Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8379Ключевые слова 20536 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

Включен в Scopus

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

15 место — направление «Психология»

1,003 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,854 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Культурно-историческая психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 1816-5435

ISSN (online): 2224-8935

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/chp

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2005 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

Аффилирован ISCAR

 

Новый гуру китайской промышленности * 670

Маллаби С., руководитель Центра геоэкономических исследований Мориса Р. Гринберга при Совете по международным отношениям (США), США, smallaby@cfr.org
Полный текст

После леденящих душу споров о глобальной ва­лютной войне лидеры крупнейших мировых держав собрались в октябре 2010 года на совещание «боль­шой двадцатки» в Южной Корее. Администрация Обамы попыталась сохранить лицо после неудачной попытки попенять Китаю на его нежелание реваль­вировать свою валюту, что являлось бы существен­ной уступкой в укрощении дестабилизирующего ми­ровую экономику активного торгового сальдо Китая. Однако неуступчивость Китая в этом вопросе имеет более серьезные причины, чем то, как это понимают участники «валютных войн», поскольку тихое, но настойчивое сопротивление зреет глубоко в недрах промышленной структуры страны. В области произ­водства Китай развивается столь стремительно, что компромисс по определению валютного курса юаня может только притормозить рост экспортно ориен­тированного промышленного производства.

Летопись китайской промышленной революции берет начало с невероятной истории Гавриела Саль­венди, американца израильско-венгерского проис­хождения, отчисленного из университета. Он воспи­тывался в еврейской семье. Во время нацистской ок­купации мистер Сальвенди прятался в стогах сена, так пытаясь избежать депортации. Позднее, когда его семья покинула Европу, он осел в Израиле, где стал чемпионом страны по тяжелой атлетике. Сейчас в 72 года он имеет рост больше 6 футов, а вес — 265 фунтов, по чему можно судить, что он остается достаточно крепким мужчиной, человеком-горой.

За последние 9 лет Г. Сальвенди создал и сфор­мировал факультет промышленного инжиниринга в пекинском университете Синьхуа, китайском анало­ге Массачусетского технологического института. Он выглядит там «белой вороной» — энергичный инди­видуалист в иерархически упорядоченной и в целом конформистской восточной культуре, но он и его ко­манда профессоров и преподавателей помогли уве­личить рост производства на нескольких китайских фабриках на 20 %.

Путь Г. Сальвенди от увлечения тяжелой атлети­кой до академических высот не был усыпан розами. В юности он поступил работать на одну из лондон­ских фабрик и открыл в себе там талант к реоргани­зации и модернизации производственных систем. Английский специалист по инжинирингу, профес­сор пообщался с этим «необразованным» гением и, несмотря на формально неоконченное высшее обра­зование, зачислил Г. Сальвенди в аспирантскую про­грамму в Бирмингемском университете. Там мистер Сальвенди получил степени магистра и доктора. Тогда же в 1968 году он получил работу в высшем учебном заведении в США.

К 2001 году Г. Сальвенди уже стал крупной вели­чиной в области промышленного инжиниринга, имея свыше двухсот публикаций в научных журна­лах, будучи при этом известным в кругу своих дру­зей как эксцентричная личность, неспособная эле­ментарно запомнить алфавит и простой прогулоч­ный маршрут. Отметивши 60-летний юбилей, этот профессор с бросающейся в глаза крупной головой и зачесанными на лысеющий лоб рыжевато-коричне­выми волосами производил впечатление хорошо ус­троившегося в жизни успешного ученого. Но неожи­данно из китайского Университета Синьхуа посту­пило заманчивое приглашение с предложением пер­спективной работы, и мистер Сальвенди долго не со­противлялся желанию его принять.

Синьхуа — это главный научный университет­ский центр в Китае. Десять лет назад в нем образо­вался новый исследовательский центр — факультет промышленного инжиниринга, в добавление к 20 уже существующим факультетам инженерной на­правленности, который изучал, как взаимодейству­ют человек и техника и как сделать эти интеракции эффективными. На китайских заводах главной забо­той было изо всех сил производить как можно боль­ше продукции. Идея сделать товары лучше, экономя при этом рабочее время, не стояла на повестке дня.

В Синьхуа Г. Сальвенди попросили возглавить факультет промышленного инжиниринга (заметим в скобках, что для китайских производственных отно­шений это была маленькая революция). Ни один иностранец ни разу до этого не возглавлял факуль­тет в Университете Синьхуа. Чтобы показать, на­сколько серьезны намерения Китая повышать про­изводительность труда, университет поднял ему уро­вень зарплаты, предложив ставку, в 20 раз превыша­ющую оплату среднего китайского профессора.

Мистер Сальвенди принял предложение, и собы­тия начали развиваться по стремительному сцена­рию. Китайские профессора традиционно привыкли к иерархическим отношениям на работе, Г. Сальвен­ди же ввел демократический, неформальный стиль обучения на факультете. Он добивался, чтобы уни­верситетские профессора публиковались в солидных рецензируемых американских научных журналах, поэтому он предложил, чтобы они писали научные труды и читали лекции по-английски. Разрываясь между Пекином и родным для него Университетом Пердью в штате Индиана, Сальвенди быстро сколо­тил команду из 25 профессоров, большая часть кото­рых получила докторскую степень в США.

Замминистра образования Китая, который при­ложил руку к назначению Г. Сальвенди, с большим интересом следил за его успехами. Руководство страны стремилось раскрепостить зашоренных, кон­формистски настроенных китайских студентов, что­бы заставить их думать творчески, с воображением, держа в уме, что экономический подъем страны ког­да-нибудь кончится и надо будет качественно менять приоритеты в промышленности. Методы преподава­ния по Сальвенди подразумевали открытость к дис­куссиям и имели целью сформировать у учащихся нестандартное мышление. Замминистра дал понять, что если в Синьхуа будут заметны позитивные ре­зультаты, тогда его опыт распространят и на другие университеты.

В 2008 году к Г. Сальвенди начали присматри­ваться китайские рукодители производства. Гло­бальный финансовый кризис вызвал резкое падение объемов мировой торговли, доведя ее уровень до от­метки 30-х годов XX столетия. Китайские экспорте­ры с быстрым оборотом капитала были вынуждены сокращать производство и урезать расходы. Миро­вой кризис совпал с курсом китайских властей на по­вышение зарплат. В провинции Гуаньдун, где сосре­доточена масса предприятий с невысоким коэффи­циентом прибыльности, зависящих от доступности дешевой рабочей силы, работодатели тысяч компа­ний захлопули двери перед рабочими. Но Жань Хуа Ронь, основатель обувной фабрики Хуа Джинь, на­шел выход из этой патовой ситуации. Он преодолел свыше 2000 километров до Пекина и попросил ин­женеров, находящихся в подчинении у Г. Сальвенди, помочь ему.

Летом 2009 года делегация из Синьхуа прибыла на Хуа Джинь и обнаружила там непаханое поле для применения подходов промышленного инжинирин­га — производственные линии были в таком плачев­ном состоянии, что любое рацпредложение могло сразу заметно улучшить эффективность производст­ва. На складе месяцами буквально гнило сырье для производства обуви, омертвляя капитал фабрики. Орудия труда были спроектированы с явными недо­статками.

За несколько месяцев группа из Университета Синьхуа добилась роста производства на 20 %. На Западе такой стремительный рост невозможен. Рост производства на быстро прогрессирующей фабрике в США может составить около 5 % в год. Если вер­нуться к фабрике Хуа Джинь, то мы увидим, что ин­женеров обуял рационализаторский азарт: переос­мыслить избитые идеи о компоновке производствен­ных линий, идеи, которые были благополучно похо­ронены в США еще в 1950—1960-х гг.

На фабрику Хуа Джинь большинство рабочих прибывали неопытными из провинциальной глуши и, поработав годок-другой, уезжали восвояси; уровень умелости был низок и неодинаков у всех. Рабочие на­выки были минимальны; производственные операции приходилось разбивать на более мелкие действия, чтобы каждые рабочий мог выполнять одну простую функцию. Но в связи с неравномерностью уровней ос­воения рабочих навыков работники на разных рабо­чих местах могли выполнять одну и ту же поставлен­ную задачу и за 30 секунд, и за минуту. Узким местом конвейерной ленты, естественно, были самые неэф­фективные работники, в то время как хорошие рабо­чие проводили полсмены в праздных разговорах.

Прошлым летом команда из Синьхуа предложила способ сбалансировать задачи на производственных линиях с целью минимизировать вынужденные про­стои. Рост производства сразу поднялся на 20 %.

Традиционно экономисты указывали на неразви­тую инфраструктуру, низкие уровни образованности и чрезмерную регламентированность как на основ­ные помехи устойчивому росту производства. Но в научно-технической литературе по этой теме реко­мендуют обратить внимание и на плохой менедж­мент как на серьезное препятствие росту эффектив­ности производства.

Достижения Г. Сальвенди в Синьхуа свидетель­ствуют о том, что Китай глубже начал осознавать свой производственный потенциал. Его факультет пропускает свыше 1500 китайских менеджеров че­рез свои обучающие программы, и тысячи передо­вых инженеров выходят подготовленными к управ­лению производством, осваивая 200 образователь­ных программ по промышленному инжинирингу, которые внедрены по всему Китаю и разработаны, исходя из идей, выдвинутых в Синьхуа. Каждый год всё больше учеников и последователей Г. Саль­венди пропагандируют его принципы по всей стра­не, распространяя опыт «бережливого» производст­ва, так называемых «кружков контроля качества» и менеджмента цепочки поставщиков продукции, то есть тех методик, которые акцентируют внимание на индустриальном прогрессе еще со времен Генри Форда.

Когда-нибудь мировые лидеры поймут плюсы та­кой революции, потому что ее влияние на поток то­варов и капитала обязательно станет глобальным. Мистер Сальвенди и его последователи преобразо­вывают страну, в которой живут 100 миллионов фа­бричных рабочих, что в два раза больше общего чис­ла нанятых в производстве рабочих в клубе G7 стран с развитой экономикой.

Перевод М. Мунипова с согласия С. Маллаби
Оригинал статьи здесь.

Ссылка для цитирования

Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика