Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 121Рубрики 53Авторы 9565Новости 1880Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2019

17 место — направление «Психология»

0,674 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

1,000 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психолого-педагогические исследования

Прежнее название: Психологическая наука и образование psyedu.ru

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2587-6139

DOI: https://doi.org/10.17759/psyedu

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2009 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Духовность как метасистемное свойство самоорганизации внутреннего мира человека 1005

|

Яссман Л.В.
доктор психологических наук, профессор Хабаровской Духовной семинарии, Хабаровск, Россия
e-mail: yassman@yandex.ru

Яссман В.П.
кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии Хабаровского Дальневосточного государственного университета путей сообщения, Хабаровск, Россия
e-mail: yassman@yandex.ru

Полный текст

Религиозный, социокультурный и научный контексты понимания и употребления термина «духовность». Вопрос о духовности – это, по существу, вопрос об окончательном и высшем смысле жизни. В настоящее время о духовности говорят все религии, самые различные оккультные и мистические направления, секулярные мыслители – психологи, философы, педагоги и т.д. Перед лицом этого разнообразия нужно постараться выявить единственно правильные критерии, по которым можно было бы судить о духовности. В наше время с особой силой идет процесс смешения  различных представлений о духовности в одно общее и единое целое. Проявляется тенденция, известная еще с прошлого столетия, которая в догматическом, или в доктринальном, плане именуется теософской идеей.

 Опыт духовной жизни изложен в наследии святоотеческой духовной мысли, где раскрываются признаки, характеризующие истинную духовность. Первое и важное, на что обращают внимание святые отцы, говоря о духовности, это то, что если Бог есть Дух и именно только Он в единственном, исключительном плане является таковым, следовательно, и духовностью мы можем назвать только такое состояние человека, которое соответствует Богу. Основополагающими свойствами православной духовности являются любовь и смирение, или смирение в любви. Начинается эта духовная жизнь с покаяния – изменения. Покаяние это затем приводит человека к вере, приводит ко Христу – Спасителю. Исаак Сирин, один из глубокомысленнейших писателей древности, один из великих святых, говорил: «Воздаяние бывает не добродетели, и не труду ради нее, а проистекающему от них смирению. И если последнее будет утрачено – напрасны все добродетели и труды» [8, Сл. 34. ]. Суть духовности состоит в том, чтобы увидеть себя, увидеть подлинную свою природу, повреждение души, грехи свои увидеть. Увидеть для чего? – Чтобы измениться. Именно в трудах Исаака Сирина обнаруживается первое употребление термина «духовность».

«Духовность» – понятие многоликое, а потому в секулярной науке раскрывается в самых различных контекстах: морально-нравственном, ценностно-смысловом, энергетическом, регуляционном, деятельностном, в контекстах соотношения индивидуального, биологического и социального. Особо подчеркивается интегративность, иерархичность и утонченность духовности. Так, предлагается рассматривать духовность в контексте высшего уровня развития интеллекта – его духовной формы, которая, по словам Р.Эммонса, является экспертной базой знаний о божественном и имеет утонченный характер [24]. Преподобный Исаак Сирин также понимает духовность как утонченность души. Вместе с тем он писал, что «естество же сил духовных без <помощи> ума нам видеть невозможно. Когда человек удостаивается видеть их в их собственном естестве и их месте, такими, как они есть в своей духовной тварности, ум его благодатью возбуждается к откровению духовных прозрений о них», видений духовных [Сл. 20; 7, с. 127–130].

Таким образом, духовность обнаруживается в прозрениях и видениях духовных. В индуизме в этом контексте используется термин «просветленность». Выступая в качестве мировоззренческой категории, термин «видение» отражает вовлеченность в мир и сопричастность миру. В Библии говорится: «своими глазами смотрят и не видят», «иди и смотри». С.Л. Рубинштейн отмечает: «Мало видеть – нужно уметь смотреть», и далее: «смотреть и видеть не одно и то же. Смотрят все зрячие…» [16, с. 279]. В.С.Мухина пишет: «Смотрят все зрячие, а видят те, кто пытается вникнуть в суть явления» [12, с. 893]. Пьер Тейяр де Шарден [20], В.Ф.Петренко [14] употребляют данный термин в связи с определенной степенью развитости сознания. В.Я.Сергин прямо указывает, что внутреннее видение составляет суть сознания [17].

Наряду с данным понятием в психологии, и в частности когнитивной психологии, можно встретить такие обозначения, как «внутренний взор», «внутренний дисплей», «экран сознания», а также предложенный В.А.Пономаренко термин «внутренний план действия» (ВПД) и др. Д.Б.Богоявленской описан процесс, который по сути является «ментальным субстратом» той «видящей мысли», индивидуального умозрения, того, как строится индивидуальная «ментальная картина происходящего». В рамках концепции интеллектуальной (а по существу – духовной) активности Д.Б.Богоявленская заключает, что «видение» выступает как результат активного творческого целеполагания, углубленного познания мира. Процесс видения истолко­вывается как поиск и одновременно выражение собственной концепции мира, как индивидуальный строй мышления и мироощущения, формирующийся в результате познания действительности и определяющий способность видеть, воспринимать мир так, а не иначе [2]. Изменение видения меняет границы личности и способ существования в мире. А.Н.Леонтьев отмечает, что индивидуально-личностное видение мира конкретным человеком осуществляется сквозь призму личностных смыслов, установок и других компонентов структуры личности и является вариантом образа мира [10].

С нашей точки зрения, видение можно рассматривать как функцию системных и метасистемных свойств субъекта, его сознания и его интеллекта. Отсюда и духовность определяется тем, через призму каких смыслов, установок, значимых отношений, концептуальных структур человек видит мир. В трактате «О природе вещей» Тит Лукреций Кар в I в. до н.э. иронично писал: «Коль глаза только двери у нас заменяют, то с устранением их, очевидно, гораздо бы лучше видеть способен был дух, коль самих косяков бы не стало» [цит. по: 6, с. 23]. В качестве таких «косяков» выступают ложные ценности и стремления человека, искажающие видение им мира. Таким образом, понимание мира и частных его характеристик определяется развитостью человека, т.е. уровнем развития его духовной сферы, его внутреннего мира, способностью видеть мир не искаженно, поверхностно и фрагментарно, а целостно. Можно также заключить, что духовность – интегральное свойство внутреннего мира человека, которое проявляет природу человеческого духа и обозначает высокую степень развитости души, ее утонченности.

Метасистемный подход к анализу психического и духовный рост человека. Крайне важной для рассматриваемого вопроса, на наш взгляд, является мысль В.Д.Шадрикова, что сама способность мыслить есть свойство мозга, его особой организации, но и организация мозга во многом определяется состоянием физиологическим и духовным [19, с.31]. В.Д.Шадриков отмечает, что субординационно-координационная (вертикально-горизонтальная) структура мозга, может выступать материальной основой формирующегося внутреннего мира и мира внутренней психической жизни человека. Причем внутренний мир В.Д.Шадриков относит к неустойчивым системам, что дает воз­можность при его описании использовать соответствующие этому типу методы. Внутренний мир определяется В.Д.Шадриковым как «потребностно-эмоционально-информационная субстанция – душа в научном понимании» [19, с. 20]. Д.Шадриков подчеркивает, что внутренний мир человека может быть описан с позиций структурно-функционального и структурно-уровнего подходов в психологии, представленных в работах А.Р.Лурия и Н.А.Бернштейна.

Б.М.Величковский дополняет модель Н.А.Бернштейна в верхней, когнитивной части за счет введения двух уровней «высших символических координаций» (F), представляющих собой метакогнитивные процессы, отвечающие за управление ходом текущей деятельности [4]. Это интегральные психические процессы (целеобразование, планирование, прогнозирование, принятие решений, рефлексия и др.), которые, как отмечает В.Д.Шадриков, обеспечивают организацию и регуляцию интеллектуальной деятельности, формируясь на основе синтеза и координации аналитических процессов. Метасистемный уровень вовлекается в работу тогда, когда ситуация приобретает в каком то отношении особый проблемный характер. Со стороны мозговой организации метакогнитивные процессы опосредованы работой эволюционно новых, префронтальных областей коры, которые реализуют рефлексивное сознание, решение задач, связанных с произвольным управлением собственной познавательной активностью. О том, что лобные доли являются моральной инстанцией, а их повреждение или функциональная недостаточность приводит к социопатии, антисоциальному поведению и «моральной слепоте», убедительно пишет Э.Голберг [5, с.205]. В состав основных функций лобных долей входят рефлексия, прогнозирование, волевой контроль, принятие решений в ситуации неопределенности (горячий когнитивный процесс, протекающий на фоне интенсивных переживаний). Способности к самоограничению (смирение) и рефлексии (покаянию) также зависят от функциональной целостности лобных долей. Таким образом¸ речь идет, по существу, о процессах, определяющих духовный рост человека.

На то, что метакогнитивные процессы возвышаются над иерархией когнитивных процессов и одновременно опосредствуют связь между когнитивными и регулятивными процессами деятельности и поведения, обращает внимание и А.В.Карпов: «Это такие процессуальные средства, овладевая которыми, субъект в значительной степени и становится таковым, обретает “самость”, целостность, субъектность не только по отношению к внешнему миру, но и к миру внутреннему – к своей собственной психике, к ее содержанию» [, с 70–71]. Метасистема, с которой исходно взаимодействует психика, в которую она объективно включена и которая «внешнеположена» ей, оказывается представленной в структуре и содержании самóй психики.

В религиях и науке выработан ряд имен, обозначающих метасистему: «культура», «высшее начало», «импликативная реальность», «пространственно-временной континуум», «коллективное бессознательное», «Дао», «ноосфера», «информационное поле», «первоисточник», «Бог». Высшее начало – это то, с чем человек себя идентифицирует, с чем он себя трансперсонифицирует. Сам термин «трасперсональное», предложенный С.Грофом, обозначает выход за границы собственной личности. Отсюда и выбор пути духовного развития, который в различных религиозных конфессиях наполнен своим содержанием. «Духовный путь» – это термин, указывающий на продвижение к обретению тех качеств и развитие таких способностей, которые позволят человеку, если не слиться с высшим началом, то стать к нему ближе. Основная цель продвижения по «духовному пути» – «духовное совершенствование» и «духовный рост», достижение состояния, которое соответствует Богу.

Психологические механизмы духовного роста оказываются общими и для религии, и для творческой реализации себя в деятельности. Прежде всего, это обретение целостности собственного внутреннего мира и духовное психологическое здоровье человека. Метасистемный уровень, высшая реальность транспонируется в психику, хотя и в очень специфической форме – в форме субъективной реальности, точнее, в форме процессов и структур ее репрезентации, выступающих предметом метакогнитивных процессов. В психологии для обозначения этой реальности, а также ее разновидностей, форм, аспектов, проявлений и т.д. используются такие понятия, как «внутренняя информация», «знания», «смыслы», «ментальные репрезентации», «когнитивные схемы», «опыт», «образ мира», «внутренний мир», «модель ситуации», «субъективные репрезентации», «скрипты», «концептуальные структуры» и многие другие. Метакогнитивные процессы выходят за рамки традиционных когнитивных процессов, поскольку они могут быть направлены на реализацию базовых регулятивных функций как по отношению к собственно познанию, так и по отношению к организации деятельности в целом. А.В.Карпов отмечает сложность, противоречивость, двойственность и даже парадоксальность данного уровня, который заложен уже в самой этимологии понятия «метасистемный», обозначающего некую сущность (в данном случае – уровень), которая и принадлежит системе, и лежит вне ее.

Таким образом, духовность может быть рассмотрена как метасистемное свойство внутреннего мира человека, развивающегося как в познавательном, так и в личностном планах, человека, ищущего и обретающего смысл. Видение становиться важным внутренним условием тех духовных преобразований, которые осуществляются в смысловом пространстве внутреннего мира человека.

Д.А.Леонтьев в качестве ключевого понятия, необходимого для понимания человеческой духовности как реального феномена называет смысловую регуляцию. Со смысловой сферой личности связана совесть человека. Смысл жизни, высшие ценности, нравственные чувства и переживания, совесть есть проявления духовности человека [8]. По словам В.И.Слободчикова, духовность есть самая глубинная суть че­ловека как родового существа [18].

Смысловая сфера личности не останавливается в развитии на каком-либо этапе жизни человека. Смыслы в своем генезе формируются в смысловые образования разной иерархической и структурной сложности, наподобие типологии жизненных миров В.Ф.Василюка, где мера духовной (смысловой) сложности жизненного мира вполне отражает меру духовности каждого мира [3]. Утонченность внутреннего мира в плоскости рассматриваемого контекста отражает очень высокий уровень познавательных способностей (когнитивных и аффективных), позволяющих находить смысл там, где «на лицо» он не проявлен, широко охватывать разносторонние и противоречивые факты действительности, глубоко проникать (схватывать) существенное в явлениях субъективного и объективного мира. Духовность как психологическое явление в разнообразных формах выражения охватывает все сферы психики, характеризуя высшую степень их развитости (когнитивную, регулятивную, аффективную). Высшая степень развитости духовных свойств и качеств человека раскрывается в деятельности, в поступках человека и духовных переживаниях целостности и единства с высшей реальностью – метасистемой.

И здесь мы сталкиваемся с различными интерпретациями и контекстами, каждый из которых предлагает свое видение совершенства и свой путь его обретения. Понимание того, что есть совершенный человек, является одним из краеугольных камней проблемы духовности. В различных религиозных направлениях и течениях совершенство определяется богоподобием человека. Чем ближе человек к Богу, тем он совершеннее.

Святость – это не уход от реальной жизни – это честный труд, труд в соответствии с логикой предмета деятельности. Ярким примером такой жизни в соответствии с логикой предмета деятельности является жизнь великого русского полководца А.В.Суворова. В.Н.Мясищев в качестве одного из уровней отношения к труду выделяет высшее-глубинное, духовное (идейное) отношение [13]. В этом смысле причинами большинства социальных проблем в России являются формализм, низкий уровень профессиональной компетентности и бездуховность в отношении реализации себя в профессии, в том числе и наболевших проблем в социальной сфере –  в ЖКХ, здравоохранении, образовании, транспорте (падения самолетов) и многих других.

Духовная активность в профессиональной деятельности. Согласно А.Н.Леонтьеву, предмет деятельности выступает двояко: первично – в своем независимом существовании, вторично – как образ предмета, как продукт психического отражения его свойства, которое осуществляется в результате деятельности субъекта. Образ предмета, видение предмета деятельности в ценностно-смысловом контексте внутреннего мира человека, с нашей точки зрения, выступает внутренним условием деятельности человека.

 Как отмечает В.А.Пономаренко, «знания, умения и навыки – это “прививаемые” рефлексы к способностям, а духовность – изнутри имманентно присущее, которой он сам насыщает профессию». «Моральная сторона» вводится не из контекста теории, а как результат требовательного осмысления труда… Если в обыденном представлении понятия «специалист» и «профессионал» синонимичны, то В.А.Пономаренко их разводит по признаку активности субъекта труда, вернее, ее истоков. Профессионала от специалиста отличает системное свойство – «духовное пространство», и это не метафора, подчеркивает автор, а взаимоотношения со своей совестью [12]. Таким образом, каждая деятельность предполагает духовный слой, в котором, как это убедительно разъясняет В.А.Пономаренко, человек выходит за рамки требуемого, порой рискуя свое жизнью, и поэтому «творчество синонимично профессионализму» [15].

 В каждой сфере деятельности есть место творчеству и, соответственно, проявлению духовности. Подобного мнения придерживается А.Ю.Агафонов, отмечая, что духовность – это  раскрытие индивидуальности через творчество [1]. Он считает, что индивидуальность обретает свой собственный теоретический статус в психологии, если ее раскрывать как особое духовное начало в человеке, отдельный трансперсональный уровень развития его сущностных сил. Д.Б.Богоявленская замечает, что творчество предполагает нравст­венность и ответственность человека за смысл со­вершаемой им деятельности [2]. Творчество понимается как проявление духовной (интеллектуальной) активности человека за пределами ситуативной заданности, и в этом смысле оно является метакогнитивным процессом, инициируемым лобными долями, просыпающимися в ситуации неопределенности. При этом умственные способности составляют фундамент интеллектуальной активности, определяя широту и глубину познавательного интереса, но проявляются они лишь через структуру внутреннего мира человека.

Духовная активность в сложных жизненных ситуациях. Духовность – это указание на приобщенность человека к высшему началу, облик и существо которого человек выбирает самостоятельно, в зависимости от культурно-этнических, религиозных и других предпочтений, а также это указание на следование человека по духовному пути, на котором закономерно возникают духовные кризисы.

Выход за пределы заданного – как свойство творческого процесса – свойственен и тем духовным кризисам, которые возникают в жизни человека и которые, по сути, являются ситуацией неопределенности, требующей духовной активности человека, направленной на преобразование своего собственного внутреннего мира. В этом смысле кризис сопоставим с проблемной ситуацией в психологии мышления и творчества. Кризис возникает тогда, когда человек утрачивает гармонию с самим собой и с высшей реальностью, когда нарушается целостность человека. Кризис предоставляет возможность поэкспериментировать с собой, со своею ролью в жизни, понять, в чем заключается предназначение человека, подняться над самим собой, найти резервы и ресурсы, позволяющие справиться с трудными событиями, достойно встретить и принять вызов судьбы.

 Кризис – это не обязательно отрицательное, вредное и негативное. Переживая кризис, человек начинает думать о причинах происходящего, обращается к собственной душе, природе. В момент кризиса человек изучает себя, занимаемся интроспекцией, запускаются творческие ресурсы, компенсаторные защитные механизмы. Поэтому кризис – это точка духовного роста, поиск и мобилизация резервов психики, возможность открыть в себе новые резервы, преодолеть трудности, проблемы, проверка на прочность. Как говорил Ф.Ницше, что не убивает меня – то делает меня сильнее. Выход из кризиса – это победа над собственной психологической природой. Преодолевая кризис, человек обретает новые психологические качества, становится немножко другим человеком, обновленным. Происходит трансцендирование – выход за пределы самого себя, своей жизни, обычных границ свой личности. Меняется и сознание человека, его мироощущение, изменяется ценностно-смысловой контекст видения мира.

Соответственно и духовная развитость человека обусловлена глубиной видения и глубиной вовлеченности в мир и предмет деятельности, глубиной движения познания в сущность объекта, когда объект раскрывается в своих метасистемных характеристиках.

Заключение. «Духовность» категориально обобщает сложные психологические явления, которые осуществляются в ценностно-смысловом и эмоционально-чувственном пространстве внутреннего мира человека. Поэтому «духовность» можно понимать как совокупность, с одной стороны, системных и метасистемных свойств внутреннего мира человека, его отношений к миру и к своей роли в мире, а с другой – действий и поступков, совершаемых человеком, которые могут быть правильными или неправильными, духовными или бездуховными. Духовность не статична и не является константной величиной, она раскрывается как серия последовательно сменяющихся состояний внутреннего мира, которые могут приводить человека к разрушению или к созиданию себя и окружающего мира. И в этом смысле духовность – это отношения со своей совестью и ответственность человека перед собой за собственные поступки.

 Часто термин «духовность» используют для обозначения идеальных характеристик человека, но, как и любую черту личности, духовность необходимо рассматривать как шкалу с двумя противоположными полюсами. А поскольку внутренний мир – это система неустойчивая, то и духовность можно понимать как динамическое состояние внутреннего мира, производное от метасистемных свойств психики и от всей совокупности ценностно-смысловых отношений, образующих ценностно-смысловое пространство внутреннего мира человека.

 В качестве критериев оценки духовности могут выступать категории, составляющие семантический дифференциал духовности: «грубость» – «утонченность»; «пассивность» – «активность»; «безнравственность» – «нравственность»; «поверхностность» – «глубина»; «ответственность» – «безответственность»; «неаутентичность» – «аутентичность»; «разрушение» – «созидание»; «простота» – «сложность»; «закрытость» – «открытость», «расколотость» – «целостность».

Таким образом, духовность можно рассматривать как метасистемное динамическое свойство самоорганизации внутреннего мира человека, свойство рефлексивного и трансперсонального сознания, отражающее аутентичность человека, способность быть настоящим, честным перед самим собой, способность к правильному выбору и ответственности за него, способность жить не по сценарию, а в соответствии с теми целесообразными истинами, универсальными ценностями, соответствие которым делает человека здоровым и счастливым.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Агафонов А.Ю. Человек как смысловая модель мира. Пролегомены к психологической теории смысла. М. – Самара, 2000.
  2. Богоявленская Д.Б. Психология творческих способностей. М, 2002.
  3. Василюк, Ф. Е. Психология переживания. М., 1984.
  4. Величковский Б.М. Когнитивная наука: Основы психологии познания: В 2 т. Т.1.М., 2006.
  5. Голберг Э. Управляющий мозг: лобные доли, лидерство и цивилизация. М.,2003.
  6. Завалова Н.Д., Пономаренко В.А. Структура и содержание психического образа как механизма внутренней регуляции предметных действий // Психологический журнал. 1980. №2.
  7. Исаак Сирин, преп. О совершенстве духовном (Слова 19, 20, 21, 55). Cлово 20.  О различии мыслительных сил ума в действии откровений и видений духовных.  Новооткрытые тексты. М., 1998.
  8. Исаак Сирин, преп. Слова подвижнические. Слово 34. О тех, которые живут в приближении к Богу и проводят дни свои в жизни ведения. М., 2002.
  9. Карпов, А.В. Метасистемная организация уровневых структур психики. М., 2004.
  10. Леонтьев А.Н. Образ мира // Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2 т. Т.2. М., 1983.
  11. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. М., 2003.
  12. Мухина В.С. Личность: мифы и реальность (Альтернативный взгляд. Системный подход. Инновационные аспекты). Екатеринбург, 2007.
  13. Мясищев В.Н. Социальная психология и психология отношений // Мясищев В.Н. Психология отношений / Под ред. А.А.Бодалева. М. –Воронеж, 1998.
  14. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. СПб., 2005.
  15. Пономаренко В.А. Страна авиация – черное и белое. М., 1995.
  16. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб., 1999.
  17. Сергин В.Я. Сознание как система внутреннего видения // Журнал высшей нервной деятельности. 1994.  Т. 44. № 4–5.
  18. Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Психология человека. Введение в психологию субъективности. Основы психологической антропологии. М., 1995.
  19. Шадриков В.Д. Мир внyтpeнней жизни человека. М., 2006.
  20. Шарден П.Т.де. Феномен человека. М., 1965.
  21. Эммонс Р. Психология высших устремлений: мотивация и духовность личности. М., 2004.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2021 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика