящий момент в отечественной криминологии и криминальной психологии классификации криминальных групп, как правило, структурированы по параметрам уровня криминализации и организованности. В соответствии с указанными параметрами выделяют следующие типы криминальных сообществ: предкриминальные группы, простые преступные группы, организованные преступные группы, преступные организации [2].

Кроме того, в научной литературе имеется классификация криминальных групп по параметрам направленности и масштаба деятельности: общеуголовные криминальные группы – организованные криминальные группы (преступные организации).

Совершение группой преступления означает ориентацию её на криминальные ценности и криминальную субкультуру. Однако современная субкультура представляет собой многомерное явление, распадаясь на её различные подвиды. В одном это может быть традиционная криминальная субкультура, базирующаяся на нормы тюремной культуры, в другом случае речь идет о сочетании криминальных ценностей с ценностями индивидуалистическими, культурой конкуренции.

Общеуголовные криминальные группы характеризуются совершением уличных и бытовых преступлений, таких как кражи, мошенничества, грабежи, разбои. Вектор действия общеуголовных криминальных групп – против социума. Они действуют нелегитимно, тайно, скрытно. Члены таких групп характеризуются асоциальностью, допустимостью использования насилия, приверженностью криминальным ценностям и нормам, рассмотрению образа преступника как привлекательного для себя, ориентацией на краткосрочный выигрыш, краткосрочные удовольствия (развлечения, выпивка).

Совершаемые такими группами преступные действия подвержены сокрытию, маскировке и уничтожению следов преступления. Традиционные общеуголовные криминальные группы, как правило, ориентируются на ценности гедонистической уличной культуры и  не имеют коррумпированных связей.

Вектор действия организованных преступных групп (преступных организаций) – внутрь социального «организма», направленность на включение в социальную жизнь общества [1]. В рамках преступных организаций происходит зачастую своеобразное «переплетение» законных и криминальных видов деятельности. Тактика таких групп – паразитирование на механизмах функционирования социальных институтов общества, социальная мимикрия, маскировка. Благодаря этому, втягивание неустойчивой, конформной личности в преступную деятельность происходит постепенно, иногда незаметно для нее самой.

Субкультура организованных преступных групп внутренне ориентирована на нормы криминального мира и криминальной субкультуры, в том числе ориентация на получение сверхприбылей любыми средствами, цинизм, аморальность. Дополнительным стимулом является ориентация на культуру конкуренции, достижение материального успеха любой ценой.

Преступники, входящие в преступные организации, представляют собой новый тип личности преступника. Многие из них имеют высокий уровень образования, эрудированны, поведение социализировано, они презентабельно выглядят. Для них характерно высокое стремление к богатству и благосостоянию.

Организованные преступные группы стремятся легализовать свою деятельность путем создания официальных фирм и компаний.

Интенсивные изменения, наблюдающиеся в жизни современного общества, активно используются как представителями общеуголовных преступных групп, так и представителями организованной преступности.

Это использование касается приспособления социальных условий, явлений и обстоятельств (просчеты планирования, недоработки законодательства, «слабые места» функционирования социальной системы, неудовлетворенные потребности и ожидания людей, востребованность социальных практик) в собственных целях. Особенно эта тенденция характерна для организованной преступности. Она не только использует просчеты в социальном функционировании, но и намеренно создает условия для расширения сфер криминальной самоактуализации преступной группы.

Таким образом, как следует из приведенного выше анализа, для современных преступных групп характерны: тайный либо открытый режимы функционирования, включенность либо отсутствие в группе властных структур, выполняющих функцию защиты и лоббирования интересов преступной организации.

Материал исследования получен на основании качественного анализа данных судебно-психологических экспертиз с использованием: метода анализа документальных источников (материалы уголовного дела); метода беседы с членами преступной группы; метода тестирования членов преступной группы; метода наблюдения. Исходя из анализа полученных материалов, представляется возможным построить классификацию современных криминальных групп, структурирующими признаками которых являются:

а) режим функционирования (тайный – открытый);

б) фактор силовой и административной поддержки (наличие – отсутствие).

На основе этих признаков можно выделить параметры: «легитимность – отсутствие легитимности», «наличие коррумпированных связей – отсутствие коррумпированных связей». Наглядно такую классификацию можно представить следующим образом.

Рис.1. Классификация криминальных групп

Тогда в квадранте I представлена открыто действующая преступная организация: легитимная, легальная по форме (коммерческая фирма  либо организация) и криминальная по содержанию (цель  – преступное обогащение). Руководят ею криминальные авторитеты. Группа действует «под прикрытием», ее интересы,  как правило,  активно лоббируются «сверху».  При этом ее деятельность эффективна: коррумпированные чиновники и высокопоставленные силовики оказывают ей всемерную помощь, поддержку и защиту. Как правило, группы создаются  с целью имитации занятий коммерческой деятельностью (псевдопредпринимательство).

В квадранте II – преступная организация, руководят которой «белые воротнички», находящиеся «в тени». Рядовые члены такой криминальной организации, как правило, не знают своих лидеров, занимающих высокие должности во властных структурах, определяющих и направляющих деятельность этой преступной организации. Группа сохраняет конспирацию, следит за утечкой информации, жестоко наказывает провинившихся членов. Как правило, группа занимается незаконной деятельностью, приносящей  высокий преступный доход (торговля наркотиками, оружием, игорный бизнес и др.).

Квадрант III – здесь представлена традиционная общеуголовная преступная группа, действующая тайно, совершающая периодически криминальные акции в виде отдельных преступных действий (грабежи, разбои, убийства, кражи).

Для таких групп характерно распитие спиртных напитков, употребление наркотиков. Члены группы хранят групповые тайны, скрывают ее существование от окружающих. В качестве средства общения используются: криминальный жаргон, клички, татуировки. Доминирует асоциальная внешне примитивная  субкультура, которая является основным криминализирующим  механизмом существования таких групп. Стандарты поведения ее членов  противоречат принятым в цивилизованном обществе (наличие кличек, жаргона, проявления жестокости  по отношению к слабым, цинизм).

Квадрант IV описывает  общеуголовную преступную группу,   открыто демонстрирующую криминальные действия – «на свой страх и риск» (хитроумные мошеннические действия, рассчитанные на обман доверчивых граждан, нерасторопность правоохранительных органов). Такие группы действуют оперативно, нестандартно, дерзко, рассчитывая на удачу и преступный профессионализм.

Все описанные криминальные группы включают в состав своей культуры  криминальную асоциальную субкультуру. При этом каждая их них имеет свою специфическую субкультуру и организационную культуру.

Так, к примеру, субкультура легитимной криминальной группы, имеющей коррупционные связи, характеризуется активным привлечением познаний из области как практической, так и научной психологии: включением просоциальной символики, высоких стандартов этикета  (в том числе доступное для наблюдения поведение, речевой этикет, требования к внешнему оформлению офиса, дресс-коду сотрудников и др.)

В итоге происходит своеобразное  смешение криминальной асоциальной субкультуры и организационной культуры, акцент в которой сделан на внешнем (имитация внешних признаков легитимной официальной социальной группы). В итоге происходит своеобразное  смешение криминальной асоциальной субкультуры и организационной культуры, акцент в которой сделан на внешнем (имитация внешних признаков легитимной официальной социальной группы). Внешняя презентация рассчитана на внешнего наблюдателя – потенциальных клиентов и  заказчиков. Однако внутреннее содержание организационной культуры и субкультуры – асоциальность и антисоциальность. Цель группы – преступна.

Постепенно, но достаточно быстро (в течение  недель и месяцев) происходит внутренняя интеграция членов группы: они знают, как им поступать и как взаимодействовать друг с другом. Формируется своеобразное чувство организационной идентичности. Такие группы отличаются высокой адаптивностью в социальной и культурной среде. Внутреннее принятие их субкультуры и организационной культуры имеет следствием изменение личности включаемых в эту организацию сотрудников через постепенную внутреннюю интеграцию к идентификации с криминальной группой.

Такие группы используют последние достижения в области организационной психологии, способствующие успеху криминальной группы.

Некоторые рекрутированные криминальной группой в свой состав сотрудники показывают высокую вовлеченность в ее деятельность, что является  результатом  действия на их личность  эффективной организационной культуры (стремление к цели; высокая результативность; материальная и моральная поддержка отличившихся  и др.).

Распространенность в нашем обществе криминальных групп такого вида указывает на эффективность такого рода образований. Причина: недостаточная оперативная работа правоохранительных органов, их коррумпированность, невысокая активность граждан в плане разоблачения таких образований (пассивность правосознания).

Криминальные группы, не имеющие коррумпированных связей (III и IV) – это простые и сложные криминальные группы, совершающие корыстные либо корыстно-насильственные преступления. Особенности их субкультуры: в  них культивируются криминальные идеи, убеждения и взгляды. Преступники, входящие в подобные  группы, характеризуются нравственным и правовым нигилизмом, что облегчает им возможность совершения преступлений.         Ценятся такие качества, как моральная и физическая сила, готовность к риску, маскулинность, эмоциональная устойчивость. Члены групп имеют ограниченный доступ к легитимным способам достижения социальной успешности и материального благополучия.

Таким образом, сходство описанных типов криминальных групп – приятие криминальных ценностей (допустимость нарушения закона, приемлемость обмана, мошенничества, манипуляций, пренебрежение интересами других). Отличия связаны  с особенностями содержания криминальной субкультуры и ее конкретным наполнением.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Криминология: Учеб. для вузов / Под общ. ред. д-ра юрид. наук, проф. А.И. Долговой. М.: Норма, 2007. 912 с.
  2. Еникеев М.И. Юридическая психология. СПб.: Питер, 2006  480 с.
  3. Михайлов А.П. Социокультурные факторы в этиологии девиантного поведения молодежи // Вестник Адыгейского государственного университета. 2009. № 2. С. 48.
  4. Криминология / Под ред. Дж. Ф. Шели / Пер. с англ. СПб.: Питер, 2003. 864 с.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика