Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 148Рубрики 53Авторы 10647Новости 2026Ключевые слова 6329 Подать рукописьRSS RSS

РИНЦ

Включен в Science Index РИНЦ

Входит в Ядро РИНЦ, Russian Science Citation Index

ВАК

CrossRef

Психолого-педагогические исследования

Прежнее название: Психологическая наука и образование psyedu.ru

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2587-6139

DOI: https://doi.org/10.17759/psyedu

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2009 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Связь эмоционального интеллекта с эффективностью деятельности и качеством профессиональной жизни у начинающих психологов-консультантов 86

|

Панкратова А.А.
кандидат психологических наук, старший научный сотрудник, факультет психологии, кафедра психогенетики, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1710-7835
e-mail: alina_pankratova@mail.ru

Николаева М.Е.
магистр психологии, факультет психологии, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0002-6586-3929
e-mail: nikolaevame@mail.ru

Ссылка для цитирования

Полный текст

Введение

Эмоциональный интеллект (ЭИ) является профессионально важным качеством для представителей социономических профессий, и развитию этого качества уделяется особое внимание в ходе подготовки специалистов [3; 4; 7; 14]. Мы решили проверить верность этого постулата для психологов-консультантов и оценить, как ЭИ связан с эффективностью консультирования, удовлетворенностью от помощи другим людям и утомлением от сочувствия. В литературе существует два теоретических подхода к описанию содержания этого конструкта, которые соответствуют моделям способностей и смешанным моделям. Разница между этими подходами заключается в том, что в состав ЭИ включают только когнитивные способности (понимание эмоций и управление ими) [9] или когнитивные способности и личностные черты, которые помогают оперировать эмоциями (оптимизм, самоуважение, ассертивность и т.д.) [10]. При этом для диагностики ЭИ используются тесты, измеряющие уровень развития способностей ЭИ, и опросники с опорой на модели способностей или смешанные модели, измеряющие представления человека об уровне развития способностей ЭИ или эмоциональную самоэффективность в целом (с учетом вспомогательных личностных черт).

По результатам метаанализов: 1) ЭИ является значимым предиктором эффективности деятельности, особенно в профессиях, связанных с общением и взаимодействием с другими людьми, среди методик диагностики ЭИ опросники с опорой на смешанные модели гораздо лучше предсказывают эффективность деятельности, чем тесты и опросники с опорой на модели способностей [16]; 2) ЭИ положительно коррелирует с удовлетворенностью от работы, при этом в качестве медиатора выступает эффективность деятельности, среди методик диагностики ЭИ опросники имеют более высокие корреляции с удовлетворенностью от работы, чем тесты [19]; 3) ЭИ связан с разными индикаторами психического, психосоматического и физического здоровья, в том числе с низким уровнем профессионального выгорания, среди методик диагностики ЭИ опросники с опорой на смешанные модели позволяют лучше прогнозировать психическое здоровье, чем тесты и опросники с опорой на модели способностей [18]. Таким образом, в рамках этих метаанализов установлены общие закономерности, а также показано, что прогностические возможности лучше у опросников на ЭИ (в частности, у опросников с опорой на смешанные модели).

В литературе описаны единичные исследования о роли ЭИ в профессиональной деятельности, которые проводились именно на выборке психотерапевтов, психологов или психиатров. Было установлено, что психотерапевты с более высоким уровнем ЭИ (тест MSCEIT) демонстрируют большую результативность[1]: 1) терапевты с высокими показателями по шкале «Понимание эмоций» сообщали о более значительном снижении количества текущих жалоб и межличностных проблем у пациентов; 2) у терапевтов с высокими показателями по шкале «Управление эмоциями» пациенты сообщали о меньшей выраженности симптоматики после терапии (на уровне тенденции) и реже прерывали терапию до ее окончания [17]. ЭИ терапевтов оказался не связан с качеством рабочего альянса (во время первых шести сессий), в свою очередь, при высокой оценке рабочего альянса пациенты сообщали о меньшей выраженности симптоматики после терапии. Стоит отметить, что, по результатам исследований, создание хорошего рабочего альянса и критичность консультанта, безотносительно к уровню его ЭИ, являются важными предикторами эффективности терапии [15; 20; 21; 22; 23].

Кроме этого, на выборке специалистов в области психического здоровья (клинические психологи, психиатры) было показано, что ЭИ (опросник SSRI, субтест «Управление эмоциями» из теста MSCEIT) отрицательно связан с утомлением от сочувствия, при этом в качестве медиатора выступает копинг, ориентированный на решение проблем [28][2]. В другом исследовании с участием психологов и психиатров было показано, что разные способности ЭИ (опросник TMMS) по-разному связаны с утомлением от сочувствия: внимание к своим эмоциям приводит к большему утомлению, а регуляция своего состояния, напротив, – к снижению утомления [11][3]. В одной из диссертаций изучалась связь ЭИ (опросник EJI) с удовлетворенностью от работы у специалистов в области психического здоровья (в том числе у психологов) и было показано, что у мужчин предиктором удовлетворенности от работы являются осознанность эмоций и управление своими эмоциями, а у женщин – только осознанность эмоций [24][4]. Таким образом, с опорой на эти исследования мы предполагаем, что ЭИ будет положительно связан с эффективностью деятельности и удовлетворенностью и отрицательно – с утомлением, и хотим уточнить эти закономерности для психологов-консультантов на российской выборке.

Метод

Выборка. В исследовании приняли участие 54 человека – начинающие практикующие психологи, которые имеют высшее образование и обучаются различным подходам консультирования в Московском институте гештальта и психодрамы, Высшей школе психологии, Московском институте гештальт-терапии и консультирования, Учебном центре «Профессионал». Из них 45 участников были женского пола и 9 – мужского пола, такой перевес женской подгруппы связан с тем, что среди психологов-консультантов больше специалистов женского пола. Возраст респондентов варьировал от 23 до 48 лет (M=36; SD=6), а стаж консультативной работы – от 1 года до 5 лет (M=2; SD=1).

Проведение консультации. Обучаясь консультированию, студенты отрабатывают различные техники консультирования с помощью двух видов практики: работа в учебных тройках (клиент–терапевт–наблюдатель) и тренировочные сессии (клиент–терапевт) под супервизией тренеров института. Во время таких практических занятий перед студентами ставится задача – провести консультацию по запросу клиента (в течение 20 минут), при этом в качестве клиента выступает также кто-то из группы учащихся.

Методики исследования. Психологи-консультанты оценивали эффективность проведенной ими консультации в рамках учебной сессии (совместно с клиентом) и дополнительно заполняли три опросника, направленные на диагностику ЭИ и качества профессиональной жизни:

1. Шкала оценки встречи SRS V. 3.0 (Session Rating Scale) С. Миллера, Б. Дункана, Л. Джонсон используется для получения обратной связи от клиента об эффективности проведенной консультации по следующим критериям: 1) установление контакта; 2) работа с запросом; 3) техники работы; 4) в целом [2; 13][5]. При ее заполнении клиент должен поставить отметку на линии длиной 10 см ближе к тому описанию по каждой шкале, которое отражает его мнение по поводу консультации. Кроме этого, нами была сделана модификация этой методики: были изменены описания шкал таким образом, чтобы консультант мог оценить эффективность проведенной им консультации по тем же критериям.

2. Опросник ЭмИн Д.В. Люсина разработан с опорой на модель способностей ЭИ и измеряет представления человека об уровне развития способностей понимать эмоции и управлять ими [5; 6]. Опросник состоит из 46 утверждений, от респондента требуется отметить степень согласия с ними по 4-балльной шкале (от «совсем не согласен» до «полностью согласен»). По результатам заполнения опросника подсчитывают показатели по пяти первичным шкалам (понимание чужих эмоций, управление чужими эмоциями, понимание своих эмоций, управление своими эмоциями, контроль экспрессии), четырем шкалам второго порядка (межличностный ЭИ, внутриличностный ЭИ, понимание эмоций, управление эмоциями) и общий показатель по ЭИ.

3. Опросник TEIQue–SF (Trait Emotional Intelligence Questionnaire – Short Form) К. Петридеса, А. Фернхема разработан с опорой на смешанную модель ЭИ и измеряет эмоциональную самоэффективность в целом, связанную не только со способностями понимать эмоции и управлять ими, но личностными чертами, которые помогают лучше оперировать эмоциями [8; 25]. Опросник состоит из 30 утверждений, с которыми респондент должен отметить степень согласия по 7-балльной шкале (от «совершенно не согласен» до «полностью согласен»). По результатам заполнения опросника подсчитываются показатели по двум шкалам (поддержание отношений, социальная компетентность) и общий показатель по ЭИ.

4. Опросник ProQOL V. 5 (Professional Quality of Life) Б. Стамм измеряет два аспекта качества профессиональной жизни у представителей помогающих профессий – положительный (удовлетворенность) и отрицательный (утомление) [26; 27] (русскоязычная адаптация осуществлена А.А. Панкратовой, М.Е. Николаевой и находится в печати). Опросник состоит из 30 утверждений, от респондента требуется оценить, как часто у него возникали подобные чувства и мысли за последние 30 дней (по 5-балльной шкале – от «никогда» до «очень часто»). В данной статье будут анализироваться только показатели по шкалам второго порядка – удовлетворенность профессиональной деятельностью (включает в себя удовлетворенность от работы и от профессии в целом) и утомление от сочувствия (включает в себя вторичную травму и выгорание).

Результаты

Математическая обработка данных проводилась в статистическом пакете SPSS 18.0, кроме того, использовался статистический пакет Jamovi 1.2.27 для проверки эффектов медиации (модуль jamm – Advanced Mediation Models 1.0.4) и модерации (модуль medmod 1.1.0).

Эмоциональный интеллект и эффективность деятельности у психологов-консультантов

В нашем исследовании эффективность консультирования в рамках сессии оценивалась по одним и тем же критериям (установление контакта, работа с запросом, техники работы, в целом) со стороны клиента и консультанта. Для нас оценки клиента свидетельствуют собственно об эффективности консультирования, а оценки консультанта – о его самоэффективности в ходе работы. Дополнительно нами был введен показатель «Критичность консультанта», который подсчитывался по формуле: Эффективность сессии по оценкам клиента – Эффективность сессии по оценкам консультанта. Этот показатель интерпретировался следующим образом: чем ниже консультант оценивает эффективность проведенной им консультации, по сравнению с клиентом, тем выше его критичность. Сначала мы анализировали, как самоэффективность и критичность консультанта в отношении разных сторон своей работы связаны с эффективностью консультирования по оценкам клиента (см. табл. 1 и 2).

Таблица 1

Эффективность консультирования в рамках сессии по оценкам клиента и консультанта

Эффективность консультирования по оценкам клиента

Эффективность консультирования по оценкам консультанта

Установление контакта

Работа с запросом

Техники работы

В целом

Установление контакта

0,35**

0,07

0,10

0,09

Работа с запросом

0,28*

0,22

0,17

–0,01

Техники работы

0,26*

0,19

0,20

0,19

В целом

0,36**

0,05

0,25Т

0,23Т

Примечание. В таблице приводятся значения коэффициента корреляции Спирмена. Уровень значимости: **p<0,01; *p<0,05; Тp<0,09.

Таблица 2

Критичность консультанта и эффективность консультирования в рамках сессии по оценкам клиента

Эффективность консультирования по оценкам клиента

Критичность консультанта

Установление контакта

Работа с запросом

Техники работы

В целом

Установление контакта

0,34*

0,28*

0,31*

0,35**

Работа с запросом

0,08

0,40*

0,18

0,37*

Техники работы

0,10

0,19

0,39**

0,23Т

В целом

0,11

0,21

0,15

0,40*

Примечание. В таблице приводятся значения коэффициента корреляции Спирмена. Уровень значимости: **p<0,01; *p<0,05; Тp<0,09.

Были получены три основных результата: 1) чем выше эффективность консультанта при установлении контакта с клиентом, тем выше клиент оценивает эффективность консультирования по всем предложенным критериям; 2) чем выше критичность консультанта в отношении своей работы в целом, тем выше клиент оценивает эффективность консультирования по всем предложенным критериям; 3) чем выше критичность консультанта в отношении разных сторон своей работы, тем выше клиент оценивает установленный с ним контакт в ходе консультации. Кроме того, нами был получен технический результат, связанный с тем, что критичность консультанта диагностировалась не с помощью специальной методики, а подсчитывалась относительно оценок эффективности встречи со стороны клиента (см. в табл. 2 корреляции одноименных показателей по диагонали).

После этого мы анализировали, как ЭИ консультанта связан с эффективностью консультирования по оценкам клиента, а также с самоэффективностью и критичностью самого консультанта. Для диагностики ЭИ в нашем исследовании использовались два типа методик – опросник ЭмИн с опорой на модель способностей и опросник TEIQue с опорой на смешанную модель. Было установлено, что чем выше у консультанта ЭИ, измеренный с помощью опросника TEIQue, тем выше клиент оценивает эффективность консультирования в целом (r=0,26, p<0,05). Это в большей степени связано с высокими показателями консультанта по шкале «Поддержание отношений» (r=0,28; p<0,05), которая диагностирует внутриличностный ЭИ (способности понимать свои эмоции и управлять ими) и личностные черты (оптимизм, счастье, низкая импульсивность, ассертивность), необходимые для поддержания близких эмоциональных отношений.

Нами также были получены интересные противоречивые результаты о связи разных способностей ЭИ с самоэффективностью консультанта. С одной стороны, чем выше показатель консультанта по шкале «Поддержание отношений» (опросник TEIQue), тем выше он оценивает свою эффективность при подборе техник работы (r=0,33; p<0,05). Учитывая, что в эту шкалу входит внутриличностный ЭИ, это согласуется с данными по опроснику ЭмИн: показатели консультанта по шкале «Внутриличностный ЭИ» также положительно коррелируют с самоэффективностью при подборе техник работы (r=0,24, на уровне тенденции). С другой стороны, чем выше показатель консультанта по шкале «Понимание чужих эмоций» (опросник ЭмИн), тем ниже консультант оценивает эффективность своей деятельности в целом (r=–0,37; p<0,01) и тем выше его критичность при работе с запросом клиента и в целом (r=0,29 и 0,28, p<0,05).

Эмоциональный интеллект и качество профессиональной жизни у психологов-консультантов

Кроме этого, мы анализировали, как ЭИ связан с двумя аспектами качества профессиональной жизни (удовлетворенностью и утомлением) у психологов-консультантов (см. табл. 3). Было установлено, что ЭИ положительно коррелирует с удовлетворенностью профессиональной деятельностью, при этом у опросника TEIQue прогностические возможности оказались лучше, чем у опросника ЭмИн (r=0,60 и 0,40, p<0,01). Нами дополнительно было выдвинуто предположение о том, что критичность консультанта в отношении своей работы опосредует связь между ЭИ (а именно – между пониманием чужих эмоций) и удовлетворенностью профессиональной деятельностью (см. рис. 1). Проверка эффекта медиации показала, что он является значимым, но слабым (β=–0,07, p<0,05): чем лучше консультант понимает эмоции клиента, тем он более критичен при работе с его запросом, в свою очередь, чем выше критичность консультанта при работе с запросом клиента, тем он меньше удовлетворен своей профессиональной деятельностью.

Таблица 3

Эмоциональный интеллект и качество профессиональной жизни у психологов-консультантов

Эмоциональный интеллект

Опросник ProQOL

Удовлетворенность

Утомление

Опросник TEIQue

Поддержание отношений

0,62***

–0,41**

Социальная компетентность

0,45**

–0,21

Общий ЭИ

0,60***

–0,37**

Опросник ЭмИн

Понимание чужих эмоций

0,004

–0,04

Управление чужими эмоциями

0,49***

–0,20

Понимание своих эмоций

0,46***

–0,25Т

Управление своими эмоциями

0,44**

–0,20

Контроль экспрессии

0,05

–0,40**

Внутриличностный ЭИ

0,43**

–0,38**

Межличностный ЭИ

0,24Т

–0,13

Понимание эмоций

0,25Т

–0,16

Управление эмоциями

0,46***

–0,38**

Общий ЭИ

0,40**

–0,30*

Примечание. В таблице приводятся значения коэффициента корреляции Пирсона. Уровень значимости: ***p<0,001; **p<0,01; *p<0,05; Тp<0,09.

 

Рис. 1. Критичность консультанта как медиатор связей между пониманием чужих эмоций и удовлетворенностью профессиональной деятельностью: эффект медиации является полным, т.к. прямая связь между пониманием чужих эмоций и удовлетворенностью профессиональной деятельностью незначимая. Уровень значимости: **p<0,01; *p<0,05

Нами также было установлено, что ЭИ отрицательно коррелирует с утомлением от сочувствия, при этом для опросников TEIQue (r=–0,37, p<0,01) и ЭмИн (r=–0,32, p<0,05) были получены примерно одинаковые результаты. В большей степени помогает справляться с утомлением внутриличностный ЭИ (см. табл. 3, опросник TEIQue, шкала «Поддержание отношений» и опросник ЭмИн, шкала «Внутриличностный ЭИ»). Этот результат можно уточнить с опорой на первичные шкалы опросника ЭмИн: чем лучше консультант умеет контролировать внешние проявления своих эмоций, тем меньше он испытывает утомление (r=–0,40, p<0,01). Нами дополнительно было выдвинуто предположение о том, что на силу связи между внутриличностным ЭИ и утомлением от сочувствия влияет самоэффективность консультанта при работе запросом клиента и его удовлетворенность профессиональной деятельностью (см. рис. 2 и 3).

Для шкалы «Внутриличностный ЭИ» опросника ЭмИн и шкалы «Поддержание отношений» опросника TEIQue, которая включает в себя внутриличностный ЭИ, были получены сходные результаты, поэтому ниже описаны результаты только по первой методике. Проверка эффекта модерации показала, что он является значимым, но в большей степени выражен, когда в качестве модератора выступает самоэффективность консультанта при работе с запросом клиента (β=–0,24, p<0,01), чем удовлетворенность профессиональной деятельностью (β=–0,03, p<0,05). Так, при высоком и среднем уровне самоэффективности (β=–0,67, p<0,001 и β=–0,28, p<0,05) и удовлетворенности (β=–0,41, p<0,01 и β=–0,23, p<0,05) консультанта внутриличностный ЭИ отрицательно связан с утомлением от сочувствия, а при низком уровне самоэффективности и удовлетворенности консультанта – связь между ними становится незначимой.

Рис. 2. Связь между внутриличностным ЭИ (ВЭИ) и утомлением от сочувствия при трех уровнях модератора – самоэффективности консультанта при работе с запросом клиента: 1 – высокий уровень самоэффективности, 2 – средний уровень самоэффективности, 3 – низкий уровень самоэффективности

Рис. 3. Связь между внутриличностным ЭИ (ВЭИ) и утомлением от сочувствия при трех уровнях модератора – удовлетворенности профессиональной деятельностью: 1 – высокий уровень удовлетворенности, 2 – средний уровень удовлетворенности, 3 – низкий уровень удовлетворенности

Обсуждение

Под эффективностью консультирования имеется в виду, с одной стороны, эффективность деятельности консультанта в рамках сессий, что в литературе обозначается как создание рабочего альянса, а с другой стороны, улучшение состояния клиента, которое отслеживается с помощью определенного набора методик. По результатам метаанализа создание хорошего рабочего альянса является предиктором положительных изменений в состоянии клиента [13], а для повышения эффективности психологической помощи рекомендуется использовать формы обратной связи от клиентов и отслеживать промежуточные результаты [1]. В нашем исследовании оценивалась только эффективность деятельности консультанта, но с двух ракурсов – самим консультантом (самоэффективность) и клиентом (собственно эффективность консультирования). Было показано, что клиент оценивает выше эффективность консультирования в рамках сессии (или сложившийся рабочий альянс), когда консультанту удается установить с ним контакт и когда консультант более критичен в отношении своей работы. Видимо, доверительные отношения с клиентом являются основой этого альянса, а критичность консультанта приводит к поиску наиболее эффективного подхода к клиенту.

В рамках исследования мы подтвердили общие закономерности о связях ЭИ с эффективностью деятельности, удовлетворенностью и утомлением [16; 18; 19], но можем уточнить их для психологов-консультантов. ЭИ консультанта положительно связан с эффективностью консультирования по оценкам клиента, при этом ЭИ должен быть измерен с помощью опросника с опорой на смешанные модели, опросники с опорой на модели способностей и тесты не обладают такими прогностическими возможностями (результаты по тесту MSCEIT см. во введении: [17]). Разные способности ЭИ оказались по-разному связаны с самоэффективностью консультанта: понимание своих эмоций и управление ими положительно связаны с самоэффективностью, а понимание эмоций других людей – напротив, отрицательно. Видимо, чем лучше консультант понимает эмоции клиента по невербальным сигналам, тем больше он получает обратной связи о результатах своей работы и тем ниже в итоге оценивает свою эффективность. При высоком уровне ЭИ у консультанта выше удовлетворенность профессиональной деятельностью, но если он хорошо понимает эмоции другого человека, это может опосредованно через повышение его критичности приводить к снижению удовлетворенности профессиональной деятельностью.

ЭИ (а именно внутриличностный ЭИ) помогает консультанту справляться с утомлением от сочувствия, но эта закономерность перестает работать при низком уровне самоэффективности и удовлетворенности консультанта. Как нам кажется, в этом случае консультант теряет интерес к своей профессиональной деятельности и уже не использует свои ресурсы для поддержания оптимального психоэмоционального состояния. Что интересно, среди способностей ЭИ консультанту больше всего помогает справляться с утомлением от сочувствия контроль экспрессии. Это можно объяснить гипотезой обратной связи [12]: видимо, внешне сдержанные консультанты в меньшей степени идентифицируют себя с клиентами и переживают по поводу их травмирующего опыта. В одном из зарубежных исследований было также показано, что когнитивный компонент эмпатии (понимание другого с сохранением дистанции) отрицательно связан с утомлением, а эмоциональный компонент эмпатии (сопереживание проблемам другого) – напротив, положительно [11]. Таким образом, понимание чужих эмоций является профессионально важным качеством, при этом у консультантов вырабатывается некоторый компенсаторный механизм, который позволяет избежать излишней эмоциональной включенности в проблемы клиента.

По поводу прогностических возможностей методик можно сказать, что опросник TEIQue позволяет предсказывать эффективность консультирования по оценкам клиента и лучше предсказывает удовлетворенность профессиональной деятельностью, по сравнению с опросником ЭмИн. Это объясняется тем, что опросник TEIQue опирается на смешанную модель ЭИ: помимо когнитивных способностей, в состав ЭИ включены личностные черты, связанные с благополучием (счастье, оптимизм, самоуважение). К сожалению, в нашем исследовании не использовался третий тип меток диагностики ЭИ – тесты, что позволило бы получить более объемную картину. Среди ограничений нашего исследования можно также назвать оценку эффективности консультирования в рамках одной учебной сессии (в течение 20 мин.). Если усовершенствовать настоящий формат, то оценивать эффективность консультирования лучше по нескольким сессиям, и интересно было бы включить в исследование, помимо оценок клиента и консультанта, оценки супервизора. Все остальные ограничения касаются выборки исследования: чтобы говорить об универсальности установленных закономерностей, требуются расширение выборки и более сбалансированный состав участников по полу и стажу консультативной работы.

Выводы

На основании проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

  1. У психологов-консультантов с высоким уровнем ЭИ выше эффективность консультирования по оценкам клиентов, при этом сами психологи-консультанты оценивают свою эффективность выше, если они хорошо понимают свои эмоции и управляют ими, и оценивают ее ниже, если они хорошо понимают эмоции других людей.
  2. У психологов-консультантов с высоким уровнем ЭИ выше удовлетворенность профессиональной деятельностью, при этом у психологов-консультантов, которые лучше понимают эмоции других людей, выше критичность при работе с запросом клиента, а она, в свою очередь, связана с более низким уровнем удовлетворенности профессиональной деятельностью.
  3. Высокий уровень ЭИ (а именно внутриличностного ЭИ) позволяет психологам-консультантам справляться с утомлением от сочувствия, но эта закономерность перестает работать, если психолог-консультант низко оценивает свою эффективность при работе с запросом клиента и в целом не удовлетворен своей профессиональной деятельностью.
  4. Прогностические возможности оказались лучше у опросника TEIQue (с опорой на смешанную модель ЭИ), по сравнению с опросником ЭмИн (с опорой на модель способностей ЭИ), так как данные по этому опроснику позволяют предсказывать эффективность консультирования по оценкам клиента и лучше предсказывать удовлетворенность профессиональной деятельностью.

[1] Для диагностики ЭИ использовался тест MSCEIT (Mayer–Salovey–Caruso Emotional Intelligence Test) Дж. Мэйера, П. Сэловея, Д. Карузо. Под эффективностью терапии имеется в виду улучшение состояния пациентов, которое оценивалось самими пациентами и терапевтами с помощью набора из трех методик в начале, середине, конце терапии и через три месяца после терапии (набор методик см. в оригинальной статье). Кроме этого, пациенты оценивали сложившийся рабочий альянс с терапевтом после каждой сессии с помощью опросника WAI (Working Alliance Inventory).

[2] Для диагностики ЭИ, помимо теста MSCEIT, использовался опросник SRRI (Schutte Self-Report Inventory) Н. Шутте с соавт. (опросник с опорой на модель способностей), утомление от сочувствия, как и в нашем исследовании, диагностировалось с помощью опросника ProQOL (Professional Quality of Life) Б. Стамм (шкалы «Выгорание» и «Вторичная травма»).

[3] Для диагностики ЭИ использовался опросник TMMS (Trait Meta-Mood Scale) П. Сэловея с соавт. (опросник с опорой на модель способностей), утомление от сочувствия диагностировалось с помощью оригинальной испаноязычной методики – опросника ESAPE (Escala de Agotamiento por Empatía), который имеет сходные шкалы с опросником ProQOL (шкалы «Уязвимость» и «Профессиональное вовлечение»).

[4] Для диагностики ЭИ использовался опросник EJI (Emotional Judgment Inventory) С. Бедвелл (опросник с опорой на модель способностей), при этом диагностировалась не удовлетворенность от работы в качестве помощника (как в опроснике ProQOL), а удовлетворенность разными сторонами трудовой деятельности (социальный статус, условия труда, коллеги и т.д.) с помощью опросника MSQ (Minnesota Satisfaction Questionnaire).

[5] Русскоязычную версию Шкалы оценки встречи SRS можно скачать на сайте С. Миллера: https://scott-d-miller-ph-d.myshopify.com/collections/performance-metrics/products/performance-metrics-licenses-for-the-ors-and-srs.

Литература
  1. Богомолов В.А. Обзор исследований эффективности супружеской терапии в условиях реальной клинической практики // Психология и психотерапия семьи. 2018. № 4. URL: https://familypsychology.ru/review/effectiveness-studies-of-couples-therapy (дата обращения: 17.09.2022).
  2. Богомолов В.А., Павловский А.И., Дмитриевский П.В. Шкала оценки встречи (SRS): инструмент для оценки клиентом терапевтического альянса в психологическом консультировании // Семейная психология и семейная терапия. 2015. № 2. С. 57–64.
  3. Бочкова М.Н., Мешкова Н.В. Эмоциональный интеллект и социальное взаимодействие: зарубежные исследования [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2018. Том 7. № 2. С. 49–59. DOI:10.17759/jmfp.2018070205
  4. Дегтярев А.В., Дегтярева Д.И. Развитие эмоционального интеллекта, психологической границы личности и самоотношения у будущих специалистов-психологов (на примере студентов факультета юридической психологии МГППУ) [Электронный ресурс] // Психология и право. 2019. Т. 9. № 3. С. 57–72. DOI:10.17759/psylaw.2019090305
  5. Люсин Д.В. Новая методика для измерения эмоционального интеллекта: опросник ЭмИн // Психологическая диагностика. 2006. № 4. С. 3–22.
  6. Люсин Д.В. Опросник на эмоциональный интеллект ЭмИн: новые психометрические данные // Социальный и эмоциональный интеллект: от процессов к измерениям / Под ред. Д.В. Люсина, Д.В. Ушакова. М.: Институт психологии РАН, 2009. С. 264–278.
  7. Обухова Ю.В., Бороховский Е.Ф. Эмоциональный интеллект как фактор успешной самореализации студентов социономических и биономических типов профессий // Психологическая наука и образование. 2021. Том 26. № 2. С. 40–51. DOI:10.17759/pse.2021260204
  8. Панкратова А.А., Корниенко Д.С., Фетисова А.В. Русскоязычная адаптация краткой версии опросника TEIQue (Trait Emotional Intelligence Questionnaire) К. Петридеса и А. Фернхема // Вопросы психологии. 2021. Том 67. № 1. С. 133–144.
  9. Панкратова А.А. Эмоциональный интеллект: модели способностей и обзор методик диагностики // Вопросы психологии. 2019. № 6. С. 151–162.
  10. Панкратова А.А. Эмоциональный интеллект: смешанные модели и методики диагностики // Вопросы психологии. 2020. Том 66. № 1. С. 154–164.
  11. Alecsiuk B. Inteligencia Emocional y Desgaste Por Empatía En Terapeutas // Revista Argentina de Clínica Psicológica. 2015. Vol. XXIV(1). P. 43–56.
  12. Coles N.A., Larsen J.T., Lench H.C. A Meta-Analysis of the Facial Feedback Literature: Effects of Facial Feedback on Emotional Experience Are Small and Variable // Psychological Bulletin. 2019. Vol. 145(6). P. 610–651. DOI:10.1037/bul0000194
  13. Duncan B., Miller S., Sparks J., Claud D., Reynolds L., Brown J., Johnson L. The Session Rating Scale: Preliminary Psychometric Properties of a "Working" Alliance Measure // Journal of Brief Therapy. 2003. Vol. 3(1). P. 3–12. DOI:10.1.1.463.8178
  14. Gribble N., Ladyshewsky R.K., Parsons R. Fluctuations in the emotional intelligence of therapy students during clinical placements: Implication for educators, supervisors, and students // Journal of International Care. 2017. Vol. 31(1). P. 8–17. DOI:10.1177/0308022618763501
  15. Horvath A.O., Symonds B.D. Relation between Working Alliance and Outcome in Psychotherapy: A Meta-Analysis // Journal of Counseling Psychology. 1991. Vol. 38(2). P. 139–149. DOI:10.1037/0022-0167.38.2.139
  16. Joseph D.L., Newman D.A. Emotional Intelligence: An Integrative Meta-Analysis and Cascading Model // Journal of Applied Psychology. 2010. Vol. 95(1). P. 54–78. DOI:10.1037/a0017286
  17. Kaplowitz M., Safran J., Muran C. Impact of Therapist Emotional Intelligence on Psychotherapy // The Journal of Nervous and Mental Disease. 2011. Vol. 199(2). P. 74–84. DOI:10.1097/NMD.0b013e3182083efb
  18. Martins A., Ramalho N., Morin E. A comprehensive meta-analysis of the relationship between Emotional Intelligence and health // Personality and Individual Differences. 2010. Vol. 49(6). P. 554–564. DOI:10.1016/j.paid.2010.05.029
  19. Miao С., Humphre R.H., Qian S. A meta-analysis of emotional intelligence and work attitudes // Journal of Occupational and Organizational Psychology. 2017. Vol. 90(2). P. 177–202. DOI:10.1111/joop.12167
  20. Miller S.D., Hubble M.A., Chow D.L., Seidel J.A. The outcome of psychotherapy: yesterday, today, and tomorrow // Psychotherapy. 2013. Vol. 50(1). P. 88–97. DOI:10.1037/a0031097
  21. Najavits L., Strupp H. Differences in the effectiveness of psychodynamic therapists: A process-outcome study // Psychotherapy. 1994. Vol. 31(1). P. 114–123. DOI:10.1037/0033-3204.31.1.114
  22. NissenLie H.A., Monsen J.T., Ulleberg P., Rønnestad M.H. Psychotherapists' self‐reports of their interpersonal functioning and difficulties in practice as predictors of patient outcome // Psychotherapy Research. 2013. Vol. 23(1). P. 86–104. DOI:10.1080/10503307.2012.735775
  23. Nissen-Lie H.A., Ronnestad M., Hoglend P.A., Havik O.E., Solbakken O., Stiles T.C., Monsen J.T. Love Yourself as a Person, Doubt Yourself as a Therapist? // Clinical Psychology and Psychotherapy. 2015. Vol. 24(1). P. 48–60. DOI:10.1002/cpp.1977
  24. 24. Pardee D.J. Emotional intelligence and job satisfaction among mental health professionals‎ // ProQuest Dissertations and Theses. 2009. 113 p. URL: https://www.proquest.com/docview/305059718?pq-origsite=primo (дата обращения: 17.09.2022).
  25. 25. Petrides K.V., Furnham A. The role of trait emotional intelligence in a gender-specific model of organizational variables // Journal of Applied Social Psychology. 2006. Vol. 36(2). P. 552–569. DOI:10.1111/j.0021-9029.2006.00019.x
  26. Stamm B.H. The ProQOL manual. Baltimore: Sidran Press, 2005. 29 p.
  27. Stamm B.H. The concise ProQOL manual (2nd ed.). 2010. 74 p. URL: https://proqol.org/proqol-manual (дата обращения: 17.09.2022).
  28. Zeidner M., Hadar D., Matthews G., Roberts R. Personal factors related to compassion fatigue in health professionals // Anxiety, Stress & Coping. 2013. Vol. 26(6). P. 595–609. DOI:10.1080/10615806.2013.777045
 
Электронная редакция психологических журналов
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2022 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика