Портал психологических изданий PsyJournals.ru
ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП К НАУЧНЫМ ИЗДАНИЯМ 
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8105Ключевые слова 19767 Online-сборники 1 АвторамИздателямRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

Включен в Scopus

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

15 место — направление «Психология»

1,003 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,854 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Культурно-историческая психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 1816-5435

ISSN (online): 2224-8935

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/chp

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2005 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

Аффилирован ISCAR

 

Проблема высших интеллектуальных функций в системе психотехнического исследования 1067

Выготский Л.С., советский психолог, основатель культурно-исторической школы в психологии, Москва, СССР
Полный текст

The experimental investigation into the formation of concepts and into the other superior intellectual functions in the adult, the elucidation of the process of their development in the childhood and the study of their decomposition under pathological violations of the intellectual activities causes us make the fundamental deduction, that the hypothesis on the identity of the psychological nature of the superior intellectual processes with the elementary, purely associative processes of formation of connects in ideas and of habits, the hypothesis, put forward and developed by E.L. Thorndike in his book: «Measurement of Intelligence» stands in a sharp contradiction to the real data concerning the composition, the functional structure and the genesis of these processes. These investigations, made by the author and his co-workers, demonstrate that the process of formation of concepts like any other superior form of the intellectual activities, is not simply a quantitatively complicated, inferior form and that it differs from the purely associative activities not through the quantity of connections in ideas, but offers a new fundamentally different type of activities, which cannot he qualitatively reduced to every quantity of the associative connections in ideas, and of which the essential distinction consists in going over from the immediate intellectual processes to the operations, rendered mediate with the aid of signs.

The significatory structure (connected with the active use of signs), offering a general law of the building of superior forms of behaviour, is not identic with the associative structure of the elementary processes. The gathering itself of the associative connections in ideas never leads up to the apparition of the superior form of the intellectual activities. The real distinction of the superior forms of thinking cannot be explained with the aid of the quantitative modification of connections in ideas. E.L. Thorn-dike asserts in his doctrine about the nature of the intellect, that «the superior forms of the intellectual operations are identic with the purely associative activities or the formation of the connections in ideas and depend upon the physiological connections of the same nature but require these latter in a considerable greater quantity».

From this standpoint the difference between the intellect of an adult and a child can be reduced exclusively to the quantity of connections in ideas. Thorndike proceeds as follows: «The person, whose intellect is stronger or superior or better than another's, differs in the final account from this latter not through the possessing of a physiological process of a new kind, but merely through a greater quantum of the connections in ideas of the most ordinary character». This hypothesis finds, as mention was made of it, any confirmation neither in the experimental analysis of the process of formation of concepts, nor in the study of their development, and in the picture of their decomposition.

The Thorndike's thesis runs further thus: «Both the philogenesis and the ontogenesis of the intellect demonstrate seemingly, that the selection, the analysis, the abstraction, the generalizing and the meditation arise as a direct consequence of the accumulation of the quantity of connections in ideas».

This thesis does not find any confirmation in the experimentally organized and investigated ontogenesis of the formation of concepts and other superior intellectual functions in a child and an adolescent. This investigation on the ontogenesis of the superior functions demonstrate, that the development from the inferior towards the superior does not follow the way of the quantitative accumulation of the connections in ideas, but is accomplished by means of the qualitative new-formations.

The philogenesis of the intellect, in as much as this can be surmised on the ground of the research into the primitive human psychology and the primitive thinking, does not manifest too, in any case in its historical part, any way of development from the inferior towards the superior forms through the quantitative increase of associations traced by Thorndike.

After the well-known investigations of Keller, Yerkes and others there are no reasons either to expect the confirmation of the identity of thinking with the association through the biological evolution of the intellect.

In connection with the above said the idea of the measurement of the intelligence by means of a single scale, built of equal units and embracing all the stages in the development of the intellect «from the dew worm up to the American student», the idea resulting from the fundamental hypothesis on the nature of the intellect, — is to be acknowledged as unacceptable. The psychotechnical investigation is faced with the task of a thorough elaboration of methods of investigation and of a testing of the superior intellectual functions, adequate to their psychological nature.

Те­зи­сы1

1. Сбли­же­ние пси­хо­тех­ни­ки с экс­пе­ри­мен­таль­ной пси­хо­ло­ги­ей, ге­не­ти­че­с­кой психоло­ги­ей (в ча­ст­но­с­ти — дет­ской пси­хо­ло­ги­ей) и пси­хо­па­то­ло­ги­ей при­во­дит к углуб­ле­нию ря­да про­блем пси­хо­тех­ни­ки, к пе­ре­смо­т­ру тра­ди­ци­он­ных взгля­дов на эти про­бле­мы и к из­ме­не­нию за­дач и ме­то­дов пси­хо­тех­ни­че­с­ко­го ис­сле­до­ва­ния в сфе­ре этих кри­ти­че­с­ких во­про­сов.

2. Од­ним из та­ких во­про­сов, под­ле­жа­щих ре­ви­зии в све­те на­коп­лен­ных эксперименталь­ны­ми ис­сле­до­ва­ни­я­ми дан­ных, яв­ля­ет­ся про­бле­ма выс­ших интеллектуаль­ных функ­ций.

3. Экс­пе­ри­мен­таль­ное ис­сле­до­ва­ние выс­ших ин­тел­лек­ту­аль­ных функ­ций (образование по­ня­тий, ак­тив­ное вни­ма­ние, ак­тив­ное за­по­ми­на­ние, слож­ная ре­ак­ция выбо­ра — сво­бод­но­го и свя­зан­но­го), вы­яс­не­ние про­цес­са их раз­ви­тия в дет­ском возрасте (на­гляд­ное мы­ш­ле­ние, прак­ти­че­с­кий ин­тел­лект, эго­цен­т­ри­че­с­кая речь, ран­ние фор­мы дет­ско­го тру­да) и изу­че­ние их рас­па­да при па­то­ло­ги­че­с­ких на­ру­ше­ни­ях интеллек­ту­аль­ной де­я­тель­но­с­ти (при афа­зии, ис­те­рии, оли­го­фре­нии), про­из­ве­ден­ные ав­то­ром и его со­труд­ни­ка­ми2, при­во­дят к вы­во­ду, что ги­по­те­за от­но­си­тель­но тождества пси­хо­ло­ги­че­с­кой при­ро­ды выс­ших ин­тел­лек­ту­аль­ных про­цес­сов с элементар­ны­ми, чи­с­то-ас­со­ци­а­тив­ны­ми про­цес­са­ми об­ра­зо­ва­ния свя­зей или на­вы­ков, вы­дви­ну­тая и раз­ви­тая Э. Торн­дай­ком в его кни­ге The Measurement of Intelligence, как и ос­но­ван­ные на этой ги­по­те­зе те­о­ре­ти­че­с­кие и ме­то­ди­че­с­кие по­ло­же­ния от­но­си­тель­но прин­ци­пов ис­сле­до­ва­ния и из­ме­ре­ния ин­тел­лек­та, на­хо­дит­ся в рез­ком про­ти­во­ре­чии с фак­ти­че­с­ки­ми дан­ны­ми от­но­си­тель­но со­ста­ва, функ­ци­о­наль­ной струк­ту­ры и ге­не­зи­са выс­ших форм ин­тел­лек­ту­аль­ной де­я­тель­но­с­ти.

4. Об­щий итог все­го на­ше­го изу­че­ния выс­ших форм ин­тел­лек­ту­аль­ной де­я­тель­но­с­ти с по­ло­жи­тель­ной сто­ро­ны мо­жет быть сфор­му­ли­ро­ван сле­ду­ю­щим об­ра­зом: без функции зна­ка нет выс­ше­го по­ве­де­ния и мы­ш­ле­ния. Ряд ис­сле­до­ва­ний при­во­дит к выво­ду, что вскры­тая с по­мо­щью экс­пе­ри­мен­таль­но­го ана­ли­за сиг­ни­фи­ка­тив­ная (связан­ная с ак­тив­ным упо­треб­ле­ни­ем зна­ков) струк­ту­ра яв­ля­ет­ся об­щим за­ко­ном постро­е­ния выс­ших форм по­ве­де­ния. Цен­т­раль­ная роль в ди­на­ми­ке про­цес­сов это­го типа при­над­ле­жит ре­чи.

5. Экс­пе­ри­мен­таль­ное ис­сле­до­ва­ние про­цес­са об­ра­зо­ва­ния по­ня­тий3 по­ка­за­ло, что функ­ци­о­наль­ное упо­треб­ле­ние сло­ва или дру­го­го зна­ка в ка­че­ст­ве сред­ст­ва ак­тив­но­го на­прав­ле­ния вни­ма­ния, рас­чле­не­ния и вы­де­ле­ния при­зна­ков, их аб­ст­ра­ги­ро­ва­ния и синте­за яв­ля­ет­ся ос­нов­ной и не­об­хо­ди­мой ча­с­тью все­го про­цес­са в це­лом; об­ра­зо­ва­ние по­ня­тия (или при­об­ре­те­ние сло­вом зна­че­ния) яв­ля­ет­ся ре­зуль­та­том слож­ной ак­тив­ной де­я­тель­но­с­ти (опе­ри­ро­ва­ние сло­вом или зна­ком), в ко­то­рой уча­ст­ву­ют все ос­нов­ные интел­лек­ту­аль­ные функ­ции в сво­е­об­раз­ном со­че­та­нии.

6. Экс­пе­ри­мен­таль­ное ис­сле­до­ва­ние про­цес­сов слож­но­го вы­бо­ра (сво­бод­но­го и связан­но­го)4 по­ка­за­ло: а) что слож­ная ре­ак­ция вы­бора стро­ит­ся по ти­пу мнемотехниче­с­кой опе­ра­ции, опи­ра­ю­щей­ся на вспо­мо­га­тель­ные сти­му­лы (зна­ки, слова), б) что ре­ак­ция сво­бод­но­го вы­бора вклю­ча­ет в се­бя про­цесс об­ра­зо­ва­ния мо­ти­вов и про­цесс ре­ше­ния, так­же опи­ра­ю­щи­е­ся на вспо­мо­га­тель­ные сти­му­лы.

7. Экс­пе­ри­мен­таль­ное ис­сле­до­ва­ние дру­гих выс­ших форм по­ве­де­ния5 (так называе­мо­го ак­тив­но­го за­по­ми­на­ния, ак­тив­но­го вни­ма­ния) по­ка­за­ло, что функциональная струк­ту­ра этих про­цес­сов род­ст­вен­на по ти­пу и ди­на­ми­че­с­кой конструк­ции опо­сред­ст­во­ван­ным ин­тел­лек­ту­аль­ным опе­ра­ци­ям, вклю­ча­ю­щим функцио­наль­ное ис­поль­зо­ва­ние зна­ка в ка­че­ст­ве сред­ст­ва ов­ла­де­ния про­цес­са­ми собствен­но­го по­ве­де­ния, как свою цен­т­раль­ную и не­об­хо­ди­мую часть.

8. Изу­че­ние выс­ших про­цес­сов по­ве­де­ния, ста­вя­щее пе­ред со­бой за­да­чу ана­ли­за этих про­цес­сов, адек­ват­но­го их пси­хо­ло­ги­че­с­кой при­ро­де, и пы­та­ю­ще­е­ся рас­крыть специфиче­с­кую функ­ци­о­наль­ную струк­ту­ру выс­ших форм по­ве­де­ния че­ло­ве­ка, необходи­мо долж­но опи­рать­ся на спе­ци­аль­ную ме­то­ди­ку экс­пе­ри­мен­таль­но­го исследова­ния, со­от­вет­ст­ву­ю­щую объ­ек­ту и це­лям ис­сле­до­ва­ния. Функ­ци­о­наль­ная методи­ка двой­ной сти­му­ля­ции яв­ля­ет­ся опы­том по­ст­ро­е­ния по­доб­но­го экспериментально­го ана­ли­за выс­ших про­цес­сов по­ве­де­ния.

9. Этот ме­тод пред­став­ля­ет со­бой спо­соб ис­сле­до­ва­ния выс­ших форм по­ве­де­ния и их раз­ви­тия при по­мо­щи рас­кры­тия ин­ст­ру­мен­таль­ной функ­ции зна­ка в об­щей функциональ­ной струк­ту­ре выс­ших ин­тел­лек­ту­аль­ных про­цес­сов. Сущ­ность функциональ­ной ме­то­ди­ки двой­ной сти­му­ля­ции за­клю­ча­ет­ся в ор­га­ни­за­ции по­ве­де­ния ре­бен­ка при по­мо­щи двух ря­дов сти­му­лов, из ко­то­рых каж­дый име­ет собственное «функ­ци­о­наль­ное зна­че­ние» в по­ве­де­нии. При этом не­пре­мен­ным ус­ло­ви­ем раз­ре­ше­ния сто­я­щей пе­ред ре­бен­ком за­да­чи яв­ля­ет­ся ин­ст­ру­мен­таль­ное упо­треб­ле­ние од­но­го ря­да сти­му­лов, т. е. ис­поль­зо­ва­ние его в ка­че­ст­ве вспо­мо­га­тель­но­го сред­ст­ва для выполнения тех или иных пси­хо­ло­ги­че­с­ких опе­ра­ций.

10. Итак, все ис­сле­до­ва­ния по­ка­зы­ва­ют, что вся­кая выс­шая фор­ма ин­тел­лек­ту­аль­ной де­я­тель­но­с­ти не есть про­сто ко­ли­че­ст­вен­но-ус­лож­нен­ная низ­шая фор­ма, что она отлича­ет­ся от чи­с­той ас­со­ци­а­тив­ной де­я­тель­но­с­ти не ко­ли­че­ст­вом свя­зей, а представляет со­бой но­вый, прин­ци­пи­аль­но от­лич­ный ка­че­ст­вен­но не­сво­ди­мый к любому ко­ли­че­ст­ву ас­со­ци­а­тив­ных свя­зей тип де­я­тель­но­с­ти, ос­нов­ное от­ли­чие которого за­клю­ча­ет­ся в пе­ре­хо­де от не­по­сред­ст­вен­ных ин­тел­лек­ту­аль­ных про­цес­сов к опо­сред­ст­во­ван­ным с по­мо­щью зна­ков опе­ра­ци­ям. Сиг­ни­фи­ка­тив­ная струк­ту­ра выс­ших функ­ций не иден­тич­на ас­со­ци­а­тив­ной струк­ту­ре эле­мен­тар­ных про­цес­сов. Са­мо по се­бе на­коп­ле­ние ас­со­ци­а­тив­ных свя­зей ни­ког­да не при­во­дит к по­яв­ле­нию выс­шей фор­мы ин­тел­лек­ту­аль­ной де­я­тель­но­с­ти. С по­мо­щью ко­ли­че­ст­вен­но­го из­ме­не­ния свя­зей нель­зя объ­яс­нить дей­ст­ви­тель­но­е от­ли­чие выс­ших форм па­мя­ти, вни­ма­ния, мы­ш­ле­ния и др. про­цес­сов. Торн­дайк ут­верж­да­ет: «Выс­шие фор­мы ин­тел­лек­ту­аль­ных опе­ра­ций тождест­вен­ны с чи­с­тым об­ра­зо­ва­ни­ем ас­со­ци­а­ций или свя­зей, они за­ви­сят от физиологи­че­с­ких свя­зей то­го же са­мо­го ро­да, но тре­бу­ют боль­ше­го чис­ла этих последних. По то­му же са­мо­му, че­ло­век, ин­тел­лект ко­то­ро­го боль­ше, вы­ше или луч­ше, чем у дру­го­го, от­ли­ча­ет­ся от не­го в ко­неч­ном сче­те тем, что об­ла­да­ет не но­вым сор­том фи­зи­о­ло­ги­че­с­ко­го про­цес­са, но про­сто боль­шим чис­лом свя­зей обыч­но­го ро­да» (с. 415).

Эта ги­по­те­за не встре­ча­ет под­тверж­де­ния ни в экс­пе­ри­мен­таль­ном ана­ли­зе выс­ших форм ин­тел­лек­ту­аль­ной де­я­тель­но­с­ти, ни в изу­че­нии их раз­ви­тия, как по­ка­зы­ва­ют ниже­сле­ду­ю­щие те­зи­сы.

11. Выс­шие фор­мы по­ве­де­ния, яв­ля­ю­щи­е­ся про­дук­том ис­то­ри­че­с­кой эво­лю­ции, скла­ды­ва­ют­ся в про­цес­се куль­тур­но­го раз­ви­тия ре­бен­ка.

12. Раз­ви­тие ре­чи яв­ля­ет­ся од­ним из цен­т­раль­ных про­цес­сов всей ис­то­рии культурно­го раз­ви­тия ре­бен­ка и об­на­ру­жи­ва­ет глав­ней­шие ти­пи­че­с­кие за­ко­но­мер­но­с­ти, ле­жа­щие в ос­но­ве выс­ших форм по­ве­де­ния,

13. Экс­пе­ри­мен­таль­ное ис­сле­до­ва­ние6 по­ка­за­ло, что речь, во­вле­ка­ясь в про­цес­сы нагляд­но­го мы­ш­ле­ния и вос­при­я­тия в ран­нем воз­ра­с­те, пе­ре­ст­ра­и­ва­ет эти про­цес­сы, транс­фор­ми­руя их струк­ту­ру и вос­соз­да­вая их на но­вой ос­но­ве. То же ис­сле­до­ва­ние пока­зы­ва­ет, что про­цес­сы раз­ви­тия мы­ш­ле­ния и ре­чи в ран­нем воз­ра­с­те не идут параллель­но.

14. Экс­пе­ри­мен­таль­ное ис­сле­до­ва­ние по­ка­за­ло, что речь, во­вле­ка­ясь в са­мые различные за­ня­тия ре­бен­ка, вна­ча­ле со­про­вож­да­ет и от­ра­жа­ет глав­ней­шие мо­мен­ты и ре­зуль­тат де­я­тель­но­с­ти и в си­лу это­го поз­же ор­га­ни­зу­ет и пла­ни­ру­ет дан­ный про­цесс по­ве­де­ния в це­лом или его от­дель­ные мо­мен­ты.

15. Экс­пе­ри­мен­таль­ное ис­сле­до­ва­ние7 по­ка­за­ло, что речь, во­вле­ка­ясь в про­цес­сы прак­ти­че­с­ки-дей­ст­вен­но­го мы­ш­ле­ния в ран­нем воз­ра­с­те, ко­рен­ным об­ра­зом реорганизу­ет эти про­цес­сы, при­во­дя к об­ра­зо­ва­нию пла­на и на­ме­ре­ния в по­ве­де­нии ребен­ка.

16. Са­мые ран­ние фор­мы дет­ско­го тру­да сто­ят в ге­не­ти­че­с­ком, струк­тур­ном и функци­о­наль­ном от­но­ше­нии на­и­бо­лее близ­ко к этим, пер­вич­ным про­цес­сам практическо­го мы­ш­ле­ния, свя­зан­но­го с ре­че­вой фор­му­ли­ров­кой пла­на и на­ме­ре­ния.

17. Ос­нов­ное из­ме­не­ние функ­ции ре­чи в об­щей си­с­те­ме по­ве­де­ния, на­блю­да­е­мое в раз­ви­тии ре­бен­ка (пе­ре­ход от внеш­ней к вну­т­рен­ней ре­чи)8, вскры­ва­ет ос­нов­ной закон, на котором базируется вся ис­то­рия куль­тур­но­го раз­ви­тия ре­бен­ка или со­ци­о­ге­не­з выс­ших форм по­ве­де­ния.

18. Итак, ре­зуль­та­ты ис­сле­до­ва­ний, по­свя­щен­ных изу­че­нию раз­ви­тия выс­ших интеллек­ту­аль­ных функ­ций, сно­ва при­во­дят нас к от­ри­ца­нию по­ло­же­ния Торн­дай­ка, гла­ся­ще­го: «Как фи­ло­ге­нез, так и он­то­ге­нез ин­тел­лек­та по­ка­зы­ва­ют, по-ви­ди­мо­му, что от­бор, ана­лиз, аб­ст­рак­ция, обоб­ще­ние и мы­ш­ле­ние воз­ни­ка­ют как пря­мое след­ст­вие нара­с­та­ния чис­ла свя­зей» (с. 432).

Ис­сле­до­ва­ние он­то­ге­не­за ин­тел­лек­та по­ка­зы­ва­ет, что раз­ви­тие от низ­ших форм к выс­шим так­же идет не пу­тем ко­ли­че­ст­вен­но­го на­ра­с­та­ния свя­зей, а пу­тем ка­че­ст­вен­ных но­во­об­ра­зо­ва­ний.

19. В ча­ст­но­с­ти, речь, яв­ля­ю­ща­я­ся од­ним из ос­нов­ных мо­мен­тов в по­ст­ро­е­нии высших форм ин­тел­лек­ту­аль­ной де­я­тель­но­с­ти, вклю­ча­ет­ся не ас­со­ци­а­тив­но, как параллель­но про­те­ка­ю­щая функ­ция, а ин­ст­ру­мен­таль­но, как ра­зум­но ис­поль­зу­е­мое сред­ст­во. Са­ма речь не ос­но­ва­на на чи­с­то ас­со­ци­а­тив­ной свя­зи, а тре­бу­ет принципиально ино­го, имен­но ха­рак­тер­но­го для выс­ших ин­тел­лек­ту­аль­ных про­цес­сов от­но­ше­ния меж­ду зна­ком и струк­ту­рой ин­тел­лек­ту­аль­ной опе­ра­ции в це­лом.

20. Фи­ло­ге­нез ин­тел­лек­та, насколь­ко мож­но пред­по­ла­гать на ос­но­ва­нии изу­че­ния пси­хо­ло­гии при­ми­тив­но­го че­ло­ве­ка и его мы­ш­ле­ния, так­же не об­на­ру­жи­ва­ет — во всяком слу­чае в ис­то­ри­че­с­кой его ча­с­ти — ожи­да­е­мо­го Торн­дай­ком пу­ти раз­ви­тия от низ­ших к выс­шим фор­мам че­рез ко­ли­че­ст­вен­ное уве­ли­че­ние ас­со­ци­а­ций. Нет оснований по­сле из­ве­ст­ных ис­сле­до­ва­ний Кё­ле­ра, Иер­ке­са и др. ожи­дать, что и биологи­че­с­кая эво­лю­ция ин­тел­лек­та под­твер­дит иден­тич­ность ин­тел­лек­та и ассоциации. К то­му же ре­зуль­та­ту при­во­дит и изу­че­ние рас­па­да выс­ших функ­ций при па­то­ло­ги­че­с­ких на­ру­ше­ни­ях ин­тел­лек­ту­аль­ной де­я­тель­но­с­ти, как по­ка­зы­ва­ют следующие те­зи­сы.

21. На­ши пси­хопа­то­ло­ги­че­с­кие ис­сле­до­ва­ния по­ка­зы­ва­ют, что в ос­но­ве на­ру­ше­ния выс­ших форм ин­тел­лек­ту­аль­ной де­я­тель­но­с­ти при ис­те­рии, афа­зии и оли­го­фре­нии лежит не рас­пад из­ве­ст­но­го ко­ли­че­ст­ва ас­со­ци­а­тив­ных свя­зей, а вы­па­де­ние и расстройст­во оп­ре­де­лен­ных спо­со­бов по­ве­де­ния и мы­ш­ле­ния. В от­но­ше­нии истерии9 сам Торн­дайк го­тов до­пу­с­тить на­ру­ше­ние осо­бой функ­ции, о ко­то­рой гово­рит: «Эта спо­соб­ность мо­жет быть в ши­ро­кой сте­пе­ни не­за­ви­си­мой от С.» (с. 431; С. — ана­то­ми­че­с­кая и фи­зи­о­ло­ги­че­с­кая ос­но­ва спо­соб­но­с­ти об­ра­зо­ва­ния ассоциативной свя­зи).

22. В от­но­ше­нии оли­го­фре­нии10 мы мог­ли ус­та­но­вить в на­ших ис­сле­до­ва­ни­ях, что не про­сто ску­дость и бед­ность ас­со­ци­а­тив­ных свя­зей яв­ля­ет­ся ос­но­вой недоразвития выс­ших форм ин­тел­лек­ту­аль­ной де­я­тель­но­с­ти, но что при­чи­ной яв­ля­ют­ся за­труд­не­ния в об­ла­с­ти ов­ла­де­ния соб­ст­вен­ным по­ве­де­ни­ем, не­спо­соб­ность к то­му качест­вен­но­му ти­пу по­ве­де­ния, ко­то­рый не­об­хо­дим для воз­ник­но­ве­ния выс­ших интеллек­ту­аль­ных функ­ций.

По­ло­же­ние Торн­дай­ка, ко­то­рый го­во­рит: «Ин­тел­лект, спо­соб­ный к выс­ше­му ти­пу мы­ш­ле­ния и при­спо­соб­ле­ния, от­ли­ча­ет­ся от ин­тел­лек­та им­бе­ци­ла толь­ко спо­соб­но­с­тью об­ра­зо­ва­ния боль­ше­го чис­ла опи­сан­ных свя­зей» (с. 421—422), не под­тверж­да­ет­ся экспе­ри­мен­таль­ным ис­сле­до­ва­ни­ем ин­тел­лек­ту­аль­ных функ­ций им­бе­ци­ла.

23. По­сле ис­сле­до­ва­ний Ле­ш­ли есть ос­но­ва­ния ожи­дать, что не­вро­ло­ги­че­с­кая и физи­о­ло­ги­че­с­кая ос­но­вы ин­тел­лек­ту­аль­ной де­я­тель­но­с­ти не стро­ят­ся по ти­пу ассоциатив­ных ме­ха­низ­мов. (Lashley К.S. Brain Месhаnisms and Intelligence, 1929.)

24. На­ше ис­сле­до­ва­ние на­ру­ше­ния выс­ших ин­тел­лек­ту­аль­ных функ­ций при афазии11 при­во­дит нас в ос­нов­ном к под­тверж­де­нию на­ших взгля­дов от­но­си­тель­но са­мо­сто­я­тель­ной ис­то­рии раз­ви­тия и осо­бой функ­ци­о­наль­ной струк­ту­ры выс­ших функций. Хед (Head)12 в этих рас­ст­рой­ст­вах ви­дит преж­де все­го не ре­зуль­тат коли­че­ст­вен­но­го умень­ше­ния ас­со­ци­а­тив­ных свя­зей, а на­ру­ше­ние той функ­ции, которую он на­зы­ва­ет «сим­во­ли­че­с­кой фор­му­ли­ров­кой и вы­ра­же­ни­ем» и ко­то­рую характе­ри­зу­ет сле­ду­ю­щим об­ра­зом: «Под сим­во­ли­че­с­кой фор­му­ли­ров­кой и выражением я под­ра­зу­ме­ваю осо­бый род по­ве­де­ния, в ко­то­ром ка­кой-ли­бо сло­вес­ный или дру­гой сим­вол вдви­га­ет­ся меж­ду на­ча­лом и кон­цом дей­ст­вия. Это оп­ре­де­ле­ние охва­ты­ва­ет мно­гие про­цес­сы, обыч­но не объ­е­ди­ня­е­мые под об­щим име­нем употребления ре­чи, и по­то­му функ­ции, вклю­ча­е­мые в эту ка­те­го­рию, долж­ны быть опре­де­ле­ны чи­с­то эм­пи­ри­че­с­ким пу­тем» (с. 211). Рав­ным об­ра­зом ис­сле­до­ва­ние Гель­ба и Гольд­штей­на по­ка­за­ло, что в ос­но­ве рас­ст­ройств выс­ших форм мы­ш­ле­ния при амнести­че­с­кой афа­зии ле­жит на­ру­ше­ние функ­ции ка­те­го­ри­аль­но­го мы­ш­ле­ния (мышления в по­ня­ти­ях), ко­то­рое яв­ля­ет­ся иден­тич­ным сиг­ни­фи­ка­тив­ной функ­ци­и ре­чи. Они го­во­рят: «Ка­те­го­ри­аль­ное мы­ш­ле­ние и поль­зо­ва­ние ре­чью в ее сиг­ни­фи­ка­тив­ном зна­че­нии яв­ля­ют­ся вы­ра­же­ни­ем од­но­го и то­го же ос­нов­но­го спо­со­ба по­ве­де­ния» (Psychologische Analysen hirnpathologischer Falle, X. Psych. Forsch. B. VI, l-2 H., с. 158). Изу­че­ние слож­ней­ших и мно­го­об­раз­ней­ших рас­ст­ройств в выс­ших ин­тел­лек­ту­аль­ных функ­ци­ях при афа­зии на­гляд­но учит нас то­му, что вер­баль­ное мы­ш­ле­ние и свя­зан­ные с ним дру­гие ин­тел­лек­ту­аль­ные функ­ции пред­став­ля­ют со­бой ка­че­ст­вен­но но­вый, не­ своди­мый к ко­ли­че­ст­ву ас­со­ци­а­ций, тип или спо­соб по­ве­де­ния, в су­ще­ст­вен­ном определя­е­мый при­ме­не­ни­ем сло­ва в ка­че­ст­ве зна­ка или сим­во­ла. Сим­во­ли­че­с­кое мышле­ние — не есть ас­со­ци­а­тив­ное мы­ш­ле­ние.

25. Итак, мы при­хо­дим к об­ще­му вы­во­ду, что пси­хо­тех­ни­ка долж­на от­кло­нить в основ­ном ги­по­те­зу Торн­дай­ка от­но­си­тель­но при­ро­ды выс­ших ин­тел­лек­ту­аль­ных функций, как не­подт­верж­да­е­мую изу­че­ни­ем стро­е­ния, раз­ви­тия и рас­па­да этих интеллек­ту­аль­ных функ­ций, чем в нема­лой сте­пе­ни не ис­клю­ча­ет­ся ши­ро­кое использова­ние его за­ме­ча­тель­ных по­ст­ро­е­ний от­но­си­тель­но из­ме­ре­ний ин­тел­лек­та. Све­де­ние ка­че­ст­вен­но­го раз­ли­чия выс­ших и низ­ших функ­ций к ко­ли­че­ст­ву свя­зей, лежа­щее в ос­но­ве этой ги­по­те­зы, долж­но быть со всей ре­ши­тель­но­с­тью от­кло­не­но как не от­ве­ча­ю­щее дей­ст­ви­тель­но­му по­ло­же­нию ве­щей. В ка­че­ст­ве экс­пе­ри­мен­таль­но­го под­тверж­де­ния сво­ей ги­по­те­зы Торн­дайк ссы­ла­ет­ся на ус­та­нов­лен­ный Тиль­то­ном (Tilton) факт, что «выс­шие спо­соб­но­с­ти кор­ре­ли­ру­ют с ас­со­ци­а­тив­ны­ми спо­соб­но­с­тя­ми так же, как выс­шие inter se, или как ас­со­ци­а­тив­ные inter se» (с. 424).

Не­со­сто­я­тель­ность это­го ар­гу­мен­та мы вслед за П.П. Блон­ским склон­ны ви­деть в том, что «он со­вер­ша­ет ignoratio elenchi, пред­по­ла­гая, что те­с­ты на ос­ве­дом­лен­ность, ариф­ме­ти­че­с­кие на­вы­ки, зна­ния и сло­варь — чи­с­то ас­со­ци­а­тив­ные те­с­ты... Торн­дайк не до­ка­зал (да и не мог до­ка­зать), что те­с­ты на ос­ве­дом­лен­ность или ариф­ме­ти­че­с­кие навы­ки не вклю­ча­ют выс­ших ум­ст­вен­ных спо­соб­но­с­тей («Пе­до­ло­гия и шко­ла», сб. II, с. 122).

На ос­но­ва­нии соб­ст­вен­ных ис­сле­до­ва­ний мы мог­ли бы при­со­е­ди­нить к это­му еще од­но со­об­ра­же­ние, ос­но­ван­ное на том, что выс­шие ин­тел­лек­ту­аль­ные функ­ции, раз возник­нув, ка­че­ст­вен­но из­ме­ня­ют де­я­тель­ность эле­мен­тар­ных, ас­со­ци­а­тив­ных функций, то, что нам пред­став­ля­ет­ся на пер­вый взгляд чи­с­то ас­со­ци­а­тив­ным процессом, при глу­бо­ком ис­сле­до­ва­нии об­на­ру­жи­ва­ет уча­с­тие выс­ших интеллектуальных опе­ра­ций выс­ше­го ти­па.

26. Вме­с­те с ос­нов­ной ги­по­те­зой Торн­дай­ка па­да­ют и не­ко­то­рые его по­ло­же­ния, непо­сред­ст­вен­но вы­те­ка­ю­щие из этой ги­по­те­зы. Идея по­ст­ро­е­ния еди­ной шка­лы измере­ния ин­тел­лек­та в рав­ных еди­ни­цах, ох­ва­ты­ва­ю­щей все сту­пе­ни в раз­ви­тии интеллек­та — от близ­ко­го к ну­лю ума зем­ля­но­го чер­вя до че­ло­ве­ка, — яв­ля­ет­ся принци­пи­аль­но не­со­сто­я­тель­ной, по­сколь­ку она иг­но­ри­ру­ет ка­че­ст­вен­ные от­ли­чия, возни­ка­ю­щие в про­цес­се эво­лю­ции ин­тел­лек­та, тре­бу­ю­щие раз­лич­ных еди­ниц для своего из­ме­ре­ния, и в ча­ст­но­с­ти не делает раз­ли­чия меж­ду би­о­ло­ги­че­с­кой и исторической эво­лю­ци­ей ин­тел­лек­та, пы­та­ясь пред­ста­вить все раз­ви­тие ин­тел­лек­та в це­лом — от чер­вя до че­ло­ве­ка — как еди­ный про­цесс ко­ли­че­ст­вен­но­го на­ра­с­та­ния связей. Тот раз­рыв меж­ду эво­лю­ци­ей со­дер­жа­ния и форм мы­ш­ле­ния, ко­то­рый допускает в сво­ей те­о­рии Торн­дайк, как и его прин­ци­пи­аль­ное урав­нива­ние вли­я­ния сре­ды на раз­ви­тие ин­тел­лек­та жи­вот­ных и че­ло­ве­ка, не­из­беж­но при­во­дит к чи­с­то биоло­ги­че­с­кой кон­цеп­ции ин­тел­лек­та, иг­но­ри­ру­ю­щей ис­то­ри­че­с­кое раз­ви­тие интеллекту­аль­ной де­я­тель­но­с­ти че­ло­ве­ка. С этим свя­за­на по­пыт­ка Торн­дай­ка ис­хо­дить в сво­их по­ст­ро­е­ни­ях из ана­то­ми­че­с­кой и фи­зи­о­ло­ги­че­с­кой ос­но­вы, а не из психологичес­кой кон­цеп­ции че­ло­ве­че­с­ко­го ин­тел­лек­та, на­ру­шая ос­нов­ное методологиче­с­кое пра­ви­ло: Psychologica psychologice.

Мож­но на­де­ять­ся, что, в ча­ст­но­с­ти, спор Торн­дай­ка и Блон­ско­го от­но­си­тель­но кривой рас­пре­де­ле­ния ин­тел­лек­та у де­тей по­лу­чил бы свое раз­ре­ше­ние, ес­ли бы не исхо­дить из ап­ри­ор­но­го отож­де­ств­ле­ния выс­ших, ис­то­ри­че­с­ки сло­жив­ших­ся и возникших, и низ­ших, обя­зан­ных сво­им воз­ник­но­ве­ни­ем би­о­ло­ги­че­с­кой эво­лю­ции, интел­лек­ту­аль­ных функ­ций. Мож­но ожи­дать, что за­ко­ны рас­пре­де­ле­ния тех и дру­гих бу­дут раз­лич­ны.

27. Ги­по­те­за Торн­дай­ка долж­на рас­сма­т­ри­вать­ся как гран­ди­оз­ная чи­с­то механистиче­с­кая кон­цеп­ция, пы­та­ю­ща­я­ся под­чи­нить все за­ко­но­мер­но­с­ти раз­ви­тия и дея­тель­но­с­ти ин­тел­лек­та ло­ги­ке эле­мен­тар­ной ариф­ме­ти­ки. Толь­ко пси­хо­тех­ни­ка, мето­до­ло­ги­че­с­ки опи­ра­ю­ща­я­ся на фи­ло­со­фию ди­а­лек­ти­че­с­ко­го ма­те­ри­а­лиз­ма, смо­жет пре­одо­леть, с од­ной сто­ро­ны, тот раз­рыв меж­ду низ­шей и выс­шей по­ло­ви­ной интеллекта, о ко­то­ром го­во­рит Торн­дайк13, с дру­гой сто­ро­ны, чи­с­то-ме­ха­ни­с­ти­че­с­кое пред­став­ле­ние о раз­ви­тии ин­тел­лек­та как о ко­ли­че­ст­вен­ном рос­те свя­зей, по­рож­ден­ное фи­ло­со­фи­ей праг­ма­ти­че­с­ко­го эм­пи­риз­ма.

28. В соответствии с на­ши­ми ис­сле­до­ва­ни­я­ми в за­клю­че­ние мы мог­ли бы на­ме­тить еще ряд ме­то­ди­че­с­ких и те­о­ре­ти­че­с­ких во­про­сов пси­хо­тех­ни­ки, нуж­да­ю­щих­ся в серьезном пе­ре­смо­т­ре. Сю­да от­но­сит­ся преж­де все­го про­бле­ма вер­баль­ных и невербаль­ных те­с­тов. Ис­сле­до­ва­ние по­ка­зы­ва­ет, что гра­ни­ца меж­ду вер­баль­ным и невер­баль­ным те­с­том ле­жит не там, где обыч­но при­ня­то ду­мать, су­дя по внеш­ним призна­кам. Мол­ча ре­шать ка­кую-ли­бо за­да­чу не зна­чит еще ре­шать ее без по­мо­щи ре­чи. Куль­тур­ное раз­ви­тие ка­кой-ли­бо функ­ции нель­зя про­сто ме­ха­ни­че­с­ки снять, как верхний слой жид­ко­с­ти. Ис­сле­до­ва­ние те­с­та на опи­са­ние кар­тин­ки с по­мо­щью ре­чи и дей­ст­вия (иг­ра), те­с­тов на до­пол­не­ние не­до­ста­ю­щих ча­с­тей в ри­сун­ке, так на­зы­ва­е­мых не­мых те­с­тов, те­с­тов на на­гляд­ное мы­ш­ле­ние и прак­ти­че­с­кий ин­тел­лект по­ка­за­ло, что низ­шие, эле­мен­тар­ные функ­ции, пер­во­на­чаль­но не­за­ви­си­мые от ре­че­во­го мы­ш­ле­ния и раз­ви­ва­ю­щи­е­ся не­за­ви­си­мо от выс­ших и до их воз­ник­но­ве­ния, са­ми пе­ре­ст­ра­и­ва­ют­ся под вли­я­ни­ем выс­ших ин­тел­лек­ту­аль­ных функ­ций и на­чи­на­ют дей­ст­во­вать, как подчинен­ные ин­стан­ции в со­ста­ве выс­ших функ­ций и в слож­ном со­труд­ни­че­ст­ве с ними.

29. Та­кие (те­о­ре­ти­че­с­ки рас­суж­дая) не­за­ви­си­мые от ре­чи функ­ции, как на­гляд­ное мы­ш­ле­ние14 и прак­ти­че­с­кий ин­тел­лект15, на де­ле, как по­ка­зы­ва­ет ис­сле­до­ва­ние, не дейст­ву­ют в чи­с­том и не­за­ви­си­мом ви­де уже в от­но­си­тель­но ран­нем воз­ра­с­те, но включа­ют про­цес­сы внеш­ней и вну­т­рен­ней ре­чи и другие выс­шие ин­тел­лек­ту­аль­ные про­цес­сы, воз­ни­ка­ю­щие на ос­но­ве ре­чи, как не­об­хо­ди­мую со­став­ную часть.

30. В свою оче­редь, раз­ви­тие эле­мен­тар­ных функ­ций и ас­со­ци­а­тив­ных про­цес­сов явля­ет­ся не­об­хо­ди­мой пред­по­сыл­кой выс­ших функ­ций, воз­ни­ка­ю­щих не ина­че, как на ос­но­ве при­ми­тив­ных форм по­ве­де­ния и раз­ви­ва­ю­щих­ся из них. Эле­мен­тар­ные функ­ции не толь­ко да­ют на­ча­ло раз­ви­тию выс­ших, но и са­ми со­хра­ня­ют­ся в ка­че­ст­ве подчиненных ис­пол­ни­тель­ных ме­ха­низ­мов в со­ста­ве слож­ной и выс­шей функ­ции. Иссле­до­ва­ние учит нас при­зна­нию един­ст­ва и ди­а­лек­ти­че­с­кой свя­зи выс­ших и низ­ших функ­ций в ге­не­ти­че­с­ком и струк­тур­ном от­но­ше­нии и от­ри­ца­нию их тож­де­ст­ва.

31. Про­бле­ма уп­раж­не­ния, как и дру­гие цен­т­раль­ные про­бле­мы пси­хо­тех­ни­че­с­кой те­о­рии, например, во­прос об ода­рен­но­с­ти, о еди­ном или мно­же­ст­вен­ном ин­тел­лек­те и другие, долж­на быть пе­ре­смо­т­ре­на в при­ло­же­нии к выс­шим ин­тел­лек­ту­аль­ным функциям. В уче­нии об уп­раж­не­нии мы так­же долж­ны от­ка­зать­ся от чи­с­то количествен­ной кон­цеп­ции и рас­крыть ре­аль­ное раз­ви­тие выс­ших ин­тел­лек­ту­аль­ных функ­ций во всей его дей­ст­ви­тель­ной слож­но­с­ти и сво­е­об­ра­зии.

32. Про­бле­ма ка­че­ст­вен­но­го те­с­та при­об­ре­та­ет осо­бен­ное зна­че­ние и пред­ста­ет в новом све­те. Ка­че­ст­вен­ный тест не дол­жен про­ти­во­по­с­тав­лять­ся ко­ли­че­ст­вен­но­му, а быть не­об­хо­ди­мым до­пол­не­нием и пред­по­сыл­кой чи­с­то ко­ли­че­ст­вен­но­го ис­сле­до­ва­ния. Пси­хо­тех­ни­ка не мо­жет от­ры­вать из­ме­ре­ние от ис­сле­до­ва­ния, она долж­на изу­чать не толь­ко про­дук­ты, но и про­цес­сы, с по­мо­щью ко­то­рых по­лу­че­ны эти про­дук­ты, ина­че она ри­с­ку­ет, из­ме­ряя ин­тел­лект в про­дук­тах его де­я­тель­но­с­ти, отож­де­ст­вить качественно раз­лич­ные, а по­то­му не­со­из­ме­ри­мые од­ной и той же ме­рой про­цес­сы. При гран­ди­оз­ной слож­но­с­ти выс­ших ин­тел­лек­ту­аль­ных функ­ций, при на­ли­чии за­ме­ще­ния и то­го, что Би­не на­звал си­му­ля­ци­ей пси­хо­ло­ги­че­с­ких функ­ций, мы сто­им пе­ред необходи­мо­с­тью при­зна­ния, что один и тот же ре­зуль­тат мо­жет быть до­стиг­нут с помощью раз­лич­ных опе­ра­ций. Пе­ре­ход от «фе­но­ти­пи­че­с­кой» к ге­не­ти­че­с­кой точ­ке зре­ния, кон­ди­ци­о­наль­но к вскры­тию ка­у­заль­но-ди­на­ми­че­с­ких от­но­ше­ний и свя­зей, харак­тер­ный для всей со­вре­мен­ной пси­хо­ло­гии в це­лом (Ле­вин), долж­ен быть про­де­ла­н и пси­хо­тех­ни­кой.

33. На­ко­нец, в ка­че­ст­ве вы­во­дов мы мог­ли бы сфор­му­ли­ро­вать сле­ду­ю­щие положения. В пси­хо­тех­ни­че­с­ком ис­сле­до­ва­нии сле­ду­ет от­ка­зать­ся от отож­де­ств­ле­ния выс­ших и низ­ших функ­ций и при­ве­де­ния их к од­но­му зна­ме­на­те­лю. Не мо­жет быть еди­ной шка­лы ума, не мо­жет су­ще­ст­во­вать рав­ных еди­ниц для из­ме­ре­ния всех сту­пе­ней в раз­ви­тии ин­тел­лек­та, каж­дая ка­че­ст­вен­но но­вая сту­пень тре­бу­ет сво­ей осо­бой ме­ры. Рав­ным об­ра­зом, не мо­жет быть еди­ной ме­то­ди­ки из­ме­ре­ния ин­тел­лек­та на всех ступенях. Ме­то­ди­ка долж­на со­от­вет­ст­во­вать при­ро­де изу­ча­е­мо­го объ­ек­та. Со­зда­ние спе­ци­аль­ной ме­то­ди­ки ис­сле­до­ва­ния и те­с­ти­ро­ва­ния выс­ших ин­тел­лек­ту­аль­ных функций яв­ля­ет­ся оче­ред­ной и на­сущ­ной за­да­чей пси­хо­тех­ни­че­с­ко­го ис­сле­до­ва­ния.

34. Про­бле­ма выс­ших ин­тел­лек­ту­аль­ных функ­ций яв­ля­ет­ся од­ной из основных проблем пси­хо­тех­ни­ки, по­сколь­ку в цен­т­ре ее вни­ма­ния сто­ит про­бле­ма тру­да. Труд явля­ет­ся не ес­те­ст­вен­ной, но ис­то­ри­че­с­кой ка­те­го­ри­ей. Это за­став­ля­ет пред­по­ло­жить, что и пси­хо­ло­ги­че­с­кие функ­ции, ле­жа­щие в ос­но­ве тру­до­вой де­я­тель­но­с­ти, яв­ля­ют­ся ис­то­ри­че­с­ки сло­жив­ши­ми­ся фор­ма­ми по­ве­де­ния. Труд стал ко­лы­бе­лью всех выс­ших ин­тел­лек­ту­аль­ных функ­ций, всех выс­ших спе­ци­фи­че­с­ких для че­ло­ве­ка форм поведения. По вы­ра­же­нию Эн­гель­са, «труд со­здал са­мо­го че­ло­ве­ка».

35. С раз­ви­ти­ем тру­до­вой де­я­тель­но­с­ти свя­за­но не толь­ко paзви­тие че­ло­ве­че­с­ко­го мы­ш­ле­ния со сто­ро­ны его со­дер­жа­ния, со сто­ро­ны обо­га­ще­ния его но­вы­ми по­зна­ни­я­ми и рас­ши­ре­ния опы­та, но и воз­ник­но­ве­ние но­вых форм че­ло­ве­че­с­ко­го по­ве­де­ния и мышле­ния. Труд не­об­хо­ди­мо пред­по­ла­га­ет ов­ла­де­ние про­цес­са­ми соб­ст­вен­но­го поведения че­ло­ве­ка. В клас­си­че­с­ком опи­са­нии про­цес­са че­ло­ве­че­с­ко­го тру­да Маркс ука­зы­ва­ет на раз­ви­тие дрем­лю­щих в че­ло­ве­ке при­род­ных сил и спо­соб­но­с­тей и на подчи­не­ние их соб­ст­вен­ной вла­с­ти че­ло­ве­ка, как на два ос­нов­ных мо­мента из­ме­не­ния соб­ст­вен­ной при­ро­ды че­ло­ве­ка в про­цес­се его тру­до­во­го воз­дей­ст­вия на внеш­нюю приро­ду. Не­об­хо­ди­мым и ос­нов­ным мо­мен­том про­цес­са тру­да яв­ля­ет­ся це­ле­со­об­раз­ная де­я­тель­ность че­ло­ве­ка, вы­ра­жа­ю­ща­я­ся в под­чи­не­нии сво­ей во­ли со­зна­тель­ной це­ли, «ко­то­рая как за­кон оп­ре­де­ля­ет спо­соб и ха­рак­тер его дей­ст­вий. Це­ле­со­об­раз­ная во­ля, вы­ра­жа­ю­ща­я­ся во вни­ма­нии, — го­во­рит Маркс, — не­об­хо­ди­ма во все вре­мя тру­да». Для пси­хо­тех­ни­че­с­кой те­о­рии, как и для всей но­вой пси­хо­ло­гии в це­лом, ру­ко­во­дя­щим прин­ци­пом долж­ны быть сло­ва Марк­са: «Пси­хо­ло­гия, для ко­то­рой эта кни­га (ис­то­рия про­мы­ш­лен­но­с­ти), т. е. имен­но чув­ст­вен­но-ре­аль­ней­шая, до­ступ­ней­шая часть ис­то­рии, за­кры­та, не мо­жет стать дей­ст­ви­тель­но со­дер­жа­тель­ной и ре­аль­ной на­укой».

36. Это по­ло­же­ние о род­ст­ве тру­да и выс­ших ин­тел­лек­ту­аль­ных функ­ций приобретает осо­бен­ное зна­че­ние в свя­зи с про­бле­мой со­ци­а­ли­с­ти­че­с­ко­го тру­да. Соедине­ние про­из­во­ди­тель­но­го тру­да с обу­че­ни­ем — этот един­ст­вен­ный ме­тод создания все­сто­рон­не раз­ви­тых лю­дей, по вы­ра­же­нию Марк­са, — и пре­одо­ле­ние противо­по­лож­но­с­ти меж­ду ум­ст­вен­ным и фи­зи­че­с­ким тру­дом тре­бу­ют вос­со­е­ди­не­ния тру­до­вой и ин­тел­лек­ту­аль­ной де­я­тель­но­с­ти на выс­шей ос­но­ве, ибо «с раз­де­ле­ни­ем труда был раз­де­лен и сам че­ло­век» (Эн­гельс).

3616. По­это­му в сво­ей раз­ви­той фор­ме труд яв­ля­ет­ся дво­я­ким об­ра­зом опосредствован­ной де­я­тель­но­с­тью: с од­ной сто­ро­ны, это де­я­тель­ность, опосредствованная в тех­ни­че­с­ком от­но­ше­нии ору­ди­я­ми тру­да, с по­мо­щью ко­то­рых чело­век под­чи­ня­ет при­род­ные си­лы сво­ей вла­с­ти, с дру­гой сто­ро­ны, тру­до­вая деятельность тре­бу­ет и в пси­хо­ло­ги­че­с­ком отношении под­чи­не­ния сво­их соб­ст­вен­ных дейст­вий со­зна­тель­но по­став­лен­ной це­ли, т. е. ов­ла­де­ния сво­им по­ве­де­ни­ем, требующего, в свою оче­редь, со­глас­но на­шей ги­по­те­зе, упо­треб­ле­ния зна­ков в ка­че­ст­ве средств ов­ла­де­ния соб­ст­вен­ным по­ве­де­ни­ем. Труд в его раз­ви­той и пол­ной фор­ме предпо­ла­га­ет со­труд­ни­че­ст­во це­ло­го ря­да выс­ших ин­тел­лек­ту­аль­ных функ­ций (в частно­с­ти ре­чи) в сво­е­об­раз­ном и слож­ном со­че­та­нии, при­ве­ден­ном в це­ло­ст­ный высший син­тез.

37. Раз­рыв меж­ду дву­мя ос­нов­ны­ми фор­ма­ми пси­хо­тех­ни­че­с­ко­го ис­сле­до­ва­ния — меж­ду ана­ли­ти­че­с­ким изу­че­ни­ем от­дель­ных, по боль­шей ча­с­ти эле­мен­тар­ных функ­ций, на ко­то­рые раз­ла­га­ет­ся обыч­но та или иная слож­ная про­фес­си­о­наль­ная де­я­тель­ность, и ими­та­тив­ной под­дел­кой всей про­фес­си­о­наль­ной де­я­тель­но­с­ти в це­лом с мак­си­маль­ным при­бли­же­ни­ем к дей­ст­ви­тель­но­с­ти — дол­жен быть за­пол­нен с по­мо­щью изу­че­ния высших, слож­ных син­те­ти­че­с­ких ин­тел­лек­ту­аль­ных функ­ций.

Получено редакцией 9 июля 1930 г.


1 – Доклад, представленный VI интернациональной конференции по психотехнике в Барселоне (23—27 апреля 1930 г.).

2 – Все эти исследования в целом проведены совместно с А.Р. Лурия, А.Н. Леонтьевым. Имена сотрудников, проводивших отдельные исследования, названы попутно при упоминании их работ.

3 – Л.С. Сахаров, Ю.В. Котелова и Е.И. Пашковская.

4 – А.Р. Лурия и Н.Г. Морозова.

5 – А.Н. Леонтьев, Л.В. Занеков (ошибка в оригинале, должно быть Занков. — Б.М.), К.И. Вересотская, И.М. Соловьев.

6 – Л.С. Гешелина.

7 – Р.Е. Левина.

8 – А. Леонтьев, А. Шеин.

9 – М.В. Эйдинова, А.В. Запорожец.

10 – Л.В. Занков, А.Н. Леонтьев, Л.И. Божович, Л.С. Славина.

11 – А.Р. Лурия, Л.С. Славина, Л.И. Божович, Н.Г. Морозова.

12 – В своей книге «Aphasia and kindred disorders of speech» (1926).

13 – «Установившаяся традиционная точка зрения на природу интеллекта, рассматривающая его c внешней стороны, резко разделяет интеллект на две части — на низшую половину, охватывающую чистое образование связей или ассоциации идей, с помощью которой приобретаются знания и специализованные навыки мышления, и на высшую половину, характеризующуюся абстракцией, обобщением, восприятием и употреблением отношений, выбором и контролем над действием навыков при умозаключении или мышлении и способностью решения новых, не бывших в прежнем опыте задач» (с. 414—415).

14 – Л.С. Гешелина.

15 – Р.Е. Левина.

16 – Ошибка в нумерации: так было в оригинале. — Прим. Б.М.

Ссылка для цитирования

 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

RSS-анонсы журналов Psyjournals на facebook Группа Psyjournals Вконтакте Twitter Psyjournals Psyjournals на Youtube
Яндекс.Метрика