Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 116Рубрики 53Авторы 9136Новости 1808Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Проблемы cоциальной психологии личности

Сборник тезисов по проблемам психологии личности

Издатель: Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского

Год издания: 2008

 

Уникальное и типичное в адаптационном процессе личности (теоретический анализ уровней адаптации)

Шустова Н.Е.
кандидат социологических наук, Доцент кафедры общей и социальной психологии, Балашовский институт (филиал) «Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского» (БИ СГУ), Россия
e-mail: shustova_nat@mail.ru

Полный текст

* Исследование осуществляется при поддержке программы «Университеты России» (проект № УР 10.01.035).

В научных источниках подчеркивается важность уровневого анализа адаптации, поскольку он позволяет систематизировать процесс адаптации в соответствии с его качественно-количественными характеристиками, степенью развития. Признание существования различных уровней адаптации поднимает вопрос о специфике каждого из них, а также о вариативности, уникальности и типичности адаптивных моделей поведения личности.

В настоящее время существует два подхода к дифференциации уровней адаптации: в основу первого подхода положена характеристика субъекта адаптации, в основу второго – характеристика самой адаптации. В рамках первого направления говорят о существовании биологического и социального уровней. Их выделение было вызвано тем, что у человека наряду с приспособительными функциями, присущими биологическим системам, появляются качественно новые – социальные. Биологический уровень адаптации рассматривает адаптацию в системе «организм – окружающая среда», а социальный – «личность – социальная среда».

Социальная адаптация в свою очередь включает в себя два уровня, которые отличаются друг от друга отношением к индивиду как к физической и психологической реальности мыслящего, чувствующего и действующего существа. Если первый уровень (предмет нашего анализа) рассматривает индивида именно таким, то второй уровень отчужден от индивида и представлен своеобразными социальными образованиями – социальными тотальностями (организациями, социальными институтами). Эти безличные социальные образования безразличны к изменениям в составе представляющих их (именно представляющих, а не составляющих) индивидов. Они существуют как бы сами по себе. Это не коллектив, не группа, не иная совокупность индивидов, а нечто иное: так ни предприятие, ни государство нельзя свести к объединениям людей, которые работают или служат под их эгидой.  Несмотря на обособленность и независимость от индивидов, социальные тотальности могут существовать лишь благодаря тому, что индивиды (группы) представляют их в эмпирической реальности.

Разведение этих уровней позволяет нам более подробно остановиться на интересующем нас уровне – уровне, имманентном индивиду – без аналогичного анализа другого. Прежде всего, необходимо отметить то, что он включает в себя адаптацию как одного индивида, так и адаптацию совокупности индивидов. Количественный показатель числа индивидов может варьировать, к тому же та или иная совокупность индивидов будет отличаться от другой совокупности своими содержательными характеристиками. На интересующем нас уровне можно выделить ряд подуровней:

  • адаптация личности;
  • адаптация групп, состоящих из небольшого количества людей, между которыми устанавливаются личные отношения, затрагивающие многие стороны их индивидуальности (семья, друзья);
  • адаптация групп, состоящих из небольшого количества людей, контакты между которыми опосредованы совместной деятельностью (учебный или трудовой коллектив);
  • адаптация групп, включающих в себя большое количество людей, сложившихся в ходе исторического развития общества и занимающих определенное место в системе общественных отношений каждого конкретного типа общества (социальные классы, этнические группы, профессиональные группы).

Говоря об адаптации отдельного индивида, мы невольно подчеркиваем уникальный характер процесса адаптации: адаптация одного человека никогда не будет копией адаптации другого. Тем не менее, за всем этим многообразием стоят типичные способы поведения, то есть можно выделить типы адаптации. Под типом адаптации понимают сходные особенности протекания адаптационного процесса у нескольких людей. «Большинство людей проявляют различный тип адаптации в различных ситуациях, но у каждого человека какой-то тип адаптации преобладает» [6. С. 18].

Проблема адаптивной типологии личности затрагивается во многих работах. Ч. Морис, исходя из понимания адаптации как процесса, направленного на разрешение конфликтов между импульсами и конвенциальными нормами, строит свою типологию. По его мнению, существует три способа выхода из сложившейся ситуации. Следовательно, и адаптивных типов личности тоже три.

  1. Человек сдерживает импульсы и контролирует свое поведение в соответствии с установившимися обычаями. Он подавляет склонности, которые доставляют ему неудобство, и проявляет удивительный самоконтроль. Как правило, люди, относящиеся к этому типу, достаточно самостоятельны.
  2. Человек стремится ослабить напряжение изменением какой-то части своего окружения (внесением изменения в какую-то часть своего окружения). Здесь человек пытается изменить мир и поставить его на службу своим интересам, он действует на объекты и вызывает в них перемены.
  3. Человек зависим от своего окружения, то есть для него характерна пассивная ориентация. В данном случае человек позволяет объекту действовать на него.

Э.А. Орлова все многообразие адаптивных процессов сводит к трем фундаментальным типам.

  1. Первый тип характеризуется попытками разрушить изменившуюся ситуацию, активно воздействовать на внешние обстоятельства.
  2. Второй тип реагирования – это пассивное отстранение от решения проблемы, возникновение «синдрома отчужденности».
  3. Третий тип поведения – «диалог» с изменившейся социальной средой.

Р. Мертон  предлагает выделять пять адаптивных типологий личности в зависимости от сочетания двух признаков: культурных целей и социально одобряемых средств их достижения.

Первый тип – это конформизм. Он предполагает согласие с целями общества и законными средствами их достижения.

Второй тип – инновация. Для представителей этого типа характерно согласие с целями общества, но отрицание социально одобряемых средств достижения этих целей.

Третий тип – ритуализм. Такая модель адаптации предполагает оставление или понижение слишком высоких для субъекта культурных целей на фоне согласия с социально одобряемыми средствами их реализации.

Четвертый тип – ретреатизм. Лица, относящиеся к этому типу, отказываются от предписанных культурных целей и используют в своем поведении несоответствующие институциональным нормам средства.

Пятый тип – мятеж. Подобно ретреатизму, здесь отвергаются и цели, и средства их достижения, однако взамен предлагаются новые.

А.И. Ходаков  выбрал другой критерий для типологии – критерий личностных отношений. Он различает четыре типа:

  • активно адаптирующаяся личность. Ее характеризует положительное отношение к различным сторонам социального окружения, инициативность в обществе и трудовой сфере;
  • пассивно адаптирующаяся личность. У нее отсутствуют названные моменты, что влечет за собой низкое чувство собственной социальной значимости; 
  • конфликтно адаптирующаяся личность. Она обладает разноречивыми эмоционально-оценочными отношениями к разным сторонам  окружения;
  • неадаптирующаяся личность.  Ее трудности      заключаются в том, что она не принимает свою новую роль, не усваивает ролевые предписания и требования.

Е.В. Руденский, понимая под стилем жизни способ адаптации личности в социокультурном пространстве, формирует следующие психокультурные типы личности: «…маргинал, живущий в состоянии психоэмоционального напряжения и ориентирующийся на психокультурные модели социального функционирования; эгоцентрист, стремящийся к социально – психологической автономии и самостоятельно решающий свои социокультурные проблемы; дефензив, отказавшийся от активных форм социального функционирования и утративший интерес к психокультурным формам жизнедеятельности; инфантил, функционирующий в обществе по стереотипным психокультурным моделям и полностью отказавшийся от самостоятельного решения вопросов своей жизнедеятельности и зависящий от харизматической составной психокультурного типа; харизматик, рассматривающий манипуляцию как компенсацию неудовлетворительного для себя психосоциального статуса и успешно использующий влияние на других как стиль своей жизни и как способ адаптации в новых условиях социодинамики культуры» [11. С. 192].

Рассматривая адаптацию как социальный процесс установления соответствия между уровнем актуальных потребностей и уровнем их удовлетворения, мы предлагаем выделение адаптивных типов исходя из двух взаимодополняющих показателей: энергетического и технологического.

Энергетический показатель указывает на степень вовлеченности человека в процесс удовлетворения потребностей. Следовательно, в рамках данного типологического основания должны быть выделить все возможные позиции, которые занимает личность в процессе адаптации.

  1. Активная позиция – личность прилагает максимум усилий ради удовлетворения актуальных потребностей.
  2. Позиция разумной экономии – это в меру активная личность, характеризующаяся гармоничным сочетанием инициативы и отдыха.
  3. Пассивная позиция – человек не проявляет собственной активности ради реализации актуальных потребностей.

Второй – технологический показатель имеет значение в социальном контексте. Человек живет в обществе, и обществу не безразлично, каким способом он удовлетворяет свои потребности (социально одобряемым или антисоциальным). Исходя из этих соображений, можно выделить два варианта адаптации:

  • адекватная адаптация – это такой процесс, в ходе которого потребности удовлетворяются социально приемлемыми способами;
  • неадекватная адаптация – это процесс, который осуществляется с помощью социально неодобряемых способов поведения.

Адекватная адаптация имеет место тогда, когда человек согласен с социально одобряемыми способами удовлетворения потребностей и в процессе адаптации придерживается их. Социально приемлемый способ адаптации в идеале должен быть самым эффективным, но в реальной жизни это не всегда так. В тех случаях, когда человеку не удается реализовать собственную потребность социально одобряемым способом, он может выбрать антисоциальный, то есть неадекватный тип адаптации.

При этом следует  подчеркнуть, что неадекватный тип адаптации выглядит таковым только с точки зрения общества. «Патологическое поведение личности для нее самой может быть адекватным в том случае, когда освобождает ее от фрустраций, необходимости несения непосильной ответственности, облегчает удовлетворение некоторых основных потребностей…» [7. С. 39]. Итак, путь, который выбрал индивид, может выглядеть со стороны как неприемлемый, однако для него самого – он приемлем и оправдан.

Комбинация предложенных личностных позиций и способов адаптации позволяет теоретически выделить шесть типов адаптации личности.

  1. Адекватно-активный. Человек удовлетворяет потребности, соблюдая нормы общества. Он мобилен, опирается на собственные возможности и ресурсы.
  2. Адекватно-экономный. Представители данного типа адаптации согласны с социально одобряемыми способами удовлетворения потребностей и в процессе адаптации придерживается их. Для них характерно активное проявление инициативы в тех случаях, когда это действительно необходимо, в остальных – они предпочитают работать в оптимальном режиме, предполагающем более спокойный ритм деятельности.
  3. Адекватно-пассивный. Человек не проявляет инициативы, активности в реализации потребностей, инициирует полномочия родственникам или другим лицам, ждет поддержки от государства.
  4. Неадекватно-активный.  Человек активно использует социально неприемлемые способы удовлетворения потребности. Для него характерно стремление обойти существующие порядки с максимальной выгодой.
  5. Неадекватно-экономный. Представители данного типа адаптации не могут постоянно удовлетворять свои потребности социально-приемлемым способом, поэтому периодически (когда предоставляется такая возможность по инициативе со стороны, а иногда и по собственной воле) прибегает к нарушению существующих норм.
  6. Неадекватно-пассивный. Как правило, для представителя данного типа характерна минимизация потребностей и  постепенная деградация личности, вплоть до потери человеческого облика. Собственная инициатива сведена к «просьбе помочь выжить».

Таким образом, на уровне адаптации личности (она является единственным подлинным субъектом социальной адаптации) важным представляется как анализ отдельных вариантов адаптации, так и выявление адаптивных типологий личности. «При построении  теоретической модели социальной адаптации личности следует учитывать не только уникальное, но и типическое, т.е. то, что характерно для реального функционирования разнообразных социальных организмов (цивилизаций, социально-политических систем и политических режимов). Специфика цивилизационно-адаптивного своеобразия последних выражается в целом комплексе регулятивных или случайных ситуативных влияний, уникальных или традиционных адаптивных стратегий и практик социальной адаптации. В итоге каждая цивилизация…формирует свой неповторимый адаптивный тип личности, который успешно функционирует в адаптивно приемлемом для него идеологическом, культурном, национально-религиозном и символическом контексте»  [10. С. 12-13].

Итак, адаптация личности и адаптация социальной группы – это не два изолированных, самостоятельных процесса. При этом не следует забывать, что отдельные (единичные) адаптации и адаптации более высоких систематических уровней могут совпадать, идти параллельно или находиться в противоречии. Яркой иллюстрацией тому служит классификация направлений, данная А.Н. Северцовым относительно изменения уровня организации. Им выделено четыре возможных направления  биологической адаптации:

  • ароморфоз (морфофизиологический прогресс) или собственно адаптация – приспособительные изменения, при которых повышается общий уровень организации организма;
  • идиоадаптация – приспособительные изменения к частным условиям, при которых общий уровень организации организма не изменяется;
  • ценогенез – приспособительные изменения, ведущие к увеличению потомства на стадии зародышей или личинок, не изменяющие уровень организации;
  • общая дегенерация (морфофизиологический регресс) – приспособительные изменения, при которых общий уровень организации организма понижается.

Каждое из указанных направлений обеспечивает выживаемость организма, но лишь одно направление повышает ее, то есть обеспечивает выживаемость не только при реально существующих условиях, но и при гипотетически возможных изменениях. «Только в случае повышения общего уровня организации имеет место совпадение адаптационных целей организма (или любой другой низшей систематической единицы) и адаптационных целей высших систематических единиц, что, впрочем, не обязательно дает какие-либо дополнительные преимущества конкретному организму»  [5. С. 40].

Все вышесказанное может быть применено не только к организму, но и для любой систематической единицы, в том числе и человека. Следовательно, не всякая индивидуальная адаптация способствует адаптации социальной группы, а лишь та, которая связана с повышением уровня культуры.

В ходе дальнейшего изучения адаптаций различных субъектов рядом авторов было предложено различать ментальный и поведенческий уровни адаптации. Первый уровень связан с принятием новых принципов, норм и социального бытия на уровне сознания, второй – с перестройкой поведения, вызванной изменениями во внешней среде.

При всей взаимосвязанности между этими уровнями им свойственна некоторая автономность: в одних случаях адаптация на уровне сознания может опережать поведенческую адаптацию, в других – адаптация на уровне поведения осуществляется быстрее, чем на уровне сознания. Л.В. Корель считает, что адаптация «…в условиях бифуркаций происходит, как правило, на фоне адаптивной асимметрии: значительного отставания сознания от перестройки поведения» [4. С. 124].  Однако, по мнению Д. Пантич, такого рода противоречия не могут существовать долго, так как определенные ценности, несмотря на относительную устойчивость, меняются, устанавливая равновесие и логическую структуру.

Таким образом, выделение уровней адаптации по первому основанию (субъекту) включает в себя несколько взаимодополняющих классификаций, что позволяет глубже проникнуть в суть проблемы.

В научной литературе встречается и иное употребление понятия «уровень»: уровень адаптации – это количественная (оценочная) характеристика самой адаптации, то есть степень выраженности адаптированности личности (например: низкая, средняя или высокая ). «Чем выше уровень адаптированности личности к данной социальной среде, тем выше уровень ее автономности относительно этой среды» [7. С. 49].

Соглашаясь со сказанным, А.Н. Жмыриков  выделил четыре уровня адаптированности (применительно к производственной адаптации).

  1. Высокий – оптимальный уровень адаптированности. Этому уровню соответствуют показатели высокой производственной активности и дисциплины; высокий социометрический статус; положительная тональность индивидуального настроения и низкие показатели тревожности.
  2. Высокий – избыточный уровень. Он характеризуется высокой включенностью индивида в деятельность и общение, но сниженным уровнем эмоционального самочувствия. Это говорит о том, что высоких показателей индивид добивается ценой сверхвысоких эмоциональных затрат.
  3. Низкий уровень адаптированности. Ему соответствует удов­летворительная производственная активность; низкий социаль­ный статус, высокие показатели степени выраженности невротических реакций.
  4. Уровень дезадаптации личности связан с низкими показателями в работе, дисциплине. Этому уровню соответствует низкий социометрический статус и высокая тревожность.

А.С. Голтбит в рамках теоретического анализа социально-экономической адаптации выделил «успешных адаптантов» и «неуспешных дезадаптантов». Для первых характерна высокая познавательная активность, оптимизм, уверенность в себе, готовность к риску, удовлетворенность значимыми сферами жизнедеятельности, для вторых – низкая социальная активность и мобильность.

Изучая стратегии адаптации населения в условиях реформирования общества, Л.А. Беляева, в зависимости от полученных выгод и характера потерь, делит респондентов на три основные группы: преуспевающие, адаптированные и выживающие.

П.С. Кузнецов эмпирическим путем выделил три уровня адаптации (высокий, средний, низкий) и дал им психологическую характеристику.

Для представителей высокой адаптации характерна активность, уверенность в себе, в своих силах и возможностях. Они проявляют искренний, деятельный интерес к событиям и явлениям окружающего мира. Их положение можно охарактеризовать как стабильное.

Представителей средней адаптации отличает низкий уровень стабильности, импульсивность, периоды взлетов и неудач. Неустойчивость их положения объясняется тем, что адаптанты, занимающие «среднее положение», либо стремятся к высокому уровню адаптации, либо скатываются в группу низкой адаптации.

Для группы низкой адаптации свойственен пониженный уровень жизненной активности. Представители данного уровня адаптации не уверены в собствен­ных силах и стремятся к подчинению. У них часто возникают периоды тоски и подавленного настроения, для них характерны стабильность и последовательность всех проявлений.

На наш взгляд, выделение количественных уровней необходимо, поскольку адаптация – это процесс реализации актуализированных потребностей, а потребности и их удовлетворение – величины измеримые, то есть они могут быть выражены количественно.

Таким образом, содержательный анализ имеющихся научных источников показал наличие двух различных подходов к выделению уровней адаптации, где один делает акцент на специфике адаптации субъектов, а другой описывает оценочные характеристики адаптации.  Следовательно, лишь в случае дополнения одного подхода другим мы сможем раскрыть закономерности адаптационного процесса, выявить вариативность адаптивных моделей поведения личности  и определить эффективность того или иного адаптивного типа поведения в конкретных социально-экономических условиях.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Беляева Л.А. Стратегии выживания, адаптации, преуспевания // Социс. 2001. № 6. С. 44-53.
  2. Голбит А.С. Социально-экономическая адаптация россиян: факторы успешности-неуспешности // Социс. 2001. № 7. С. 51-57.
  3. Жмыриков А.Н. Диагностика социально-психологической адаптированно­сти личности в новых условиях деятельности и общения.   Л., 1989.
  4. Корель Л.В. Социология адаптаций: Этюды апологии.  Новосибирск, 1997.
  5. Кузнецов П.С. Концепция социальной адаптации. Саратов, 2000. 
  6. Милославова И.А. Понятие и структура социальной адаптации. Л., 1974. 
  7. Налчаджян А.А. Социально-психическая адаптация личности: формы, механизмы и стратегии.  Ереван, 1988. 
  8. Орлова Э.А. Современная городская культура и человек.  М., 1987.
  9. Пантич Д. Конфликты ценностей в странах транзиции // Социс.  1997.   № 6.  С.  24-36.
  10. Ромм М.В. Адаптация личности в социуме: Теоретико-методологический аспект. Новосибирск, 2002.
  11. Руденский Е.В. Кризис психологических механизмов адаптации личности и проблемы педагогического общения // Мир психологии.  1998.  №3.  С. 189-196.
  12. Северцов А.Н. Главные направления эволюционного процесса.  М., 1967. 
  13. Ходаков А.И. Социально-психологические условия адаптации молодого рабочего в производственном коллективе.  Л., 1976. 
  14. Merton R.K. On theoretical sociology. Five essays, old and new. N.Y., 1967.
  15. Moris C. Varieties of Human Value, Chicago, 1956.
  16. Thompson P. The voice of the Past Oral History. Oxford, 1988.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика