Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 94Рубрики 51Авторы 8279Ключевые слова 20372 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

17 место — направление «Психология»

0,848 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,750 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Экспериментальная психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 2072-7593

ISSN (online): 2311-7036

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/exppsy

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2008 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Влияние отрицательных частиц в синтаксической структуре условных высказываний на эффективность актуализации семантического содержания 920

Маланов С.В., доктор психологических наук, профессор кафедры психологии образования, Московский институт психоанализа (НОЧУ ВО МИП), Москва, Россия, MalanovSV@mail.ru

Аннотация

В основу исследований положена общая теоретическая гипотеза: эффективность умственных операций и действий, обеспечивающих актуализацию и преобразование семантического содержания, зависит от синтаксической организации языковых средств в составе речевых высказываний. Выявляются закономерности влияния грамматической организации условных (импликативных) высказываний на эффективность актуализации в образе мира субъекта семантического содержания в зависимости от: а) позиции частицы «НЕ» в составе условных высказываний; б) порядка следования простых предложений, образующих условную связь; в) исходной истинности или ложности содержания посылки-условия (антецедента).

Ссылка для цитирования

Фрагмент статьи

Проблема зависимости умственных действий, обеспечивающих актуализацию семантического содержания в образе мира субъекта, от способов использования языковых средств была поставлена в работах Л. С. Выготского (Выготский, 1983). В последующем в исследованиях отечественных психологов и психолингвистов выделялись общие закономерности этих процессов (Гальперин, 1998; Жинкин, 1982; Кобозева, 2004; Кронгауз, 2001; Салмина, 1988; Соколов, 1967). Вместе с тем, надежных эмпирических данных о характере влияния языковых средств (как лексических, так и грамматических) на эффективность актуализации соответствующего семантического содержания в образе мира субъекта недостаточно (Гальперин, 2002; Леонтьев, 2003; Лурия, 1975). Однако существует множество наблюдений, которые свидетельствуют о снижении эффективности актуализируемых представлений, а также практических и умственных действий человека, при использовании отрицания. Вместе с тем надежные данные об особенностях таких влияний отсутствуют. Так, использование частицы «НЕ» в составе речевых указаний по отношению к детям в раннем возрасте и в первой половине дошкольного возраста часто приводит к противоположному эффекту: дети начинают выполнять именно те действия, которые запрещаются или отрицаются. Например, на указание родителей: «Не стучи по шкафу!», – ребенок после непродолжительной паузы может активно возобновить реализацию запрещаемого действия. Иногда запрещенные действия могут прерываться короткими паузами, в течение которых ребенок может переключать внимание и сосредоточиваться на указании или просьбе взрослого. Что может лежать в основе таких форм реагирования ребенка на запрещающие высказывания? В этом возрасте ребенок только начинает овладевать функциями отрицательных частиц. Услышав запрет, ребенок: 1) актуализирует представление, как он стучит по шкафу; 2) затем должен отказаться от выполнения такого действия. Подобные умственные действия с представлениями формируются у детей в возрасте от 3 до 5–6 лет и сначала строятся во внешнем практическом плане. Поэтому ребенок практически реализует указанное действие, а затем во внешнем же плане отказывается от его выполнения. К старшему дошкольному возрасту дети начинают отказываться от действий, которые запрещаются и отрицаются взрослыми, на основе актуализации соответствующих представлений. Еще одной особенностью запрещающих/отрицающих высказываний является то, что их содержание актуализирует у ребенка представления о неверных, ошибочных, запрещаемых действиях, но не позволяет строить представления о действиях верных, ожидаемых, приветствуемых взрослыми. Поэтому эффективность отрицательных суждений в составе воспитательных воздействий остается невысокой. Аналогичные эффекты отмечают психотерапевты и практические психологи, указывая на то, что следует избегать использования частицы «НЕ» во взаимодействиях с людьми, поскольку такого рода суждения часто актуализируют представления о неуспешных и ошибочных действиях, отрицательных результатах, вызывая негативные переживания. Также отмечаются зависимости локомоторных и манипулятивных действий от особенностей содержания речевых инструкций. Например, при переходе по бревну через ручей на туристических соревнованиях успешность преодоления препятствия во многом зависит от содержания словесной инструкции. При инструкциях с отрицанием неверных движений и операций: «Не смотрите вниз! Постарайтесь не упасть и не потерять равновесие!» – падения (при прочих равных условиях) наблюдаются чаще, чем при инструкциях, в содержании которых преобладают конструктивные, утвердительные высказывания: «Уверенно переходим на противоположную сторону ручья!». Это может объясняться тем, что актуализация представлений об ошибках и отрицательных результатах образует ориентировочную основу (план) возможных действий, которые с большей вероятностью реализуются субъектом. Такие эффекты также отмечается тренерами во многих видах спорта. И, наконец, еще один возможный эффект использования отрицательных частиц: отрицаемые семантические компоненты в составе высказываний, вероятно, должны менее эффективно актуализироваться и воспроизводиться. В организации исследований мы опирались на теоретические позиции системнодеятельностного культурно-исторического подхода к анализу и объяснению психических явлений: 1. Ребенок овладевает языком как системой средств, обеспечивающих произвольную организацию предметно-практических, а позднее и умственных действий, в процессе активного взаимодействия с окружающими (Гальперин, 1998, 2002; Лурия, 1979). 2. Исходно умственные действия у ребенка организуются другими людьми с помощью речевых указаний; позднее ребенок начинает самостоятельно организовывать собственные умственные действия на основе внутренней речи (Выготский, 1983; Салмина, 1988; Соколов, 1967).

Литература
  1. Выготский Л. С. Собрание сочинений. Том 3. Проблемы развития психики. М., 1983.
  2. Гальперин П. Я. Лекции по психологии. М.: Книжный дом «Университет»: Высшая школа, 2002.
  3. Гальперин П. Я. Психология как объективная наука. М.-Воронеж, 1998.
  4. Жинкин Н. И. Речь как проводник информации. М.: Наука, 1982.
  5. Кобозева И. М. Лингвистическая семантика. М.: Едиториал УРСС, 2004.
  6. Кронгауз М. А. Семантика. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2001.
  7. Ларкина Е. Н. Особенности организации умственных действий в зависимости от грамматической структуры речевых высказываний. Дипломная работа по психологии. Марийский госуниверситет, 2010.
  8. Леонтьев А. А. Основы психолингвистики. М.: «Смысл», 1997.
  9. Леонтьев А. А. Психолингвистические единицы и порождение речевого высказывания. М.: Едиториал УРСС, 2003.
  10. Лурия А. Р. Основные проблемы нейролингвистики. М., 1975.
  11. Лурия А. Р. Язык и сознание. М.: Изд-во МГУ, 1979.
  12. Маланов С. В. Влияние синтаксической организации языковых средств на эффективность актуализации умственных действий // «Мир психологии». 2009. № 2. С. 140-147.
  13. Салмина Н. Г. Знак и символ в обучении. М.: Изд-во МГУ, 1988.
  14. Соколов А. Н. Внутренняя речь и мышление. М.: Просвещение, 1967.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика