Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 104Рубрики 53Авторы 8842Новости 1763Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2018

27 место — направление «Психология»

0,516 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,551 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Социально-психологические факторы формирования некоторых элементов правосознания у студенческой молодежи 1170

Калягин Ю.С.
доцент кафедры криминальной психологии факультета "Юридическая психология" , ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия
e-mail: uskalyagin@mail.ru

Авдеев Е.С.
кандидат психологических наук, доцент кафедры клинической и судебной психологии факультета юридической психологии, ФГБОУ ВО МГППУ
e-mail: Avdei-amber@rambler.ru

Шестакова Д.И.
студент кафедры юридической психологии и права факультета юридической психологии Московского городского психолого-педагогического университета , Москва, Россия
e-mail: de-ambrosio@yandex.ru

Полный текст

В России одним из основных нормативно-правовых актов, регламентирующих деятельность государства по защите жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств, является Федеральный закон от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». В статье 17 указанного нормативного акта законодателем предусмотрена возможность реализации гражданами своего права на оказание помощи органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Наиболее эффективным и распространенным видом содействия является негласное содействие граждан [9].

Наступивший XXI век ознаменовался новыми цивилизационными вызовами в добавление к ранее существовавшим угрозам и опасностям. Среди них возрастающая опасность терроризма, который как социально-политическое и криминальное явление стал представлять угрозу национальной безопасности России [10].

Проблема терроризма не менее актуальна и для США, Великобритании Канады, ФРГ, где основой борьбы этих государств с преступлениями террористической и экстремисткой направленности является привлечение к негласному сотрудничеству лиц, способных предоставлять необходимую информацию [10].

Российский законодатель также предусматривает участие граждан в борьбе с одним из наиболее опасных социальных явлений XXI века – терроризмом. В статье 20 Федерального закона от 6 марта 2006 года № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» к лицам, участвующим в борьбе с терроризмом относят лиц, содействующих на постоянной или временной основе федеральным органам исполнительной власти, осуществляющим борьбу с терроризмом, в выявлении, предупреждении, пресечении, раскрытии и расследовании террористических актов и минимизации их последствий.

В контексте рассматриваемого вопроса необходимо отметить утвержденную 28 апреля 2011 года Президентом Российской Федерации государственную политику РФ в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан. Кроме того, в апреле 2014 года вступил в силу Федеральный закон от 2 апреля 2014 года № 44-ФЗ «Об участии граждан в охране общественного порядка», идея которого заключается в расширении практики вовлечения граждан в содействие органам правопорядка.

Участие граждан в борьбе с преступными проявлениями представляется маловероятным без соответствующего уровня индивидуального правосознания, которое, по мнению авторов, играет детерминирующую роль в этом процессе. Следует сказать, что реализация указанной нормы закона имеет ряд трудностей, которые в том числе заключаются в неоднозначном отношении граждан к данному правовому институту [5; 6].

В настоящее время исследованием вопросов правосознания занимаются юристы, психологи, социологи, философы, политологи и др. [6]. При этом следует отметить нарастающую исследовательскую активность в данной области юридических психологов [2; 4].

При рассмотрении содействия граждан правоохранительным органам во взаимосвязи с правосознанием предлагается опереться на исследование Гулевич О.А. [3]. Основываясь на теории социальной установки, в правосознании выделено четыре основные тематические области: аттитюды по отношению к закону; аттитюды по отношению к преступлениям и преступникам; аттитюды по отношению к наказанию; аттитюды по отношению к работникам правовых институтов. В каждую тематическую область включены три компонента: когнитивный; аффективный; поведенческий.

Следует отметить, что аттитюды по отношению к работникам правовых институтов играют существенную роль в привлечении граждан к содействию. Это и когнитивный компонент в виде представлений гражданина о мотивационной составляющей оперативных работников правоохранительных органов, представления о характере их деятельности (имеется в виду сложность и рискованность профессии и т.п.). В установлении отношений сотрудничества важную роль играет аффективный компонент правосознания, иными словами – это эмоциональное отношение гражданина к оперативному работнику. И безусловно важен компонент, который О.А. Гулевич определила как поведенческий – это желание гражданина взаимодействовать с правоохранительными органами.

В данной работе предлагается исследовать взаимосвязь личностных качеств студентов и их перцептивных установок по отношению к образу террориста. Также планируется выявить разницу в структуре некоторых элементов правосознания у студентов-юристов и студентов-психологов.

В исследовательских целях разработана анкета, имеющая своей целью выяснить отношение студентов к существующим правовым нормам (регулирующим взаимодействие граждан и правоохранительных органов) и представления о личности террориста (с учетом отсутствия у студентов опыта непосредственного взаимодействия с подобными лицами).

При определении терроризма взята за основу диспозиция статьи 205 УК РФ. Объектом нашего исследования выступила выборка, состоящая из студентов 2 и 3 курсов от 18 до 21 года, 10 студентов МГППУ (психологи) и 10 студентов МГЮА (юристы). Все студенты мужского пола. Предъявление стимульного материала осуществлялось в групповой форме и анонимной форме.

Отношение гражданина к норме закона, закрепленной в ст. 17 Федерального закона № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», в соответствии с которой правоохранительные органы могут привлекать отдельных лиц к конфиденциальному содействию в целях решения задач по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, определялось путем выбора респондентом одного из трех вариантов ответа: «Это полезная норма, позволяющая гражданскому обществу эффективно противодействовать противоправным проявлениям»; «Эта норма позволяет противодействовать противоправным явлениям, но имеет сомнительную морально-этическую основу»; «Нельзя бороться со злом сомнительными способами».

Данные об отношении к преступлению и преступникам получались посредством предъявления респонденту криминального события представленного следующим образом: «В городе Н-ске группа лиц по предварительному сговору в целях оказания воздействия на принятие решения органами власти, в одном из людных мест, совершила подрыв самодельного взрывного устройства, повлекший за собой жертвы среди населения города».

В анкете испытуемым предлагается выбрать один из вариантов ответов (отрицательно, нейтрально, положительно), фиксирующих их отношение к сформулированному криминальному событию. Дополнительно в данном блоке анкеты предусмотрена возможность объяснения своей точки зрения.

Далее в анкете выясняются аттитюды испытуемых касательно вариантов реализации своего права на содействие (либо отсутствия такого желания). Выбор вариантов ответов осуществляется в контексте приведенной в анкете криминальной ситуации.

Респонденту предлагается выбрать один из четырех вариантов: «предоставить правоохранительным органам самостоятельно решать эту проблему без вашего участия»; «открыто участвовать в раскрытии или предотвращения противоправного явления (например, в форме официального заявителя или свидетеля)»; «анонимно участвовать в раскрытии или предотвращении противоправного явления (анонимные сообщения)»; «участвовать в раскрытии или предотвращении противоправного явления на продолжительной и конфиденциальной основе (оказание помощи на доверительной основе с сохранением этого в тайне)». Варианты ответов отобраны и сформулированы на основе анализа литературы по оперативно-розыскной деятельности и интервьюирования практиков.

Для выявления перцептивного аттитюда по отношению к лицам, причастным к терроризму, в анкету включен блок шкал, в основе которых лежит методика 16-ФЛО Р. Кеттелла [1]. В результате мы получили перцептивный образ респондента, который он приписывает лицу, причастному к терроризму. В исследовании выясняется опыт непосредственного восприятия реального лица, причастного к терроризму, и продолжительность этого опыта. В нашем случае участники выборки такого опыта не имели.


Полученные результаты представлены на рис. 1.

Рис. 1. Сравнение средних показателей по перцептивным установкам респондентов (образ террориста)

Анализ собранных данных проводился с помощью статистического пакета SAS, использовались процедуры описательной статистики, частотного, корреляционного и дисперсионного анализа. Уровень значимости выбран: 0,05 – для единичных сравнений, 0,01 – для множественных.

На рис. 1 представлены усредненные по группе испытуемых психологические профили представляемого преступника по тесту Р. Кеттелла, т.е. средние значения шкал теста.

Из диаграммы видно, что профили перцептивных установок у юристов и психологов практически не отличаются. По факторам A, C, L, Q2, Q4 можно наблюдать наиболее близкие оценки восприятия террориста в группах юристов и психологов. Независимо от принадлежности к выборкам, студенты воспринимают террориста как скрытного, обособленного человека, испытывающего трудности в установлении межличностных контактов. Лицо, причастное к террористической деятельности, воспринимается студентами как раздражительный, эмоционально неустойчивый, склонный к проявлению агрессии человек. Это неудовлетворенный своей жизненной ситуацией человек, зависящий от окружения [8].

Для получения более дифференцированной оценки образа лица, причастного к террористической деятельности, в анкете студентам предлагалось по 10 балльной шкале определить выраженность отнесения ими преступника к следующим категориям: «жертва», «преступник», «больной». То есть, испытуемому предлагалось оценить, в какой степени это лицо принадлежит перечисленным категориям. В таблице 1 представлены средние значения выраженности такого отнесения в группах.


Таблица 1

Дифференцированное отношение к преступнику (террористу)

 

 Преступник

Жертва

Больной

Студенты-психологи

8

4,2

6,8

Студенты-юристы

7,7

3,4

5,7

Анализ оценок показал, что наряду со схожими тенденциями, студенты-психологи более выражено демонстрируют свое отношение к лицу, причастному к терроризму. Мы также видим, что студенты имеют склонность к выбору между альтернативными категориями «преступник» и «больной», в качестве «жертвы» студенты воспринимают террориста менее всего.

Полученные данные об отношении студентов к ст. 17 закона № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» показали, что среди студентов-психологов мнения разделились поровну, 50% считают эту норму полезной, позволяющей гражданскому обществу эффективно противодействовать противоправным явлениям. Другие 50% респондентов видят в этой норме инструмент противодействия противоправным явлениям, но отмечают при этом сомнительную морально-этическую основу.

Мнения студентов-юристов распределились следующим образом: 40% респондентов считают эту норму полезной, позволяющей эффективно противодействовать противоправным явлениям. Сомнительную морально-этическую основу в указанной норме закона отметили 50%, и 10 % отметили отрицательное отношение к норме.

В целом, результаты показывают положительное отношение к данной норме Федерального закона. Вместе с этим, значительная часть опрошенных студентов видят в этой норме сомнительную морально-этическую основу. Представляется, что причина такого отношения к норме закона кроется в историческом развитии нашего государства [5; 6].

Исследование отношения к криминальной ситуации показало, что 100% опрошенных продемонстрировали отрицательное отношение к террористическому акту. Однако результаты, полученные при исследовании поведенческого компонента в юридически значимой ситуации, не так однозначны.


Таблица 2

Отношение респондентов к проявлению активной гражданской позиции

Варианты ответов

Студенты-психологи

Студенты-юристы

Предоставить правоохранительным органам самим решать эту проблему

50%

10%

Открыто участвовать в раскрытии или предотвращении противоправного явления

0%

30%

 

Анонимно участвовать в раскрытии или предотвращении противоправного явления

40%

 

30%

Участвовать в раскрытии противоправного явления на продолжительной и конфиденциальной основе

10%

 

30%

В таблице 2 мы видим, что студенты-психологи отдают предпочтение первому варианту, который характеризует пассивную гражданскую позицию. Можно сказать, что студенты-психологи демонстрируют созерцательную поведенческую установку, к терроризму отношение негативное, а стремления участвовать борьбе с терроризмом в активной форме отсутствует. В то же время студенты-юристы предпочитают различные формы активной гражданской позиции, пассивная позиция у них выражена менее всего.

Представляется, что полученный результат обусловлен спецификой подготовки будущих специалистов, студенты-юристы в процессе обучения получают более глубокие знания о правоохранительной системе. Однако это не является объяснением пассивной гражданской позиции студентов-психологов, половина из которых выбрала фактически самоустранение от проблем государства. Следует отметить, что студенты-психологи к самому криминальному событию показали отрицательное отношение, а отношение к самой норме закона, которая предусматривает содействие граждан субъектам оперативно-розыскной деятельности, положительное. Причины выявленной особенности могут быть в следующем: во-первых, студенты-психологи не обладают достаточной информацией по этому вопросу; во-вторых, среди психологов доминирует позиция, что вопросами противодействия терроризма должны заниматься профессионалы из соответствующих структур; в-третьих, у студентов-юристов в процессе обучения в ВУЗе целенаправленно формируется правосознание [2; 4; 7].

Для выявления возможной взаимосвязи личностных свойств с элементами правосознания выборка испытуемых была протестирована с использованием методики 16-ФЛО Р. Кеттелла, на основе усредненных данных подготовлен график с результатами тестирования студентов психологического и юридического университетов (рис. 2).

Рис. 2. Сравнение в группах средних показателей личностных характеристик студентов по методике 16-ФЛО Р. Кеттелла

Полученные результаты имеют достоверные различия по факторам Q1 и М, по фактору Q1 выборка психологов (4,5; σ =2,8) показала себя менее радикальной, чем выборка юристов (7,2; σ = 1,2) Согласно результатам по фактору М, тенденция обратная, психологи более мечтательны (6,5; σ =2,1), тогда как юристы ориентированы на практичность (5,0; σ = 1,0).

Одной из задач исследования являлось определение влияния личностных качеств на формирование перцептивных установок по отношению к лицу, причастному к терроризму.

Рис. 3. Соотношение личных качеств студентов и их перцептивных установок

Для этого был проведен корреляционный анализ возможной связи личностных факторов и факторов перцептивных установок по отношению к преступнику, измеренных в шкалах Кеттелла. В результате анализа выявлена существенная корреляция фактора В личностных характеристик и перцептивных установок студентов по отношению к собирательному образу террориста по следующим факторам: Q1 (r = -0,61, р = 0,0026); I (r = -0,54, р = 0,012); О (r = -0,53, р = 0,016).

На рисунке 3 в графике для сравнения приведены усредненные личностные профили студентов и профили «воображаемого преступника».

Иными словами, высокий интеллект у студентов имеет тенденцию изменять перцептивную установку по показателям радикализма, жесткости, а также тревожности. Если по первым двум показателям тенденция к уменьшению их уровня, то по тревожности происходит увеличение выраженности в перцептивном образе террориста.

При этом следует отметить, что по фактору Q1 студенты юристы приписывают образу террориста более выраженную оценку – 8,3 (σ = 1,45), тогда как студенты психологи – 6,99 (σ = 1,8).

Другая значимая зависимость выявлена по личностному фактору М. Значения личностного фактора М студентов имеют связь со значениями фактора L при оценке перцептивного образа террориста (r = 0,63, при р = 0,0026). Результаты личностного фактора М коррелируют также с фактором Q2 образа преступника (r = 0,52, при р = 0,017). Иными словами, при выраженности у студентов богатого воображения, они склонны приписывать образу террориста высокое эмоциональное напряжение и нонконформное поведение.

На основании проведенного исследования можно предположить, что существует взаимосвязь между личностными качествами студента и их перцептивными установками. В частности, высокий интеллектуальный уровень студентов ассоциируется с меньшей склонностью приписывать преступнику такие черты как: радикализм, чувствительность, тревожность. Кроме того, богатое воображение студента связано с приписыванием образу террориста таких черт как подозрительность и нонконформизм.

Профессиональная подготовка в системе высшего образования, с одной стороны, приводит к формированию соответствующих аттитюдов к различным сторонам правовой действительности, с другой стороны, юридическая подготовка, по-видимому, способствует «правильной» реакции на тесты, когда студенты демонстрируют формирующиеся профессиональные установки. Результаты исследования позволяют утверждать, что студенты-юристы отличаются от студентов-психологов более высоким уровнем некоторых элементов правосознания. Это касается поведенческих установок по отношению к активной позиции в борьбе с терроризмом, студенты-юристы демонстрируют более активную гражданскую позицию в этом плане.

Стоит отметить, что проведенное исследование следует воспринимать как предварительное, позволившее скорректировать направление научного поиска и конкретизировать задачи. По мнению авторов, данное исследование актуализирует вопрос селективности правосознания. Проведенное исследование показало, что общий уровень правосознания и тех и других студентов высок, все они продемонстрировали негативное отношение к терроризму как криминальному явлению. Вместе с этим, при введении в поле зрения студентов конкретной ситуации, связанной с необходимостью оказать активную помощь правоохранительным органам в борьбе с терроризмом, установки становятся избирательными.

Таким образом, описанные выше результаты позволяют предположить, что уровень некоторых элементов правосознания студентов в контексте оказания содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, зависит от социальных факторов. В указанном исследовании в качестве социальных факторов выступает обучение в учебных заведениях различной направленности и, как следствие, различная направленность социального окружения. Близость респондентов к области права показала их более лояльное отношение к институту содействия граждан органам правопорядка.

Наиболее вероятной причиной этого может быть большая информированность будущих юристов. Вследствие этого, в дальнейших исследованиях представляется оправданным включить в анкету пункт, выясняющий наличие исходной информации о рассматриваемой норме закона у респондента до исследования.

Полученные результаты акцентируют наше внимание на том, что программы подготовки студентов в вузах различной направленности по-разному формируют правосознание в контексте рассматриваемой нормы закона. Отдельного внимания заслуживает эмпирическая проверка вопроса, связанного с селективностью правосознания.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Барабанщиков В.А. Восприятие выражений лица. – М.: Изд-во Институт психологии РАН, 2009. – 448 с.
  2. Будыкин С.В., Жигачев А.С. Взаимосвязь изучения правовых дисциплин с уровнем правосознания (на примере студентов, изучающих правовые дисциплины) [Электронный ресурс] // Психология и право. 2014. Т. 4. № 1. URL: https://psyjournals.ru/psyandlaw/2014/n1/68299.shtml (дата обращения: 28.10.2014)
  3. Гулевич О.А. Структура правосознания и поведение в правовой сфере [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электрон. науч. журн. 2009. № 5(7). URL: http://psystudy.ru (дата обращения: 17.11.2013).
  4. Егоров И.А., Сафуанов Ф.С. Образовательный процесс как фактор формирования правосознания [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru 2014. Т. 6. № 3. С.61–69. URL: https://psyjournals.ru/psyedu_ru/2014/n3/71349.shtml (дата обращения: 28.10.2014)
  5. Калягин Ю.С. Вопросы правосознания в психологии содействия граждан органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность [Электронный ресурс] // Психология и право. 2014. № 1. URL: https://psyjournals.ru/psyandlaw/2014/n1/68337.shtml (дата обращения: 10.05.2014).
  6. Калягин Ю.С., Тверитинова Е.Н., Есипов А.Г. Правосознание в контексте психологии содействия граждан субъектам оперативно-розыскной деятельности // Юридическая психология. № 1, 2014. С. 36-40.
  7. Калягин Ю.С., Коноплева И.Н. Личностные проявления профессиональной деформации субъектов оперативно-розыскной деятельности [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru 2011. № 1. URL: http://psyedu.ru/journal/2011/1/2058.phtml (дата обращения: 29.10.2014)
  8. Капустина А.Н. Многофакторная личностная методика Р. Кеттелла. – СПб.: Речь, 2007. – 104 с.
  9. Оперативно-розыскная деятельность / Под ред. И.А. Климова. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2014. – 383 с.
  10. Противодействие преступлениям террористической и экстремисткой направленности // Вопросы теории и практики оперативно-розыскной деятельности / Под ред. В.В. Волченкова, Б.П. Михайлова. – М.: Юнити-Дана: Закон и право, 2013. – 432 с.
  11. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».
  12. Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму».
  13. Федеральный закон от 7 февраля 2011 года № 3 ФЗ «О полиции».
  14. Федеральный закон от 2 апреля 2014 года № 44-ФЗ «Об участии граждан в охране общественного порядка».
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа

Яндекс.Метрика