Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 108Рубрики 53Авторы 9086Новости 1793Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2019

48 место — направление «Психология»

0,217 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,852 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Разработка и апробация шкалы оценки ксенофобских установок (шкала ОКУ) 135

Гурина О.Д.
главный эксперт , ГБУ г. Москвы «Московский исследовательский центр» , Москва, Россия
e-mail: knurik@yandex.ru

Полный текст

Актуальность

Проявления ксенофобии среди подростков являются актуальной сферой для изучения отечественными и зарубежными учеными. Одним из важных направлений представляется профилактика ксенофобии с целью выявления ксенофобских настроений в подростковой среде. Для решения данной задачи необходим адекватный методический инструментарий. На настоящий момент среди исследователей не существует общей теоретической концепции ксенофобии и общепризнанных надежных методических инструментов для ее оценки. Во многом это связано с тем, что ксенофобское поведение является широким понятием, включающим в себя такие особенности личности, как авторитарность, степень толерантности, наличие предрассудков и предубеждений, социальная и этническая самоидентификация и другие качества, имеющие связь с ксенофобскими установками.

В России изучение связанных с ксенофобией явлений проводится с помощью следующих адаптированных методик: шкала социальной дистанции, разработанная Э. Богардусом (1925), методика, известная как шкала фашизма, предложенная Т. Адорно, Э. Френкель-Брунсвик, Д. Левинсоном, Р. Сэнфордом (1950), методика измерения наличия и степени выраженности предрассудков Г. Олпорта и Б. Крамера (1946), методика, направленная на изучение социальных установок у детей Э. Френкель-Брунсвик (1948) [6; 7]. Перечисленные методики позволяют выявлять соответствующие индивидуально-психологические особенности обследуемого. Однако в настоящее время этот инструментарий считается устаревшим и вряд ли может успешно использоваться для оценки ксенофобских установок.

К современным зарубежным методикам диагностики предубеждений и социальных установок следует отнести следующий инструментарий: тест на выявление аффективного прайминг-эффекта (the Affective Priming Task), разработанный R.H. Fazio, D.M. Sanbonmastu, M.C. Powell (1986) [8], тест, направленный на изучение скрытых (имплицитных) ассоциаций (the Implicit Association Test — далее IAT), авторы — A.G. Greenwald, D.E. McGhee, J.L.K. Schwartz (1998) [9]. Цель указанных методик — выявить силу ассоциативной связи с социальными категориями памяти. Методологически они основаны на теории когнитивных установок и предубеждений и позволяют определить содержание этих установок, а также предрасположенность испытуемого к предвзятому мнению по отношению к каким-либо категориям. Упомянутые выше методики для исследования предубежденности направлены на выявление имплицитных (неявных) установок, которые индивиды не могут осознать и проанализировать. На данный момент адаптированные варианты указанных методик в России отсутствуют. Однако можно ознакомиться с демонстрационным тестом русскоязычной версии методики IAT[1].

В начале 1990-х гг. отечественные психологи обратились к разработке методик на выявление осознанных установок и отношений, включенных в смысловую картину мира личности. К ним относятся методика, предложенная Г.У. Солдатовой и С.В. Рыжовой (2008), на определение типов этнической идентичности [6]. На основе результатов этой методики можно сделать косвенный вывод о характере отношения опрашиваемых к лицам иного этноса, национальности; об особенностях этнического самосознания и его изменениях в условиях межэтнической напряженности. Еще одна методика, авторами которой является круг специалистов в области этнической и социальной психологии (Г.У. Солдатова, О.А. Кравцова, О.Е. Хухлаев, Л.А. Шайгерова, 2002), — «Индекс толерантности»; она оценивает три аспекта толерантности: этническую, социальную и толерантность как черту личности [6].

Описанный инструментарий направлен на изучение этнической сферы личности, при этом не отражает наличие, характер и степень выраженности ксенофобских установок у обследуемых.

Таким образом, в связи с необходимостью решения профилактических задач в области борьбы с ксенофобским поведением среди подростков, встала задача разработать и апробировать валидный и надежный инструментарий для оценки ксенофобских установок.

Разработка шкалы оценки ксенофобских установок

В основу разрабатываемого опросника легли концепция смысловых установок и ценностных ориентаций Д.А. Леонтьева, а также научные работы современных исследователей в области ксенофобии, национализма, этнических предубеждений [1; 2; 3; 4].

Центральным понятием в разработке шкалы стали ксенофобские установки, под которыми понимается негативное эмоционально-смысловое отношение к определенной группе лиц, воспринимаемых как чужие, и обусловливающее готовность к враждебным действиям в отношении данной группы [1].

Шкала оценки ксенофобских установок (ОКУ) создавалась для определения характера и степени выраженности таких установок у подростков, в том числе с противоправным поведением, в возрасте 14—18 лет. Шкала состоит из двадцати утверждений, подобранных в результате экспертного и факторного анализа и отражающих актуальные мнения подростков. Предложенные утверждения соответствуют основным компонентам социальной установки (аттитюда), например: «Тяжкие преступления (убийства, грабежи и т. д.) чаще всего совершают иностранцы» (когнитивный компонент); «Враждебное отношение (оскорбление, унижение) к иностранцам оправдано» (аффективный компонент); «Следует запретить иностранцам селиться в одном месте» (поведенческий компонент).

В форме числовых ответов по семибалльной шкале Ликерта испытуемым несовершеннолетним предлагалось указать степень согласия или несогласия с каждым утверждением. Минимальной степени согласия с утверждением соответствует балл в 1 единицу, максимальной степени согласия соответствует балл в 7 единиц. В шкале ОКУ также предусмотрены пункты утверждений с обратным значением.

В высказываниях, содержащихся в шкале ОКУ, использовалась категория «иностранец» (см. табл. 2). В первую очередь это связано с тем, что категория «иностранец» объединяет множество этнических, национальных и расовых групп, определяя отношение в целом к указанной группе. Вероятно, что характер и степень выраженность ксенофобских установок будет различным в зависимости от этнической группы по отношению к которой демонстрируются то или иное чувство и/или связь. Поэтому в проведенном исследовании отсутствовал акцент на какой-то конкретной этнической, социальной группе лиц (например, кавказцы, цыгане, экспаты, трудовые мигранты). Предположительно такое исследование могло бы быть проведено в ближайшем будущем для конкретизации тех или иных установок.

Для разработки шкалы использовались эмпирические данные 100 подростков (47 мужского и 53 женского пола) с условно нормативным поведением (средний возраст 15,6±1,49) и 40 подростков мужского пола (средний возраст 14,5±0,25), содержавших в ЦВСНП (центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей).

Статистические показатели выборки свидетельствуют о нормальном распределении полученных результатов: значение критерия Колмогорова—Смирнова — 0,084, где p = 0,079 (при p ≤ 0,05 — принимается гипотеза о ненормальном распределении).

Обследование было проведено в учебном классе в дневное время, как для группы подростков в школе, так и для подростков-правонарушителей, находившихся в ЦВСНП. За партой сидели по двое или по одному лицу. Инструкция испытуемым была озвучена как устно, так и представлена в письменном виде: «Ниже приведены некоторые суждения по отношению к иностранцам. Согласны ли вы с такими суждениями, верны ли они, по-вашему? Поставьте свою оценку по каждому утверждению на шкале со значениями от 1 — “абсолютно не согласен” до 7 — “абсолютно согласен”».

Каждое утверждение можно было оценить по баллам от 1 до 7, с помощью чего участник исследования мог фиксировать соответствующую его мнению степень согласия или несогласия. Выполнение задания не было ограничено по времени.

На первом этапе апробации шкалы ОКУ полученные результаты были разбиты на три интервала: M+σ (высокий уровень выраженности); M-σ (низкий уровень выраженности); M-σ M+σ (средний уровень выраженности) [5].

Значение баллов n от 54 до 90 указывает на наличие у респондентов разнородных установок по отношению к иностранцам. При n< 54 баллов — доминирование положительных установок к иностранцам, n>90 баллов — доминирование негативных установок к иностранцам (табл. 1).

Таблица 1

Разделение результатов шкалы ОКУ на интервалы по степени выраженности

Описание: F:\статья по методике\для редакции\table1.1.PNG

Надежность измерительного инструмента была оценена с помощью процедуры теста-ретеста (3 месяца спустя после первой пробы); анализа согласованности результатов отдельных пунктов (по принципу четные и нечетные задания); анализа согласованности пунктов (коэффициент надежности альфа Кронбаха) [5].

Полученные корреляции согласованности результатов отдельных пунктов шкалы и процедура тест-ретест свидетельствуют о наличии достаточной внутренней согласованности методики и стабильности исследуемого признака.

Уровень пригодности (α Кронбаха) составил 0,764, что указывает на достаточную (удовлетворительную) надежность шкалы.

При этом были оценены статистические показатели для каждого пункта, в том числе показатель пригодности (α Кронбаха) при исключении пункта (табл. 2).

Таблица 2

Статистические показатели каждого пункта шкалы ОКУ

Описание: F:\статья по методике\для редакции\table 2.1.PNG

Таблица 2

Продолжение

Описание: F:\статья по методике\для редакции\table 2.2.PNG

В дальнейшем на основе проведенной описательной статистики пункт 17 и 19 табл. 2 могут быть удалены или заменены, что позволит увеличить надежность инструмента.

Валидация методики предполагает оценку конструктной валидности, которая была проведена с помощью шкалы экспресс-опросника «Индекс толерантности» (Солдатова Г.У., Кравцова О.А., Хухлаев О.Е., Шайгерова Л.А., 2002), включающей диагностику коммуникативных установок и утверждений, выявляющих отношения к некоторым социальным группам. В методике содержится три субшкалы, которые измеряют социальную и этническую толерантность и толерантность как черту личности. В целях измерения конструктной валидности использовалась шкала методики, измеряющая этническую толерантность, которая направлена на оценку выраженности толерантных/интолерантных установок к иностранцам. Предполагается, что выраженность толерантных установок является обратно пропорциональной выраженности ксенофобских установок. Таким образом, результаты по этой методике будут обратными результатам шкалы ОКУ. Вывод о валидности можно будет сделать в случае отрицательной корреляции, которая составила 0,851 (коэффициент корреляции Спирмена; р<0,0001). Данный вывод, на наш взгляд, свидетельствует о том, что разработанная методика измеряет психологическое качество, аналогичное эталонному, т. е. отношение к иностранцам.

Важным ограничением разработки и апробации шкалы стало использование двух наравномерных подвыборок подростков с нормативным и противоправным поведением. В дальнейшем предполагается уравновешивание выборки по характеру поведения подростков и их составу.

Результаты применения шкалы в эмпирическом исследовании

Шкала ОКУ использовалась для изучения ксенофобских установок и личностных особенностей подростков с противоправным поведением в проведенном диссертационном исследовании (табл. 3). В этом исследовании приняли участие 242 подростка в возрасте 14—18 лет (средний возраст —15,65±0,71). Основную группу составили 82 подростка с противоправным поведением (17 подростков женского пола и 65 подростков мужского пола) и 160 подростков с условно нормативным поведением, учащиеся общеобразовательных школ (83 подростка мужского пола и 77 женского пола).

Таблица 3

Характер и выраженность установок в отношении иностранцев у подростков с противоправным и нормативным поведением

Описание: F:\статья по методике\для редакции\table 3.PNG

Результаты обследования показали, что подростки с противоправным поведением демонстрируют сочетание различного рода установок к иностранцам (50%). Возможно, это связано с тем, что категория «иностранец» не была конкретизирована по национальному (этническому) признаку (см. табл. 3). Значимыми результатами также стали различия в степени и характере выраженности ксенофобских установок у подростков мужского пола с противоправным и условно нормативным поведением. Был сделан вывод о том, что подростки-правонарушители чаще демонстрируют враждебные установки к иностранцам по сравнению с подростками-учащимися школ (φ*=1,64; p≤0,05).

При этом подростки, находившиеся в ЦВСНП, показали более высокие значения ксенофобских установок, чем подростки, отбывавшие наказание в воспитательных колониях. Вероятно, это может быть связано с тем, что содержание подростков в Центре обусловливалось жестким разделением по национальному, этническому принципу.

Кроме того, содержательными стали результаты по утверждениям, которые набрали наибольшие баллы по шкале ОКУ среди подростков с противоправным и нормативным поведением. Среди исследуемых утверждений высокие баллы имеют следующие: «Большинство иностранцев нарушают местные правила и нормы», «Зачастую иностранцы работают там, где могли бы работать местные жители», «Местные жители чаще всего враждебно настроены к иностранцам». Вероятно, отраженные в этих мнениях сферы социальных отношений являются наиболее проблемными, значимыми для подростков, как с противоправным, так и с условно нормативным поведением, что требует отдельного внимания при формировании профилактических программ.

Важно отметить, что в целом для подростков независимо от типа поведения характерны противоречивые мнения и установки. Это явно представлено в предпочтении таких непоследовательных утверждений: с одной стороны, многие подростки считают, что не следует завязывать дружеские отношения с иностранцами и нет необходимости сдерживать агрессию к ним; с другой стороны, они же разделяют мнение о том, что любой человек независимо от его национальности, происхождения имеет одинаковые права со всеми, и люди могут жить в согласии друг с другом. Таким образом, для современных подростков, как с противоправным, так и нормативным поведением, в целом характерна приверженность гуманистическим ценностям, таким как равенство людей независимо от происхождения, значимость сохранения мира и согласия. Но имеется острая потребность в изменении конкретной ситуации взаимоотношений подростков с лицами, приезжающими на заработки или находящимися на территории России по иным экономическим и социальным причинам. По мнению подростков, такие лица нарушают местные правила и обычаи, ведут себя агрессивно по отношению к местному населению. Демонстрация подобного отношения указывает на сложность интеграции приезжих, что является одной из целей профилактической работы для обеспечения комфортной социальной среды в месте жительства подростков.

Заключение

Исследование ксенофобских установок при помощи шкалы ОКУ у подростков с противоправным и условно нормативным поведением показало, что они характерны для всех подростков, как с нормативным, так и с девиантным поведением. Скорее всего, такой феномен обусловлен особенностями психического развития подростков, их социальной ситуацией развития. Предполагается, что наличие и выраженность ксенофобских установок является одним из факторов, способствующих проявлению ксенофобского поведения. Установлено, что у девиантных подростков склонность к ксенофобским установкам выше, чем у подростков с нормативным поведением, что является одной из поведенческих характеристик данной группы. Шкала ОКУ, кроме того, позволяет оценить содержательные характеристики взаимоотношений подростков с иностранцами, что дает возможность выделить основные проблемные точки взаимодействия в той или иной подростковой среде, наметить круг профилактических задач борьбы с ксенофобским настроением.

В дальнейших исследованиях ксенофобских установок и в рамках адаптации шкалы ОКУ предполагается расширить выборку испытуемых, учитывая особенности их поведения, принадлежность к какой-либо национальной группе лиц, этническую самоидентификацию.

Таким образом, шкала ОКУ может быть применена для экспресс-оценки ксенофобских установок подростков к людям иного этнического (национального) происхождения. Шкалу можно включить в комплекс методического инструментария в целях диагностики ксенофобских установок по отношению к иностранцам, например, в судебной экспертизе, а также в рамках профилактики экстремизма, ксенофобии среди подростков, как с нормативным, так и с противоправным поведением.



[1] См. ссылку: https://implicit.harvard.edu/implicit/russia/ (дата обращения 31.08.2019).

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Гурина О.Д. Ксенофобские установки и личностные особенности подростков с девиантным поведением [Электронный ресурс] // Психология и право. 2016. № 1. URL: https://psyjournals.ru/psyandlaw/2016/n1/80669_full.shtml (дата обращения: 31.08.2019).
  2. Гурина О.Д. Психологические факторы ксенофобного поведения у подростков: зарубежные исследования [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2018. Т. 7. № 4. С.40—45.
  3. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. 2-е изд., испр. М.: Смысл, 2003. 487 с.
  4. Маланцева О.Д. Психологические особенности формирования ксенофобских установок // Психология и право. 2011. № 4. С. 22—32.
  5. Митина О.В. Разработка и адаптация психологических опросников. М.: Смысл, 2011. 235 с.
  6. Солдатова Г.У., Шайгерова Л.А. Психодиагностика толерантности личности. М.: Смысл, 2008. 172 с.
  7. Татарко А.Н., Лебедева Н.М. Методы этнической и кросскультурной психологии: учеб.-метод. пособие. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2011. 238 с.
  8. Fazio R.H., Sanbonmastu D.M., Powell M.C., Karnes F.R. On the automatic activation of attitudes // Journal of Personality and Social Psychology. 1996. Vol. 50. P. 229—238.
  9. Greenwald A.G., McGhee D.E., Schwartz J.L.K. Measuring individual differences in implicit cognition: The Implicit Association Test // Journal of Personality and Social Psychology. 1998. Vol. 74. P. 1464—1480.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика