Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 94Рубрики 51Авторы 8279Ключевые слова 20372 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

17 место — направление «Психология»

0,848 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,750 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Экспериментальная психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 2072-7593

ISSN (online): 2311-7036

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/exppsy

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2008 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Вклад интрапсихических характеристик отношения личности к себе в ее психическую организацию * 1172

Кургинян С.С., кандидат психологических наук, Master of Arts in Human Relations (The University of Nottingham), заведующий научно-учебной лабораторией психологии способностей, Департамент психологии, Факультет социальных наук, Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики" (НИУ ВШЭ), Москва, Россия, skurginyan@hse.ru
Полный текст

Введение

Современное состояние эмпирических исследований личности в ее отношении к себе характеризуется зачастую ограниченностью подходов к изучению данного явления в реальной практике обращения личности с собой. Эта ограниченность проявляется в акцентировании внимания исследователей на выявлении и описании частных факторов, оказывающих непосредственное (или же опосредованное) воздействие на отношение личности к себе (например, самооценки, притязаний, убеждений, паттернов поведения, оценки «значимых других» и т. д.), а не на изучении «внутренних условий», за счет которых данное отношение становится возможным. Изучение последних, как нам представляется, открывает перспективу обращения внимания исследователей к малоизученной области психологического знания о личности – ее психической организации или «внутренних условий, через которые преломляются внешние воздействия» (Рубинштейн, 1957, с. 308).

Цель настоящего исследования состояла в определении роли внутренних условий, или интрапсихических предпосылок (имеющих психическое основание) в процессе экспериментального изучения поддержания личностью различной меры отношения к себе. Исследование базируется на положениях отечественной методологической субъектной парадигмы (С. Л. Рубинштейн, К. А. Абульханова, А. В. Брушлинский), типологического и ресурсоцентрического подходов к изучению личности с применением в нем методов, неразрывно связанных в теориях мировой психологии с другими интерпретациями проблемы «самости» и «Я», на основе нахождения возможностей использования этих методов в отечественной исследовательской практике. В плане анализа функционирования психического во внутреннем контуре индивида особое внимание уделяется гуманструктурологической модели личности Гюнтера Аммона (Аммон, 1995; Ammon, 1979). С точки зрения Аммона, это функционирование осуществляется через уровневую представленность первичных (индивидных), центральных (личностных) и вторичных (по отношению к центральным) Я-функций, обеспечивающих интегральность преобразований Я-идентичности. В данной концепции процесс развития личности, а также возникновение психических расстройств, их течение и преодоление рассматриваются как процесс преобразования личностью собственной идентичности. Г. Аммоном предложена типология Я-идентичности личности, в основу которой положено соотношение трех качественных состояний центральных Я-функций (личностных): конструктивность, деструктивность и дефицитарность.

В проведенном экспериментальном исследовании психологический конструкт «отношение личности к себе» концептуализируется нами как субъективное переживание испытуемым своего функционирования, обусловленного психической организацией его личности. Эта психическая организация представлена функционально-динамическими свойствами его личности, особенностями психических состояний и свойствами психических процессов, которые проявляются в процессе отношения к себе. При этом испытуемый в ходе данного процесса рассматривается в качестве субъекта отношения, обладающего особой способностью использовать свои психические и личностные возможности (ресурсы).

Гипотеза исследования: чем выше ресурсы психики, проявляющиеся в отношении личности к себе, тем более она способна устанавливать такой способ обращения с собой, который позволяет ей восстанавливать свою изначальную сохранность и утверждать собственную идентичность.

Методика исследования

Испытуемые. В исследовании принял участие 61 испытуемый в возрасте от 21 до 53 лет (M = 33; SD = 8,7): 17 мужчин в возрасте от 22 до 51 года (M = 35; SD = 7,5) и 44 женщины в возрасте от 21 до 53 лет (M = 32,3; SD = 9,11). Участие в исследовании было добровольным.

В основу качественной градации исследования 61 испытуемого положены четыре типа Я-идентичности, которые, согласно представлениям Г. Аммона о психической организации личности, композиционно складываются из соотношения трех качественных состояний центральных Я-функций. Психологический дифференциальный анализ проводился с учетом результатов исследования испытуемых по методике «ПОЛО Плюс» В. А. Шаповала (2008 а, 2008б):

1-я группа – конструктивный тип – в эту группу вошло 5 испытуемых с высоким уровнем конструктивного ресурса личностной идентичности, характеризующихся сбалансированностью, гармоничностью психологических структур психической организации их личности, связанных с высокими адаптивно-компенсаторными возможностями и активностью;

2-я группа – неопределенный (смешанный) тип – 11 испытуемых со средним уровнем конструктивности личностной идентичности, что фактически отражает наличие в психической организации их личности отдельных деструктивно-дефицитарных тенденций (выраженность одного из типов психической дезадаптации: психосоматической, поведенческой, невротической), а также несколько сниженный уровень психической активности);

3-я группа – деструктивно-дефицитарный тип – 16 испытуемых, в психической организации личности которых наблюдается преобладание деструктивно-дефицитарных компонентов, таких как дисбаланс, дисгармоничность, декомпенсация, пассивность (данная группа испытуемых характеризуется стремлением функционировать, используя минимум собственных возможностей);

4-я группа – выраженный деструктивно-дефицитарный тип – 29 испытуемых с явным преобладанием одного или нескольких типов психической дезадаптации (невротической, психосоматической или поведенческой), дисбаланса, дисгармоничности и пассивности, отражающих выраженность деформации (деструктивности), недоразвития (дефицитарности) первичного потенциала конструктивности психической организации их личности.

Процедура. Психологическое исследование состояло из 2 этапов:

1) на первом этапе испытуемым предлагался комплекс стандартизированных методик для определения набора психометрических показателей отношения к себе, вносящих вклад в психическую организацию их личности: психодинамически ориентированный личностный опросник «ПОЛО Плюс» В. А. Шаповала (2008а, 2008б), «Опросник самостей» Э. Т. Хиггинс (в апробации С. С. Кургинян, 2013), «Четырехмодальный эмоциональный опросник Л. А. Рабинович» (приводится по: Ильин, 2008), опросник «Рельеф психического состояния личности» А. О. Прохорова (1998);

2) на втором этапе была разработана и апробирована авторская модель изучения индивидуальных случаев отношения личности к себе методом глубинного интервью (Кургинян, 2012) с целью выявления процессуальных характеристик отношения испытуемых к себе. Процедура интервью осуществлялась с каждым испытуемым согласно руководству к интервью (см. Приложение). В начале и в конце процесса интервью испытуемому предлагался опросник «Рельеф психического состояния личности» А. О. Прохорова с целью оценки его актуального психического состояния «до» и «после» интервьюирования. Испытуемого интервьюировали, предъявляя цель и инструкцию к интервью, оговаривались условия проведения исследования – запись на цифровой аудио-носитель и использование полученных результатов только в исследовательских целях. На данном этапе исследования бóльшее внимание было сосредоточено на особенностях модели единичного случая, предполагающего воспроизводство в эксперименте субъективного опыта переживания конкретным индивидом своего отношения к самому себе.

Обработка аудиозаписей интервьюирования испытуемых осуществлялась посредством процедуры транскрибирования (Мергенталер, Калмыкова и др., 1996) с последующим кодированием данных глубинного интервью отдельно по каждому испытуемому. В результате были выделены коды (сегменты транскрибированного текста интервью), характеризующие отношение испытуемого к себе, которые далее были объединены в такие группы категорий как:

1) связанность интернализированных объектов самости – идеи, мысли, ощущения, образы, желания и др.;

2) константность или постоянство данных объектов в опыте реорганизации самости;

3) резилиенция – степень, в которой объекты самости реорганизуются в ответ на изменения, происходящие в окружающей среде.

Выделенные категории или характеристики отношения испытуемых к себе не представляются тем, чем они подтверждали знание о себе. Напротив, данные характеристики являются признаками того, что довольно закономерно обнаруживается при соотнесении с широким диапазоном выраженных следствий психической организации их личности, поддерживающей это отношение. Результирующим следствием качественной природы выделенных характеристик является их психическая сущность как внутреннее (интрапсихическое) основание или критерий определения меры отношения личности к себе.

Экспертное оценивание характеристик отношения испытуемых к себе проводилось по результатам обработки транскрипта глубинного интервью по каждому испытуемому.

Оценка производилась по 5-балльной шкале от «выражено» до «не выражено»:

+2 балла – свойство выражено;

+1 балл – свойство скорее выражено, чем не выражено;

0 баллов – свойство умеренно выражено;

–1 балл – свойство скорее не выражено, чем выражено;

–2 балла – свойство не выражено.

Процедура обработки результатов экспертной оценки характеристик отношения конкретного испытуемого предполагала вычисление среднего суммарного значения экспертных оценок по каждому качественному показателю на основании показателей оценок четырех экспертов. Суммарная оценка далее соотносилась с мерой индивидуальной выраженности данного показателя, которая, в свою очередь, кодировалась в следующих значениях: «+1» – если суммарная экспертная оценка по конкретному показателю отношения испытуемого к себе находится в пределах от 8 до 4; «0» – если экспертная оценка находится в пределах от 3 до -3; «–1» – если экспертная оценка находится в пределах от –4 до –8.

Установленные в ходе экспертного оценивания количественные значения качественных показателей отношения личности к себе позволяют определить следующую меру их индивидуальной представленности у конкретного испытуемого:

  • Сильно выраженный показатель (+1) позволяет фиксировать и обнаруживать его в конкретных проявлениях испытуемого в отношении к себе.
  • Умеренно выраженный (наличный) показатель (0) позволяет говорить о его наличии, то есть наблюдаются тенденции его обнаружения в отношении испытуемого к себе при определенных условиях.
  • Незначительно или слабо выраженный показатель (–1) является свидетельством отсутствия каких-либо явных его проявлений в отношении испытуемого к самому себе.

Для обработки и анализа данных применялась автоматизированная экспертнодиагностическая система на базе лицензионной программы ABBYY FormReader и авторской программы В. Н. Арсентьева и В. А. Шаповала, реализованной в приложении Access (версии 2000 и 2006), а также компьютерная программа непараметрической математической статистики «ФОРТРАН – программа для дискриминантного анализа» С. Ф. Ступака и И. В. Боева (1979). В процессе обработки данных двух этапов исследования при помощи метода многомерного статистического анализа были выявлены вклады выделенных интрапсихических показателей отношения испытуемых к себе в психическую организацию их личности.

Результаты и их обсуждение

Непараметрическое математическое исследование интрапсихических показателей отношения личности к себе на начальном этапе предполагало проведение сравнительного анализа результатов изучения психической организации испытуемых обследуемых групп, который включал 21 психологический параметр с учетом 61 наблюдения (N = 61). Далее проводилось обсуждение результатов дискриминантного анализа пар сравнений групп испытуемых, который ограничился лишь тремя парами сравнения из возможных шести: первая пара – группы с конструктивным и выраженным деструктивнодефицитарным типами Я-идентичности; вторая пара – группы с неопределенным (смешанным) и деструктивно-дефицитарным типами Я-идентичности; третья пара – группы с неопределенным (смешанным) и выраженным деструктивно-дефицитарным типами Я-идентичности. Остальные три пары групп 2 не дискриминируются из-за малого количества наблюдений и отсутствия высокодостоверных различий в исследуемых показателях между группами. Из 21 психологического параметра, учитывающегося в сравнительном анализе результатов изучения психической организации, выявлены специфические совокупности психологических маркеров дискриминации с определением удельного веса каждого из них в дифференциальной диагностике различной меры отношения личности к себе. Дискриминантный анализ позволил выявить интрапсихические маркерыразграничители различной меры отношения личности к себе в диапазоне от «адекватного» до «неадекватного».

На рис. 1 представлена визуализация результатов психолого-математического анализа трех пар групп сравнения в трехмерном пространстве. Степень различия или сходства групп сравнения подчеркивает расстояние Махаланобиса: чем больше это расстояние между центрами проекций средних значений психологических показателей сравниваемых групп на дискриминантную плоскость, тем более выражены качественные и количественные различия испытуемых. Здесь отметим, что первая пара групп сравнения, представленная крайними типами Я-идентичности, на математическом уровне подтверждает очень высокую достоверность различий благодаря значительно выраженному расстоянию в 160 условных единиц.

Рис. 1. Трехмерная математическая модель, отражающая дифференциацию психологических структур психической организации личности испытуемых групп сравнения с конструктивным – КТ, неопределенным (смешанным) – Н(С)Т, деструктивно-дефицитарным – ДДТ и выраженным деструктивно-дефицитарным – ВДДТ – типами Я-идентичности

2 Группы с конструктивным и неопределенным (смешанным) типами Я-идентичности, группы с конструктивным и деструктивно-дефицитарным типами Я-идентичности, группы с деструктивнодефицитарным и выраженным деструктивно-дефицитарным типами Я-идентичности.

В процессе дискриминантного анализа были определены взаимосочетания психологических маркеров, характерные для каждой пары групп сравнения.

Результаты сравнительного психолого-математического дискриминантного анализа первой пары групп испытуемых (рис. 2) позволили выделить взаимосочетание психологических маркеров дискриминации, характерное для личности с конструктивным типом Я-идентичности: общей социо-психо-соматической проблемности личности (3,22 %), адаптационного потенциала (1,62 %), потенциала психической активности (4,26 %), ресурса психического здоровья (1,03 %), равновесного психического состояния (5,48 %). Выраженность удельного веса маркера общей социо-психо-соматической проблемности личности у данной группы испытуемых указывает на наличие у них осознаваемых психологических затруднений, касающихся различных сфер их функционирования, которые (затруднения) они готовы актуализировать в процессе непосредственного межличностного взаимодействия для согласования способов их решения (в нашем конкретном случае это был консультативный контакт с интервьюером). Вместе с тем, наименьший, но значимый удельный вклад в эту же группу вносят маркеры: связность (0,60 %), константность (0,64 %) и резилиенция (0,57 %), отражающие возможности (способности) испытуемых в поддержании такого способа отношения к себе, который согласуется с потенциалом конструктивности ядра 3 психической организации их личности. У испытуемых с выраженным деструктивно-дефицитарным типом Я-идентичности отмечается иное взаимосочетание маркеров: общей конструктивности (1,92 %), общей деструктивности (1,95 %), общей дефицитарности (3,80 %) и невротической дезадаптации (0,68 %), выраженность удельного веса которых отражает степень недоразвития, деформации первичного потенциала конструктивности психической организации их личности. Все это характеризует их как неспособных к актуализации собственной идентичности и склонных к проявлению пассивности и непродуктивной активности (разрушающей), сопровождающейся выраженными внутренними противоречиями, что подтверждается вкладом маркера «невротическая дезадаптация».

Выявленные в процессе психолого-математического дискриминантного анализа взаимосочетания психологических маркеров, характеризующие каждую группу из данной пары сравнения, позволяют условно выделить эти группы в качестве индикаторов границ меры отношения к себе в диапазоне от «адекватного» до «неадекватного». В первом случае мы имеем личность, которая в процессе обращения с собой проявляет способность к согласованности, постоянству (показатели общей конструктивности и равновесного психического состояния) и способность быстро восстанавливать физическое и душевное состояние (резилиенция) за счет высокого адаптационного потенциала, потенциала психической активности и ресурса психического здоровья. Все это определяет такую меру отношения личности, как адекватность в отношении к себе. Во втором случае мы имеем личность, которая обладает прямо противоположными ресурсами (резервами) психики, отражающими степень недоразвития, деформации первичного потенциала конструктивности ее психической организации, иначе говоря, блокирующими развитие и актуализацию собственной идентичности, и, в связи с этим, в ее отношении к себе можно наблюдать наличие признаков невротической дезадаптации. Как следствие отмеченного мы имеем противоположную меру отношения личности к себе – неадекватного, несогласующегося с ее стремлением функционировать, используя минимум собственных возможностей, и отражающего ее уязвимость и потребность в психологической поддержке извне.

3 Центральных Я-функций по Г. Аммону.

Рис. 2. Удельный вес в дифференциальной диагностике психологических показателей психической организации личности испытуемых с конструктивным и выраженным деструктивнодефицитарным типами Я-идентичности

Примечание: вклад переменной с положительным значением свидетельствует о ее принадлежности к группе испытуемых с конструктивным типом Я-идентичности, с отрицательным значением – к группе испытуемых с выраженным деструктивно-дефицитарным типом Я-идентичности.

Здесь и далее: ОК – общая конструктивность, ОД – общая деструктивность, ОДф – общая дефицитарность, ПСД – психосоматическая дезадаптация, ПвД – поведенческая дезадаптация, НД – невротическая дезадаптация, ОСПСПЛ – общая социо-психо-соматическая проблемность личности, АП – адаптационный потенциал, ППА – потенциал психической активности, РПЗ – ресурс психического здоровья, СО – склонность к оптимистичности, СП – склонность к пессимистичности, АИСсп – актуально-идеальное самонесоответствие с собственной позиции, АДСсп – актуально-должное самонесоответствие с собственной позиции, АИСпзд – актуально-идеальное самонесоответствие с позиции «значимого другого», АДСпзд – актуально-должное самонесоответствие с позиции «значимого другого», РПС – равновесное психическое состояние, НПС – неравновесное психическое состояние, С – связанность, К – константность, Р – резилиенция.

 

Психолого-математический дискриминантный анализ обследуемых групп испытуемых с конструктивным и выраженным деструктивно-дефицитарным типами Я-идентичности дал основание построить линейную дискриминантную функцию, представляющую собой модель дифференциальной диагностики групп. Линейная дискриминантная функция, или дифференциально-диагностическая модель, представлена в виде следующего арифметического уравнения:

Y= – 2,8894Х1 + 2,1898Х2 + 4,1781Х3 + 0,0414Х4-0,9193Х5 + 3,0919Х6 – 1,5232Х7 + + 1,0391Х8 + 2,5167Х9 + 0,3399Х10 – 0,1354Х11 – 0,0672Х12 – 0,3435Х13 – 1,9546Х14 – 2,543Х15 + 3,3695Х16 + 109,7076Х17 – 14,8716Х18 + 11,1287Х19 + 11,8921Х20 + 7,952Х21,

где Х1-Х21 – значения исследуемых психологических параметров конкретного испытуемого.

Если после подстановки значений соответствующих показателей в дискриминантную функцию суммарное значение Y будет больше дискриминантного индекса D = 226, то результаты следует отнести к личности с конструктивным типом Я-идентичности. Если значение Y будет меньше D, то результаты будут отнесены к личности с выраженным деструктивно-дефицитарным типом Я-идентичности. При этом процент ошибок в процессе психологической дифференциации не будет превышать 20% для группы с конструктивным типом Я-идентичности и без ошибки – для личностей с выраженным деструктивнодефицитарным типом Я-идентичности. Значение квадрата Махаланобиса равно 160,05 условным единицам, что подтверждает высокую достоверность различий в полученных результатах (рис. 1).

Приведенные на рис. 3 данные сравнительного психолого-математического дискриминантного анализа второй пары подтверждают на достоверном статистическом уровне различия в психической организации личности с неопределенным (смешанным) и деструктивно-дефицитарным типами Я-идентичности. В дифференциации групп со стороны испытуемых с неопределенным (смешанным) типом участвуют следующие маркеры, имеющие определенный удельный вес в разграничении: невротическая дезадаптация (6,96 %), общая социо-психо-соматическая проблемность личности (3,06 %), адаптационный потенциал (4,77 %), потенциал психической активности (2,77 %), склонность к оптимистичности (0,83 %), актуально-должное самонесоответствие с позиции «значимых других» (1,24 %), константность (0,97 %) и резилиенция (2,54 %). Также небольшой, но значимый удельный вклад вносит маркер «неравновесное психическое состояние» (0,42 %). Удельный вклад обсуждаемых маркеров в психическую организацию испытуемых с неопределенным (смешанным) типом Я-идентичности свидетельствует о наличии в преморбиде их личности большего количества «зон наименьшего сопротивления» (Боев, 1999). Это объясняется представленностью (наличностью) у испытуемых данной группы сравнения противоречивых несогласованных между собой функционально-динамических свойств психической организации их личности. Так, например, можно одновременно наблюдать невротическую дезадаптацию и адаптационный потенциал или общую социопсихо-соматическую проблемность личности и психическую активность. Обращает на себя внимание наличие у испытуемых актуально-должного самонесоответствия в представлениях о себе с позиции «значимых других», а также резилиенции и константности как свойств, характеризующих их отношение к себе. Это является свидетельством того, что, несмотря на внутреннее противоречие в представлениях испытуемых о себе со стороны других, у них наблюдается способность восстанавливать свою изначальную сохранность и утверждать самоидентичность. Последнее позволяет личности относительно чаще и успешнее справляться с возникающими внутренними противоречиями за счет отсутствия у них устойчивых негативных переживаний (показатель «склонность к оптимистичности») в должных представлениях о себе (обязательства, требования, долг по отношению к себе) со стороны других.

У испытуемых с деструктивно-дефицитарным типом участвует в дифференциации иное взаимосочетание маркеров: психосоматической дезадаптации (0,41 %), поведенческой дезадаптации (1,54 %), ресурса психического здоровья (1,14 %), склонности к пессимистичности (0,77 %), актуально-идеального самонесоответствия с позиции «значимых других» (0,63 %), связанности (1,24 %). Данное взаимосочетание маркеров отражает наличие у испытуемых противоречивости в соотношении функционально-динамических свойств, психических состояний психической организации их личности с процессуальными характеристиками отношения к себе. Например, обнаружена психосоматическая и поведенческая дезадаптация при достаточном ресурсе психического здоровья. Подобное связано с тем, что резервные возможности психики испытуемых обусловлены дрейфом составляющих крайних типов Я-идентичности, являющихся индикаторами меры адекватности и неадекватности отношения личности к себе. В зависимости от «точки» на оси континуума типов Я-идентичности (см. рис. 1) можно наблюдать постепенное рассогласование психологических структур в психической организации личности испытуемых. Например, эта тенденция наблюдается при постепенном переходе дезадаптационных нарушений от невротической дезадаптации к поведенческой (от пограничного психического состояния к психопатоподобному состоянию). Данный факт указывает на качественно отличную представленность резервов психики и, в связи с этим, различную меру отношения личности к себе. Результаты психолого-математического дискриминантного анализа данной пары групп сравнения, которые, являясь промежуточными по отношению к крайним группам и отсюда включающие весь репертуар выраженных следствий психической организации личности в диапазоне от «адекватного» до «неадекватного» отношения к себе, позволяют говорить о наличии у испытуемых двойственной меры отношения – амбивалентности.

Рис. 3. Удельный вес в дифференциальной диагностике психологических показателей психической организации личности с неопределенным (смешанным) и деструктивно-дефицитарным типами Я-идентичности

Примечание: вклад переменной с положительным значением свидетельствует о ее принадлежности к группе испытуемых с неопределенным (смешанным) типом Я-идентичности, с отрицательным значением – к группе испытуемых с деструктивно-дефицитарным типом Я-идентичности.

 

В результате дискриминантного анализа построена линейная дискриминантная функция, позволяющая разделять личность с неопределенным (смешанным) типом Я-идентичности от личности с деструктивно-дефицитарным типом Я-идентичности:

Y= – 0,806Х1 + 2,9306Х2 + 0,3603Х3 + 0,5066Х4 + 2,8757Х5 – 5,8446Х6 – 0,5086Х7 + + 1,7239Х8 + 1,344Х9 – 0,2397Х10 – 0,409Х11 + 0,2499Х12 + 2,3503Х13 + 2,3231Х14 + 2,2784Х15 – 3,8558Х16 – 4,0485Х17 – 6,4637Х18 – 6,0804Х19 + 6,6408Х20 + 10,0659Х21,

где Х1-Х21 – значения исследуемых психологических параметров конкретного испытуемого. Если после подстановки значений соответствующих параметров в дискриминантную функцию совокупное значение Y будет больше значения дискриминантного индекса D = 122, то результаты конкретного испытуемого следует отнести к личности со смешанным (неопределенным) типом Я-идентичности. Если же совокупное значение Y окажется меньше D, то результаты следует отнести к личности с деструктивно-дефицитарным типом Я-идентичности. При этом процент ошибок в настоящей психолого-математической модели дискриминации равен нулю в обеих группах, что позволяет говорить о «чистоте» выявленных различий.

Сравнительный психолого-математический дискриминантный анализ третьей пары групп испытуемых с неопределенным (смешанным) и выраженным деструктивнодефицитарным типами Я-идентичности доказал возможность построения модели дифференциальной диагностики сравниваемых групп. Выделены взаимосочетания психологических маркеров с их удельным весом для проведения дифференциальной диагностики испытуемых с неопределенным (смешанным) типом: общей конструктивности (35,58 %), общей деструктивности (13,15 %), общей дефицитарности (64,93 %), ресурса психического здоровья (63,99 %), равновесного психического состояния (33,00 %). Данная группа испытуемых характеризуется деформацией потенциала конструктивности психической организации их личности при сохранных адаптивно-компенсаторных возможностях и активностью в отношении к себе. Тогда как у испытуемых с выраженным деструктивно-дефицитарным типом участвует в дифференциации иное взаимосочетание маркеров: общей социо-психо-соматической проблемности личности (73,74 %), адаптационного потенциала (42,63 %), потенциала психической активности (51,48 %), неравновесного психического состояния (33,50 %). Удельный вклад отмеченных маркеров показывает, насколько испытуемые с выраженным деструктивно-дефицитарным типом Я-идентичности являются уязвимыми к воздействию различных факторов окружающей среды (в нашем случае, психологическое воздействие интервьюера – высокие значения по показателю «неравновесное психическое состояние»), что свидетельствует о преобладании у них паттернов поведения, блокирующих развитие и актуализацию их самоидентичности. Достаточно весомый вклад маркера «общая социо-психо-соматическая проблемность личности» свидетельствует о наличии у испытуемых данной группы скрытых (неосознаваемых) проблем, касающихся различных сфер их функционирования, и отражает потребность в психологической помощи. Данный факт подтверждается, с одной стороны, весомыми вкладами маркеров «адаптационный потенциал» и «психическая активность», а с другой стороны, их противоположными тенденциями – низкими значениями (< 40 Т-баллов) данных показателей, которые характеризуют испытуемых как склонных к пассивной форме реагирования на собственные внутренние проблемы, а также отсутствием у них достаточных резервов психики, благодаря которым возможно адекватное противостояние различным жизненным трудностям. Здесь также следует отметить, что у испытуемых с выраженным деструктивно-дефицитарным типом Я-идентичности, наряду с низкими значениями (< 40 Т-баллов) по показателю «потенциала психической активности», наблюдаются и их высокие значения (> 60 Т-баллов), которые согласуются с характерным для данной группы испытуемых «неравновесным психическим состоянием». Подобное объясняет наличие неадекватности в отношении личности к себе, являющейся следствием согласованного функционирования бесконтрольной психической активности и интенсивных по своему проявлению стенических и астенических эмоциональных переживаний. В данной группе сравнения удельный вклад дискриминантных переменных настолько высок (рис. 4), что позволяет утверждать о наличии у испытуемых с неопределенным (смешанным) типом Я-идентичности характеристик адекватного отношения к себе, а у испытуемых с деструктивно-дефицитарным типом Я-идентичности – характеристик неадекватного отношения к себе. Здесь, несмотря на наличие противоречивости функциональнодинамических свойств и психических состояний психической организации личности, явно наблюдается преобладающий по совокупности вклад в адекватность отношения к себе таких маркеров, как «общая конструктивность», «ресурс психического здоровья», «равновесное психическое состояние», которые также наблюдаются у личности с конструктивным типом Я-идентичности (см. результаты первой пары сравнения).

Рис. 4. Удельный вес в дифференциальной диагностике психологических показателей психической организации личности с неопределенным (смешанным) и выраженным деструктивнодефицитарным типами Я-идентичности

Примечание: вклад переменной с положительным значением свидетельствует о ее принадлежности к группе испытуемых с неопределенным (смешанным) типом Я-идентичности, с отрицательным значением – к группе испытуемых с выраженным деструктивно-дефицитарным типом Я-идентичности.

 

В результате дискриминантного анализа построена линейная дискриминантная функция, позволяющая разделять испытуемых с неопределенным (смешанным) и выраженным деструктивно-дефицитарным типами Я-идентичности:

Y= 58,8366Х1 – 12,5406Х2-57,8018Х3 – 0,486Х4 – 0,7768Х5 – 0,145Х6 + 27,4211Х7 – 25,7828Х8 – 32,5543Х9 + 21,4768Х10 + 0,0894Х11 + 0,084Х12 – 0,1072Х13 – 0,5141Х14 – 1,151Х15 + 0,6434Х16 + 778,0149Х17 + 789,6943Х18 + 1,0692Х19 + 3,8779Х20 + 3,7416Х21,

где Х1-Х21 – значения исследуемых психологических показателей конкретного испытуемого. Если после подстановки значений соответствующих параметров в дискриминантную функцию суммарное значение Y будет больше значения дискриминантного индекса D = 1016,7, то результаты испытуемого следует отнести к личности с неопределенным (смешанным) типом Я-идентичности. Если же совокупное значение Y окажется меньше дискриминантного индекса D, то результаты конкретного испытуемого следует отнести к личности с выраженным деструктивно-дефицитарным типом Я-идентичности. Несмотря на ошибки дискриминации (для неопределенного (смешанного) типа процент ошибок составляет 9,09%, для выраженного деструктивно-дефицитарного типа – 37,93%), достоверность различий между группами подтверждается значением D2 Махаланобиса, равным 128,6 условным единицам (рис. 1). Этот факт подтверждает самые выраженные психологические отличия в психической организации личности испытуемых, обуславливающей различную меру выраженности их отношения к себе.

Результаты исследования послужили основой разработки моделей психической организации личности для дифференциальной диагностики различной меры ее отношения к себе от «адекватного» до «неадекватного», что открывает возможности для экспрессдиагностики, когда с высокой степенью достоверности можно отличать личность с качественно отличной психической организацией. Разработанные психолого-математические модели дифференциальной диагностики психической организации личности, обуславливающей различную меру ее отношения к себе, необходимо использовать при организации консультативной помощи, построении психокоррекционных программ и подборе методов психотерапевтического воздействия, ориентированных на внутренние ресурсы личности. Полученные экспериментально-психологические результаты следует учитывать при прогнозировании признаков, свидетельствующих о личностно-психической неустойчивости (неравновесности общего психического состояния, несоответствия в представлениях о себе, несвязности, непостоянства и неспособности поддерживать свое индивидуальнооптимальное состояние), психической дезадаптации и декомпенсации, о наличии явных (осознаваемых) или скрытых (неосознаваемых) психологических затруднений, касающихся функционирования личности и препятствующих восстановлению ее изначальной сохранности и самоидентичности.

Выводы

  1. Крайние типы Я-идентичности (конструктивный и выраженный деструктивнодефицитарный) выступают индикаторами адекватного и неадекватного отношения личности к себе. Первый тип характеризует личность, которая в процессе обращения с собой проявляет способность к согласованности, постоянству за счет преобладания конструктивности в целостной организации психологических структур психической организации и равновесного психического состояния, а также способность быстро восстанавливать оптимальное физическое и душевное состояние (резилиенция) за счет высокого адаптационного потенциала и потенциала психической активности. Второй тип – личность, которая обладает прямо противоположными ресурсами (резервами) психики, отражающими степень недоразвития, деформации первичного потенциала конструктивности ее психической организации, иначе говоря, блокирующими развитие и актуализацию собственной идентичности, и, в связи с этим, в ее отношении к себе обнаруживаются признаки невротической дезадаптации, неравновесное психическое состояние и неспособность функционировать, используя минимум собственных возможностей.
  2. Личности с неопределенным (смешанным) и деструктивно-дефицитарным типами Я-идентичности, являясь промежуточными по отношению к крайним типам, характеризуются наличием в преморбиде большего количества «зон наименьшего сопротивления», что и определяет представленность в их психической организации противоречивых несогласованных между собой психологических структур.
  3. В зависимости от точки на оси континуума типов Я-идентичности наблюдается постепенное рассогласование в психической организации личности ее адаптивнокомпенсаторных возможностей и психической активности, что указывает на качественно различную представленность резервов психики и меру отношения личности к себе (адекватность, амбивалентность, неадекватность). 
  4. Модели дискриминации между качественно своеобразной психической организацией личности подчеркивают высокую вероятность актуализации ресурсов (резервов) психики в поддержании адекватного отношения личности к себе. Адекватность отношения личности к себе характеризуется актуализацией конструктивного потенциала ее психической организации, содержание которого направлено на сохранение и оптимальную реализацию собственной идентичности в процессе обращения с собой.

 


 

Приложение

Руководство к процессу интервьюирования

Стадия 1 – «Мотивация и эмоциональное вовлечение»

Интервьюер: Могу ли я попросить Вас говорить искренне и непосредственно о своем собственном опыте переживания самого себя во время интервью? Мне бы хотелось быть Вашим гидом в ходе так называемого «экскурса» в отношении к себе в то время, как Вы будете раскрывать процесс переживания этого отношения.

Интервьюер: Свой первый вопрос мне хотелось бы адресовать к Вашим знаниям о себе самом(ой). Могли бы Вы рассказать, кто Вы? Какие атрибуты Вы относите к себе для того, чтобы описать свою личность?

Интервьюер: У Вас есть какие-нибудь соображения по поводу того, как Вы пришли к этому?

Стадия 2 – «Процесс: углубление и уточнение»

Интервьюер: Теперь давайте попробуем рассмотреть атрибуты, которые Вы относили к себе. Могли бы Вы среди обозначенных атрибутов выделить те, которые (а) зависят от Вас, (б) от других (это могут быть не только родители, братья и сестры, супруги, близкие друзья, но и те, чья «значимость» для Вас проявляется в их понимании Ваших переживаний самого себя, или же когда Вы сами находите подтверждение у них Ваших переживаний самого себя), и (в) ни от кого не зависят?

Интервьюер: Есть ли у Вас какие-либо соображения по поводу того, как Вы пришли к такому пониманию себя?

Интервьюер: Как Вам понравилось то, что происходило с Вами во время опыта переживания отношения к самому себе? Как Вы себя ощущали в течение этого процесса?

Стадия 3 – «Завершение. Оценка процесса отношения к себе и приобретенного знания в его ходе»

Интервьюер: Если бы Вам предстояло вновь пройти процесс переживания собственного отношения к себе, что бы Вы сделали для этого? Как этот пережитый «экскурс» относится к другим разновидностям опыта переживания себя, который Вы имели?

Интервьюер: Есть ли что-либо еще, что Вы хотели бы сказать, но испытывали затруднения или считали это невозможным?

Интервьюер: Я хочу поблагодарить Вас за искренность и открытость, которую Вы демонстрировали в протекавшем процессе переживания своего отношения к себе. Я надеюсь, что пережитый опыт является не только значимым в контексте нашей с Вами встречи, но и будет полезным для Вас в различных жизненных ситуациях, когда возникнет потребность в отношении к себе.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Аммон Г. Динамическая психиатрия. СПб.: Психоневрологический институт им. В. М. Бехтерева, 1995.
  2. Боев И. В. Пограничная аномальная личность. Ставрополь: СГУ, 1999.
  3. Ильин Е. П. Эмоции и чувства. 2-е изд. / СПб.: Питер, 2008. С. 534–538.
  4. Кургинян С. С. Процессуальные характеристики развития адекватного отношения личности к себе // Мир психологии. 2012. № 2. С. 105–119.
  5. Кургинян С. С. Апробация «Опросника самостей» // Психология: журнал Высшей школы экономики. 2013. Т. 10. № 2. С. 122–137.
  6. Мергенталер Э., Калмыкова Е. С., Стинсон Ч. Транскрипты психотерапевтических бесед // Психологический журнал. 1996. Т. 30. № 3. С. 129–136.
  7. Прохоров А. О. Психология неравновесных состояний. М.: Институт психологии РАН, 1998.
  8. Рубинштейн С. Л. О человеке: проблема личности в психологии // Бытие и сознание. М.: АН СССР, 1957. С. 307–316.
  9. Ступак С. Ф., Боев И. В. ФОРТРАН – программа для дискриминантного анализа. М.: ВНТИЦ, 1979. С. 1–9.
  10. Шаповал В. А. Комплексный психодиагностический опросник «ПОЛО Плюс». Женский вариант // Квалификационное задание для психологического обеспечения СПб.: СПбГУ, 2008 а.
  11. Шаповал В. А. Комплексный психодиагностический опросник «ПОЛО Плюс». Мужской вариант // Квалификационное задание для психологического обеспечения СПб.: СПбГУ, 2008 б.
  12. Ammon G. Entwurf eines Dynamisch-Psychiatrischen Ich-Struktur Konzepts. Zur Integration von funktional-struktureller Ich-Psychologie, analytischer Gruppendynamik und Narzißmus-Theorie // Handbuch der Dynamischen Psychiatrie. Bd. 1. Munich: Ernst Reinhardt Verlag, 1979. S. 95–159.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика