Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 97Рубрики 51Авторы 8583Ключевые слова 21029 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2018

27 место — направление «Психология»

0,516 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,551 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Актуальные проблемы профилактики жестокого обращения с детьми 2383

Луковцева З.В., кандидат психологических наук, доцент кафедры клинической и судебной психологии факультета юридической психологии, Московского государственный психолого-педагогический университет, Москва, Россия, sverchokk@list.ru
Кулажина Д.Р., Координатор образовательных программ Школы Антикризисного Реагирования при НОУ ВПО «Институт психологии и педагогики», Москва, Россия, dzhamilia.k@yandex.ru
Полный текст

Современное состояние обсуждаемой проблемы характеризуется нечеткостью критериев идентификации и оценки последствий жестокого обращения, несовершенством межведомственного взаимодействия в процессе оказания помощи детям и информационно-аналитического обеспечения соответствующей деятельности. Сохраняет остроту и вопрос формирования адекватных компетенций у представителей профессионального сообщества. Среди обозначенных проблем, каждая из которых заслуживает самостоятельного обсуждения, особую тревогу вызывает проблема профилактики жестокого обращения. Опишем его психологические последствия, понимание которых важно для успешного планирования и осуществления превентивной работы.

Первая группа последствий – это эмоционально-волевые, поведенческие, психосоматические и иные проблемы, способные приводить к глубокой дезадаптации. Прогноз в каждом конкретном случае определяется рядом факторов (особенностями конституционально-генетического «багажа», нейросоматического статуса ребенка, качеством социальной поддержки и т.д.). Большое значение имеет то, как сам ребенок относится к пережитому. Так, О.Н. Боголюбова (2006), дифференцируя понятия «биографического факта насилия» и «психологического факта насилия», отмечает, что насилие, имевшее высокую субъективную значимость для пострадавшего, формирует у него тотально негативное восприятие прошлого, сокращает индивидуальную жизненную перспективу, искажает мировоззрение. Однако при особенно тяжелом жестоком обращении возможны компенсаторная идеализация опыта и приукрашивание картины будущего на фоне характерных нарушений самосознания (Дозорцева Е.Г., 2003; Ослон В.Н., 2002). Анализируя данные масштабного исследования, Тащёва А.И., Гриднева С.В. (2013) сообщают, что опыт жестокого обращения формирует у пострадавших детей положительный образ насильника и представления о насилии как о действенном и законном способе исправления неправильного поведения ребенка.

Среди отдаленных последствий жестокого обращения важны уязвимость к неблагоприятным социально-средовым воздействиям, предрасположенность к личностным, аффективным расстройствам и зависимостям. Такие особенности проявляются уже в подростничестве (Иванова А.А., 2008; Лозовая Т.В., 2010; Пономарев М.С., 2006; Смирнова М.И., 2005). Предположительно, у подростков актуализируются латентные последствия давнего насилия, даже если оно было эпизодическим (Локтионова А.В., 2002).

Огромную прогностическую значимость имеет структура жестокого обращения. Различные виды пренебрежения (в том числе, игнорирование потребности ребенка в принятии и любви) нарушают дифференциацию и интеграцию представлений о теле, а также способность к разделению телесного и эмоционального опыта. У детей, воспитанных в условиях эмоционального отвержения, выявляются негативное отношение к своему телу в целом и тенденция к означению телесного опыта через болевые и болезненные ощущения (Мотовилин О.Г., 2001). К психосоматическим расстройствам приводит и сочетание пренебрежения с различными видами насилия (Брязгунов И.П., 2009; Войнова Е.Ю., 2009; Исаев Д.Н., 2005).

Можно дифференцировать особенности психологических последствий отдельных видов насилия. Так, эмоциональное насилие способствует формированию у ребенка пограничной личностной организации, физическое же и сексуальное чаще соотносятся с расстройствами личности, причем роль физического насилия в существенной мере опосредована условиями жизни (Боголюбова О.Н., 2006; Ильина С.В., 2000; Марголина И.А., 2006). Эти данные согласуются с характеристикой психологических и психосоматических последствий семейного насилия над взрослыми женщинами (Аль-Одайни М., 2009; Локтионова А.В., 2002; Лохматкина Н.В., 2010). Однако эмоциональная отстраненность родителей способна сыграть и позитивную роль, - скажем, в тех случаях, когда взрослые в силу собственных установок и жизненного опыта поощряют делинквентное поведение (Горьковая И.А., 1998).

Завершая описание первой группы последствий жестокого обращения, добавим, что его влияние на познавательную сферу остается малоизученным. Однако имеющиеся данные говорят о том, что жизнь в условиях насилия и пренебрежения не только мешает школьному обучению, но и снижает показатели интеллектуального потенциала в целом (Гаямова С.Ю., 2012).

Остальные последствия жестокого обращения определяются тесной связью детской травматизации с процессом формирования психики. Вторую группу последствий составляют собственно нарушения психического развития, третья же группа представлена возрастными симптомами, отражающими реакцию на опасное воздействие, типичную для определенного периода становления психики. Идея изучения возрастных симптомов, заложенная в отечественной детской психиатрии и психологии аномального развития (Ковалев В.В., 1979; Лебединский В.В., 2003) и находит применение в современной практике (Никольская И.М., 2012; Скугаревская Е.И., 2006).

Возрастным симптомам, возникающим в результате насилия и пренебрежения нуждами ребенка, посвящены многочисленные работы. Так, Дж. Райкус (2009) описывает специфику влияния жестокого обращения на детей раннего, дошкольного, младшего школьного и подросткового возраста, параллельно характеризуя их нормативное развитие. Значимые сведения о переживании жестокого обращения представителями разных возрастных групп приводят И.А. Алексеева и И.Г. Новосельский (2006), А.И. Зырина и Т.Л. Индейкина, 2009, И.А. Марголина (2006).

Предложенный нами подход к систематизации психологических последствий жестокого обращения не является единственно возможным. Многие авторы основывают свои классификации на характере преобладающего патогенного воздействия на ребенка, выделяя последствия физического, сексуального насилия и т.д. Распространен также временной критерий, с точки зрения которого выделяют острые (ближайшие) и пролонгированные (отдаленные) последствия («Защита детей от насилия и жестокого обращения», 2004 и др.). Наконец, еще одна интересная классификация позволяет дифференцировать облигатные последствия  насилия (неизбежные, выступающие на первый план и наиболее резистентные к терапии) и факультативные, то есть зависящие от возраста и обстоятельств жизни ребенка. В первую группу входят расстройства влечений, аффективной сферы и формирования личности, во вторую – ЗПР, астенические и соматовегетативные нарушения (Марголина И.А., 2006).

При всех неясностях и противоречиях, изучение последствий жестокого обращения все же представляет меньшую сложность по сравнению с описанием его происхождения и динамики. Однако современная превентивная практика требует прояснения этих вопросов. Являясь системой мероприятий по предотвращению жестокого обращения и его негативных последствий, профилактика не может сводиться только к правовым мерам и требует координации усилий многих специалистов (Сафуанов Ф.С., 2003). Соответствующая работа затруднена во многом из-за разногласий в понимании принципов, содержания и механизмов превенции. Так, порой функция профилактики возлагается на «специализированные учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, службы социальной помощи семье и детям в системе социальной защиты населения…» (Мирсагатова М.Н., 2003, с. 155). Однако эти службы осуществляют профилактику беспризорности, безнадзорности и социального сиротства, а также защиту и реабилитацию детей, уже столкнувшихся с жестоким обращением, то есть их деятельность не охватывает первичного (и самого сложного!) уровня работы.

Охарактеризуем деятельность психолога в обозначенном направлении, традиционно разделив меры профилактики жестокого обращения на первичные, вторичные и третичные («Защита детей от насилия и жестокого обращения», 2004).

Первичная профилактика, предупреждающая появление всех видов насилия и пренебрежения нуждами ребенка, предполагает оценку степени риска возникновения этих явлений в конкретной семье. Какие семьи относятся к группе повышенного внимания? Современные исследователи (Ардашева С.В. и соавт., 2003; Зиновьева Н.О., Михайлова Н.Ф., 2003; Пономарев М.С., 2006; Райкус Дж., 2009; Целуйко В.М., 2003) приводят обширный перечень семейных факторов возникновения жестокого обращения, которые можно объединить так:

  • социально-экономический статус и структура семьи;
  • внутрисемейные отношения;
  • психологический, психический и соматический статус взрослых членов семьи.

Традиционно основные детерминанты жестокого обращения так или иначе связываются с социальным неблагополучием семьи, однако не все авторы следуют таким путем. «Наша работа за последние 20 лет убедила нас в том, что родители, совершающие насилие, относятся ко всем слоям общества – богатым и бедным, образованным и необразованным, всем расам, всем религиозным конфессиям», – писали R. и H. Kempe еще в 1978г. (цит. по И.Н. Григовичу, 2012, с. 13.). Внимание современных исследователей все чаще привлекают глубинные факторы, то есть установки, эмоционально-личностные и мотивационно-волевые особенности членов семьи; соответствующие данные приводят как врачи (Григович И.Н., 2012), так и психологи (Алексеева И.А., Новосельский И.Г., 2006; Журавлева Т.М., Сафонова Т.Я., Цымбал Е.И., 2006).

Тем не менее, превентивная поддержка до сих пор адресована в основном социально незащищенным семьям и семьям, воспитывающим детей с нарушениями психики (Ардашева С.В., Борозинец Н.М., Евмененко Е.В., Козловская Г.Ю., 2003; Бадиазман Э., 2006; Грошева Е.В., 2009). Мероприятия по первичной профилактике жестокого обращения можно структурировать в соответствии с группами факторов этого явления, уделяя особое внимание индивидуально-психологическим особенностям и взаимоотношениям членов семьи. Важность своевременного предотвращения семейной дисгармонии, неправильных форм воспитания, психической травматизации детей и подростков подчеркивают и представители клинико-психологического направления (Лозовая Т.В., 2010; Пономарев М.М., 2006; Смирнова М.И., 2005). Обозначим основные направления первичной профилактики:

  • терапия детско-родительских отношений в рамках системного, поведенческого подходов и гештальт-традиции (Гаямова С.Ю., 2012; Журавлева Т.М., Сафонова Т.Я., Цымбал Е.И., 2006);
  • повышение информированности родителей о возрастных закономерностях развития детей, методах воспитания и обучения (Алексеева И.А., Новосельский И.Г., 2006; Райкус Дж., 2009);
  • формирование у родителей навыков конструктивного преодоления трудностей в общении с детьми (Сафонова Т.Я., Цымбал Е.И., 1993).

Примером комплексной превентивной работы может служить опыт вятских, пермских, челябинских и нижегородских центров (Бородатая М.Н., Осипова И.И., Злоказова М.В., 2005; «Защита детей от насилия и жестокого обращения», 2004; Зырина А.И., Индейкина Т.Л., 2009; «Проблемы насилия над детьми и пути их преодоления», 2008; «Реадаптация детей группы риска», 2010).

Адресатом вторичной профилактики мы назовем семьи, в которых можно увидеть отдельные проявления жестокого обращения, однако выраженный ущерб отсутствует и ребенок продолжает воспитываться дома. Яркой моделью является «холодный» стиль воспитания, по сути представляющий собой пренебрежение потребностями ребенка в эмоциональном контакте. Условием эффективности вторичной профилактики является не только глубокое изучение семейной системы в целом, родительских ценностей и установок, эмоционально-личностной сферы и индивидуального опыта взрослых членов семьи. Необходимо создать условия для осознания взрослыми членами семьи содержания текущей ситуации и возможностей ее изменения, а параллельно обеспечить поддержку ребенку. Лишь таким образом могут быть достигнуты результаты этого уровня профилактики, – предупреждение эскалации жестокого обращения и появления вторичных психологических проблем у ребенка, а также формирование у взрослых мотивации к изменению своего поведения (Алексеева И.А., Новосельский И.Г., 2006). Нередко уже на данном этапе работы возникают спонтанные положительные изменения супружеских и детско-родительских отношений; в дальнейшем же становится возможной реализация более трудоемких задач, связанных с психотерапевтическим сопровождением.

Наконец, меры третичной профилактики необходимы в наиболее опасных случаях, когда встает вопрос о невозможности дальнейшего пребывания ребенка в семье. Не случайно в современной литературе появился термин «структурированное принятие решений», обозначающий совокупность принципов, уровней и инструментов принятия решения о неотложности и оптимальном характере реагирования («Защита детей от насилия и жестокого обращения», 2004).

Серьезного обсуждения заслуживают аргументы и контраргументы, касающиеся изъятия ребенка, условий и механизмов возможного возврата или замещающего семейного устройства. Необходимо учитывать, что реабилитация и адаптация к замещающим условиям могут быть сопряжены с целым рядом трудностей. Возлагая на себя повышенную ответственность и не решаясь использовать какие бы то ни было наказания, новые родители часто избирают стратегию жесткого контроля и мелочной опеки на фоне эмоциональной отстраненности и игнорирования потребности ребенка в поддержке. В свою очередь, ребенок может избегать «движения навстречу», идеализируя кровную семью, недооценивая или совершенно отрицая опыт перенесенного там насилия (Ослон В.Н., 2002; Чернышова Л.А., 2004).

Велика необходимость разработки эффективных способов восстановления безопасности в родной семье. Соответствующие технологии должны использоваться в период временного пребывания ребенка в социальном учреждении. Заслуживает внимания в этом отношении положительный опыт одной из российских общественных организаций, которая создала группу для материально необеспеченных лиц, плохо справлявшихся со своими родительскими обязанностями (Алексеева И.А., Новосельский И.Г., 2006).

Таким образом, вторичный и третичный уровни превенции подразумевают не только пресечение негативного воздействия, но и реабилитацию ребенка, а также профилактику клинически значимых последствий пережитого жестокого обращения. Подчеркнем значимость оценки риска возникновения ПТСР, расстройств поведения и личности; пути решения этой задачи рассматриваются в ряде современных исследований (Ильина С.В., 2000; Лозовая Т.В., 2010; Смирнова М.И., 2005; Тарасевич Е.В., 1999).

Не все коллеги разделяют наше видение уровней превентивной работы в данной сфере. Так, авторы руководств «Проблемы насилия над детьми и пути их преодоления» (2008) и «Предупреждение жестокого обращения с детьми в семье» (2012) первичную профилактику сближают с психогигиеной и распространяют на всё население, вторичную адресуют группам риска, еще не переживавшим актов насилия, третичную же рекомендуют для случаев совершившегося насилия. Ардашева С.В., Борозинец Н.М., Евмененко Е.В., Козловская Г.Ю. (2003) выделяют в системе профилактики два уровня, при этом первичная профилактика описывается как ориентированная на минимизацию детерминант возможного жестокого обращения, вторичная же – на реабилитацию пострадавших.

Приведенный обзор задает перспективные и остро востребованные направления психологического обоснования технологий профилактики жестокого обращения. Представляется, что решение обозначенных проблем могло бы в существенной мере приблизить соответствующую практику к современным стандартам качества жизни и правовым нормам.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Алексеева И.А., Новосельский И.Г. Жестокое обращение с ребенком. Причины. Последствия. Помощь. 2-е изд. М.: 2010. 272 с.
  2. Аль-Одайни М. Клинико-психологические аспекты переживания насилия женщиной в традиционной арабской семье: дис… канд. психол. наук. СПб: 2009. 124  с.
  3. Ардашева С.В., Борозинец Н.М., Евмененко Е.В., Козловская Г.Ю. Психолого-педагогические проблемы насилия над детьми: учебно-методическое пособие. Ставрополь.: 2003. 163 с.
  4. Бадиазман Э. Влияние семейного воспитания на формирование самооценки у школьников с нарушениями в психическом развитии: на материале семей России и бедуинского сектора Израиля: дис… канд. психол. наук. СПб.: 2006. 176 с.
  5. Боголюбова О.Н. Субъективная картина будущего и дезадаптация у людей, переживших насилие в детстве: дис… канд. психол. наук. СПб.: 2006. 221 с.
  6. Бородатая М.Н., Осипова И.И., Злоказова М.В. Социально-психологическая помощь детям – жертвам семейного насилия. Сборник научно-методических материалов. / Под общей ред. Н.Н. Ершовой. М.: 2005. 124 с.
  7. Брязгунов И.П. Психосоматика у детей. М.: 2009. 480 с.
  8. Войнова Е.Ю. Психогенные факторы нарушения здоровья у старших дошкольников: дис… канд. психол. наук. СПб.: 2009. 177 с.
  9. Волкова Е.Н. Проблемы изучения распространенности и выявления случаев насилия над детьми. / Национальный психологический журнал. 2007. № 1(2). С. 44-47.
  10. Гаямова С.Ю. Особенности самосознания подростков, подвергающихся жестокому обращению в семье: Дисс. …канд. психол. наук. М.: 2012. 200 с.
  11. Горьковая И.А. Медико- и социально-психологические корреляты устойчивого противоправного поведения подростков: дис… докт. психол. наук. СПб.: 1998. 391 с.
  12. Григович И.Н. Синдром жестокого обращения с ребенком. Диагностика. Помощь. Предупреждение. М.: 2012. 184 с.
  13. Грошева Е.В. Отношение родителей к психическому расстройству у ребенка: дис… канд. психол. наук. Томск: 2009. 235 с.
  14. Дозорцева Е.Г. Соматическая психотерапия травмы у девиантных девочек-подростков // Московский психотерапевтический журнал. 2003. №1. С. 81-91.
  15. Журавлева Т.М., Сафонова Т.Я., Цымбал Е.И. Помощь детям – жертвам насилия. М.: 2006. 112 с.
  16. Защита детей от насилия и жестокого обращения: Рабочая книга / Под ред. Е.Н. Волковой, Т.Н. Балашовой. Н. Новгород: 2004. 165 с.
  17. Зиновьева Н.О., Михайлова Н.Ф.  Психология и психотерапия насилия. Ребенок в кризисной ситуации. СПб.: 2003. 248 с.
  18. Зырина А.И., Индейкина Т.Л. Предотвращение жестокого обращения с детьми в семье. Пермь: 2009. 108 с.
  19. Иванова А.А. Психологические особенности подростков с донозологическим уровнем пограничных психических состояний и их коррекция: дис… канд. психол. наук. Томск: 2008. 235 с.
  20. Ильина С.В. Эмоциональный опыт насилия и пограничная личностная организация при расстройствах личности: дис… канд. психол. наук. М.: 2000. 241 с.
  21. Исаев Д.Н. Эмоциональный стресс: психосоматические и соматопсихические расстройства у детей и подростков. СПб.: 2005. 400 с.
  22. Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста (Руководство для врачей). М.: 1979. 608 с. 
  23. Лебединский В.В. Нарушения психического развития в детском возрасте: Учебное пособие для студентов психологических факультетов высших учебных заведений. М.: 2003. 144 с.
  24. Лозовая Т.В. Семейные факторы риска употребления алкоголя подростками и программа его первичной профилактики: дис… канд. мед. наук. СПб: 2010. 197 с.
  25. Локтионова А.В. Страдание детей от насилия в семье и принципы психотерапевтической помощи // Московский психотерапевтический журнал. 2002. №4. С. 90-105.
  26. Лохматкина Н.В. Психологические характеристики семейного насилия у женщин, обращающихся за медицинской помощью в учреждения общей врачебной практики: дис… канд. мед. наук. СПб.: 2010. 246 с.
  27. Марголина И.А. Психический дизонтогенез у детей из условий хронического внутрисемейного физического насилия: Автореф. канд. дисс. М.: 2006. 24 с.
  28. Мирсагатова М.Н. Система межведомственного взаимодействия при выявлении детей «группы риска» и реабилитации детей, пострадавших от насилия // Межведомственное взаимодействие и социальное партнерство по защите детей, пострадавших от семейного насилия: Научно-методическое пособие / Под ред. Н.И. Абубикировой, А.А. Каревой, Е.А. Потаповой. М.: 2003. С. 155-172.
  29. Мотовилин О.Г. Развитие представлений о собственном теле у детей в условиях семьи и интерната: дис… канд. психол. наук. М.: 2001. 188 с.
  30. Никольская И.М. Роль психологической защиты в оказании кризисной психологической помощи детям [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России. 2012. №5 (16). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: 21.07.2013).
  31. Ослон В.Н. Замещающая профессиональная семья как условие компенсации депривационных нарушений у детей-сирот: дис… канд. психол. наук. М.: 2002. 281 с.
  32. Пономарев М.С. Социальная компетентность у подростков с дезадаптивным поведением: дис… канд. психол. наук. М.: 2006. 131 с.
  33. Предупреждение жестокого обращения с детьми в семье: методические рекомендации. Сургут: 2012. 62 с.
  34. Проблемы насилия над детьми и пути их преодоления / Под ред. Е.Н. Волковой. СПб.: 2008. 240 с.
  35. Райкус Дж. Социально-психологическая помощь семьям и детям групп риска: практическое пособие: в 4 т. Т. III. Развитие и благополучие детей / Дж. Райкус, Р. Хьюз. М.: 2009. 288 с.
  36. Реадаптация детей группы риска: методическое пособие. Челябинск: 2010. 150 с.
  37. Сафонова Т.Я., Цымбал Е.И. Жестокое обращение с детьми: сущность, причины, социально-правовая защита. М.: 1993. 27 с.
  38. Сафуанов Ф.С. Проблема семейного насилия в отношении детей // Межведомственное взаимодействие и социальное партнерство по защите детей, пострадавших от семейного насилия: Научно-методическое пособие / Под ред. Н.И. Абубикировой, А.А. Каревой, Е.А. Потаповой. М.: 2003. С. 7-20.
  39. Скугаревская Е.И. Клиническая психиатрия. Детский возраст. Учебное пособие. Мн.: 2006. 463 с.
  40. Смирнова М.И. Семейная психологическая коррекция детей и подростков с расстройствами поведения: дис… канд. психол. наук. СПб.: 2005. 204 с.
  41. Тарасевич Е.В. Последствия насилия над детьми (профилактика и лечение). Мн.: 1999. 22 с.
  42. Тащёва А.И., Гриднева С.В. Восприятие детьми семейного насилия  [Электронный ресурс] // Психология и право 2013. №1. URL: https://psyjournals.ru/psyandlaw (дата обращения: 21.07.2013).
  43. Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи: Книга для педагогов и родителей. М.: 2003. 272 с.
  44. Чернышова Л.А. Социально-психологическая адаптация ребенка в приемной семье и психокоррекционная помощь приемным семьям: дис… канд. психол. наук. Самара: 178 с.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика