Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 104Рубрики 51Авторы 8748Новости 1748Ключевые слова 21419 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Социосфера

Издатель: ООО Научно-издательский центр «Социосфера»

ISSN: 2078-7081

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Язык журнала: русский

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Социальный капитал в контексте проблемы формирования гражданского общества 728

Титов В.Н.
Учреждение Российской академии наук Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН, Москва, Россия

Полный текст

Среди различных компонент, позволяющих рассмотреть проблему измерения чело­веческого потенциала, можно также выделить социальный капитал. В научной литерату­ре проблематика социального капитала рассматривается с двух точек зрения: как ресурс отдельного индивида и как ресурс социальной общности. Анализ индивидуального со­циального капитала осуществляется, как правило, на основе теории рационального вы­бора [1, 3, 4, 7]. Общественный социальный капитал рассматривается с позиции выявле­ния особенностей социальной структуры общества, культурных традиций [2, 5, 6]. Если избрать первую перспективу, то анализ будет строиться вокруг поведения «экономиче­ского человека», который рационально принимает решение о вхождении или о выходе из социальной сети, об уровне и формах инвестиций в социальную сеть. В прагматическом плане этот ресурс позволяет облегчить доступ к необходимой деловой информации, по­лучению материальных, финансовых ресурсов и иных выгод. Во втором случае анализ будет иметь выраженный социологический характер: в центре внимания будут струк­тура сети, степень открытости или закрытости сети, плотность и природа социальных связей, факторы доверия и т. п. Различие экономического и социологического подходов к анализу проблемы социального капитала может быть частично устранено за счет осо­знания того, что социальный капитал представляет собой общественное благо. Индивид не может в одностороннем порядке использовать социальный капитал как частное благо продолжительное время. Рассмотрение социального капитала с позиции «экономическо­го человека», рационально осуществляющего свой выбор, позволяет учитывать интере­сы и активные стратегии отдельного человека, в то же время социологическая перспек­тива дает возможность выявить обратное влияние социальной общности на индивида. Таким образом, представляется целесообразным рассматривать проблему социального капитала не через призму либо индивид, либо общество, а посредством постепенного перехода с индивидуального уровня на последующие уровни включенности индивида в различные все более сложные социальные образования.

На уровне отдельного индивида социальный капитал представляется частным бла­гом, однако по мере генерализации социальных связей до уровня локального сообщества, организации или общества в целом, социальный капитал приобретает свойства обще­ственного блага. Социальный капитал по своей природе не может быть исключительно частным благом, поскольку для создания и наращивания этого ресурса от индивида тре­буются постоянные «инвестиции» (личные финансовые средства, материальные ресур­сы, участие в совместных добровольных работах и т. п.), которые используются прямо или косвенно другими членами социального сообщества. Различные «инвестиции» в поддержание и наращивание социального капитала индивид осуществляет в надежде на получение каких-либо выгод от участия в социальных сетях. Причем эти выгоды не всег­да имеют непосредственно осязаемый (материальный или монетарный) характер. Инди­вид может получать психологическую поддержку со стороны социального сообщества, он может удовлетворить в рамках сети свои потребности в нахождении и поддержании идентичности, признании со стороны других. Частное и общественное благо в рамках социального капитала оказываются неразрывно взаимосвязанными.

По мере перехода с первичного уровня (семья, круг друзей, знакомых) рассмотрения социального капитала на более комплексные уровни (локальное сообщество, организа­ции, институты общества) неизбежно возникает проблема возрастания рисков невозвра­та частных инвестиций в социальный капитал. Индивид начинает утрачивать непосред­ственный контроль над сетью. В комплексных социальных сетях индивид все в большей мере взаимодействует не с конкретными личностями, а с ролевыми образцами, безлич­ными нормами и правилами. Осуществляя частные инвестиции в комплексные соци­альные сети, индивид может не получить обратно ожидаемой от участия выгоды. След­ствием этого, вероятно, будет нарастание напряженности между индивидом и комплекс­ной социальной сетью, конфликтные ситуации и выход индивида из состава участников данной социальной сети. Отказ индивида от участия в функционировании комплексных социальных сообществ может проявляться в открытых или латентных формах. Если не­участие приобретает массовой характер, то это может поставить под вопрос дальнейшее воспроизводство комплексной социальной сети. В этом случае либо социальная сеть должна найти  способы такого функционирования, при котором ожидаемые частные вы­годы отдельных индивидов будут удовлетворены более полно, либо применять набор формальных и моральных санкций для принудительного возврата индивида в состав данной сети. В первом случае проблема эскапизма может быть решена на долговремен­ной основе, тогда как во втором – это приведет в лучшем случае к кратковременному эф­фекту, консервации неудовлетворенности и скрытым формам неучастия. Таким образом, рассмотрение особенностей функционирования социального капитала непосредственно связано с известной в социологии проблемой возможности «социального порядка».

Социальные сети поддержки, являющиеся структурной характеристикой социального капитала, могут быть рассмотрены по определенным удаляющимся от индивида уровням. По мере перехода на каждый следующий уровень проявления социального капитала на­чинает утрачиваться межличностный характер отношений и возрастает степень аноним­ности контактов. На каждом уровне проявления социального капитала от индивида тре­буются различные компетенции по овладению и использованию этого ресурса. Сами эти компетенции свидетельствуют о качественном состоянии человеческого потенциала. Так, если на первом уровне от индивида востребуются прежде всего коммуникационные на­выки, умение поддерживать межличностные отношения и находить возможности удовлет­ворения различных потребностей членов ближайшего социального окружения, то по мере восхождения на каждый последующий уровень индивидуально-психологические качества должны дополняться качествами социально-гражданской активности.

Рассмотрим формы проявления социального капитала по выделенным уровням:

  1. Первый уровень образует непосредственное социальное окружение индивида: родственники, друзья, знакомые, ближайшие соседи и т. д. Отношения в рамках пер­вичных сетей поддержки строятся на межличностной основе. Значительную роль в вы­страивании этих отношений играют эмоциональные привязанности, опыт предыдуще­го взаимодействия, совместное проведение досуга, взаимопомощь в работе, взаимный обмен ресурсами, услугами, предоставление финансовых средств в долг. Как правило, эти отношения характеризуются взаимностью, симметричностью обменов. Особое зна­чение в формировании отношений в рамках непосредственного социального окружения играет обмен информацией по деловым и личным вопросам. Благодаря включенности в ближайшее сети поддержки индивид может получить доступ к другим индивидам, не входящим в данную сеть, но способным решить его личные проблемы. В России по­добные сети взаимной поддержки традиционно играли существенную роль (институт «знакомства», «блата»), особенно в периоды социально-экономических кризисов.
  2. Следующий уровень проявления социального капитала – локальные сообщества, которые, как правило, совпадают с местом проживания индивида (ЖСК, садовые това­рищества). В рамках таких локальных сообществ актуальность личностных связей и от­ношений начинает постепенно размываться. На этом уровне возможности решения лич­ных проблем достигаются через решение некоторых проблем локального сообщества в целом (например, коллективная защита интересов кооператива в суде дает возможность защитить индивидуальный интерес). При переходе на уровень локального сообщества возникает проблема общественного блага, удовлетворяющего в то же время интересы отдельных индивидов, входящих в локальное сообщество. При этом индивиды должны нести определенные издержки, связанные с необходимостью реализации общественного блага.
  3. На третьем уровне рассмотрения социального капитала учитывается вклю­ченность индивида в различные общественные и профессиональные организации. В данном случае речь идет о взаимодействии в рамках формальных организационных структур (профсоюзы, общественные ассоциации, компании, государственные учреж­дения, и т. п.). Организационный социальный капитал дает возможность индивиду от­стаивать свои интересы благодаря формальному членству. Взаимодействие в данном случае основывается на формальных ролях и в норме должно носить безличный харак­тер. Организации, в которые вступает индивид, ожидают от него исполнения соответ­ствующих функций деятельности, лояльности, а сам индивид в праве ожидать возмож­ности удовлетворения в организации своих материальных, социальных, творческих и иных потребностей. Членство в профессиональных организациях дает возможность обратить социальный капитал в гарантии занятости, заработную плату, социальную защиту. Принадлежность к общественным организациям создает условия для исполь­зования социального капитала в целях удовлетворения социально-культурных, поли­тических, экологических потребностей.
  4. Социальный капитал на следующем уровне реализуется индивидом в различных формах гражданской активности: участие в политических партиях, движениях, акциях. Индивид в данном случае может использовать весь арсенал конституционных прав для реализации своих политических и экономических интересов посредством использова­ния имеющихся институциональных механизмов (выборы, референдумы, обращения в судебные инстанции, правоохранительные органы, органы исполнительной власти, средства массовой информации, банковские вклады, участие в деятельности фондового рынка и т. п.). Принимая участие в различных формах гражданской активности, индивид стремится удовлетворить свои интересы в принятии и эффективном исполнении опреде­ленных законов, получении процентов, дивидендов. В идеальном варианте эти инсти­туты должны восприниматься индивидом не через призму личных связей с нужными людьми в определенных структурах, а как анонимные механизмы, функционирующие в зависимости от степени законодательной, технической или материальной обеспеченно­сти, а не от сиюминутных интересов отдельных лиц, представляющих эти институты.

Итак, по мере восхождения на каждый последующий уровень проявления социаль­ного капитала изменяется характер взаимодействия с контрагентами, а также степень осязаемости, конкретности выгоды, получаемой индивидом в результате вхождения в те или иные сети отношений – осуществляется переход от частного блага к общественному. Сами социальные сети также становятся менее конкретными, утрачивается личностный характер связей, отношения становятся постепенно анонимными и абстрактными.

Первый уровень рассмотрения социального капитала можно условно назвать ми­кроуровнем; локальные сообщества, различные общественные и предпринимательские организации образуют мезоуровень; тогда как институциональный и общественный со­циальный капитал образуют макроуровень. Можно выделить следующие сочетания рас­пределения социального капитала по уровням рассмотрения общества:

  1. Минимальный объем социального капитала на микроуровне – минимальный объем социального капитала на мезоуровне – минимальный объем социального капи­тала на макроуровне – в данном случае отдельные индивиды, группы, классы общества не могут выработать эффективные механизмы координации взаимодействий, не испы­тывают доверия друг к другу. Общество в целом характеризуется состоянием аномии.
  2. Минимальный объем социального капитала на микроуровне – минимальный объем социального капитала на мезоуровне – максимальный объем социального ка­питала на макроуровне – данное сочетание обозначает отсутствие устойчивых тради­ций взаимодействия и доверия в рамках отдельных групп, недостаток устойчивых сетей взаимодействия внутри общественных организаций, бизнес-сообщества. Слабость и разобщенность локальных групп влияния, общественных организаций и предпринима­тельского сообщества, могут способствовать усилению государства, которое возьмет на себя функции централизованного координатора. Сочетание слабое гражданское обще­ство и сильное государство, создает благоприятные условия для установления прямого контроля и произвольных действий со стороны государства. Социальный капитал в этой ситуации означает прежде всего преданность государству, часто персонифицированному в конкретном человеке, степень близости к неким «влиятельным лицам».
  3. Минимальный объем социального капитала на микроуровне – максимальный объем социального капитала на мезоуровне – минимальный объем социального ка­питала на макроуровне – данное сочетание означает усиление позиций общественных и бизнес-организаций, которые смогут обнаружить способности к координации взаи­модействий в рамках сетевых объединений. При этом позиции и влияние государства и локальных сообществ будут весьма незначительны. Данное сочетание означает слабость семейных связей, слабые позиции государства и сильное влияние организаций, пред­ставляющих гражданское общество. Историческим аналогом подобной комбинации яв­ляются начальные этапы освоения Северной Америки выходцами из Европы, многие из которых спасались от религиозных преследований у себя на родине.
  4. Минимальный объем социального капитала на микроуровне – максимальный объем социального капитала на мезоуровне – максимальный объем социального ка­питала на макроуровне – данная комбинация означает концентрацию влияния и власти у государства и организаций, представляющих гражданское общество. Государство и гражданское общество могут взаимно дополнять друг друга, поддерживая относитель­ное равновесие в обществе, либо находиться в состоянии конфликта, стремясь сместить влияние в свою сторону. Стремление государства выйти из-под гражданского контроля будет встречать острое сопротивление со стороны общественных организаций и бизнес-сообщества.
  5. Максимальный объем социального капитала на микроуровне – минимальный объем социального капитала на мезоуровне – минимальный объем социального ка­питала на макроуровне – данная комбинация означает высокий уровень координации взаимодействия и доверия внутри первичных социальных групп при слабом доверии и сотрудничестве с их стороны как друг с другом, так и с общественными и бизнес ор­ганизациями и государством. В свою очередь, между слабым государством и слабыми организациями также не прослеживается высокого уровня взаимодействия и доверия. В данном случае ситуация напоминает некий вариант сицилийской мафии или иных кри­минальных сообществ, построенных на родовых и семейных отношениях и стремящих­ся восполнить политические и экономические лакуны, образовавшиеся из-за отсутствия эффективного государства и слабого гражданского общества.
  6. Максимальный объем социального капитала на микроуровне – максимальный объем социального капитала на мезоуровне – минимальный объем социального капи­тала на макроуровне – при этой комбинации наблюдается активное развитие базовых институтов гражданского общества, выстроенные сети отношений между бизнесом и локальными сетевыми сообществами при минимальном доверии и сотрудничестве с го­сударством. Подобная комбинация может быть обнаружена в античных и средневековых городах-государствах, где наличие многообразных социальных объединений, построен­ных по родовому или профессиональному принципу, создавало благоприятные условия для развития институтов прямой демократии и в то же время тормозило становление централизованного государства. 
  7. Максимальный объем социального капитала на микроуровне – минимальный объем социального капитала на мезоуровне – максимальный объем социального ка­питала на макроуровне – высокий уровень координации взаимодействия и доверия на уровне первичных социальных групп при высоком уровне доверия базовым институтам общества – прежде всего государству – и системе общества в целом сочетаются с низ­ким уровнем координации взаимодействия с различными общественными и предпри­нимательскими организациями. Между профессиональными и общественными орга­низациями также отсутствует эффективное сотрудничество в рамках сетевых структур. Данная ситуация напоминает особенности функционирования китайского общества, в котором сильные семейные и родовые связи, переносимые на предпринимательскую деятельность, традиционно соседствуют с сильным и авторитетным государством при достаточно слабом влиянии или отсутствии общественных организаций и организаций корпоративного типа в экономике.
  8. Максимальный объем социального капитала на микроуровне – максимальный объем социального капитала на мезоуровне – эффективная координация взаимодей­ствия между первичными социальными образованиями (микроуровень), общественны­ми и бизнес-организациями (мезоуровень) и государством (макроуровень), а также вы­сокий уровень персонифицированного и обобщенного доверия создает баланс позиций основных субъектов гражданского общества, равенство их переговорных сил. Это, в свою очередь, устраняет факторы, действующие в сторону увеличения трансакционных издержек, снижает риски принятия решений, создает более определенную среду в вос­приятии различных субъектов. Именно ситуация значительного накопления социально­го капитала на различных уровнях системы общества благоприятствует большей откры­тости сетевых отношений, свободной циркуляции информации между контрагентами, налаживанию диалога и сотрудничества.

Таким образом, чрезмерное сосредоточение социального капитала только на ми­кроуровне или макроуровне рассмотрения общества может приводить к негативным эффектам. В первом случае смещение баланса социального капитала в сторону первич­ных групп (семья, род, знакомые и т. п.) может вести к их социальному обособлению от остальных уровней (общественные и предпринимательские организации, государствен­ные институты), закрытию границ входа и выхода, что может приводить к возникнове­нию закрытых криминальных образований, стремящихся поставить под контроль пер­вичные группы и государство. Во втором случае, когда социальный капитал концентри­руется преимущественно на макроуровне, начинает доминировать государство, которое стремится восполнить дефицит  социальных связей и доверия на микро и мезоуровне рассмотрения общества путем установления прямого контроля над населением, локаль­ными сообществами и предпринимательскими структурами, что чревато сползанием к авторитарным формам правления и произвольными политическими решениями, не под­лежащими общественной дискуссии.

В связи с этим социальные объединения, образующие мезоуровень рассмотрения общества, можно рассматривать в качестве важнейшего механизма посредничества меж­ду микроуровнем и макроуровнем и обеспечения общественного баланса. В структурно-функциональном плане мезоуровень выступает в качестве необходимого промежуточ­ного звена, обеспечивающего более эффективную коммуникацию между населением и государством. Без широкого распространения активных и политически влиятельных самостоятельных общественных и предпринимательских организаций неизбежно будут происходить сбои в процессе коммуникации между произвольно функционирующим го­сударством, и населением, замкнутым в своих социальных связях на ближайшее окру­жение. В результате отсутствия посредничества и контроля со стороны общественных и предпринимательских организаций и государство и население существуют в режиме не­согласованных произвольных действий. Еще одной проблемой отсутствия социального посредничества может быть перенос межличностных отношений, присущих первичным социальным группам, на макроуровень общества. В этом случае государство будет, ско­рее, воспринимается  другими контрагентами не как безличный «механизм», призванный удовлетворять общественные потребности, анонимный арбитр, а скорее как отдельные сети, представленные конкретными людьми, с которыми предпочтительнее налаживать неформальные отношения, находить связи с «нужными людьми». Недостаток социаль­ного капитала на макроуровне приводит к ослаблению институтов общества, в результа­те у населения и бизнес-сообщества формируются негативные ожидания в отношении реальных механизмов функционирования государства. Высокий уровень недоверия к государственным институтам может привести к снижению социально-экономической активности населения, которое не способно в полной мере, основываясь только на со­блюдении формальных правил, удовлетворить свои интересы и потребности. Чем более неопределенной воспринимается институциональная среда, чем выше оценки рисков и величины трансакционных издержек, связанных с ее функционированием, тем более не­гативно видятся условия для активных социально-экономических стратегий.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Коулман, Джеймс С. Экономическая социология с точки зрения теории рационального выбора. Экономическая социология / Джеймс С. Коулман. Электронный журнал, www.ecsoc.msses.ru, – Том 5. –№ 3. – Май 2004.
  2. Фукуяма, Ф. Социальный капитал / Ф. Фукуяма // Культура имеет значение. Каким образом цен­ности способствуют общественному прогрессу / под ред. Л. Харрисона, С. Хантингтона. – М., 2002.
  3. Blau, P. M. Exchange and power in social life / P. M. Blau. – N.-Y.: John Wiley, 1964.
  4. Coleman, J. S. Foundations of social theory / J. S. Coleman. – Cambrige: The Bellhop Press of Harvard College, 1994.
  5. Putnam, R. The Prosperous Community. Social Capital and Public Life / R. Putnam // The American Prospect, 1993. – Vol.4. – № 13. – P. 1–8.;
  6. Putnam, R. Bowling Alone: America’s Declining Social Capital / R. Putnam // Journal of Democracy, 1995. – Vol. 6. – № 1. –P. 65–78.
  7. Schiff, M. Social capital, labor mobility and welfare / M. Schiff // Ration Soc, 1992. –Vol. 4. – P. 157–175.
comments powered by Disqus
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика