Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 120Рубрики 53Авторы 9402Новости 1855Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2019

48 место — направление «Психология»

0,217 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,852 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Взаимосвязь склонности к виктимному поведению и рисков употребления психоактивных веществ у подростков 90

|

Григорьева А.А.
кандидат психологических наук, старший научный сотрудник отделения организации профилактической помощи в наркологии, ФГБУ «НМИЦ ПН имени. В.П. Сербского» Минздрава России, Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0002-5204-4887
e-mail: alexandrina_gr@mail.ru

Усова Л.Е.
лаборант-исследователь, Национальный научный центр наркологии – филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Минздрава России, Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0002-4478-2927
e-mail: lubovusova24@gmail.com

Полный текст

Введение

В период подросткового возраста формирующаяся личность сталкивается с интенсивными личностными, психическими, физическими и социальными преобразованиями, влияющими на ее адаптационные процессы. Психологическое содержание подросткового возраста ряд исследователей связывают с появлением виктимного поведения, которое определяют как отклонение от норм безопасного поведения [1], или как процесс и результат становления индивидуума жертвой преступления [10; 13].

Стремление к провоцирующему поведению, социальному вызову, характерное для подросткового возраста во многом является предпосылкой повышенной виктимности. Об актуальности проблемы подростковой виктимизации в России, и за ее пределами, свидетельствуют статистические данные.  В Российской Федерации в период с 2012 по 2017 гг. число несовершеннолетних, ставших жертвами преступлений, увеличилось на 18,3% [6]. В Соединённых Штатах Америки на протяжении с 2015 по 2018 годы сохранялись высокие показатели виктимизации лиц подросткового возраста 9 % [15].

В основе отечественных исследований, посвященных изучению виктимного поведения подростков, лежат представления криминальной виктимологии. Предметом данной области является изучение особенностей индивидуумов, попавших в ситуации общественно опасного деяния. Основное внимание в исследованиях уделяется изучению психических, личностных коррелятов виктимности [14; 16; 17].

Среди личностных предпосылок подростковой  виктимизации отмечают противоречивость ценностных ориентиров, трудности в согласовании нормативных и личностных ценностей [4]; несформированность способности занимать собственную позицию с соответствии со смыслами и ценностями [7]; субъективное переживание неблагополучия, неудовлетворённость происходящими жизненными событиями, трудности самопонимания, самопринятия, самоуважения, чувство собственной нереализованности, неактуализированности [2; 3]; трудности эмоциональной регуляции, неустойчивая личностная позиция и др. [5].

Помимо личностных причин виктимизации целесообразно выделить такой фактор, как употребление психоактивных веществ. Состояние алкогольной или наркотической интоксикации повышает риск виктимного поведения [9].

По материалам уголовных дел в РФ, в состоянии алкогольного опьянения пребывали 60% жертв умышленного причинения вреда здоровью, 58% жертв убийств, 44% жертв изнасилований, 44% жертв грабежей, 19% жертв краж, 16% жертв мошенничества [8]. Имеются также данные отдельных исследований на подростковой выборке (n=4187), подтверждающие взаимосвязь употребления ПАВ с виктимизацией. Подростки, находясь в состоянии алкогольной интоксикации, становились жертвами таких ситуаций как «удар другого человека» (oddsratio (OR) 6.62), «участие в драке» (OR 2.10) [18]

Результаты лонгитюдного исследования, проведенного в США, показали, что профилактика употребления алкоголя среди подростков, позволяет минимизировать краткосрочный риск виктимизации и долгосрочный риск употребления алкоголя в молодом возрасте. [19]

Таким образом, изучение взаимосвязи личностных особенностей подростков, приводящих к повышению рисков употребления ПАВ, а также склонности к разным видам виктимного поведения представляет актуальную область исследований, так как позволяет усовершенствовать имеющиеся подходы в профилактике как виктимного поведения, так и употребления психоактивных веществ.

 

Программа исследования

Целью исследования было изучение взаимосвязи личностных предикторов употребления ПАВ и виктимного поведения подростков. 

Гипотеза исследования: повышение личностных рисков употребления психоактивных веществ у подростков сопровождается повышением предрасположенности к виктимному поведению.

Выборку исследования составили 153 человека, обучающихся в общеобразовательных школах, средний возраст 14,7 ± 1,5. Гендерный состав участников исследования: 69 (45%) - мальчики, 68 (44%) – девочки, 16 (11%) - пол не указали.

Основанием для включения в группу было добровольное согласие подростков и их родителей на участие в психологическом обследовании. Психодиагностические мероприятия проводились клиническими психологами очно в формате групповой диагностики. Подросткам предлагалось ответить на вопросы двух опросников, направленных на изучение виктимного поведения и склонности к употреблению ПАВ.

Для исследования склонности к виктимному поведению был использован опросник «Методика исследования склонности к виктимному поведению» [1]. В методику входят психодиагностические шкалы, позволяющие измерять предрасположенность к виктимизации. Методика включает набор специализированных психодиагностических шкал, направленных на измерение предрасположенности к реализации отдельных форм виктимного поведения. Тест стандартизирован в пилотном исследовании, на выборке учащихся общеобразовательных школ (n=195). Коэффициент валидности по разным шкалам составил от 0,6 до 0,8. Полученные данные свидетельствуют о валидности и надежности данного диагностического инструмента. Методика включает 6 шкал, измеряющих предрасположенность к агрессивному, самоповреждающему (саморазрушающему), гиперсоциальному, некритическому, зависимому и беспомощному видам виктимного поведения у подростков. Степень возможной реализации данных поведенческих реакций оценивается по шкале реализованной виктимности. Первичные оценки по каждой шкале преобразуются в стандартные оценки (стены), где высокие значения от 8 до 10 стенов является показателем выше нормы, а от 1-3 стенов – ниже нормы. Результаты в пределах 4-7 стенов оцениваются как находящиеся в рамках нормы.

Для диагностики рисков формирования наркозависимого поведения подростков применялся «Психодиагностический опросник (ПДО) «Наркориск»» разработанный Л.Д. Сыркиным, А.А. Зуйковой, А.И. Сафроновым, А.С. Ляпиным [11]. Данная методика разработана в форме опросника, цель которой – раннее выявление нарушений в развитии личности, свойственных для формирования наркозависимого поведения подростков. Апробация ПДО проводилась на выборке учащихся школ (n=330), включая 30 подростков, употреблявших психоактивные вещества и проходивших специальное лечение и реабилитацию. При оценке надежности шкал методики коэффициент альфа-Кронбаха составил по прямым утверждениям - 0,8 и по обратным утверждениям - и 0,8. ПДО позволяет измерять личностные особенности по следующим шкалам: мотивационно-потребностная, эмоционально-волевая, нормативно-поведенческая регуляция, социальные риски, ценностно-смысловая сфера. Профиль личности считается рискометрически нейтральным, если показатели по шкалам не превышают 9-ти баллов. Высокие баллы (10-15) по одной или нескольким шкалам позволяют отнести результат к одному из рискогенных профилей.

Методика позволяет диагностировать пять личностных профилей, формирующие потенциальные риски возникновения аддиктивного поведения подростков, связанных с нарушением в одной из сфер личности:

·       эмоционально-волевая сфера - абулистический профиль личности;

·       мотивационно-потребностной сфера - гедонистический профиль;

·       нормативно-поведенческая регуляция - асоциальный личностный профиль;

·       социальные риски – конформный профиль;

·       ценностно-смысловая сфера - когнитивно-деструктивный профиль личности.

На первом этапе исследования изучалась взаимосвязь между показателями склонности к разным видам виктимного поведения (в соответствии с типологией, предложенной О.О. Андронниковой) и показателями рисков наркозависимого поведения подростков (ПДО «Наркориск»).

На втором этапе исследования были выделены по 3 группы подростков с показателями нормативными (от 4 до 7 стен), выше нормы (от 8 до 10 стен) и ниже нормы (от 1 до 3 стен). Группы подразделялись на основании результатов по шкалам  склонности к виктимному поведению: агрессивному, самоповреждающему, гиперсоциальному, зависимому, некритичному.

Статистический анализ данных осуществлялся при помощи описательной статистики, коэффициента ранговой корреляции Спирмена, однофакторного дисперсионного анализа. Использовались статистические пакеты IBN SPSS Statistics 23.0, Microsoft Office Excel 2007.

 

Обсуждение результатов

Теоретическую основу представлений о виктимности составляла концепция, предложенная О.О. Андронниковой. Отклонение в поведении, обуславливающее потенциальную или реальную возможность человека становиться жертвой, основанное на психологических, социальных биологических и моральных предикторах определяется как виктимное. Высокий уровень виктимности связан со специфическими свойствами личности, повышающими ее уязвимость.

На первом этапе исследования выявлены статистически значимые взаимосвязи между показателями склонности к разным видам виктимного поведения и показателями личностных рисков наркозависимого поведения подростков с использованием коэффициента корреляции Спирмена (табл. 1)

 

 

 

 

 

 

 

Таблица 1

Значения корреляций по Спирмену между показателями личностных рисков употребления ПАВ и склонности к виктимизации

 

Шкалы ПДО

Мотивационно-потребностная

Эмоционально-волевая с

Нормативно-поведенческая регуляция

Социальные риски

Ценностно-смысловая сфера

Агрессивное виктимное поведение

r

,251**

,279**

,478**

,366**

,169*

 

p

,002

,000

,000

,000

,037

 


Самоповреждающее поведение

r

,281**

,130

,454**

,347**

,246**

 

p

,000

,108

,000

,000

,002

 

Гиперсоциальноевиктимное поведение

r

-,159*

-,269**

-,249**

-,233**

-,331**

 

p

,049

,001

,002

,004

,000

 

Зависимое и беспомощное поведение

r

,240**

,416**

,229**

,236**

-,047

 

p

,003

,000

,004

,003

,565

 

Некритичное поведение

r

,323**

,253**

,398**

,207*

,126

 

p

,000

,002

,000

,010

,119

 

Реализованная виктимност

r

,337**

,443**

,348**

,270**

,034

 

p

,000

,000

,000

,001

,676

 

*p<0,05

**p<0,01

Значимые положительные взаимосвязи получены по следующим шкалам:

- показатели шкалы склонности к агрессивному виктимному поведению значимо связаны со шкалами психодиагностического опросника «Наркориск» (ПДО): «сфера нормативно поведенческой регуляции» (r = 0,478; р = 0,000) и «шкала социальных рисков» (r = 0,366; р = 0,000);

- показатели шкалы склонности к самоповреждающему поведению значимо связаны со шкалами ПДО: «сфера нормативно поведенческой регуляции» (r = 0,454; р = 0,000) и «шкала социальных рисков» (r = 0,347; р = 0,000);

- показатели шкалы «склонность к зависимому поведению» значимо связаны со шкалой ПДО «эмоционально-волевая сфера» (r = 0,416; р = 0,000);

- показатели шкалы склонности к некритичному поведению значимо связаны со шкалой ПДО «сфера нормативно поведенческой регуляции» (r = 0,398; р = 0,000);

- показатели шкалы реализованной виктимности значимо связаны со шкалами ПДО: «эмоционально-волевая сфера» (r = 0,443; р = 0,000) и «сфера нормативно поведенческой регуляции» (r = 0,348; р = 0,000).

Полученные результаты позволяют предположить, что в формировании разных типов виктимного поведения значимую роль играет личностная предрасположенность к употреблению ПАВ, прежде всего проявляющаяся в сочетании черт, свойственных для асоциального, конформного и абулистического личностных профилей.

Увеличение рисков употребление ПАВ при сочетании черт, характерных для асоциального и конформного профилей личности сопровождается повышением рисков агрессивного и аутоагрессивного (самоповреждающее поведение) типов виктимизации у подростков.

Возрастание рисков употребления психоактивных веществ при абулистическом профиле сопровождаются развитием пассивной виктимизации. Некритичный тип - связан с асоциальным личностным профилем.

При увеличении рисков употребления ПАВ при когнитивно-деструктивном и гедонистическом профилях личности взаимосвязи с возрастанием предрасположенности к виктимному поведению не выявлено.

На втором этапе исследования с помощью однофакторного дисперсионного анализа были выделены значимые различия по шкалам ПДО Наркориск в 3-х группах подростков с разной степенью предрасположенности к виктимному поведению: 1) нормативными показателями (от 4 до 7 стен), 2) показателями выше нормы (от 8 до 10 стен); 3) показателями ниже нормы (от 1 до 3 стен) (табл. 2).

 

Таблица 2

Различия в проявлении риска наркозависимого поведения в группах подростков с разным уровнем склонности к виктимному поведению

 

 

Агрессивный тип виктимного поведения

 

 

Выше нормы

Норма

Ниже нормы

p

 

 

N=9

N=74

N=70

p

Шкалы ПДО «Наркориск»

Мотивационно-потребностная

6,67

6,34

4,83

P<0,01

Нормативно поведенческая регуляция

8,11

5,73

2,97

P =0,000

Социальные риски

5

3,76

2,09

P =0,000

Эмоционально-волевая сфера

9,78

6

4,66

P =0,000

Самоповреждающий и саморазрушающий тип виктимного поведения

N=27

N=75

N=51

Мотивационно-потребностная сфера

6,81

5,81

4,82

P<0,01

Сфера нормативно поведенческой регуляции

7,04

4,87

2,94

P =0,000

Ценностно-смысловая сфера

6,33

4,17

4,06

P<0,01

Шкала социальных рисков

4,19

3,39

2

P =0,000

Гиперсоциальное виктимное поведение

N=51

N=61

N=41

Ценностно-смысловая сфера

3,18

4,61

6,05

P =0,000

Эмоционально-волевая сфера

4,53

5,41

7,24

P<0,01

Пассивный тип виктимного поведения

N=5

N=86

N=62

Эмоционально-волевая сфера

9,8

6,24

4,39

P =0,000

Некритичное виктимное поведение

N=11

N=74

N=68

Сфера нормативно поведенческой регуляции

8,18

5,27

3,31

P =0,000

 

У подростков с высоким показателем уровня склонности к агрессивному типу виктимного поведения (n=9) значения шкал ПДО «Наркориск» мотивационно-потребностная  (р=0,004), нормативно-поведенческая регуляция (р=0,000), социальные риски (р=0,001) и эмоционально-волевой сферы (р=0,000) значительно выше, чем в группе с низким уровнем (n=70).

Подростки с высоким (n=51) и низким (n=41) уровнем по шкале гиперсоциального типа виктимного поведения различаются в проявлениях ценностно-смысловой и эмоционально-волевой сфер личности (р=0,000).

В группе подростков с высокими показателями саморазрушающего типа виктимного поведения (n=27) значения по показателям шкал ПДО «Наркориск» мотивационно-потребностной сферы (р=0,009), сферы нормативно поведенческой регуляции (р=0,000), ценностно-смысловой сферы (р=0,005) и шкалы социальных рисков(р=0,003) значительно выше, чем у лиц с низкими показателями (n=51).

Значимые различия между   группами подростков с низкими значениями (n=62) показателя пассивного типа виктимного поведения и выше среднего (n=91), выявлены только по шкале эмоционально-волевой сферы (р=0,000) (ПДО «Наркориск»).

В группе подростков с высокой склонностью к некритичному типу виктимного поведения (n=11), выявлены преимущественно высокие показатели шкалы нормативно-поведенческой регуляции (р=0,000), в отличие от группы, имеющей показатели виктимности ниже нормы (n=68) .

Полученные результаты позволяют предположить, что риски употребления ПАВ, обусловленные комбинацией «заостренных» личностных черт (мотивационных, регуляторных, эмоционально-волевых, ценностно-смысловых, социально-коммуникативных) в большей степени выражены при агрессивном и аутоагрессивном (самоповреждающем) типах виктимного поведения.

Обсуждение

Стоит обратить внимание, что данные этого этапа исследования носят больше вероятностный характер, основанный на определении рисков возникновения употребления психоактивных веществ в рамках склонности к виктимному поведению. Выборка формировалась из респондентов условной нормы, учащихся общеобразовательных школ, что объясняет отсутствие значений выше нормы для шкалы реализованной виктимности. Так как факты употребления ПАВ и проявлений виктимного поведения подростков в рамках данного исследования не устанавливались, существует ряд ограничений относительно выводов рисков употребления ПАВ подростками склонным к виктимному поведению. Это также обуславливается спецификой диагностического материала: методика «Наркориск», как личностный опросник, предназначена для оценки рисков аддиктивного поведения  на ранней стадии. Методика О.О. Андронниковой в свою очередь оценивает потенциальную предрасположенность к реализации отдельных форм виктимного поведения. Таким образом, мы можем предполагать, что у подростков, обладающих определенной комбинацией рискогенных личностных черт, свойственных им при употреблении ПАВ, предрасположенность к виктимному поведению будет повышаться.

Заключение

Повышение предрасположенности к употреблению психоактивных веществ у подростков с личностными чертами, соответствующими асоциальному и конформному профилям, сопровождается увеличением рисков формирования агрессивного и аутоагрессивного (самоповреждающего) типов виктимного поведения.

Подростки с высокой склонностью к агрессивному и аутоагрессивному типам виктимного поведения характеризуются целым комплексом личностных черт, соответствующих высоким рискам употребления ПАВ: стремлением получить быстрое удовольствие, затруднениями при усвоении норм и правил, принятых в социуме, зависимостью от мнения окружающих.

Специфическими личностными чертами свойственными аутоагрессивному (самоповреждающему) виктимному поведению являются отсутствие собственной системы ценностей и критического мышления.

Полученные данные позволяют усовершенствовать профилактические меры, направленные на снижение рисков употребления подростками психоактивных веществ, так и связанных с ними рисков формирования определённых типов виктимного поведения.

Ссылка для цитирования

Благодарности

Авторы благодарят содействие в проведении научного исследования научного руководителя проекта В.Г. Булыгину.

Литература
  1. Андронникова О.О. Психологические факторы возникновения виктимного поведения подростков: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. Новосиб., 2005. 16 с.
  2. Андронникова О.О. Взаимосвязь переживания детства с формированием Я-концепции виктимного типа // Мир науки, культуры, образования. 2014. № 1.С. 276–279
  3. Андронникова О.О., Ветерок Е.В. Психологическое благополучие и здоровье как актуальная потребность современного человека в рамках девиктимизации // Вестник Кемеровского государственного университета. 2016. № 1. С. 72-76.
  4. Баширова Т.Н. Ценностные ориентации студентов со склонностью к виктимности //Казанский педагогический журнал. 2013. № 5. С. 6-8.
  5. Григорьева А.А., Гавриченкова А.А. Употребление подростками психоактивных веществ при разных видах аутоагрессивного поведения [Электронный ресурс] // Психология и право. 2020, Т. 10. № 1. С. 116–122. URL: https://psyjournals.ru/psyandlaw/2020/n1/112938_full.shtml (дата обращения: 13.08.2020)
  6. Евсеев А.В., Радимушкина О.В. Криминологическая характеристика и тенденции криминальной виктимизации в Российской Федерации // Виктимология. 2018. № 1. С. 13-24.
  7. Левина Н.А., Дубовицкая М.Г. Психологическая профилактика виктимного поведения подростков в условиях, содействующих развитию личностного потенциала // Социально-экономические явления и процессы. 2013. № 5. С. 280-287.
  8. Муллахметова Н.Е. Состояние опьянения жертвы преступления: правовые и виктимологические аспекты //Виктимология. 2018. №. 1. С. 58-64.
  9. Мусийчук М.В., Яценко Т.В. Виктимность как фактор риска аддиктивного поведения подростков на основе выявления предикторов зависимостей // Общество: социология, психология, педагогика. 2020. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/viktimnost-kak-faktor-riska-addiktivnogo-povedeniya-podrostkov-na-osnove-vyyavleniya-prediktorov-zavisimostey (дата обращения: 27.06.2020). DOI: 10.24158/spp.2020.1.5
  10. Ривман Д.В. О некоторых понятиях криминальной виктимологии // Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. Сборник научных трудов. Иркутск: Изд-во Иркут.ун-та, 1982. С. 15-24.
  11. Сыркин Л.Д., Ляпин А.С., Зуйкова А.А., Сафронов А.И. Использование методики «Психодиагностический опросник «Наркориск» в социально-психологическом тестировании в образовательных организациях [Электронный ресурс] // Интернет-журнал «Мир науки». 2016, Т. 4. № 1. URL:http://mir-nauki.com/PDF/20PSMN116.pdf (дата обращения: 15.09.2020)
  12. Федорова Н.Н. Эпидемиологическое исследование вредных привычек у студенческой молодежи [Электронный ресурс] // Интернет-журнал «Вестник АГТУ». 2007. №1. С. 200–202. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/epidemiologicheskoe-issledovanie-vrednyh-privychek-u-studencheskoy-molodezhi. (дата обращения: 27.06.2020).
  13. Франк Л.В. Виктимология и виктимность (Об одном новом направлении в теории и практике борьбы с преступностью): Учебное пособие для студентов юридического факультета.Отв. ред.: Муллаев М.М.. Душанбе, 1972. 113 c.
  14. Яценко Т.Е. Психологическая сущность категории "Виктимное поведение" с позиции субъектно-средового подхода // Вестник БарГУ. Сер. Педагогические науки. Психологические науки. Филологические науки. 2019.№ 7. С. 127-134.
  15. Morgan R.E., Kena G. Criminal victimization, 2016 //Bureau of Justice Statistics. NCJ, 2017. Vol. 251150.  P. 1-36
  16. Nasheeda A., Hassan, N.C., Hassan, S.A. Relationships between bullies, victims and mental health issues among adolescents // Maldives National Journal of Research. 2017. №.5. P. 23-44.
  17. Shannon R. Reviewing the Association between Early Attachment Style and Bystander Behavior in Instances of Bullying during Childhood and Adolescence // UC Merced Undergraduate Research Journal. 2018. Vol. 10, №. 2. P.1-29
  18. Shepherd J.P., Sutherland I., Newcombe R. G. Relations between alcohol, violence and victimization in adolescence //Journal of Adolescence. 2006. Vol. 29. №4. P. 539-553. DOI: 10.1016/j.adolescence.2006.06.005
  19. Thompson M.P. et al. Longitudinal associations between problem alcohol use and violent victimization in a national sample of adolescents //Journal of Adolescent Health. 2008. Vol. 42. № 1. P. 21-27. DOI: 10.1016/j.jadohealth.2007.07.003
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2021 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика