Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 116Рубрики 53Авторы 9136Новости 1808Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Проблемы cоциальной психологии личности

Сборник тезисов по проблемам психологии личности

Издатель: Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского

Год издания: 2008

 

Феномен лжи и особенности его понимания студентами гуманитарного факультета

Лопышова А.К.
кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии образования СГУ им. Н.Г. Чернышевского, Саратов, Россия
e-mail: akimenko_ak@mail.ru

Полный текст

Если бы ложь, подобно истине,

 была одноликою,

наше положение было бы значительно легче.…

Но противоположность истине

 обладает сотней тысяч обличий и не имеет пределов.

М. Монтень

Сегодня мало кто сомневается в актуальности исследования проблемы лжи и отношения к ней современного человека. С этим феноменом слишком часто сталкивается в жизни каждый из нас. Вечная проблема человеческой искренности, обмана и лжи не раз становилась предметом обсуждения в художественной литературе, философии, социологии и психологии. Выделяется несколько типов лжи. Ложь элементарная, корыстная, как средство достижения эгоистических целей. Ложь бескорыстная, почти художественная, когда человек не делает различий между реальностью и собственной выдумкой. Ложь из сострадания, которая может быть средством спасения жизни другого человека. И, наконец, ложь социальная, утверждаемая нередко как долг. Такая ложь, в отличие от ничем не прикрытой истины, якобы поддерживает общество, цивилизацию от распада и гибели.

На огромную роль лжи и ее многоликость в человеческой жизни обращал пристальное внимание русский философ Н. Бердяев. Он писал: «Мир захлебывается ото лжи. Лгут не только люди лживые по природе, но и люди прав­дивые. Лгут не только сознательно, но и бессознательно». Ложь современного мира, по его мнению, есть  выражение глубокого перерождения структуры сознания: «Из мира все более исчезает личная совесть, и все меньше слышится ее голос» [1].

Цель статьи – дать содержательную характеристику категории лжи и некоторым особенностям понимания данного феномена современными студентами.

 Рассмотрим ряд литературных источников по проблеме. В философских науках истину определяют как соответствие знания объекту. Истина есть свойство знания. Ценность знания определяется мерой его истинности.  Как логико-гносеологическая категория истина выражает оценку адекватности знаний субъекта о мире. Истина неразрывно связана со знанием: она – и конечная цель, и основной на­учный результат познания. «Правда», с точки зрения В.В. Знакова, по объему и содержанию шире понятия «истины». Правда – категория психологии понимания, выражающая не только адекватность знаний о мире, но и их осмысленность, смысловую ценность для субъекта. Вследствие этого истину мы познаем, а правду понимаем. Правда – атрибут канала коммуникации. Правда всегда содержит зерно истины. Без этого она не может быть правдой. Однако этого еще недостаточно для того, чтобы истинное событие стало правдой в коммуникативной ситуации. В отличие от истинности высказывания, независимой от канала коммуникации, степень правдивости или ложности сообщения для общающихся людей всегда обусловлена целями говорящего и слушающего [7].

Сделаем экскурс в этимологию термина «ложь». В толковом словаре В.И.Даля находим следующее определение: «Ложь – то, что солгано, слова, речи, противные истине. Лгать – врать, говорить или писать ложь, неправду, противное истине» [2]. «Ложь – неправда, намеренное искажение истины; обман» – такое толкование дано в академическом  словаре русского языка [13].

Отметим, что отношение  к феномену неправды, лжи и обмана на протяжении веков в различных государствах менялось  достаточно кардинально: от полного табу на ложь и обман до, по крайней мере, частичного их оправдания. При этом часто ложь одновременно и осуждалась, и оправдывалась. В последнем случае особое значение приобретала цель и последствия лжи. С развитием цивилизации ложь прошла свои стадии развития - ото лжи с целью выживания в первобытном обществе до фальсификации в истории, сокрытия или искажения информации в СМИ и т. д.

На рубеже XX века изучение проблемы лжи было актуально как в отечественной, так и в мировой философии и психологии. В начале двадцатого столетия в переводе на русский язык вышло несколько сочинений, посвященных этой проблеме (Дюпра, 1905, Мелитан, 1903). Не обошли вниманием эту проблему и  такие известные всему миру исследователи, как К. Юнг, А.Р. Лурия, С.Аша, Э. Гоффман, М. Аргайл. Интерес к этой теме не ослаб и по сей день. Накоплен солидный эмпирический материал (Ekman, 1985, Mehrabian,1971, Симоненко, 1998). Сделан ряд плодотворных теоретических обобщений (Satir, Знаков В.В.,  Каптерев П.О., Преображенский С., Ильин И.А., Алешинцев И.А., Сосновский А., Шеталова А. и т.д.). Необходимо особо отметить работы Ф.А. Селиванова и П.С. Заботина. Так, в работах Ф.А. Селиванова понятия «ложь» и «заблуждение» дифференцируются. Выявляется объективная основа заблуждений, скрытая в определенных конкретно исторических условиях развития науки. В монографии П.С. Заботина рассматриваются причины возникновения, сущность и роль заблуждений в научном познании, анализируются пути их преодоления. Следует подчеркнуть, что значительный вклад в разработку многих ас­пектов изучаемой проблемы внесла саратовская школа философов: В. Н. Белов, Н. А. Горбачев, В. Н. Гасилин, В. П. Каратеев, А.С. Кузнецов, В. Б. Устьянцев, С. Ф. Мартынович,  В. Н. Ярская и др.  А.С. Кузнецовым разработана  типология заблуждений, с точки зрения следующих параметров:  по соотношению субъективного и объективного факторов в их возникновении (ошибки, ложь, дезинформация и собственно заблуждения);  по принципам подтверждаемости (обыденные, теоретические); по  формам фактического проявления (научные, религиозные, правовые, политические и т. д.);  по  способу существования (теоретические и практические) [8].

С точки зрения ло­гики заблуждения систематизировал Д. Милль. Укорененность лжи, ошибок, заблуждений в повседневной жизни описали Ч. Маккей, А. К. Дьюдни, М. Мак-Клоски. Взаимосвязь истины и заблуждения ана­лизировали В. Брошар, В. Бернардино, Ж.-П. Жуари. Наиболее значи­мыми являются исследования Э. Маха, М. Хайдеггера, Т. Хилла, А. Тарского, К. Поппера, Т. Куна, П. Фейерабенда.

Понятию «ложь» ученые дают неоднозначные определения в зависимости от точки зрения на проблему. В соответствии с этим они выделяют и описывают разные типы и  виды лжи, определяют основные факторы, влияющие на формирование отношения человека ко лжи, раскрывают ее механизмы. Рассмотрим некоторые из них.

Так, К. Мелитан считает ложь при­знаком безнравственности: дети и взрослые начинают лгать тогда, когда в их поступках появляется «что-то нехо­рошее», что необходимо скрывать от других [10]. Иначе говоря, автор рассматривает  ложь с позиции моральных и нравственных норм.

В психологической тео­рии О. Липманна категория лжи представлена как волевое дея­ние, направленное на результат [9]. Для любого волевого деяния харак­терно наличие определенных внутрен­них или внешних тормозящих моментов. В случае лжи тормозом является одно­временное присутствие в сознании лжеца, наравне с комплексом ложных представлений, комплекса верных, истинных пред­ставлений. В борьбе ложных и истинных представлений комплекс ложных пред­ставлений побеждает за счет цели и на­мерения, и тогда человек лжет.

Не столь категоричные промежуточ­ные позиции занимают В. Штерн и Ж. Дюпра. В. Штерн определяет ложь как со­знательное неверное показание, служа­щее для того, чтобы посредством обмана других достичь определенных целей [14]. При этом существуют другие виды не­верных показаний, которые не являются собственно ложью. В отличие от них, лжи присущи три признака:  созна­ние ложности;  намерение обмануть;  целесообразность (направленность на получение какой-либо выгоды или от­клонение невыгоды). Первые два при­знака отличают ложь от иллюзий воспо­минания, а третий – от фантастических неверных показаний.

Ж. Дюпра дает следующее опреде­ление лжи: «Ложь – это психосоциоло­гический словесный … акт внуше­ния, при помощи которого стараются, более или менее умышленно, посеять в уме другого какое-либо положительное или отрицательное верование, которое сам внушающий считает противным ис­тине» [4]. Введение в заблуждение другого человека, внушение ему ложных «верований», согласно Ж. Дюпра, может быть сознательное (продуманное, наме­ренное) и бессознательное. Эти же два вида лжи выделяют и другие авторы.

 Итак, как видно из приведенных определе­ний, до сих пор не существует единого мнения о том, каковы отличительные признаки лжи и где проходит граница между ложью и правдой. Представление о лжи как о внутреннем конфликте прав­дивого и ложного комплексов представ­лений, данное О. Липманном, кажется нам наиболее подходящим для объяснения осо­бенностей поведения лгущих людей. На базе этого определения могут быть также приняты и три основных признака лжи, выделенные В. Штерном.

Российский психолог В.В. Знаков, посвятивший  не одно десятилетие научным изысканиям по проблеме неискренности в контексте психологии понимания и психологии личности, выделяет 9 категорий, связанных с ней. Ознакомимся с ними подробнее.

Прежде всего рассмотрим его классификацию  разновидностей правды и психологический анализ ее антиподов – неправды, вранья, лжи и обмана на основе трех критериев, предложенных А.Ф.Стрихарцем, Р.В. Бертоном: фактическая истинность утверждения; вера говорящего в истинность высказывания; наличие или отсутствие у говорящего намерения ввести в заблуждение.

 С точки зрения описанных признаков, понятие правды формулируется следующим образом: человек говорит то, что, по его мнению, соответствует истине, фактам, он верит в истинность своих слов и не имеет намерения обмануть со­беседника. В случае, когда субъект сомневается в истинности своего суждения, но все-таки по тем или иным соображениям делает его, автор говорит, что это ситуация «случайной правды». Вербальный компонент заблуждения, называемый неправдой, заключается в том, что человек, веря в реальность существования чего-то, на самом деле ошибается и говорит неправду, считая ее правдой. В коммуникативных ситуациях человек нередко специально искажает факты, но делает это в шутку. В этом случае мы сталкиваемся с иронией, метафорой, аллегорией; сказанное воспринимается как бы в кавычках. Такое уникальное явление, как вранье, присущее, по мнению В.В.Знакова, прежде всего русскому человеку, можно рассматривать как немотивированный малосущественный обман, обусловленный стремлением субъекта приукрасить действительность, сделать кому-то приятное или же оказаться в центре внимания. Сюда можно отнести различного рода комплименты, лесть, преувеличения и др.

Далее перейдем к рассмотрению случаев, когда субъект имеет намеренье ввести в заблуждение партнера. Одним из этих феноменов является обман. Обман  основан на стремлении одного из коммуникаторов создать у партнера ложное представление о предмете обсуждения, но, не искажая факты. Отличительный признак обмана - полное отсутствие в нем ложных сведений, прямых иска­жений истины. Обман - полуправда, сооб­щенная партнеру с расчетом на то, что он сделает из нее ошибочные, не соответствующие намере­ниям обманывающего выводы. Полуправда - по­тому, что, сообщая некоторые подлинные факты, обманщик умышленно утаивает другие, важные для понимания целого. Успешный обман обычно основывается на эффекте обманутого ожидания: человек, которого обманывают, учитывая полу­ченную правдивую информацию, прогнозирует развитие событии в наиболее вероятном направ­лении, а обманывающий совершает поступок, на­рушающий его ожидания. Интересным представляется в этой связи рассмотрение феномена «полуправды» В.И.Свинцовым. Под полуправдой автор понимает «сообщение или группу сообщений, в которых отсутствует некоторый элемент необходимой информации, вследствие чего у принимающего ее возникает  (или может возникнуть) ошибочное, ложное представление об отражаемом объекте [11]. Еще древние знали о существовании «хорошей лжи», добродетельного обмана, включая ложь умолчанием. Причем Платон, например, связывал такую ложь с власть имущими. Так называемый добродетельный обман может быть выражен ложью умолчанием.

После краткого обсуждения феномена обмана логично перейти к обсуждению дефиниции самообман. С точки зрения психологии общения и взаимопонимания, самообман представляет собой особый случай внутреннего диалога, где обманывающий и обманываемый предстают в одном лице. С логико-гносеологической точки зрения явление самообмана содержит в себе неразрешимое противоречие: человек одновременно должен верить в истинность суждений А и не-А. То есть, если субъект обманывает себя, то он знает, что суждение является ложным,  и в то же время убеждает себя в его истинности. Д.И. Дубровским были выделены следующие формы самообмана: самообман относительно самого себя; относительно других и относительно предметов, событий, обстоятельств [3]. На наш взгляд, феномен самообмана непосредственно связан с механизмами психологической самозащиты (вытеснение, отрицание, рационализация и др.), разработанными З. Фрейдом и А.Фрейд.

Следующей категорией, выделяемой В.В. Знаковым, является мнимая ложь. Под ней понимается нередко встречающееся в общении людей противоречие  между субъективной и объективной сторонами лжи: убеждением человека в том, что он солгал собеседнику, и реальным актом лжи. Для квалификации этого вида лжи достаточно, чтобы один из партнеров по общению, высказывая суждение, думал, что он лжет, т.е. считал, что умышленно искажает факты.  Но, так как в данном случае он ошибается, мы должны эту ложь характеризовать как субъективную, мнимую, кажущуюся.

Последний обсуждаемый случай касается классического примера откровенной лжи. Ложью обычно называют умышленную передачу сведений, не соответствующих действительности. Наиболее краткое и ёмкое определение этому понятию дал Августин Блаженный: «Ложь – это сказанное с желанием сказать ложь». Цель лгущего - с помощью вербальных или невербальных средств дезинформировать партнера, ввести его в заблуждение относительно истинного положения дел в обсуждаемой области.

Таким образом, определение сходства и различия обмана, лжи, неправды оказывается непростой задачей даже для специалистов, не говоря уже о людях, сталкивающихся с различными формами проявления названных феноменов в повседневной жизни. Предложенная В.В. Знаковым классификация [6], безусловно, интересна, но в конкретной действительности описанные категории более динамичны, пластичны, податливы и  характеризуются взаимопроникновением друг в друга. В реальной жизни невероятно трудно нащупать тонкую грань, разделяющую ложь и неправду, самообман от обмана, и увидеть наблюдаемый феномен в чистом виде. А между тем решение этой непростой задачи является весьма актуальным и как никогда созвучным времени. Более того, отсутствие общепринятой типологии лжи и дифференцированных программ формирования адекватного понимания и отношения современной молодежи к данной нравственной категории позволяет считать проблему не только актуальной, но теоретически и практически значимой.

Исследование  некоторых особенностей понимания лжи студентами проводилось  нами в течение 2004-2005 учебного года на базе Педагогического института СГУ им. Н.Г.Чернышевского. В исследовании принимали участие 158 студентов дневного отделения  факультета коррекционной педагогики и специальной психологии с 1-го по 5-ый курс. В экспериментальном исследовании  применялись методы наблюдения, эвристической беседы,  анкетирования и контент-анализа его результатов. Процедура исследования состояла в том, что испытуемые анонимно отвечали на  открытые вопросы анкеты, разработанной нами на основе выявления следующих параметров: определение понятия ложь; причины лжи; признаки лжи; признание во лжи; последствия лжи; степень распространенности лжи; социальное значение лжи.

Остановимся на основных результатах, полученных в ходе анкетирования. Анализ ответов показывает, что группа испытуемых в достаточной мере осознает глубину и неоднозначность содержания данной дефиниции, констатирует факт катастрофической распространенности лжи в современном обществе, отдает себе отчет о последствиях искажения действительности. Подавляющее большинство респондентов (44%) рассматривают ложь как неотъемлемую часть бытия, подчеркивая ее всеобъемлющий характер: «Ложь – отражение сегодняшнего дня…», «…неотъемлемая часть жизни», «Ложь – это реальность»,  « …лицо нынешнего общества, которое вряд ли скоро изменится…»

Необходимо отметить увеличение степени принятия лжи как «нормы» жизни от младших к старшим курсам: «Ложь это неправда, которая порой лучше правды…», «…без нее не проживешь!», «...нечто такое, что человек постоянно использует в жизни». Как способ защиты от окружающих, от себя, от обстоятельств, от реальной действительности рассматривают данный феномен 22% испытуемых: «…попытка выдачи желаемого за действительное», «…средство снять ответственность, уйти от наказания», «…защитная реакция».   Как грех, худший порок человечества воспринимают  ложь 23% обследуемых и,  как бы оправдываясь, подчеркивают вынужденность поступка: «… худший порок человечества», «…грех,  порой совершаемый во благо…». Некоторые испытуемые, определяя понятие «ложь», отвечают ярко и метафорично: «…это оружие, нацеленное на другого», «Ложь – иногда спасательный круг, а порой, орудие убийства», «…это когда все хотят быть субъектами, и никто - объектом!» Определенная часть респондентов (11%) понимает ложь как человеческое качество. С ростом  социального опыта  в определениях  появляется указание на осознанность поступка и  четкое наличие цели.

Анализируя содержание ответов на вопрос: «Почему люди лгут?», можно выделить следующие дефиниции в порядке их предпочтения: стремление выделиться, произвести впечатление; защитить себя от чувства неполноценности, неловкости; избежание наказания, осуждения; ради сохранения социальных отношений; стремление помочь другим; ради достижения цели; без повода.

При ответе на вопрос «Все ли люди лгут?» 99,9% респондентов согласны с тем, что «Не лгущих людей нет и просто не быть не может». Отвечая на интенцию о частоте своей лжи, испытуемые указывают на необходимость и вынужденность, оговаривая, что чаще «просто преувеличивают и приукрашивают». Респонденты в ответах подчеркивают, что, по большому счету, стараются говорить правду.

Выражая свою точку зрения по поводу первого акта лжи в человеческой жизни, студенты сходятся во мнении, что подобное происходит еще в раннем дошкольном детстве, когда ребенок только начинает усваивать социокультурные нормы, правила и действует не особо осознанно, по примеру взрослых.

«Стремясь защитить себя, свой внутренний мир и сохранить свою самооценку, люди  предпочитают «иллюзорный  мир» и часто обманывают самих себя», – так думает подавляющее большинство опрошенных. Быть может, именно по этой причине испытуемые считают, что ближайшее окружение искренне с ними.

Единодушны студенты в ответах на вопрос, «В каких случаях ложь необходима, а в каких недопустима?». Необходима – «во благо», недопустима – «во вред».

Теоретически студенты совершенно справедливо предполагают, что лжеца можно уличить благодаря  таким невербальным признакам, как жесты, мимика, движения. К вербальным относят дрожь в голосе, паузы, изменение интонации, оговорки, к физиологическим реакциям – потливость, одышка, покраснение лица.

«Что чувствует человек, которого обманывают?» Респонденты, по-видимому, основываясь на собственном опыте, констатируют наличие следующих чувств и эмоций: обида, злость, унижение, презрение, жалость к лжецу. При ответе на вопрос: «Что испытывает человек, который лжет?» мнения разделились: часть опрошенных считают, что чувство стыда, смущения, тревоги, а другая часть настаивает на  ощущении удовлетворенности и радости (в случае, если ложь удалась). В случае обнаружения обмана, испытуемые, которым свойственны угрызения совести, сознаются в содеянном, в то время как некоторая часть опрашиваемых утверждает, что «будет настаивать на своем и ни за что не признается».

Отвечая на вопрос «Считаете ли вы, что ложь социально опасна?», студенты обозначили свою точку зрения следующим образом: «Да, если носит массовый характер», «Нет, ложь в разумных пределах  жизненно необходима: иначе – крах всем дипломатическим отношениям…начнутся войны и распри», «Ложь – это, как ни печально, фундамент, на котором держится мир людских взаимоотношений», «Ложь оплетает своей паутиной все сферы человеческой жизни…» Но в то же время испытуемые считают, что ложь неприемлема в дружеских, любовных отношениях.

Проблему «Как защитить себя ото лжи» респонденты рассмотрели в двойном  раккурсе: «Как защитить себя, чтобы ни солгать?» и «Как защитить себя, чтобы не оказаться жертвой лжеца?» и сошлись практически в едином мнении: «Быть внимательнее к себе и окружающим!»

Ответы на вопрос «Что надо сделать, чтобы лжи стало меньше?» во многом перекликаются с предыдущими: «Стараться быть искренними и  говорить правду». В целом же, предварительные результаты обнадеживающие. Сделаем выводы.

Краткий обзор литературных источников и результатов эмпирического исследования по проблеме позволил выявить различные подходы к пониманию и толкованию лжи, причин и факторов ее детерминации в обществе и конкретной среде. Однако, несмотря на различие подходов, авторы единодушно указывают на необходимость изучения данного феномена, так глубоко укоренившегося в нашем обществе. А именно: взаимосвязи условий и индивидуально-психологических особенностей, влияющих на формирование системы отношений человека к жизни,  к окружающим людям, к самому себе, регулирующих поведение и его нравственные ориентиры и др. При этом важно подчеркнуть, что изучение специфики понимания и отношения студентов к данной морально-нравственной категории имеет особую значимость, поскольку именно современная молодежь будет во многом определять будущее нашей страны.

 Результаты проведенного исследования показали весьма неоднозначное отношение испытуемых ко лжи как  к социальному явлению. Большинство студентов адекватно интерпретируют понятие «ложь», воспринимая ее как неправду, искажение действительности. Основными причинами лжи испытуемые считают стремление произвести положительное впечатление, защитить себя от чувства неполноценности, избежать наказания и  осуждения, а также ради сохранения социальных отношений. В целом отмечается благосклонное отношение ко лжи, носящей адаптивный, социальный характер, не причиняющей окружающим значимого вреда.

Полученные результаты носят предварительный характер и требуют дальнейшего экспериментального подтверждения. Определяя перспективу дальнейшего исследования, выделим основные его направления: уточнение понимания феномена в зависимости от гендерного аспекта, личностных свойств, от стилей семейного воспитания, от нравственных убеждений студентов и др. Исследование будет продолжено.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Бердяев Н.А. Парадокс лжи // Человек.  1999. № 2.  С. 102-108.
  2. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т.  М., 1955. Т.2. С.241.
  3. Дубровский Д.И. Обман: Философско-психологический анализ. М., 1994.
  4. Дюпра Ж. Ложь. Саратов, 1905.
  5. Заботин П.С. Преодоление заблуждения в научном познании. М., 1979.
  6. Знаков В.В. Классификация психологических признаков истинных и неистинных сообщений в коммуникативных ситуациях // Психол. журн. 1999. № 2. С. 54-65.
  7. Знаков В.В., Романова И.А. «Истина» и «правда» в христианстве и психологии понимания // Психол. журн. 1998. № 6. С. 62-72.
  8. Кузнецов А.С. Заблуждение: логико-гносеологический аспект: Автореф. дис. … канд. философ. наук. Саратов, 2001. 24 с.
  9. Липманн О., Адам Л. Ложь в праве. Харьков, 1929.
  10. Мелитан К. Психология лжи. М., 1903.
  11. Свинцов В.И. Полуправда // Вопросы философии. 1990.  № 6. С.53-61.
  12. Селиванов Ф.А. Истина и заблуждение. М., 1972.
  13. Словарь русского языка: В 2 т. М.,1958, Т.2. С.266.
  14. Штерн В. Изучение свидетельских показаний // Проблемы психологии. Ложь и свидетельские показания. Пг., 1922. Вып.1.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика