Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 107Рубрики 53Авторы 8904Новости 1776Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2019

48 место — направление «Психология»

0,217 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,852 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Особенности восприятия объекта сексуального предпочтения у лиц с педофилией в зависимости от отношения к сексуальному влечению 1561

Дворянчиков Н.В.
кандидат психологических наук, декан, факультет юридической психологии, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет», Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1462-5469
e-mail: dvorian@gmail.com

Макарова Т.Е.
лаборант-исследователь лаборатории судебной сексологии, федеральное государственное бюджетное учреждение «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского» Минздравсоцразвития России, Москва, Россия
e-mail: Makarovatoma@mail.ru

Юшина Н.Н.
студент факультета юридической психологии, Московский городской психолого-педагогический университет, Москва, Россия
e-mail: natalia-dan@mail.ru

Полный текст

Актуальность проблемы восприятия объекта сексуального предпочтения у лиц с педофилией в зависимости от отношения к сексуальному влечению обусловлена как практической, так и научной значимостью. Она позволяет подойти к определению проблемы культурно-специфического понятия нормы сексуального поведения в контексте различных типов сексуальных культур. Например, в некоторых культурах ранние сексуальные контакты могут встречать одобрение. Так, в некоторых штатах Мексики возможность вступления в сексуальный контакт определяется достижением или не достижением половой зрелости лица (12–13 лет), не учитывая при этом достижения возраста согласия. Что интересно, в Йемене внебрачный секс запрещен, однако возрастом согласия было установлено «наступление зрелости», что, по их мнению, проявляется к девяти годам. Как в Катаре, так и в Саудовской Аравии внебрачный секс также наказуем, но законы не устанавливают минимального брачного возраста [10; 16]. В итоге то, что считается в одной сексуальной культуре девиацией, в другой будет являться нормой.

Сексуальных девиаций довольно много, как и подходов к их классификации. Наиболее широко во врачебной практике используется международная классификация болезней (МКБ-10), в которой приведен список всех сексуальных расстройств вне зависимости от причин и механизмов их возникновения.

Систематика же парафилий в МКБ-10 выглядит следующим образом:

F65. Расстройства сексуального предпочтения (парафилии), где общими диагностическими критериями парафилий являются следующие.

1. Индивидууму свойственны периодически возникающие интенсивные сексуальные влечения и фантазии, включающие необычные предметы или поступки.

2. Индивидуум или поступает в соответствии с этими влечениями, или испытывает значительный дистресс из-за них.

3. Это предпочтение наблюдается минимум 6 месяцев.

В категории «Расстройства сексуального предпочтения» приведен список парафилий: фетишизм; фетишистский трансвестизм; эксгибиционизм; вуайеризм; педофилия; садомазохизм; множественные расстройства сексуального предпочтения; другие расстройства сексуального предпочтения; расстройство сексуального предпочтения, неуточненное [13].

Педофилия является одним из самых распространенных вариантов сексуального отклонения, отличающееся высокой вероятностью рецидивов. В связи с этим важно вести профилактическую работу как с лицами, склонными к совершению такого рода преступлений, так и с подвергшимся насилию детьми.

При совершении половых преступлений в отношении детей для педофилов сексуально привлекательным является сам образ ребенка, независимо от его реального возраста. Особый интерес для нас представляет то, как именно воспринимают ребенка лица с педофилией.

Так, в рамках судебно-психиатрической экспертизы, отношение к сексуальному влечению не только имеет значение для постановки психиатрического диагноза, но и может являться необходимой предпосылкой для решения вопроса о вменяемости или невменяемости подэкспертного лица, его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими. По некоторым сведениям, (Ткаченко А.А., Ушакова И.М.), степень произвольности данного поведения зависит от форм отношения к собственному сексуальному влечению. Данные авторы указывают, что среди лиц с эго-синтонией соотношение вменяемости/невменяемости насчитывало 55% к 44%, в то время как в группе с эго-дистонным характером влечения, значения достигали 33% к 66%. Приведенные выше показатели свидетельствуют о том, что противоправное поведение у лиц с эго-синтонным характером отношения к влечению было целенаправленным, продуманным и подготовленным, поскольку сексуальные побуждения были тесно спаяны с личностью и являлись как бы ее основным постоянно присутствующим свойством и не воспринимались субъектом как чуждые [14].

С другой стороны, эго-дистоническое отношение к своему сексуальному влечению у лиц с педофилией предполагает наличие к нему критики, которая будет позволять бороться с ним; предполагается, что человек подсознательно будет стараться заместить его на более удовлетворяющее поведение. В то время как при эго-синтоническом отношении, влечение целиком сливается с личностью, встраивается в мировоззрение и приобретает сверхценный характер, благодаря чему, нарушается волевой критерий, исключающий возможность прогнозировать, контролировать собственное поведение.

А.А. Ткаченко, Г.Е. Введенский указывают, что в основе формирования эго-синтонического отношения к влечению лежат три механизма.

1. Полное принятие отклоняющихся побуждений в пубертатном периоде.

2. Неспособность действовать согласно социальным нормам, соответствие которым, возможно лишь на уровне формальных, внешних признаков.

3. Этап развития парафилии, для которого характерен уход от реальности, фиксация на определенной эмоции, наличие иллюзии контроля над своими аддиктивными действиями [19, c. 32].

Таким образом, при эго-синтонном отношении к собственному сексуальному влечению происходит перестройка иерархии мотивов, ведущим мотивом становится удовлетворение аномальной потребности. Образ идеального сексуального партнера становится приближен к реальному в виду того, что сексуально привлекательный образ недостаточно дифференцирован. В то время как наличие борьбы мотивов, которая присуща людям с эго-дистонным отношением к собственному влечению, позволяет предположить, что восприятие образов идеального и реального партнеров будет приближено к представлениям о них в нормативной выборке, представленной Н.В. Дворянчиковым (1998) [4, c. 85]. А также позволяет говорить о дифференциации образов за счет стереотипных представлениях о социальной половой роли [3].

Кроме того, наличие соответствующей информации о форме отношения к влечению у лиц с диагнозом педофилии позволит правильно и эффективно работать с ними в рамках психотерапии.

Цель исследования: описать особенности восприятия объекта сексуального предпочтения у лиц с педофилией в зависимости от отношения к сексуальному влечению.

Предмет исследования: зависимостьвосприятия объекта сексуального предпочтения у лиц с педофилией от их отношения к сексуальному влечению.

Объект: лица с расстройством сексуального влечения в форме педофилии.

Гипотезы.

  • Подэкспертные с эго-дистонным отношением к собственному сексуальному влечению лучше дифференцируют мужской и женский образы.
  • При эго-синтонном отношении к собственному сексуальному влечению присутствует близость образов реального и идеального сексуального партнера, при эго-дистонном данной взаимосвязи не наблюдается.
  • При гетеросексуальной педофилии подэкспертные наделяют идеального и реального сексуальных партнеров более фемининными характеристиками, чем при гомосексуальной педофилии.

Исследование проводилось на основе предоставленных материалов из лаборатории судебной сексологии учреждения «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Министерства здравоохранения Российской Федерации: данных НЭПИ и комплексной стационарной судебной сексолого-психиатрической экспертизы. Выборку составили 30 мужчин в возрасте от 19 до 62 лет с расстройством сексуального влечения в форме педофилии.

При обработке предоставленного материала было обнаружено наличие психического расстройства в форме шизофрении у трех подэкспертных. В связи с тем, что это заболевание подразумевает наличие резонерства и разноплановости суждений, данные испытуемые не были включены в нашу выборку для получения наиболее объективных результатов.

Подэкспертные были разделены на группы в зависимости от отношения к сексуальному влечению. Первую группу составили 19 человек с эго-синтонным отношением к сексуальному влечению, вторую – 8 человек с эго-дистонным отношением к влечению.

Также было произведено деление на две группы: гетеросексуальных педофилов – 15 мужчин, и гомосексуальных педофилов – 12 мужчин.

Говоря об условиях воспитания подэкспертных, следует отметить, что 18 человек воспитывались в полной семье, 4 – без отца, и 5 человек воспитывались другими родственниками.

Большинство мужчин, которые воспитывались в полной семье, описывали мать с положительной стороны, либо же использовали нейтральные слова, для того чтобы охарактеризовать ее, отца же описывали либо отрицательно, либо нейтрально, указывая на то, что подвергались насилию в детстве с его стороны. Те подэкспертные, которые воспитывались без отца или другими родственниками, описывали мать (или же женщину, которая их воспитывала) как властную женщину, при этом чаще всего испытывая с ней эмоциональную близость.

На момент совершения преступления большинство подэкспертных могли осознавать опасность своих действий и руководить ими.

Для статистического анализа данных были использованы такие методы, как критерий Фишера, коэффициент Спирмена и критерий Манна–Уитни. Статистическая обработка производилась с помощью компьютерной программы SPSS. Результат оценивался по уровню значимости p≤0,05.

Анализ полученных данных показал, что в данной выборке преобладают лица с эго-синтонным отношением к сексуальному влечению – 70,4 %, из которых подэкспертные с диагнозом гомосексуальной педофилии составили 33,4%, с гетеросексуальной направленностью – 18,5%.

Подэкспертные были разделены на две группы в зависимости от отношения к сексуальному влечению, с целью проверки гипотезы относительно различий в дифференциации образов мужчины и женщины.

Дифференциация предполагает, что подэкспертный может охарактеризовать, например, женщину, приписав ей фемининные, маскулинные или андрогинные качества. Так, один из подэкспертных описывая женский образ, использует такие слова: «грациозная», «независимая», «заботливая», «честолюбивая». Другой же, говоря о мужском образе, характеризует мужчину как «большого», «могучего», «смелого», «крепкого».

Слабая дифференциация женского образа выявляется лишь у четырех подэкспертных с эго-синтонным отношением к влечению, которые при описании женщины давали преимущественно нейтральные характеристики: «ласковая и красивая как береза», «хитрая как лисичка», «как конус, все как с гуся вода; постоянно летишь с нее, нет площадки, чтобы стоять» или же сравнивали женщин с камнем, потому что «твердые и холодные»; со скрипкой, потому что «зачастую действуют на нервы», что свидетельствует о нейтральном отношении к женскому образу, а также некоторой его деперсонификации, по сути, лишение каких-либо качеств, как фемининных, так и маскулинных.

Наряду с этим большинство подэкспертных с эго-дистонным отношением к своему сексуальному влечению независимо от сексуальной ориентации дифференцируют мужские и женские образы (8 человек). Так, у лиц с эго-дистонным отношением к собственному влечению показатель феминности в образе мужчины ниже, чем в группе с эго-синтонией, так как полученное значение по критерию Манна–Уитни ниже критического значения (при p=0,05). Однако по показателю маскулинности в образе мужчины, группы являются однородными.

При проведении корреляционного исследования между признаками, отражающими выраженность фемининной составляющей в образах «идеального сексуального партнера» и «реального сексуального партнера», при помощи критерия Спирмена, только в группе мужчин с эго-синтонным отношением к собственному сексуальному влечению выявляется положительная корреляционная зависимость на уровне p=0,05. То есть, при увеличении показателя феминности у идеального партнера, увеличивается показатель феминности у реального.

Напротив, у лиц с эго-дистонным характером отношения к влечению присутствует взаимосвязь между выраженностью фемининности в образе «реального сексуального партнера» и маскулинности «идеального сексуального партнер», а также между параметрами фемининности собственного образа «Я» и «идеального сексуального партнера».

При анализе данных было обнаружено, что у некоторых подэкспертных (19 человек) имела место близость образов реального и идеального сексуальных партнеров. Однако, так как φ*эмп = 0,223, то полученное эмпирическое значение φ*эмп находится в зоне незначимости. Таким образом, обе группы по данному признаку являются однородными, так как полученное значение по критерию Фишера выше критического значения при p=0,05. Кроме того, полученные значения по критерию Манна–Уитни выше критического значения при p=0,05, это свидетельствует о том, что обе группы по данным признакам однородны.

При рассмотрении групп относительно сексуальной ориентации, у лиц с гетеросексуальной педофилией, показатель выраженности маскулинной составляющей в образе реального партнера оказывается ниже, чем в группе людей с гомосексуальной педофилией, так как полученное значение, по критерию Манна–Уитни, ниже критического значения при p=0,05. По остальным же признакам группы однородны.

Полученные результаты позволяют говорить о различиях в восприятии объекта сексуального предпочтения при эго-синтонном и эго-дистонном отношениях к собственному влечению.

Так, при эго-дистонном отношении к собственному влечению подэкспертные сильнее дифференцируют образы мужчины и женщины, чем при эго-синтонном. Это может быть связано с тем, что при эго-дистонном отношении к влечению сохраняется критическая оценка собственного поведения, которое подэкспертный старается контролировать. Поэтому при характеристике образов он описывает их при помощи эталонных, социально желаемых качеств, присущих тому или иному полу.

Наличие положительной корреляционной взаимосвязи между выраженностью фемининности в образах «Я» и «идеального сексуального партнера» позволяет предположить, что при эго-дистонном отношении к собственному сексуальному влечению педофилы, наделяющие себя в большей степени фемининными качествами, идентифицируют себя с фемининным объектом, совпадающим с их представлениями о ребенке. Такой объект сексуального предпочтения является для них наиболее комфортным.

Говоря об образах идеального и реального сексуальных партнеров, следует отметить, что в случае эго-дистонного отношения к собственному влечению, чем более маскулинным является образ идеального сексуального партнера, тем более феминным становится образ реального партнера. При эго-синтонном отношении увеличение феминости образа идеального партнера ведет к увеличению данного показателя у реального партнера. Это может быть связано с тем, что при эго-дистонном отношения к влечению образ сексуального партнера является более конфликтными. В пользу данного утверждения говорит тот факт, что отсутствует взаимосвязь между показателями феминности в образе идеального партнера и показателем феминности в образе реального партнера, а также показателями маскулинности соответственно. При этом говорить о том, что отношение к сексуальному влечению влияет на то, насколько близко находятся образы идеального и реального сексуальных партнеров, не представляется возможным.

Так как при анализе мужчин с эго-синтонным отношением к собственному влечению была обнаружена только одна корреляционная зависимость. Можно предположить, что это связанно с более эмоционально холодным отношением к объекту сексуального предпочтения, так как для них важнее само удовлетворение их аномальной потребности.

При анализе видов сексуальной ориентации педофилии, было замечено, что у лиц с гомосексуальной направленностью влечения реальный сексуальный объект обладает более маскулинными чертами, чем при гетеросексуальной. Возможно, данный факт связан с самой ориентацией, т. е. гомосексуальных педофилов подсознательно привлекают не только мальчики, но и в целом лица мужского пола, и, соответственно, они наделяют их более маскулинными чертами.

В рамках данной работы мы рассматривали педофилию, как сексуальную девиацию. Важно отметить, что для педофила сексуально привлекательным является образ ребенка, при этом его возраст не играет решающей роли. В связи с этим исследование было направленно на установление возможных различий в восприятии объектов сексуального предпочтения при эго-синтонном и эго-дистонном отношении к влечению.

Так, при эго-синтонном отношении к влечению все подчинено удовлетворению аномальной потребности человека, и образ партнера отходит на второй план. При эго-дистонном отношении критика своего поведения остается сохранна, происходит борьба мотивов, в силу чего образ партнера носит более конфликтный характер.

В рамках работы нашла подтверждение только одна гипотеза. Было установлено, что при эго-дистонном отношении к влечению люди способны дифференцировать образы мужчины и женщины. Две другие гипотезы при проведении исследования не нашли своего полного подтверждения. Представленная выборка не дает возможности утверждать, что при эго-синтонном отношении к собственному сексуальному влечению присутствует близость образов реального сексуального партнера и идеального. Было установлено, что по данному показателю группы являются однородными.

Также не нашлось оснований для подтверждения того, что при гетеросексуальной педофилии подэкспертные наделяют идеального и реального сексуальных партнеров более феминными характеристиками, чем при гомосексуальной педофилии. Однако следует отметить, что показатель маскулинности при гомосексуальной педофилии в образе реального партнера ниже, чем при гомосексуальной педофилии. Возможно, данные вопросы требуют дополнительного изучения.

Результаты исследования позволяют утверждать, что для педофилов при эго-дистонном отношении к собственному влечению образ партнера представляется наиболее конфликтным. Испытуемые с педофилией, оценивающие себя как более фемининных, тем же характеристикам отдают предпочтения и при описании образа ребенка. В случае эго-синтонного отношения к собственному влечению, показатель фемининности выступает связующим звеном между идеальным и реальным сексуальным партнерами.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что различным типам отношения к сексуальному влечению соответствуют определенные особенности восприятия объекта сексуального предпочтения. Выявленные закономерности могут быть использованы при составлении проспективного портрета преступника, при решении экспертных вопросов, при разработке коррекционных и профилактических программ в отношении пациентов с педофилией.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Антонян Ю.М., Ткаченко А.А., Шостакович К.В. Криминальная сексология / Под ред. Ю.М. Антоняна. М: Спарк, 1999. 464 с.
  2. Васильченко Г.С., Агаркова Т.Е., Агарков С.Т. Сексопатология: справочник. М.: Медицина, 1990. 576 с.
  3. Дворянчиков Н.В., Носов С.С., Саламова Д.К. Половое самосознание и методы его диагностики. М.: Флинта: Наука, 2011. 216 с.
  4. Дерягин Г.Б. Криминальная сексология: учеб. пособие для студ. вузов. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2011. 399 с.
  5. Имелинский К. Сексология и сексопатология / Пер. с польск. А.В. Бруенка; под ред. проф. Г.С. Васильченко. М.: Медицина, 1986. 424 с.
  6. Кащенко Е.А. Основы социокультурной сексологии. 2-е изд., испр. и доп. М.: Книжный дом «Либроком», 2011. 252 с.
  7. Кон И.С. Вкус Запретного плода: Сексология для всех. М.: Семья и школа, 1997. 464 с.
  8. Конституционное право зарубежных стран / Под общ. ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо, Л.М. Энтина. М.: Норма, 2004. C. 30–73.
  9. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе: пер. с англ. М.: Независимая фирма «Класс», 2001. 480 с.
  10. Мартель Б. Сексуальность, любовь и Гештальт. СПб.: Речь, 2006. 192 с.
  11. Николаева Т.Н., Смирнова Л.К., Ушакова И.М. Некоторые клинико-биохимические корреляции функциональной активности гипоталамо-гипофизарно-гонадной системы у лиц с синдромом сексуальных перверсий в форме педофилии // Проблема расстройств влечений в судебно-психиатрической практике: сб. научных трудов. М.: Изд-во ВНИИ ОиСП имени В.П. Сербского, 1991. С. 24-29.
  12. Обухова, Л.Ф. Возрастная психология: учебник для бакалавров. М.: Юрайт, 2013. 460 с.
  13. Правовые системы стран мира: энцикл. справ / Ф.М. Решетников и др.; отв. ред. А.Я. Сухарев. 2-е изд., испр. и доп. М.: Норма, 2001.
  14. Старович З. Секс в культурах мира. М.: Мысль, 1991. 255 с.
  15. Старович З. Судебная сексология: пер. с польск. М.: Юридическая литература, 1991. 336 с.
  16. Ткаченко А.А., Введенский Г.Е. Аномальное сексуальное поведение. СПб.: Юридический центр пресс, 2003. 657 с.
  17. Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности / Пер. с нем. А. Вяхирева, И. Полякова. СПб.: Азбука, Азбука-аттикус, 2012. 256 с.
  18. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб.: Питер, 2010. 607 с.
  19. Дворянчиков Н.В. Психологическое исследование в сексологической экспертизе обвиняемых по сексуальным правонарушениям [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2012. №2. URL: https://psyjournals.ru/psyedu_ru/2012/n2/53470.shtml (дата обращения: 27.03.2015).
  20. Колоколов А.В. Связь когнитивных искажений с личностными особенностями у лиц с педофилией [Электронный ресурс] // Психология и право. 2012. №1. URL: https://psyjournals.ru/psyandlaw/2012/n1/50334.shtml (дата обращения: 13.03.2015).
  21. МКБ-10 – Международная классификация болезней 10-го пересмотра. [Электронный ресурс] URL: http://mkb-10.com (дата обращения: 15.02.2015).
  22. Языков С.А. Психологические факторы развития педофилии [Электронный ресурс] // Сборник тезисов участников межвузовской научно-практической интернет-конференции по юридической психологии. URL: https://psyjournals.ru/icjp_2011/issue/41819.shtml (дата обращения: 20.02.2015).
  23. Camilleri V.A., Quinsey V.L. Pedophilia: Assessment and Treatment // Sexual Deviance / D.R. Laws, W. O'Donohue – second edition. – The Guilford Press, 2008. P. 199–201.
  24.  Hall R. A Profile of Pedophilia: Definition, Characteristics of Offenders, Recidivism, Treatment Outcomes, and Forensic Issues. – 2007. [Электронный ресурс]. URL: http://www.abusewatch.net/pedophiles. (дата обращения: 18.02.2015).
  25. Zarembo А. Many researchers taking a different view of pedophilia // Los Angeles Times. – 2013. – 14 января [Электронный ресурс]. URL: http://articles.latimes.com/2013/jan/14/local/la-me-pedophiles-20130115 (дата обращения: 27.02.2015).
Статьи по теме

Клиническая психология, Психология развития  |  Демидова Л.Ю., Зобнина Н.В., Дворянчиков Н.В., Введенский Г.Е., Каменсков М.Ю., Купцова Д.М.

Измененное восприятие возраста при педофилии / педофильном расстройстве

CrossRef doi:10.17759/cpse.2020090106

 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика