Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 116Рубрики 53Авторы 9136Новости 1808Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Проблемы cоциальной психологии личности

Сборник тезисов по проблемам психологии личности

Издатель: Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского

Год издания: 2008

 

Временная перспектива жизненных планов в юношестве

Белановская О.В.
кандидат психологических наук, доцент, зав.кафедрой возрастной и педагогической психологии БГПУ им.М.Танка (Минск, Белоруссия), Минск, Беларусь
e-mail: olga_bel@bspu.unibel.by

Полный текст

Жизнь человека, с одной стороны, есть биологическое явление, а с другой – социально-исторический факт. Социально-историческое, специфичное для человека качество индивидуального бытия фиксируется в понятии жизненного пути.

О проблемах «жизненного пути личности», «стилях жизни» и «стратегиях жизни», «жизненной программе личности» и «жизненной перспективе» заговорили в 70–80 годы XX века. Проблемой личности как субъекта жизни занимались К.А. Абульханова-Славская, С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, Н.А. Логинова, Л.И. Анцыферова, Т.Б. Карцева и др. В настоящее время изучение проблем жизненного пути продолжается, в чем убеждают результаты исследований таких психологов, как В.И. Ковалев, А.А. Кроник, Р.А. Ахмеров, К.В. Карпинский, В.М. Слуцкий, С.С. Гончарова и М.И. Яковчук. В работах  К.А. Абульхановой-Славской, ее сотрудников и учеников отношения «личность – жизнь» определяются целостным подходом [1; 2].

Содержание исследований В.Н. Украинец, Л.В. Сохань, Е.И. Головаха, А.А. Кроник, Л.Е. Шкляр касается в основном «жизненной программы личности», «жизненной перспективы», «субъективной картины жизненного пути» [4; 5; 11]. Данные исследователи рассматривают жизнь как взаимосвязь ряда событий с их субъективными переживаниями. С точки зрения «событийно-биографического подхода», разрабатываемого данными авторами, психологическую судьбу личности определяет способ переживания событий жизни.

Жизненный путь рассматривается как разнонаправленный и непрерывный, как связь субъективного прошлого и будущего. Один из наиболее известных отечественных психологов «среднего поколения», работавших над проблемами жизненного пути личности, А.А. Кроник в своих работах синтезирует научные достижения киевской, московской и ленинградской школ, оставаясь главным пропагандистом «субъективно-событийного похода», поскольку предмет его исследований – субъективная картина жизненного пути личности.

В отечественной и зарубежной психологии исследования, направленные на изучение жизненного пути, ведутся давно, но не теряют актуальности и сегодня. Несомненно, что изменения, подчас коренные, которые происходят в нашем обществе, повлияли на восприятие людьми жизни и своего места в ней. Для подрастающего поколения, чье самосознание, система норм и ценностей формируется в новых, все еще продолжающих изменяться условиях, заданных социумом, проблема восприятия ими своего жизненного пути особенно актуальна, так как перед подростками и юношами возникает проблема самоопределения, в первую очередь профессионального, а также самоопределения в личной  жизни.

Согласно Н.А. Логиновой [9], в изучении жизненного пути можно выделить два аспекта, которые соответствуют двум главным направлениям биографических исследований в психологии:

а) возрастной аспект, раскрытие общих особенностей личности на разных возрастных ступенях;

б) индивидуально-психологический аспект, исследование своеобразия психологического развития конкретной, единичной личности.

На основе анализа исследований можно определить жизненный путь личности как преемственную по своим стадиям, в целом завершенную протяженность времени жизни человека, объективно обусловленную возрастными изменениями его природного организма и  социально–историческими изменениями человеческой личности.

В последние годы накапливается все больше фактов, свидетельствующих о том, что деятельность человека существенно определяется не только его прошлым, но и будущим, так называемым «опережающим отражением». Действия и поступки человека, а значит, и проявления его способностей в большой мере определены его будущим, той моделью, в которой отражены представления человека о его будущей жизни. Овладение временем в таком смысле, по мнению В.Э. Чудновского, «…это, прежде всего, умение создавать перспективу собственного будущего, планировать его, видеть себя в будущем, работать над реализацией этих представлений, стремиться к самосовершенствованию» [12. С. 23].

По мнению П.И. Яничева [13], психологическое будущее:

  • по отношению к психологическому настоящему мотивирует и придает ценность или обессмысливает и обесценивает. «Не только настоящее оказывает влияние на будущее, но и в свою очередь те или иные ожидания и представления о будущем воздействуют на поведение человека в настоящем и переживание им своего настоящего; позитивные ожидания по отношению к будущему придают настоящему ценность, негативные обесценивают его»;
  • по отношению к психологическому прошлому сопоставляется с прошлым, принимается как преемственность и развитие прошлого, либо как его отвержение и отрицание. Человек может рассматривать свою жизнь как непрерывную линию развития, проецируя продолжение этого развития в будущее, либо может планировать изменение своего образа жизни вплоть до полной его противоположности.

Функции психологического будущего, согласно М.Р. Гинзбургу [3], состоят в обеспечении смысловой и временной перспективы личности. Соответственно в качестве структурных компонентов психологического будущего различают смысловое будущее (личностное) проецирование себя в будущее и временное будущее (собственно планирование).

Поскольку смысловое будущее принадлежит к ценностно-смысловой плоскости, оно прежде всего характеризуются своими ценностными признаками, а именно: насыщенностью, эмоциональной привлекательностью, активностью/пассивностью. Другими существенными параметрами являются определенность/неопределенность и устойчивость/неустойчивость смыслового будущего.

Функция временного будущего заключается в обеспечении временной перспективы. Временная перспектива представляет собой видение своего будущего во времени, или собственно планирование. Позитивное отношение к планированию и составление планов определенным образом упорядочивают будущее, которое может быть представлено как последовательность достижения ряда целей. В результате же негативного отношения к планированию и отсутствия планов будущее предстает фактически непрогнозируемым. Поэтому существенной характеристикой временного будущего является то, выступает ли оно планируемым (позитивное отношение к планированию и наличие планов) или случайным (негативное отношение к планированию и отсутствие планов) [3].

Также важной характеристикой временного будущего является его организованность, т.е. обеспеченность целей средствами их достижения. На положительном полюсе оно выступает как организованное (цели обеспечены средствами), на отрицательном – как неорганизованное (цели не обеспечены средствами). Параметры планируемости и организованности М.Р. Гинзбург [3] объединяет в показатель «структурированность». По этому показателю временное будущее выступает на положительном полюсе как структурированное (планируемое и организованное), а на негативном полюсе – как аморфное (случайное и неорганизованное).

Чем насыщеннее временная перспектива событиями, планами и надеждами, тем интенсивнее, содержательнее жизнь человека. И наоборот, чем меньше надежд, планов на будущее и реальных событий на временном горизонте, тем беднее и бессодержательнее его жизнь.

Как отмечают Е.И. Головаха и А.А. Кроник [5], отсутствие жизненных планов, как правило, связано с отсутствием позитивного образа будущего. Отсюда и сопротивление переменам. Однако противодействия планируемому развитию могут проистекать и из обязательств прошлому. Человек зачастую стремится к целям, которые не присутствуют в настоящем, а находятся в ближайшем или отдаленном будущем, а иногда даже за пределами собственной жизни. По этой причине побудительные мотивы и поведенческие акты анализируют не только по содержанию, но и по временной их локализации.

Сейчас уже доказано, что формирование временной перспективы (реалистичная организация ее структуры, четкое обозначение в ней жизненных целей, ее непрерывность и др.) является результатом социализации. Эксперименты неоднократно обнаруживали, что, например, у делинквентных юношей будущая временная перспектива всегда укорочена, тогда как неделинквентные юноши осмысливают свою жизнь на значительный период [6].

К.А. Абульханова-Славская предлагает различать психологическую, личностную и жизненную перспективы как три различных понятия [2].

Психологическая (временная) перспектива – это когнитивная способность предвидеть будущее, прогнозировать его, представлять себя в будущем. Личностная перспектива – не только когнитивная способность предвидеть будущее, но и целостная готовность к нему в настоящем, установка на будущее (например, готовность к трудностям в будущем, к неопределенности и т.д.). Такая перспектива может иметь место даже у личностей с когнитивно бедным, нерасчлененным, неосознанным представлением о будущем. Личностная перспектива открывается при наличии способности как будущих возможностей, зрелости, а потому готовности к неожиданностям, трудностям, присущего ей потенциала, способности к организации времени. Психологической перспективой обладает тот, кто способен предвидеть будущее, кто видит личностную перспективу, имеет жизненный опыт – личностный потенциал [2].

Существующие пока определения жизненной перспективы личности свидетельствуют об отсутствии единства в подходе к изучению этого феномена. Как отмечает Е.В. Некрасова [10], некоторые авторы отождествляют жизненную перспективу с реализацией цели. С этим можно согласиться лишь частично, так как цель представляет собой идеальный образ будущей деятельности человека, а жизненные перспективы – не только образы результатов деятельности, но и результаты изменений, ни зависящих от субъективных усилий. По мнению В.Н. Украинца [11], было бы вернее рассматривать жизненную перспективу личности через понятие «ожидание», которое отражает не только положительные, но и отрицательные обстоятельства жизни личности.

Жизненная перспектива определяется Е.И. Головахой [5] как «потенциальная возможность развития личности». При этом жизненная перспектива выступает и как неизбежность следования определенных событий, изменений в будущей жизни личности. В частности, проявлением объективных оснований жизненной перспективы личности является осознание ею конечности индивидуального существования.

По мнению В.И. Ковалева [7], жизненные перспективы представляют собой своеобразный «просмотр» бытия, с фиксированием в сознании личности различных событий, изменений результатов деятельности на всем протяжении ее жизненного пути. Осмысление личностью ее бытия способствует тому, что образ будущего создает у субъекта состояние готовности действовать определенным способом, адекватным этому осмыслению. Жизненная перспектива, как отмечают Д.А. Леонтьев и Е.В. Шелобанова [8], включает совокупность обстоятельств и условий жизни, которые при прочих равных условиях создают возможность оптимизации дальнейшего жизненного продвижения.

К.А. Абульханова-Славская указывает на то, что «жизненная перспектива – это не только будущие цели, ценности, но и темп жизненного движения, оптимальность развития, возрастание активности личности. Конечно, образование жизненных перспектив открывает и субъективно-психологическую перспективу, однако наличие субъективно-психологических перспектив (устремленность в будущее, осознание будущего) еще не свидетельствует о наличии потенциала развития личности, т.е. жизненной перспективы (например, у подростков). При этом труд, профессия являются важнейшими условиями самоопределения личности, формирования личностной позиции человека» [1. С. 140].

В конце подросткового – начале юношеского периода происходит определение личностью своей жизненной позиции и на ее основе жизненной стратегии. Необходимость самоопределения служит для старшеклассника своеобразным «распутьем», на котором он «сворачивает» либо в сторону субъективности (предполагающей принятие ответственности за свою жизнь, самостоятельность жизненных выборов), либо в сторону пассивного следования жизненным обстоятельствам и отказа от попыток самому управлять течением своей жизни.

В возрасте ранней юности человек осознает течение времени, происходит дифференциация временных интервалов; возрастает одновременно и степень обобщенности, степени конкретной представленности времени жизни в целях, планах, ожиданиях; повышается уровень реализма; формируются представления о прошлом, настоящем и будущем в виде линейной модели времени.

В целом, в возрасте ранней юности формируется такая важнейшая  структура, как мировоззрение, целостная картина мира и себя в нем; совершается профессиональное и личностное самоопределение, что связано с изменением восприятия времени; появляется жизненный план, осуществляется выбор путей его реализации по принципу «активное достижение – пассивное следование обстоятельствам»; изменяется жизненная перспектива (временной горизонт углубляется, охватывая отдаленное прошлое и будущее, и расширяется, включая не только личные, но и социальные перспективы).

В ранней юности появляется жизненная программа (система жизненных планов с учетом жизненных обстоятельств), хотя она еще отличается крайней изменчивостью и слабой продуманностью. В субъективной картине жизненного пути юношей и девушек ярко выражено преобладание будущего над прошлым и настоящим или, в терминах, введенных А.А. Кроником, преобладание потенциальных причинно-целевых связей над реализованными и актуальными. Вышеупомянутые особенности ранней юности дают нам возможность изучать генезис жизненных планов в данном возрасте в составе субъективной картины жизненного пути старшеклассников, с помощью соответствующих методик, разработанных А.А. Кроником и Е.И. Головахой [4].

Целью данного исследования явилось изучение особенностей временной перспективы жизненных планов в начале юношеского возраста. В исследовании приняли участие юноши и девушки 15 – 18 лет (учащиеся 9, 10, 11 классов гимназии № 2 г. Минска) в количестве 80 человек.

Для изучения генезиса жизненных планов в начале юношеского возраста  была использована методика «Ситуативная каузометрия», разработанная Е.И. Головахой и А.А. Кроником в 1984 году [4].

По результатам проведенного исследования было проведено сравнение ближайших временных перспектив (на 1 год) в выборках учащихся 9, 10, 11 классов. Анализ средних значений ранговых сумм полученных показателей позволил утверждать, что в ближайшей временной перспективе с возрастом увеличивается количество жизненных планов (рис.1).

\s  

Рис.1. Количество жизненных планов в ближайшей временной перспективе

Было проведено сравнение временных перспектив на ближайшие 5 лет в выборках учащихся 9, 10, 11 классов. Выявлено, что существуют статистически значимые различия во временной перспективе учащихся 9, 10, 11 класса на ближайшие 5 лет (p£0,05). Среднее значение ранговых сумм данных показателей позволяют утверждать, что эти различия реализуются в виде увеличения количества жизненных планов старшеклассников во временной перспективе на ближайшие 5 лет с возрастом (рис.2).

\s

Рис.2. Количество жизненных планов во временной перспективе на ближайшие 5 лет

Анализ среднего количества жизненных планов во временной перспективе учащихся 9, 10, 11 классов на последующие пятилетия указывает на то, что существенных различий в выборках учащихся 9-11 классов не наблюдается. Сравнение дальних временных перспектив на отрезке более 15 лет в выборках учащихся 9, 10, 11 классов позволяет утверждать, что эти различия реализуются в виде уменьшения количества жизненных планов старшеклассников во временной перспективе на отрезке более 15 лет с возрастом (p£0,01). Наименьшее количество жизненных планов на отрезке более 15 лет отмечается во временной перспективе учащихся 11 класса, а наибольшее – у девятиклассников (рис.3).

\s

Рис. 3. Количество жизненных планов в дальней временной перспективе

Анализ соотношения рассматриваемых временных интервалов во временной перспективе старшеклассников в зависимости от  наполненности данных интервалов важными жизненными событиями, показал различия во временной перспективе учащихся 9, 10, 11 классов в целом (рис 4, 5, 6).

У учащихся 9 класса жизненные планы довольно равномерно распределены на протяжении всего жизненного пути. При этом наибольшее количество жизненных планов отмечается в дальней временной перспективе, охватывающей отрезок более 15 лет (35,2 % от всех событий).

У учащихся 10 класса наиболее наполненными жизненными планами являются первые два пятилетия их будущей жизни, при этом несколько больше жизненных планов приходится на второе пятилетие (33,4 % и 34,5 % соответственно).

\s

Рис. 4. Распределение жизненных планов у учащихся 9 класса

У одиннадцатиклассников отмечается явный приоритет первых пяти лет их будущей жизни перед другими временными интервалами. На данный временной отрезок приходиться 42,5 % всех жизненных планов, при этом более половины данных планов (22,3 %) относится к ближайшей временной перспективе в 1 год.

\s

Рис. 5. Распределение жизненных планов у учащихся 10 класса

 

\s

Рис. 6. Распределение жизненных планов у учащихся 11 класса

Можно говорить о приближении временной перспективы жизненных планов старшеклассников с возрастом, когда происходит расширение временной перспективы за счет фиксации жизненных планов в новых жизненных сферах. Другой отличительной особенностью временной перспективы учащихся 9, 10, 11 классов является ее приближение с возрастом. Если у учащихся 9 класса жизненные планы довольно равномерно распределены на протяжении всей жизни, и наибольшее количество планов отмечается в дальней временной перспективе (35,2 % от всех событий), то у учащихся 10 класса наиболее наполненными жизненными планами являются первые два пятилетия их будущей жизни (33,4 % и 34,5 % соответственно), а у одиннадцатиклассников наибольшее количество жизненных планов приходится на первые пять лет (42 %), причем более половины (22,3 %) этих планов относится к ближайшей временной перспективе в один год.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Абульханова-Славская К.А. Жизненные перспективы личности // Психология личности и образ жизни. М., 1987. С. 138-144.
  2. Абульханова-Славская К.А. Личностная регуляция времени // Психология личности в социалистическом обществе: Личность и ее жизненный путь. М., 1990.               С. 114-129.
  3. Гинзбург М.Р. Психологическое содержание личностного самоопределения // Вопросы психологии. 1994. № 3. С. 43-52.
  4. Головаха Е.И., Кроник А.А. К исследованию мотивации жизненного пути: Техника «каузометрии» // Мотивация личности (феноменология, закономерности и механизмы формирования).  М., 1982. С. 99-108.
  5. Головаха Е.И., Кроник А.А. Психологическое время личности. Киев, 1984.
  6. Карпинский К.В. Психологическая коррекция смысловой регуляции жизненного пути правонарушителей: Автореф. дис. … канд. психол. наук.  Минск, 2002. 20 с.
  7. Ковалев В.И. Личностное время и жизненный путь личности // Психология личности и время жизни человека.  Черновцы, 1991. С. 5-14.
  8. Леонтьев Д.А., Шелобанова Е.В. Профессиональное самоопределение как построение образов возможного будущего // Вопросы психологии, 2001. № 1. С. 57-65.
  9. Логинова Н.А. Жизненный путь как проблема психологии // Вопросы психологии, 1985.  № 1. С. 103-108.
  10. Некрасова Е.В. Временной аспект самосознания в юношеском возрасте // Сибирский психологический журнал, 1998.  Томск.  Вып. 8-9. С. 22-25.
  11. Украинец В.Н. Жизненные перспективы личности // Жизненный путь личности.  Киев, 1987. С. 217-225.
  12. Чудновский В.Э. Воспитание способностей и формирование личности. М., 1986.
  13. Яничев П.И. Субьективные модели прошлого, настоящего и будущего в подростковом и юношеском возрасте // Наш проблемный подросток: Учебное пособие.   СПб., 1999.  С. 50-60.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика