Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 116Рубрики 53Авторы 9136Новости 1808Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Проблемы cоциальной психологии личности

Сборник тезисов по проблемам психологии личности

Издатель: Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского

Год издания: 2008

 

Теоретические основы исследования социально-психологической адаптации личности/группы в новой социо- и этнокультурной среде

Гриценко В.В.
доктор психологических наук, профессор кафедры этнопсихологии и психологических проблем поликультурного образования факультета социальной психологии, ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7543-5709
e-mail: gricenko@shu.ru

Полный текст

Работа ведется при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (грант 05-06-06141а).

Поиск и обоснование теоретических концепций исследования адаптации личности/группы в новых условиях жизнедеятельности требует подробного рассмотрения состояния проблемы адаптации в социальной психологии, анализа содержания таких понятий, как «социально-психологическая адаптация», «социокультурная адаптация» «показатели и факторы адаптации» и др. Не претендуя на полный анализ и освещение указанных понятий, остановимся на них лишь в той мере, в какой они помогут нам раскрыть вопрос о специфике адаптации личности/группы в новых условиях существования, в том числе и в новой социо- и этнокультурной среде.

В многочисленном потоке литературы адаптация рассматривается в широком  и узком смысле этого слова. В широком, философском, аспекте под адаптацией понимают «… любые взаимодействия индивида и среды, при которых происходит согласование их структур, функций и поведения» [6. С.135]. В работах, выполненных в этом аспекте, адаптация рассматривается как способ связи личности и макросоциума, подчеркивается смена общественного положения человека, приобретение новой социальной роли, т.е. адаптация соотносится с социализацией [16, 19].

Адаптация в узком, социально-психологическом, значении рассматривается как взаимоотношения личности с малой группой, чаще всего – производственной или студенческой. То есть, с точки зрения социальной психологии, процесс адаптации понимается как процесс вхождения личности в малую группу, усвоение ею сложившихся норм, отношений, занятие определенного места в структуре отношений между ее членами. Особенности социально-психологического изучения адаптации заключаются в том, что, во-первых, отношения индивида и общества рассматриваются как опосредованные малыми группами, членом которых является индивид, во-вторых, малая группа сама становится одной из сторон, участвующих в адаптационном взаимодействии, образуя новую социальную среду – сферу ближайшего окружения, к которому приспосабливается человек [8].

Другими словами, адаптация рассматривается как процесс изменения взаимодействующих сторон. Личность, входя в новое социальное окружение, определенным образом меняет систему своих отношений. В свою очередь, группа реагирует на появление новичка корректировкой своих норм, традиций, правил. В работах данного направления больший акцент ставится на личность, именно ей отводится решающая роль в процессе адаптации. Вместе с тем можно назвать работы по проблеме адаптации, объектом исследования которых является группа как активный участник адаптивного взаимодействия, а не как среда, к которой приспосабливается человек. В этом качестве ее характеризует так называемая «адаптирующая способность группы» [29. С.56].

Прикладные аспекты проблемы социально-психологической адаптации разрабатываются многими учеными по целому ряду направлений: адаптация личности в различных группах и коллективах (Георгиева, 1985; Свиридов,1974; Таранов,1976; Ходаков,1976; Хохлова, 1981 и др.); в различных сферах учебной  (Гапонова, 1994 и др.), трудовой, производственной деятельности (Жмыриков, 1989; Прохватилов, Шалыто,1989 и др.), при различных психосоматических и невротических заболеваниях (Бурлачук, Коржакова, 1992; Барлас, 1994) и др.

Среди большого количества разрабатываемых учеными проблем адаптационного процесса, пожалуй, наиболее интенсивно изучалась проблема социальной адаптации рабочего на производстве. Недаром начиная с 70-х годов в социальной психологии равнозначно применяются два понятия «социальная адаптация» и «производственная адаптация». «На тождественность использования данных терминов указывает тот факт, что как в той, так и в другой исследователями выделяются две отдельные составляющие: профессиональная и социально-психологическая адаптация» [2. С. 16].

Ряд плодотворных изысканий в направлении изучения социально-психологической адаптации личности в различных сферах производственного коллектива было осуществлено научным коллективом Лаборатории социальной и экономической психологии Института психологии РАН (В.Н.Безносиков, А.Л.Журавлев, О.И.Зотова, Л.В.Ключникова, И.К.Кряжева, В.П.Поздняков, С.Н.Пустовалов, Е.В.Таранов и др.).

Так, Е.В.Таранов в своем диссертационном исследовании, посвященном изучению социально-психологических проблем адаптации молодого рабочего, операционально определяет социально-психологическую адаптацию как «многомерный  процесс формирования у личности устойчивого позитивного отношения к задачам  и традициям предприятия по мере проявления активности и усиленного включения в производственную деятельность, систему межличностных отношений, социокультурную и социально-политическую жизнь предприятия, нахождение там условий для самореализации» [26. С.57].

О.И.Зотова и И.К.Кряжева, логически продолжая разработку данной проблемы, отмечают, что социально-психологическая адаптация осуществляется на разных уровнях  общества, трудового коллектива, непосредственного социального окружения, личностной адаптированности [12]. По их мнению, важным фактором, влияющим на адаптационный процесс, являются условия жизни и деятельности. Оценка и восприятие этих условий опосредованы отношением к содержанию труда и целям деятельности [12]. Однако в зависимости от индивидуальных способностей и особенностей мотивационной сферы личности, условия деятельности способны оказывать ощутимое влияние на характер, скорость и результат адаптации. В коллективе адаптация выступает как необходимое условие продуктивной социальной активности, а социальная активность, в свою очередь, не может существовать без адаптации личности в данной социальной среде. Умение быстро находить свое место в совместной деятельности, в новом коллективе, проявление своих способностей и интересов является основным условием для адаптации человека в новой  по отношению к нему социальной среде. Причем, чем выше это умение, тем выше скорость адаптации.

Для решения наших задач особенно важны выводы этих ученых о том, что «адаптация происходит тогда, когда социальная среда способствует реализации потребностей и стремлений личности, служит раскрытию и развитию ее индивидуальности» [12. С.219]. Социально-психологическая адаптация личности в данном случае определяется «степенью реализации личностного потенциала в конкретных условиях деятельности, наличием условий (в том числе психологических) для свободного проявления сущностных сил» [14. С.203].

В качестве разновидности социальной адаптации выделяется также социокультурная (или межкультурная) адаптация. Под межкультурной адаптацией, в широком смысле, понимается процесс, благодаря которому человек достигает соответствия (совместимости) с новой культурной средой, а также результат этого процесса. Обычно выделяют внутреннюю сторону адаптации, выражающуюся в чувстве удовлетворенности и полноты жизни, и ее внешнюю сторону, которая проявляется в участии индивида в социальной и культурной жизни новой группы [23].

В основании социокультурной адаптации лежат социокультурные различия, то есть различия в распределении и доступности духовных благ и услуг, в уровне их потребления, в характере и содержании культурной деятельности, степени активности субъекта в социокультурном взаимодействии [31]. По мнению Л.Л.Шпак, социокультурная адаптация – «это форма взаимоприспособления субъектов и социокультурной среды на основе обмена духовно-практическими возможностями и результатами деятельности в конкретных адаптивных ситуациях» [31. С.106]. Социокультурная адаптация, как считает этот автор, отличается от других видов адаптации аксиологическим назначением, ценностно ориентационным содержанием, соотношением предметно-практических усилий в адаптивной деятельности. Так, если в социально-профессиональной и социально-бытовой разновидностях адаптации больше проявляются предметно-практические действия, то в социально-политической, социально-психологической и социо-культурной разновидностях адаптации преобладают духовно-практические усилия адаптантов, реализующие адаптивный потенциал человека и имеющие ценностно ориентационное значение [31]. Внутренним источником социокультурной адаптации является несоответствие освоенных, привычных форм и способов культурной деятельности новым потребностям и возможностям адаптантов в условиях изменившейся социо-культурной среды.

В качестве синонима социокультурной (или межкультурной) адаптации в науке употребляется также такое понятие, как «аккультурация». Классическое определение аккультурации было дано культурными антропологами Р. Редфилдом, Р. Линтоном и М. Херсковицем в 1936 году. По их мнению, аккультурация проявляется тогда, когда группы представителей разных культур вступают в непосредственный и продолжительный контакт, последствиями которого являются изменения в моделях оригинальных культур одной или обеих групп [38].

Анализ теоретических подходов к адаптации личности/группы к иной этно- и социокультурной среде показывает, что вхождение индивидов в иную культуру, как правило, сопровождается  глубоким психическим потрясением, так называемым «культурным шоком». Культурный шок – это шок от встречи с новой и незнакомой культурой. Он почти всегда ощущается как неприятный отчасти потому, что он неожидан, а отчасти потому, что он может привести к негативной оценке собственной культуры [37].

Долгое время проблемы культурного шока и межкультурной адаптации рассматривались с клинических позиций, хотя некоторые ученые изначально рассматривали культурный шок как нормальную реакцию, как часть обычного процесса адаптации к культурному стрессу и проявление стремления к более понятной, стабильной и предсказуемой среде [33]. Более того, авторы известной книги «Культурный шок» не исключали случаев, при которых встреча с иной культурой не будет оказывать стрессогенного, шокового воздействия, а наоборот, будет являться для определенного типа людей источником  разнообразных положительных эмоций и ощущений [37].

Культурный шок может играть позитивную роль и в том случае, когда первоначальный дискомфорт ведет к принятию новых ценностей и моделей поведения и, в конечном счете, служит источником саморазвития и культурного роста.

Исходя из этого, Дж. Берри даже предложил вместо термина «культурный шок» использовать понятие «стресс аккультурации»: по его мнению, слово «шок» ассоциируется только с негативным опытом, а в результате межкультурного контакта возможен и положительный опыт – оценка проблем и их преодоление [34].

В связи с этим в последнее время акцент ученых все больше и больше смещается с клинических позиций в сторону психологии межгрупповых и межкультурных отношений. Так, С. Бочнер выделяет четыре максимально общие категории последствий межкультурного контакта для группы (в историческом ракурсе):

  • геноцид, т.е. уничтожение противостоящей группы;
  • ассимиляция, т.е. постепенное добровольное или принудительное принятие обычаев, верований, норм доминантной группы вплоть до полного растворения в ней;
  • сегрегация, т.е. курс на раздельное развитие групп;
  • интеграция, т.е. сохранение группами своей культурной идентичности при объединении в единое сообщество на новом значимом основании.

Автор данной модели называет и четыре возможных результата межкультурных контактов для индивида. В процессе адаптации «перебежчик» отбрасывает собственную культуру в пользу чужой, «шовинист» - чужую в пользу собственной, «маргинал» колеблется между двумя культурами, «посредник» синтезирует две культуры, являясь их связующим звеном [35].

Но почему – даже при схожих отношениях между группами – на индивидуальном уровне одни люди становятся «маргиналами», а другие – «посредниками», одни остаются «шовинистами», а другие полностью ассимилируются? – этот вопрос, как справедливо отмечает Т.Г.Стефаненко, в социальной психологии остается пока открытым [23].

Сходная концептуальная схема аккультурации – последствий межкультурного контакта для группы – предложена Дж. Берри [34], которая с начала 90-х годов ХХ века становится наиболее предпочитаемой и адекватной моделью аккультурации. Он показал сложность и конфликтность процесса аккультурации: люди не могут легко и безболезненно изменяться, адаптируясь в инонациональной среде. Процесс аккультурации может быть реактивным – усиливающим сопротивление изменениям в контактирующих культурах, творчески стимулирующим появление новых элементов и культурных форм, которые не встречались до контакта ни в одной из культур, и запаздывающим в восприятии изменений, проявляющихся после контакта. Дж. Берри определяет аккультурацию как результат взаимодействия культурных и психологических процессов [34].

Преимущества теории аккультурации Берри заключаются, прежде всего, в связи ее с психологическими моделями стресса. Термин «стресс» в отличие от шока отражает позитивную сторону процесса адаптации: оценку ситуации и стратегии выхода из стрессовых ситуаций. Наконец, источники возникших проблем следует искать не в культуре, а в межкультурном взаимодействии (в процессе аккультурации).

По мнению Дж. Берри, аккультурацию обусловливают два одномерно действующих фактора, которые и определяют четыре основные стратегии. Этими факторами являются поддержание культуры (в какой степени признается важность сохранения культурной идентичности) и участие в межкультурных контактах (в какой степени следует включаться в иную культуру или остаться среди «своих»). В зависимости от комбинации ответов на эти два важнейших вопроса Дж. Берри определил четыре стратегии, которые он назвал стратегиями аккультурации (рисунок):

  • ассимиляция, когда группа и ее члены теряют свою культуру, но поддерживают контакты с другой;
  • сепарация, когда группа и ее члены, сохраняя свою культуру, отказываются от контактов с другой;
  • маргинализация, когда группа и ее члены теряют свою культуру, но не устанавливают тесных контактов с другой культурой;
  • интеграция, когда каждая их взаимодействующих  групп и их представители сохраняют свою культуру, но одновременно устанавливают тесные контакты с другой культурой.

Предполагается, что недоминантные группы и их члены свободны в выборе стратегии аккультурации, но это не всегда так [34]. Когда доминирующая группа ограничивает выбор или вынуждает к определенным формам аккультурации, тогда эти явления определяются иными понятиями.

Например, люди могут иногда выбирать сепарацию, но когда их к этому подталкивает или вынуждает доминирующее общество, то она будет называться сегрегацией. Или, когда люди выбирают ассимиляцию, это называется «плавильный котел», но если их вынуждают к такому принятию решения, это больше отражает ситуацию «давящего пресса».

Вариант маргинализации реже является добровольным, чаще люди становятся маргиналами в ситуации насильственной ассимиляции («давящий пресс»), сочетающейся с насильственным отторжением (сегрегацией).

Только интеграция может быть добровольно избранной и успешной стратегией аккультурации, если основными установками доминирующей группы являются открытость и толерантность по отношению к культурным различиям [34]. Эта стратегия предполагает в качестве важного условия обязательный взаимный компромисс и взаимное приспособление, включающее признание контактирующими группами права каждого из них сохранять свои культурные и этнические различия. Стратегия интеграции требует от недоминантной группы адаптации к основным ценностям доминирующего общества, а доминирующая группа должна быть готова адаптировать свои социальные институты (здравоохранение, просвещение, судопроизводство) к потребностям всех этнических групп мультикультурного общества [34].

Иными словами, исходя из теории Дж. Берри, успешная адаптация представляет собой не ассимиляцию с чужой культурой. Межкультурная адаптация представляет собой процесс вхождения в новую культуру, постепенное освоение ее норм, ценностей, образцов поведения. При этом успешность адаптации предполагает достижение социальной и психологической интеграции с другой культурой без потери богатств собственной.

В социально-психологическом плане это наиболее позитивный вид межкультурного взаимодействия, так как представители разных культур стремятся преодолеть межкультурный барьер, понять и принять другое видение мира, и признается право личности на культурное своеобразие и равные возможности существования.

Признание важности и необходимости для индивида усвоения норм и ценностей новой культуры привело в последнее время к появлению большого количества исследований в русле теории тренинга социальных навыков. Из данной теории следует, что психологические трудности адаптации в новой культуре проистекают вследствие отсутствия у человека необходимых культурных знаний и навыков, и помочь овладеть ему подобными знаниями и навыками могут специально организованные культурные тренинги. С позиций данного подхода, опыт знакомства с новой культурой можно выделить в качестве важнейшего фактора, оказывающего влияние на процесс социокультурной адаптации.

Опираясь на теорию аккультурации Дж. Берри, мы можем очертить круг вопросов, которые подлежат решению в ходе нашего эмпирического исследования: каковы основные направления процесса аккультурации (или адаптации) тех или иных групп населения? Какие стратегии адаптации выбираются молодыми людьми в условиях изменения социокультурной среды? Как часто они стремятся к реализации наиболее успешного типа адаптации – интеграции?

Теория аккультурации Берри, имея важное значение для разработки теоретико-методологической основы исследования, применима для решения поставленных выше вопросов на групповом уровне анализа. В то же время она имеет определенные ограничения для решения проблемы адаптации на личностном уровне анализа. Данная теория не в состоянии ответить на вопросы следующего типа: какие же личностные факторы являются определяющими при выборе человеком той или иной стратегии адаптации? При каких условиях выбор наиболее успешного варианта адаптации – интеграции – будет внутренне необходимым процессом для представителей каждой из взаимодействующих групп? Какие мотивы побуждают представителей разных культур стремиться к преодолению межкультурного барьера, пониманию и принятию другого видения мира, признанию права личности на культурное своеобразие, и тем самым – на равные возможности и взаимную толерантность? Решение этих вопросов, на наш взгляд, тесно переплетается с проблемой мотивов личности.

Следовательно, успешность или неуспешность адаптации человека будет определяться также внутренней, мотивационной структурой его личности, зависеть от иерархии мотивов личности, которые впоследствии, очевидно, будут определять выбор и реализацию ею соответствующей стратегии поведения.

Большинство ученых едины во мнении о том, что сторонами, участвующими в процессе социально-психологической адаптации, выступают социальное окружение и индивид (или группа) [3]. Причем, отвечая на вопрос: какая же из этих сторон является ведущей, исследователи все больше склоняются к выбору ответа о ведущей роли адаптирующейся системы (будь то отдельный индивид или группа людей), которая, обладая имманентными свойствами самодвижения и саморегуляции, способна создавать механизмы и модели активного изменения и даже преобразования среды обитания.

Следует подчеркнуть, что в результате социально-политических и социально-экономических изменений, значительная часть населения пере­живает кризис социальной идентичности. Негативные симптомы этого кризиса проявляются в ощущении собственной неполноценности, пережи­вании различных негативных чувств, связанных с принадлежностью к той или иной социальной (профессиональной, этнической) группе.

Сомнение в собственной позитивной социальной группе, согласно модели социальной идентификации Г. Тежфела и Дж. Тернера, сопровождается потерей позитивной социальной идентичности, а значит, и потерей самоуважения [39]. По мнению этих ученых, чтобы реализовать свою базовую потребность в самоуважении, человек будет стремиться принадлежать к некой позитивно оцениваемой, имеющей высокий субъективный статус социальной группе.

Так, к примеру, именно неудовлетворенная потребность в уважении на прежнем месте жительства явилась главным мотивом миграции русских из бывших постсоветских республик в Россию после распада СССР [27], [9]. Иными словами, одним из важнейших психологических мотивов миграции русских на родину своих предков явилось стремление приобрести позитивную личностную и социальную (этническую и гражданскую) идентичность, удовлетворить потребность в самоуважении (и уважении со стороны других).

Потребность в самоуважении и уважении со стороны других, согласно теории мотивации А. Маслоу, относится к числу базовых (или дефицитарных) потребностей человека и завершает собой их иерархию, без удовлетворения которых невозможна реализация потребностей высшего уровня – потребностей развития, роста, потребностей в самореализации или самоактуализации личности [18].

Нами было доказано, что наличие высших потребностей у русских, проживающих в государствах ближнего зарубежья и испытывающих кризис социальной  идентичности, не только определяет выход из кризиса идентичности в пользу миграции на свою этническую родину, но и выбор соответствующей стратегии адаптации при взаимодействии с новым окружением в России. Ярко выраженное у мигрантов стремление к реализации потребностей в самоуважении и самореализации на новом месте обусловливает выбор и реализацию такого типа адаптации, который в наибольшей мере будет способствовать удовлетворению этих потребностей. Такой стратегией, позволяющей личности наиболее продуктивно самореализоваться, является только интеграция [9].

Следовательно, на личностном уровне выбор наиболее успешного варианта адаптации – интеграции – будет определяться наличием и стремлением к реализации потребностей высшего уровня – потребностей в самоуважении и самоактуализации, так как именно этот тип стратегии создает наиболее успешные условия для их удовлетворения.

Наряду с пониманием социально-психологической адаптации как процесса включения личности (группы) во взаимодействие со средой, адаптация одновременно понимается и как результат, итог этого процесса.

Для того чтобы подчеркнуть результат адаптации, нередко употребляется такое понятие, как «адаптированность» личности или группы [8, 14]. Адаптированность можно определить как такое состояние субъекта, которое позволяет ему чувствовать себя свободно и раскованно в социально-культурной среде, включаться в основную деятельность, чувствовать изменения в привычном социально-культурном окружении, углубляться во внутриличностные духовные проблемы, обогащать собственный мир путем более совершенных форм и способов социокультурного взаимодействия [31].

Изучая состояние адаптированности как результата адаптации, перед исследователями неизбежно встает вопрос о критериях определения адаптированности или показателях адаптации. Знакомство с литературными источниками позволяет сделать вывод о существовании большого количества разнообразных показателей, предлагаемых в качестве таких критериев, которые большинством исследователей объединяются в две большие группы: объективные и субъективные (или внешние и внутренние) (Безносиков, 1986, Жмыриков, 1989; Георгиева, 1985;  Cohen, 1968).

Так, В.Н. Безносиков к объективным критериям, определяющим адаптированность молодого рабочего на производстве, относит показатели производственной деятельности субъекта адаптации, такие как норма выработки, процент брака, а также квалификационный разряд, стаж работы, официальный статус, образование и т.д. Субъективные критерии в свою очередь подразделяются этим автором на две категории: 1) собственно-субъективные, т.е., самооценка субъекта адаптации и 2) субъективно-объективные, когда адаптант является объектом оценки его состояний относительно субъективным (экспертным) методом. К первой категории относятся такие показатели, как: удовлетворенность, отношения, ценностные ориентации, направленность, социальные установки и т.д. Ко второй категории автор относит широкий набор критериев, основанных на обобщении оценок социального поведения адаптанта, например: соблюдение трудовой дисциплины, общественная активность, стремление к повышению профессиональной квалификации и т.д. [2].

Л.Л.Шпак к субъективным признакам социокультурной адаптированности относит удовлетворенность адаптантом своим положением в социально-культурной среде; сознательное поддержание норм и традиций  данной социально-культурной среды; стремление и готовность обогатить содержание, формы и способы социокультурного взаимодействия с данной средой. К основным объективным признакам адаптированности, по мнению автора, относятся рост творческой активности в социально-культурных процессах данной среды и всего общества; обогащение содержания и характера культурной деятельности в условиях данной социально-культурной среды, динамическое (энергичное, интенсивное по глубине, быстрое по темпам, внутренне подвижное освоение достижений культурного прогресса (научно-технических новшеств, нововведений в труде, политической и духовной сферах жизни; стабильность субъекта адаптации в данной социокультурной среде [31].

Выявленные субъективные критерии адаптированности личности отражают изменения на всех уровнях личностной сферы – когнитивном (информированность о новой среде), эмоциональном (удовлетворенность различными сторонами жизни), ценностном (изменении в системе отношений), поведенческом (достижения в области деятельности и общении, социальной активности и т.д.).

Огромное количество критериев отражает объективную сложность и неоднозначность явления адаптации, затрагивающую целостную личность во всем богатстве ее связей с социальным окружением. Это является причиной методических затруднений в прикладных исследованиях на этапе определения показателей адаптированности. Одним из способов преодоления указанных трудностей является выделение ведущих показателей адаптированности по сравнению с другими.

В частности, И.К. Кряжева подчеркивает «в феномене социально-психологической адаптированности психологическую включенность личности в производственную деятельность, а также оптимальное эмоциональное самочувствие личности» и считает, что ведущими социально-психологическими показателями адаптированности личности на производстве являются ее «диспозиционные характеристики, ценностно-ориентационная направленность, а также социально-психологический климат производственного коллектива» [14. С.206].

Рассматривая понятие «показатели социально-психологической адаптации (или адаптированности)», нельзя обойтись без понятия «факторы адаптации». Вопрос о факторах адаптации относиться к проблеме детерминации адаптационного процесса. Под факторами понимают условия, влияющие на значение показателей адаптации [32].

В научной литературе можно условно выделить четыре подхода к анализу факторов адаптации: 1) анализ одного конкретного фактора; 2) анализ нескольких факторов (без последующего объединения их в группы); 3) анализ групп факторов; 4) системный подход к анализу факторов.

Представители первого подхода акцентируют свое внимание на выделении какого-то отдельного фактора, влияющего на процесс адаптации, например, внушаемости (Дохолян, 1983) или образования (Кирильцева, 1980). Анализ аналогичных исследований (Марковкина, 1997) показал, что выделение конкретного фактора не дает (и не может дать) полной картины условий, оказывающих влияние на адаптационный процесс.

Однако и простое перечисление множества факторов, например, таких как энергетический потенциал, характер и интенсивность мотивации достижения, механизмы интеграции поведения, достижение социально значимых целей, наличие поддержки в микросоциальном окружении и др. (Березин, 1988), не позволяет вскрыть природу интересующего явления. Поэтому, как правило, после некоторого перечня факторов следует указание на то, что это приблизительный набор, который впоследствии может быть дополнен. К тому же представители второго направления не анализируют взаимосвязи между выделенными факторами. А подобная информация могла бы дать дополнительные сведения о проблеме детерминации процесса адаптации.

Учитывая невозможность выделения универсального фактора или перечня факторов, ряд исследователей делает попытку объединения всех имеющихся факторов в группы. В настоящее время существует несколько классификаций: внешние и внутренние; субъективные и объективные; ведущие и временные; индивидуальные и групповые; глобальные (социально-экономическое и политическое устройство общества) и региональные (природно-климатические, степень развития социально-бытовой инфраструктуры, степень напряженности баланса трудовых ресурсов); личностные, производственные и факторы, лежащие за пределами производства (Вершинина, 1986; Георгиева, 1985; Сухарев, Брюн, 1998; Ходаков, 1976; Чимбеленге, 1996 и др.).

Наиболее распространенной классификацией из вышеназванных является дихотомическое деление факторов на внешние и внутренние, где под внешними факторами понимают условия социальной среды, а под внутренними – индивидуальные возможности человека.

Так, например, И.А.Георгиева, основываясь на эмпирическом изучении адаптации личности в коллективе, предлагает следующие наборы внутренних и внешних факторов:

  • к внутренним факторам относятся социально-демографические характеристики участников исследования (пол, возраст, семейное положение, наличие детей и пр.), ценностные ориентации личности, ряд психологических свойств личности;
  • в качестве внешних факторов выступает комплекс параметров, связанный с видом деятельности группы, – это специфические характеристики деятельности и связанные с ними особенности социальной организации коллектива.

Содержательный анализ выделенных факторов показал, что традиционный подход к адаптации предопределил их значимость в адаптационном процессе. Изучались преимущественно внешние факторы. Такой подход обусловлен был традиционным пониманием адаптации как акта приспособления к воздействиям извне, как результата действия сторонних сил, а не собственных потенций человека.

Тем не менее, ученые не могли проигнорировать важность внутренних факторов, поскольку одни и те же внешние воздействия по-разному преломляются через внутренний мир личности. Анализ группы внутренних факторов, как правило, велся с точки зрения выделенных особенностей, присущих конкретному субъекту, и попыток типологизации индивидуальных различий.

Близкую к классификации факторов И.А. Георгиевой дает И.Н. Вершинина, она выделяет следующие группы факторов:

  • личностные (демографические характеристики, стаж, продолжительность проживания в городе, жизненный опыт, психологические характеристики, социально-профессиональная направленность;
  • производственные (содержание условий труда, организация труда, комплекс бытовых условий, заработная плата, возможности роста, степень зрелости производственного микроклимата);
  • факторы, лежащие за пределами производства (система профориентации и профотбора, система подготовки и распределения кадров, состояние с трудовыми ресурсами, уровень развития социально-бытовой инфраструктуры региона).

По сути, Т.Н. Вершинина говорит о тех же внутренних и внешних факторах адаптации. Разница лишь в том, что у нее внутренние факторы – это личностные, а внешние – это производственные и непроизводственные факторы.

Другой менее распространенной классификацией факторов адаптации является их деление на ведущие и временные [25], где первые действуют на протяжении всего процесса адаптации, а вторые оказывают частичное влияние на него. Такое строгое и безусловное разграничение действия факторов во времени, на наш взгляд, не соответствует действительности, так как нет постоянных и временных факторов, а есть просто факторы, которые приобретают определенную значимость в связи с актуализацией потребностей. Иначе говоря, факторы важны не сами по себе, а только в момент актуализации соответствующей потребности.

Четвертый подход связан с выделением факторов-комплексов. Так,  П.С.Кузнецов выделяет семь таких комплексных факторов, влияющих на успешность адаптации: экономический (материальный), самосохранения, регулятивный, воспроизводственный, коммуникативный, когнитивный и самореализации [15]. Каждый комплексный фактор включает в себя ряд частных факторов.

Экономический (материальный) – объединяет факторы, связанные с получением средств к существованию (заработная плата, приработок, нетрудовые доходы, выплаты, материальные стимулы, доступ к дефициту).

Самосохранение – включает факторы, которые связаны с реализацией безопасности существования: физической и экономической (угроза жизни и здоровью, возможность потери источника существования, привлечение к уголовной ответственности).

Воспроизводственный – содержит факторы, отражающие реализацию сексуальных потребностей человека, включая сексуальные отношения, создание семьи, продолжение рода (сексуальный партнер, брачный партнер, дети).

Коммуникативный – включает факторы, которые связаны с реализацией потребностей человека в общении (глубина общения, круг общения, положение в группе).

Когнитивный – содержит факторы, отражающие реализацию когнитивных потребностей (образование, квалификация, интеллект, кругозор).

Самореализация – это самый сложный комплексный фактор, который может включать в себя любой из перечисленных выше факторов при условии, что реализация тех потребностей, которую они отражают, приобретает для человека ценность. Комплексный  фактор самореализации определяется через понятия «творение», «достижение», «мастерство», «власть», «авторитет», «престиж».

Итак, выделенные комплексные факторы соответствуют основным потребностям человека. Первые четыре фактора характеризуют насыщаемые потребности, то есть те, которые по мере удовлетворения утрачивают свою актуальность – это низшие потребности. Три других фактора характеризуют высшие потребности, то есть ненасыщаемые. Их удовлетворение вызывает ощущение радости, сопутствующее всему промежутку времени, в течение которого данная потребность удовлетворялась.

Предложенная П.С. Кузнецовым классификация факторов, на наш взгляд, наиболее полно описывает систему факторов, оказывающих комплексное влияние на успешность адаптации, и имеет ряд преимуществ по сравнению с другими  подходами. Главное преимущество данной классификации заключается в том, что она представляет собой попытку реализации системно-комплексного подхода к изучению такого сложного и неоднозначного явления, как социально-психологическая адаптация. Достоинством ее является также то, что выделенные факторы выступают не сами по себе, а в контексте потребностей человека. Для нас данная классификация обладает привлекательностью еще и потому, что она очень тесно переплетается с теорией мотивации А. Маслоу, подчеркивая при этом важность, сложность и комплексность такого фактора адаптации, как самореализация.

Опираясь на изложенные в данной статье теоретические и методологические достижения отечественной и зарубежной психологической науки, практические наработки в области социологии и психологии адаптации, можно сказать, что в основу эмпирического исследования социально-психологической адаптации должно быть положено такое понимание, которое включает:

  1. применение разных уровней анализа процесса адаптации личности/группы в новой социокультурной среде (социально-психологического и индивидуально-личностного);
  2. интегративное сочетание разных теоретических парадигм, в том числе теории аккультурации Дж. Берри, теории социальной идентичности Г. Тежфела и Дж. Тернера, теории самоактуализации А. Маслоу, системно-уровневого подхода, разрабатываемого отечественными учеными Лаборатории социальной и экономической психологии Института Психологии РАН) к анализу социально-психологической адаптации и поиску факторов успешной адаптации  личности к новым условиям жизни;
  3. акцент на внутренней (часто неосознаваемой) природе психологических изменений личности, происходящих в процессе ее адаптации в новой социокультурной среде;
  4. нацеленность на выявление личностных факторов успешности адаптации индивида/группы в новом социокультурном контексте.

Согласно разрабатываемому нами подходу, под социально-психологической адаптацией личности в новой социокультурной среде мы будем понимать сложный и многомерный процесс взаимодействия представителей разных культур, в результате которого происходит формирование новой позитивной социальной идентичности, адекватной изменившимся социокультурным условиям; процесс развития личностного потенциала индивида по мере его активного включения в различные виды деятельности (и, прежде всего, профессиональную деятельность), систему межличностных отношений, социокультурную и социально-политическую жизнь общества, нахождение условий для реализации потребностей в самоуважении и самоактуализации личности.

В едином процессе социально-психологической адаптации нам представляется целесообразным выделить социокультурную адаптацию (или аккультурацию) как процесс, в результате которого происходит изменение внешних поведенческих стратегий индивида в ответ на требования новой социокультурной среды, и психологическую адаптацию как процесс, в результате которого достигается внутреннее равновесие, психологическая удовлетворенность в новом социокультурном контексте.

Изменение социокультурного окружения требует от личности установления новых социальных связей, нахождения своего места в новых для нее условиях, профессиональной реализации, встраивания себя в систему уже сложившихся социокультурных отношений. Данное требование ставит перед индивидом задачу выбора и реализации соответствующей адаптационной стратегии.

Движение по пути приобретения новой позитивной идентичности, адекватной изменившимся социально-культурным, экономическим и политическим условиям жизни в российском обществе, невозможно без установления самых широких взаимоотношений с новым социальным окружением, что является необходимым условием или фактором успешности адаптации.

Важную роль в поддержании позитивной личностной и социальной (этнической) идентичности индивида играют его социо- и этнокультурные особенности. В связи с этим важнейшим фактором успешности его социально-психологической адаптации в новых условиях будет стремление к сохранению своей прежней социо- и этнокультурной идентичности.

Кризис социальной идентичности выступает в качестве мощного стимула для актуализации индивидуально-личностных механизмов нахождения своего места в новых условиях, встраивания себя в систему уже сложившихся социокультурных отношений. В новых условиях именно личностная идентичность будет являться ведущей в выборе и реализации наиболее эффективной стратегии адаптации индивида – интеграции. От того, насколько будет включен в адаптационный процесс индивидуально-личностный потенциал человека, будет зависеть и успешность его адаптации.

Причем на личностном уровне выбор наиболее успешного варианта адаптации – интеграции, на наш взгляд, будет определяться наличием и стремлением личности к реализации потребностей высшего уровня – потребностей в самоуважении и самоактуализации, так как именно этот тип стратегии создает наиболее успешные условия для их удовлетворения.

В качестве показателей успешной социально-психологической адаптации  личности в новых соцокультурных условиях существования  на групповом уровне будут выступать:

  • удовлетворенность отношениями с новым окружением;
  • позитивная  социальная (этническая) идентичность;
  • позитивный образ «Мы» и позитивный образ «Они»;
  • межгрупповая толерантность.

В качестве показателей успешной социально-психологической адаптации индивида на личностном уровне можно выделить:

  • актуализация развитых потребностей в самоуважении и  самоактуализации;
  • удовлетворенность профессиональной деятельностью как важнейшим условием реализации потребности в самоактуализации;
  • удовлетворенность смыслом жизни и оптимистическая оценка жизненной ситуации;
  • высокая активность, эмоциональная стабильность, интернальный локус контроля.

Таким образом, мы считаем, что наиболее успешной адаптацией личности в новых социокультурных условиях жизни будет адаптация по типу интеграции, которая предполагает сохранение представителями разных культур позитивной социо- и этнокультурной идентичности и обретение ими новой социальной идентичности, адекватной изменившейся реальности.

Применение данного подхода к исследованию социально-психологической адаптации личности/группы, на наш взгляд, позволит достичь более полного и глубокого понимания процесса взаимодействия личности и социокультурной среды, найти ему адекватное объяснение, выявить основные факторы, влияющие на успешность процесса вхождения личности в новую социокультурную среду. Полученные при таком подходе знания могут быть использованы практикой для социального прогнозирования адаптационных процессов, происходящих в обществе.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Барлас Т.В. Особенности социально-психологической адаптации при соматических и невротических нарушениях // Психол.журн. 1994. Т.15.  № 6. С.114-122.
  2. Безносиков В.Н. Динамика первичной производственной адаптации молодых рабочих на промышленном предприятии:  Дис. … канд.психол. наук. М., 1986. 189 с.
  3. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация че­ловека. Л., 1988.
  4. Бурлачук Л.Ф., Коржова Е.Ю. Индивидуально-психологические особенности больных сердечно-сосудистыми заболеваниями в процессе социальной адаптации // Психол.журн.  1992.  № 3. С. 112-120.
  5. Вершинина Т.Н. Взаимосвязь текучести и производственной адаптации рабочих. Новосибирск, 1986.
  6. Волков Г.Д., Оконская Н.Б. Адаптация и ее уровни // Философия пограничных проблем науки. Пермь, 1975.  Вып. 7. С. 134-142.
  7. Гапонова С.А. Особенности адаптации студентов вузов в процессе обучения // Психол.журн.  1994. № 3.
  8. Георгиева И.А.  Социально-психологические факторы адаптации личности в коллективе: Автореф. дис. …канд.психол.наук. Л., 1985. 22 с.
  9. Гриценко В.В. Социально-психологическая адаптация переселенцев в России. М., 2002.
  10. Дохолян С.С. Роль внушаемости в динамике адаптации студента // Воспитание, обучение и психическое развитие: Тез. науч. сообщ. сов.ученых к VI Всесоюз.съезду О-ва психологов СССР. М., 1983. Ч. II. С. 335-337.
  11. Жмыриков А.Н. Диагностика социально-психологической адаптированности личности в условиях деятельности и общения. Л., 1989.
  12. Зотова О.И., Кряжева И.К. Некоторые аспекты социально-психологической адаптации личности //Психологические механизмы регуляции социального поведения / Отв. ред. М.И. Бобнева, Е.В. Шорохова. М., 1979. С. 219- 232.
  13. Кирильцева А.А. Психологические особенности производственной адаптации выпускников профессионально-технических училищ и средней школы // Вопр.психологии. 1980. № 4.  С.118-123.
  14. Кряжева И.К. Социально-психологические факторы адаптированности рабочего на производстве //Прикладные проблемы социальной психологии. М., 1983. С.203-213.
  15. Кузнецов П.С. Концепция социальной адаптации. Саратов, 2000.
  16. Кухарева Т.А. Адаптация молодых специалистов-инженеров: Автореф. дис. … канд. психол наук. Л., 1980. 24 с.
  17. Марковкина С.Г. Особенность адаптации пожилых //Социол. исслед. 1997. № 12. С. 48-50.
  18. Маслоу А. Мотивация и личность. Спб., 1999.
  19. Милославова И.А. Понятие и структура социальной адаптации: Автореф. дис. … канд. философ. наук. Л., 1974. 24 с.
  20. Прохватилов А.А., Шалыто А.Ю. Управление процессом адаптации работников в трудовом коллективе // Психологическое обеспечение социального развития человека / Под ред А.А.Крылова. Л., 1989. С. 124-129.
  21. Пустовалов С.Н. Роль социально-психологических факторов в процессе адаптации иногородних рабочих: Автореф. дис. …канд.психол.наук. М., 1984. 20 с.
  22. Свиридов Н.А. Социальная  адаптация личности в трудовом коллективе. Л., 1974.
  23. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М., 1998. Вып. III.
  24. Сухарев А.В., Брюн Е.А. Сравнительное психологическое исследование этнофункциональных рассогласований у страдающих героиновой наркоманией, алкоголизмом и аффективными расстройствами // Психол.журн. 1998. Т.19,  № 3. С. 90-97.
  25. Сущность, формы и факторы социальной адаптации / Под ред. В.Э. Тамарина. Барнаул, 1977.
  26. Таранов Е.В. Социально-психологические проблемы адаптации молодого рабочего: Дис. ... канд.психол наук. М., 1976. 200 с.
  27. Филиппова Е.И. Вынужденные мигранты в Псковской области: проблемы адаптации // Русские в новом зарубежье: миграционная ситуация, переселение и адаптация в России / Отв. ред. С.С. Савоскул. М., 1997. С. 312-345.
  28. Ходаков А.И. Социально-психологические условия адаптации молодого рабочего в производственном коллективе. Л., 1976.
  29. Хохлова А.П. Межличностное восприятие как один из психологических механизмов адаптации личности в группе // Проблемы коммуникативной и познавательной деятельности личности. Ульяновск, 1981. С. 52-56.
  30. Чимбеленге К.У. Процессы адаптации и реадаптации в структуре профессионализации личности. Ярославль, 1996.
  31. Шпак Л.Л. Социокультурная адаптация: сущность, направление, механизмы реализации: Дис. …д-ра социол. наук. Кемерово, 1992 . 398 с.
  32. Шустова Н.Е. Социальная адаптация личности: Автореф. дис. … канд. социол. наук. Саратов, 1999. 24 с.
  33. Adler P. The transitional experience: An alternative view of culture shock // J. of Humanistic Psychology. 1975. Vol. 15.
  34. Berry J.W. Immigration, Acculturation and Adaptation. Ontario, 1996.
  35. Bochner S. The Social Psychology of Cross-Cultural Relations //Cultures in Contact / Ed. by S.Bochner. Oxford Pergamon Press, 1982. P. 5-44.
  36.  Cohen Y.F. Culture  as adaptation / Ed. by.  Y.N. Cohen Man in adaptation: The Culture Present. Chicaho, 1968.
  37. Furnham A., Bochner S. Culture Shock: Psychological reactions to unfamiliar environments. L.; N.Y., 1986.
  38. Redfield R., Linton R., Herskovits M. Memorandum on the study of acculturation, in American Antropologist. N.Y., 1936. 
  39. TaJfel H., Turner J. An integrative theory of intergroup conflict // The social psychology of intergroup relations. Montrey, Calif, 1979.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика