Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 104Рубрики 51Авторы 8833Новости 1762Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2018

27 место — направление «Психология»

0,516 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,551 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Психологические особенности аксиологической надежности сотрудников органов внутренних дел на различных стадиях профессиогенеза 387

Гончарова Н.А.
кандидат психологических наук, доцент кафедры юридической психологии , Санкт-Петербургский университет МВД России, Санкт-Петербург, Россия
e-mail: goncharova_n@bk.ru

Костылева И.В.
Старший психолог Отдела по работе с личным составом , Управление внутренних дел России по Центральному району г. Санкт-Петербурга, Санкт-Петербург, Россия
e-mail: light-ira@mail.ru

Полный текст

Активное развитие научных представлений о надежности субъекта в настоящее время направлено на все большее расширение пространства обсуждения специфических, многопорядковых сфер личности, участвующих в регуляции профессиональной деятельности. В актуальных исследованиях, посвященных вопросам надежности субъекта правоохранительной деятельности, чаще всего обсуждается «оперативная надежность», «личностная надежность», «надежность отдельных свойств личности» [1; 7; 12; 14]. Теоретические и практические аспекты аксиологических факторов надежности профессиональной деятельности сотрудников органов внутренних дел в настоящее время обсуждаются крайне редко. Практически не рассматривались вопросы аксиологической надежности и в отечественной психологии.

Ретроспективный анализ исследований проблемы надежности в деятельности показывает основную их направленность на изучение психофизиологических показателей (В.Д. Небылицын,) [10], личностной надежности специалиста (В.М. Крук) [7], качеств, основу которых составляет нравственная (моральная) надежность (Г.С. Никифоров) [11; 12], исследование аспектов надежности в профессиональной деятельности сотрудников силовых структур, экстремального профиля (С.Ю. Поярков, В.Ю. Рыбников) [13; 14].

Проблемы ценностного освоения действительности чаще рассматриваются в философском аспекте (В.П. Выжлецов) [3], в социально-психологическом аспекте (М.И. Бобнева, А.Г. Здравомыслов, В.А. Ядов), криминологическом (В.Л. Васильев) [2]. Однако вопросы, связанные с аксиологическими факторами деятельности сотрудников органов внутренних дел, в такой постановке вопроса исследованиям не подвергались.

Аксиологическая надежность в контексте профессиональной деятельности отражает согласие и принятие личностью ряда ценностей, выступающих в качестве наиболее значимых объектов, явлений, их свойств, абстрактных идей, которые воплощают в себе общественные идеалы, оказывающие существенное влияние на развитие личности и общества [8; 11]. В сфере правоохранительной деятельности таким эталоном предстают ценности гуманистически ориентированного содержания: ценности права, закона, гуманизма, духовности, служения. Идеальное представление о личности сотрудника правоохранительных органов находится в плоскости представлений о совокупности характеристик, отражающих ценностный эталон соблюдения моральных и правовых норм, служения во благо других, морально-психологической и коррупционной устойчивости [4; 5]. Все это составляет область аксиологической надежности субъекта правоохранительной деятельности.

В соответствии с теорией «надежности деятельности» несогласованность профессионально значимых качеств субъекта труда и требований профессии проявляется в виде ошибочных действий, несвоевременных и неточных действиях, «отказах» различных психофизиологических и психологических систем [1; 7; 10]. На данные характеристики указывают первые отечественные исследователи надежности в рамках психологии труда и инженерной психологии – Б.Ф. Ломов, В.Д. Небылицын, В.П. Зинченко, Г.С. Никифоров, подчеркивая значимость времени действий, точности и своевременности действий субъекта труда. Именно в характеристиках этих показателей надежности выражается способность выполнять деятельность в течение заданного времени и с заданной точностью [6; 8; 10; 11].

В настоящее время не существует специального диагностического инструментария, позволяющего оценить степень аксиологической надежности субъекта деятельности, поэтому в изучении психологических особенностей лиц – представителей профессиональных групп сферы правоохранительной деятельности целесообразно сделать акцент на исследовании правосознания, самоконтроля, самооценки и ценностной иерархии личности.

Цель организованного эмпирического исследования состояла в выявлении факторов аксиологической надежности сотрудников органов внутренних дел, находящихся на различных этапах профессиогенеза.

В ходе исследования проверялась гипотеза о том, что значимые различия между надежными и ненадежными сотрудниками в основном определяются в показателях аксиологической сферы личности; различия между аксиологическими показателями групп, находящихся на различных стадиях профессиогенеза, проявляются в соотношении гуманистической и прагматической ценностной направленности личности.

В соответствии с гипотезой, при формировании выборки учитывались стаж работы и уровень образования. Основную выборку составили действующие сотрудники органов внутренних дел с высшим образованием и стажем работы более 5 лет (n=30); сотрудники органов внутренних дел со средним образованием и стажем работы более 5 лет (n=30); курсанты вуза системы МВД (n=30); бывшие сотрудники органов внутренних дел, осужденные за совершение преступлений (превышение должностных полномочий и получение взятки) (n=30). Последняя группа выступила в качестве контрольной, что в соответствии с задачами данного исследования позволяет классифицировать ее в качестве группы «ненадежной», представители которой допустили ошибки, срывы и «отказы в деятельности».

Сравнительное исследование проводилось при помощи психодиагностических методик: «Личностный опросник Р. Кеттелла» (16 PF); «Методика исследования уровня правосознания» (Л.А. Ясюкова); «Методика диагностики предрасположенности личности к конфликтному поведению К. Томаса» (адаптация Н.В. Гришиной); «Методика оценки терминальных ценностей» (И.Г. Сенин); методика «Ценностные ориентации» (О.И. Мотков, Т.А. Огнева). Сравнительный статистический анализ осуществлялся при помощи t-критерия Стьюдента.

На основе анализа индивидуально-психологических особенностей личности респондентов установлено наличие общих значений показателей лиц всех групп по шкалам «общительность», «беспечность», «смелость», «конформизм», «расслабленность». Интерес представляют достоверные различия между всеми правопослушными группами и группой осужденных, установленные по шкалам «Е» и «I» (при р ≤0,01). Правопослушные лица отличаются доминантностью, самоуверенностью, подозрительностью, внутренним напряжением. Анализ различий в показателях контрольной группы и экспериментальных групп позволяет утверждать, что наибольшее их количество установлено со значениями группы сотрудников с высшим образованием (высокие значения показателей интеллекта, моральной нормативности, дипломатичности, тревожности, самодисциплины). Наименьшее количество различий наблюдалось с группой сотрудников, имеющих среднее образование.

Исследование особенностей правосознания показало его равный общий уровень для всех групп (от 14,9 до 15,7). Показатели соответствуют «второму» уровню в интерпретации правосознания, что, согласно методике, позволяет определить наличие основ правосознания, но при этом отмечается противоречивость и неполноценность его сформированности. Значимых различий в общем уровне правосознания между группами не выявлено. Достоверные различия между группой осужденных и группой действующих сотрудников установлены только по шкале «правовые знания» (соответственно 4,83±1,98 / 6,16±1,31; при р ≤ 0,05).

Анализ тактики поведения в конфликтных ситуациях показывает, что между группами не существует достоверно значимых различий в показателях. В целом, для всех респондентов характерным является склонность не вступать в конфликтные отношения, выбор тактики компромисса. Для группы курсантов значимым является соперничество, (различия с контрольной группой при p ≤ 0,001), более низкие значения по шкалам «сотрудничество» и «избегание» (при p ≤ 0,01).

При сравнении показателей терминальных ценностей установлены равные ранговые значения шкалы «высокое материальное положение» для группы осужденных и группы действующих сотрудников с высшим образованием. Следующее ранговое место в группе сотрудников с высшим образованием (второе ранговое место) занимает ценность «достижения». В соответствии с методикой, данные лица склонны к постановке конкретных целей на каждом этапе жизни и профессиональной деятельности, а сама деятельность строится на основе осознанного планирования. Значения ценности гуманистического содержания «развитие себя» в данной экспериментальной группе находится на третьем месте. Наименее значимой ценностью для данной группы предстает «креативность». В целом, сфера ценностей прагматической направленности здесь выступает в качестве более значимой, и соответственно низкие ранговые значения представлены ценностями гуманистического содержания.

Аналогичный ценностный выбор обнаружен при анализе значений терминальных ценностей респондентов экспериментальной группы бывших сотрудников (осужденных). Также первые ранговые позиции здесь занимают ценности «материального положения» и, далее, ценности «собственного престижа». Содержательно данные ценности отражают прагматическую направленность личности. Соответственно, ценности гуманистической направленности, значимые для показателей надежности личности сотрудника в сфере правоохранительной деятельности, находятся в нижней части структуры ценностной иерархии. Так, ценности «духовного удовлетворения» занимают восьмую позицию в ранговом списке из десяти ценностей, что интерпретируется как отсутствие стремлений к получению духовного и морального удовлетворения от исполнения долга, служения, ответственности перед социальным окружением. Таким образом, данная группа бывших сотрудников (осужденных) демонстрирует ориентацию эгоистично-престижной направленности.

В процессе исследования установлено, что показатель ценностной сферы семейной жизни в контрольной группе (группы осужденных) достоверно различается (при р≤ 0,001) от показателей экспериментальных групп (сотрудников) более высокими значениями. Полученные результаты подтверждают факты, выявленные в экспериментальном исследовании В.А. Лютых и И.Н. Коноплевой. Изучая индивидуально-психологические особенности личности сотрудников правоохранительных органов, осужденных за совершение преступлений, они пришли к выводу о том, что частота упоминания материальных и семейных ценностей данной группой респондентов значимо превышает частоту упоминания ценностей духовного содержания [9].

Эти результаты также подтверждают факты, выявленные в нашем исследовании. Высокая значимость семейных ценностей для осужденных и отсутствие духовных приоритетов в аксиологической направленности, возможно, являются тем фактором, который детерминирует стратегию коррупционного поведения.

Интегральные различия в значениях гуманистических и прагматических ценностей установлены только в контрольной группе (осужденных). Так, сравнение значений интегрального показателя, полученного на основе анализа прагматических ценностей (высокое материальное положение, собственный престиж, достижения) в группе бывших сотрудников достоверно выше (при р ≤ 0,001)интегрального значения гуманистических ценностей (развитие себя, духовное удовлетворение, активные социальные контакты). Относительную гармоничность соотношения тех же ценностей следует отметить в экспериментальных группах правоисполнительных сотрудников.

Анализ значений общего индекса «личностной значимости», а также «возможности реализации» ценностей гуманистической направленности (внутренние ценности: саморазвитие личности, уважение и помощь людям, теплые заботливые отношения с людьми, творчество, любовь к природе и бережное отношение к ней) позволил установить достоверные различия (при р ≤ 0,05) только между показателями ценностей контрольной группы и группы сотрудников с высшим образованием.

Лица каждой из групп произвели оценку «возможности осуществления ценностей». Анализ результатов показал наибольшую уверенность в способности «реализовать» собственные материальные, креативные устремления и обеспечить себе социальный статус респондентов группы с высшим образованием. Так, курсанты демонстрируют оптимизм в возможности реализации творческих потребностей, а группа сотрудников без высшего образования – в реализации ценностей высокого социального положения, уважения и помощи людям.

Выводы

1. Аксиологическая надежность составляет основу морально-психологической готовности сотрудников органов внутренних дел к выполнению обязанностей по защите прав и свобод граждан и выступает в качестве одного из основных условий, обеспечивающих эффективность деятельности всей правоохранительной системы. Содержательная составляющая аксиологической надежности субъекта правоохранительной деятельности объективно представлена совокупностью ценностных идеалов гуманистической направленности и субъективной концентрацией сознания сотрудников на нравственно-деловых сторонах оперативно-служебных задач.

2. Исследование качественных показателей личностных и аксиологических характеристик респондентов групп действующих и бывших (осужденных) сотрудников позволило установить наличие значимого количества специфических достоверных различий в значениях и иерархии ценностей. На основании объективных данных возможен положительный прогноз аксиологической надежности сотрудников, выполняющих обязанности на начальной стадии профессиогенеза – курсантов юридического вуза, а также на стадии профессионализма – действующих сотрудников, имеющих высшее образование. Лица обеих групп обладают совокупностью свойств личности, которые в качестве инструментальных ценностей позволяют решать задачи профессиональной деятельности наиболее надежно, что выражено в личностных характеристиках высокого уровня интеллекта, практичности, надежности, добросовестности, нормативности, ориентации на нравственные стандарты и правила.

3. Свойства личности бывших сотрудников (осужденных), по сравнению с правопослушными, достоверно отличаются в показателях «ненадежности» личности. Определенную роль играет невысокий уровень интеллекта, проявления простоватости, неконкретности ума, высокого самомнения, самолюбия. Лица группы осужденных редко задумываются над собственными характеристиками и не воспринимают замечания и критические суждения в свой адрес, при этом обладают хорошей способностью контролировать свое поведение и эмоции. Все эти проявления выступают в качестве показателя низкого уровня надежности.

4. В структуре ценностей лиц с высшим образованием установлена равнозначность прагматических и гуманистических ценностей Высокий уровень значимости внутренних ценностей и стремление к осуществлению материального благополучия, совпадающее в ранговых позициях со значениями осужденных лиц, указывает на внутриличностные противоречия, прагматичность в реализации ценностных предпочтений, что позволяет прогнозировать риски аксиологической надежности.

5. Совокупность значений показателей аксиологической надежности, полученных в группе курсантов, отличается гармоничным сочетанием выраженности ценностей прагматической и гуманистической направленности, высоким уровнем значимости внутренних ценностей, некоторой конфликтностью в оценке возможностей реализации ценностей.

6. Наиболее высокий уровень ориентации на ценности прагматической направленности установлен в значениях группы бывших сотрудников (осужденных), которые переживают конфликтность в реализации ценностей, обнаруживают высокий уровень стремлений к осуществлению внешних ценностей эгоистически-престижного содержания, состояние внутриличностного конфликта, что в совокупности является свидетельством аксиологической ненадежности личности.

Таким образом, исследование ценностной структуры личности, анализ их соответствия параметрам аксиологической надежности может служить значимым маркером при оценке уровня компетентности сотрудников органов внутренних дел, коррупционной устойчивости, ориентиром в организации системы морально-психологической подготовки и в профилактике должностных преступлений.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Благинин А.А. Психофизиологическое обеспечение надежности профессиональной деятельности операторов сложных систем: дис. …канд. пихол. наук: 19.00.03. СПб., 2005. 350 с.
  2. Васильев В.Л. Юридическая психология : учебник для вузов. 6-е изд. СПб.: Питер, 2009. 608 с.
  3. Выжлецов Г.П. Аксиология культуры. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1996. 152 с.
  4. Голубихина Ю.Ю., Гончарова Н.А. Надежность профессиональной деятельности водителей экстремального профиля // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2014. № 3 (58). С. 3–6.
  5. Гончарова Н.А. Аксиологическое содержание карьерных ориентаций личности // Проблемы современного педагогического образования. 2016, № 51(2). С. 318–324.
  6. Зинченко В.П., Леонова А.Б., Стрелков Ю.К. Психометрика утомления. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1977. 109 с.
  7. Крук В.М. Проблема личностной надежности специалиста в отечественных концептуальных психологических исследованиях // Российский научный журнал, 2012, № 2 (27). С. 164–170.
  8. Ломов Б.Ф. Человек и техника: Очерки инженерной психологии.М.: Изд-во «Книга по требованию». 2012. 464 с.
  9. Лютых В.А., Коноплева И.Н. Индивидуально-психологические особенности личности сотрудников правоохранительных органов, осужденных за совершение преступлений [Электронный ресурс] // Психология и право. 2016. Т. 6. № 2. С. 128–141. doi:10.17759/psylaw.2016060210 (дата обращения: 21.01.2017).
  10. Небылицын В.Д. К надежности работы человека-оператора в автоматизированных системах // Вопросы психологии, 1961. № 6. С. 9–18.
  11. Никифоров Г.С. Надежность профессиональной деятельности // Психология: учебник / Под ред. А.А. Крылова. СПб.: Проспект, 2005. 496 с.
  12. Никифоров Г.С. Надежность профессиональной деятельности. СПбГУ: Изд-во СПбГУ, 1996. 176 с.
  13. Поярков С.Ю. Формирование профессиональной надежности правоохранительной деятельности сотрудников органов внутренних дел МВД России: дис. … канд. пед. наук: СПб, 1997. 140 с.
  14. Рыбников В.Ю. Психологическое прогнозирование надежности деятельности специалистов экстремального профиля: автореф. … дис. д-ра психол. наук. СПб, 2000. 21 с.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа

Яндекс.Метрика