Портал психологических изданий PsyJournals.ru
ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП К НАУЧНЫМ ИЗДАНИЯМ 
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8060Ключевые слова 19701 Online-сборники 1 АвторамИздателямRSS RSS

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

91 место — направление «Психология»

0,025 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

CrossRef

Язык и текст

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2312-2757

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/langt

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2014 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Язык журнала: Русский, английский

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Неологизмы в идиосинкратической речи лиц с расстройством мышления 548

Баймурзаева Г.Б., кандидат педагогических наук, кандидат педагогических наук, доцент кафедры «Лингводидактика и межкультурные коммуникации» факультета «Иностранные языки», ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия, bekbay242@mail.ru
Аккиева А.A., студентка 3 курса факультета «Иностранные языки», ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия, akkieva00@mail.ru
Полный текст

Неологизм, как феномен в психолингвистике существует со второй половины XX века, когда новые слова, создаваемые лицами с расстройством мышления стали регистрировать в англоязычных научных трудах по психиатрии такие авторы, как Бэлтакс С., Чайка E., Фрэйзер В., Манчирек T., Рочестер С. и др. Их источниками служили документации врачей-психотерапевтов, которые стали замечать, что некоторые пациенты, страдавшие от шизофрении, афазии Вернике, аутизма, биполярного расстройства и от травм головного мозга в своей уникальной речи (идиосинкратической) употребляли новые слова, значения которых были известны только им. Данный феномен привлек ученых-лингвистов и уже в начале XXI века стали появляться работы таких иностранных авторов , как  Куперберг Г., Каплан Д., Рохнер Д., Россер Н. и др., которые стали изучать идиосинкратический язык, актуализированный в речи у пациентов с точки зрения лингвистического знания. Тогда же были выделены девиации (отклонения), частью которых являлись данные неологизмы. Однако, учитывая то, что неологизмы являются частью коммуникации у здоровых лиц, было важно установить отличие неологизмов в идиосинкратической речи от неологизмов, описанных ранее в лингвистике. С дальнейшим изучением вопроса были выведены четыре основных «механизма», по которым на сегодняшний день образуются неологизмы в идиосинкратической речи. Все же, удалось рассмотреть и возможность их образования с помощью норм традиционного словообразования,

Так как рассматриваемый в данной статье феномен неологизма имеет специфическую направленность, то будет необходимо дать ему определение в ключе двух разных научных направлений. Для начала будет целесообразно дать широкое определение термина в свете лингвистики. Обратимся к «Словарю лингвистических терминов» О.С. Ахмановой [3, c. 290], где термину «неологизм» соответствуют следующие определения:

а) «Новое слово или оборот созданные (возникшие) для обозначения нового (прежде неизвестного) предмета или для выражения нового понятия».

б) «Новое слово или выражение, не получившее прав гражданства в общенародном языке и потому воспринимающееся как принадлежащее к особому, нередко сниженному стилю речи – стилевой неологизм. Слово, включение которого в данный жанр литературного произведения является новшеством; слово, общепринятое в повседневном языке, но не употреблявшееся прежде в художественной литературе; неологизм, созданный данным автором данного литературного произведения и обычно не имеющий широкого распространения – стилистический неологизм» [3, c. 345].

Жеребило Т.В. в своем «Словаре лингвистических терминов» предоставляет нам еще одно определение неологизма с его развернутой классификацией: «Неологизм – новое слово или новое значение и форма уже существующего слова. В широком смысле неологизм может быть лексическим, словообразовательным, фонетическим, морфологическим и синтаксическим. В узком смысле неологизмом называют лексическое или семантическое новообразование. Различают неологизмы языка и авторские новообразования (индивидуальные неологизмы). Их называют также окказионализмами, то есть они остаются фактами авторской речи, не становясь нормой литературного языка. Авторские новообразования никто не употребляет безлично, их используют как цитату» [4, c. 474].

Альтернативная трактовка неологизма в нейролингвистике представлена прежде всего в Routledge Dictionary of Language and Linguistics [27, c. 1034], где дается следующее определение: «В нейролингвистике термин «неологизм» относится к слову нового содержания, созданного индивидуумом согласно фонотактически правилам соответственного языка, но не относящегося к лексикону данного языка. Их отношения к исходному или предполагаемому слову часто неясно (например, spork), хотя некоторые новые формы могут иметь очевидное для понимания значение (например, picture box для television set)».

Чем же являются фонотактические правила. Статья отделения лингвистики университета Маккуори, написанная Джоната Харрингтона и Фелисии Кокс [30, дата обращения: 25.03.2017] объясняет фонотактические правила, как возможное для данного языка сочетание фонем в слоге. То есть из всего набора фонем языка может получаться ограниченное количество слогов.

В Farlex Partner Medical Dictionary [28,с.1587] феномен описывается следующим образом: «Неологизм – это новое слово или фраза созданная пациентом, часто наблюдается в случае шизофрении (например, headshoe для обозначения hat), или уже существующее слово, использованное в новом для него значении; в психиатрии, такое употребление может иметь значение только для пациента или указывать на его состояние».

Последующие найденные определения являются так или иначе вариацией данных выше, что указывает на его устойчивость как термина и отсутствие спорных трактовок «неологизма» в нейролингвистике. Неологизмы в контексте нейролингвистики не входят в общеупотребительный язык и их номинативная функция ясна только пациенту. Неологизмы же обычные входят в состав нашего языка и при коммуникации идёт понимание заключенного в них понятия. Таким образом, неологизмы в психолингвистике - это часть идиосинкратического (уникального, принадлежащего только пациенту) языка.

Идиосинкратический язык происходит из использования стандартных слов или фраз непривычным, но значащим образом [23,c.108-130]. Это широкий термин, который относится к определенному набору речевых характеристик, являющихся ошибками в прагматике коммуникации. К примеру, распространенной характеристикой речи у детей с расстройством аутистического спектра идиосинкратический язык описывается как стереотипное и неуместное словоупотребление. Например, ребенок может говорить педантично, перенасыщая речь специфичными деталями [9, c.1544-1555]. Мониторинг речевых умений ребенка можно осуществить через семь субтестов, которые позволят оценить стороны речевой функции у ребенка [28, c. 166–173]. В результате данного мониторинга мы можем установить, может  ли ребенок верно использовать морфологические и грамматические особенности языка (словообразование и словосложение), способности устанавливать связь между словами в словосочетании, а также есть ли фонологическое осознание. Непонимание или ненамеренное нарушение данных сторон речи может привести к наличию у ребенка идиосинкратической речи.

Существует объяснения проявления неологизма в сфере психолингвистики. Известные причины образования неологизмов лицами с диагностированным нарушением мышления в психолингвистике:

1) Диссоциация.

Нарушенное мышление – дезинтегрированное и диассоциативное, порождает идиосинкратический язык и как результат идиосинкратическую речь.

Ким МакКанн в статье «Пять авторов, страдавших от …» [31, дата обращения: 01.04.2017] указывает, что неологизмы являются следствием диссоциации, то есть нарушением ассоциативного мышления. Ассоциация нарушается на физиологическом уровне через разрыв связи между моторным «выходом» в передней части мозга и сенсорным «выходом» сзади мозга. То есть по своей сути на физиологическом уровне к формированию неологизмов приводит отклоняющаяся от нормы активность во фронтальной зоне мозга.

Нарушение мышления, которое приводит к использованию неологизмов в языке, происходит в его структуре и называется символическим мышлением. При таком мышлении неологизмам, следовательно, придается символическое значение. Истолковать такой неологизм-символ можно только исходя из личного глубинного бессознательного или прошлого опыта. У больного продуцента данные неологизмы возникают ненамеренно и воспринимаются им как чужеродные, не относящиеся к нему [5, c. 294].

По Б.Расселу [22, c. 925] есть два семантических вида понятий: с общим значением и личным значением. Личное значение базируется на диссоциации и личном воображении, когда происходит игра со словотворческими конструкциями.

2) Фонетическая парафазия.

В своей монографии «Введение в нейролингвистику» Элизабет Олсен [8, c.246] указывает, что «Неологизм создан фонетической парафазией, порождающей словесную парафазию. И в этом ключе отношения между исходным и новопроизведенным словом становятся неузнаваемыми (так называемая двухступенчатая гипотеза [17, c.647])». Что это значит? Это значит, что замена и неправильное употребление звуков порождает замену и неправильное употребление слов. Для примера: cat => dog (семантическая словесная парафазия) => rog (фонетическая парафазия).

Баттэрворс [11, c.452] утверждает, что: «неологизмы создаются с помощью ‘generating device’ (генерирующего механизма), который создает слова согласно фонотактическим правилам (т.е. правилам комбинирования фонем). Этот механизм вступает в игру с исходным словом, в случае присутствия у пациента проблемы с поиском слова для конкретной ситуации».

Вышеизложенную позицию поддержал Бэкинхэм [10, c.39] в своей статье «Откуда происходят неологизмы?» словами, что те неологизмы, что созданы «механизмом», воспроизводятся при проблеме поиска слова (или другими словами – аномии). Именно поэтому, как утверждает автор, у данных неологизмов есть схожие фонологические структуры. Для примера приводится высказывание человека с афазией Вернике: ‘a frog frock frosses that is fro that is frabbing is fog is frob’.                                                   

       

           3) Жаргонная афазия.

Жаргонной афазией именуется производство непонятного языка, содержащего частые фонематические, семантические ошибки и неологизмы.

Неологизмы или несуществующие слова в контексте жаргонной афазии – это слова, фонемы которых отличаются от того слова, которое подразумевалось на самом деле [14, c.155-159]

Нелексический тип языковых ошибок в образовании несуществующих слов: 1. Фонологические - первая буква или 50 % фонем несуществующего слова схожи с подразумеваемым. (Например, deg – несуществующее слово и dog (собака) – подразумеваемое) 2. Неологические – несуществующее слово не достигает фонологической схожести, так как не совпадает первая буква и сходятся менее чем 50 % фонем. 3. Несуществующие слова, которые «псевдо-образованы» (Например, kib вместо dog)

4) Атактическая речевая спутанность.

Расстройство мышления приводит к атактической речевой спутанности [6, c.412]. Неологизмы порождают характерные для атактической речевой спутанности нарушения смыслового содержания речи и «сочетание несочетаемого с разъединением не разъединяемого» [1, c.93].

Что есть речь для человека с расстройством психики? Это больше не средство коммуникации, так как «больной говорит совсем не для того, чтобы быть понятым другими людьми» [16, c.376]. Речь будет диссоциированным набором патологической вербальной продукции, например, неологизмов – шизофразией в устной речи [34, c.270]. При этом деформации слов не будут грубо нарушать смысл высказывания, и говорящий, и пишущий останутся относительно понятыми реципиентом речи [1, c.101].

Неологизмы в идиосинкратической уникальной речи пациента являются попыткой найти или создать наиболее подходящее слово для описания пережитого опыта, находившегося за гранью человеческого понимания. Их также можно назвать техническими неологизмами, потому что пациент создает техническую терминологию из личного опыта, который невозможно выразить обычным языком.

Новообразованные слова и словосочетания демонстрирует, что помимо специфических «механизмов», они также образуются по стандартным принципам и способам образования неологизмов в языке. Примеры есть в материалах учебных пособий по психолингвистике, научных каталогах медицинских конференций и комментариях врачей, работавших с пациентами с нарушением мышления.

Распространенными из методов, на которые были найдены те или иные неологизмы в идиосинкратической речи, – словосложение и сочетание. Способом словосложения (образования составного слова) и сочетания, как указано в теории, образуются новые слова путем соединения целых слов, их корней или отдельных частей. При этом использованные отрезки слов сохраняют свою семантику для распознавания их лексического значения.

Пример словосложения: ‘fumebook’ [16, c. 67], что дословно, отталкиваясь от лексических значений слов ‘fume’ и ‘book’, можно перевести как ‘дымящаяся или окуренная книга’, но в идиосинкратической трактовке пациента это значит ‘a special temple to protect you’ (особый храм, чтобы уберечь тебя). Связь неологизма и его идиосинкратического значения здесь не ясна, поэтому для реципиента речи слово останется нераспознаваемым. Подобными примерами могут послужить такие составные слова, как ‘handshoe’ и ‘headshoe’ [20, c.65]– типичные примеры словообразования по аналогии, когда пациент использует одну и ту же словообразовательную конструкцию (в данном случае слово shoe – туфля), чтобы образовывать ряд идиосинкратических неологизмов. В его понимании ‘handshoe’ – это gloves (перчатки)/ дословно «обувь для руки», а ‘headshoe’ – это hat (шляпа)/ дословно «обувь для головы», где данные неологизмы имеют за собой логику для понимания, также, как и ‘paperskate’ [20, c.66] – ballpoint pen (шариковая ручка) \ «скольжение по бумаге» или ‘lifeman’ [36, c.46] – doctor (врач)\ дословно «человек-жизнь».

Словообразование, словосложение может происходить через дефис, как в ‘split-knippered’[20, c.70]. Данный неологизм образован сложением двух слов, одно из которых ‘split’ существует в английском языке, как полноценное слово и значит «разделять» или «дробить», в то время как knippered – сам по себе абсурдный неологизм или «не-слово», можно сказать, «неологизм внутри неологизма». Личная идиосинкратическая трактовка пациентом данного неологизма была ‘to be simultaneously alive in Lancashire and dead in Yorkshire’ (быть одновременно живым в Ланкашире и мертвым в Йоркшире), из чего можно сделать предположение, что вторая часть составного слова – это видоизмененное слово ‘kidnapped’ (похищенный), так как большая часть букв в неологизме была сохранена и смысл близок к полной трактовке.

Однако помимо сложения частей целых слов пациент сочетает отдельные морфемы слова, причем не всегда в их полной форме, например, ‘lecsion/sessure’ [42, c.33], образованные сложением «обрывков» слов lecture (лекция) и session (сессия) – здесь имеет место говорить о таком способе образования неологизмов, как сочетание. Подобными примерами данного способа словообразования могут быть ‘athler’ [40, c.33], как комбинация athlete атлет) и player (игрок); ‘clover’ [37, c.76], как сочетание cloth (одежда) и cover (покрывать), ‘treen’[37, c.77], образованное соединением tree (дерево) и green (зеленый) или ‘curlets’ [23, c. 32], состоящее из слова ‘curly’(кудрявый) и ‘ringlets’ (локоны). Таким образом, словообразование неологизмов в идиосинкратической речи подчиняется такому правилу словообразования в языке, как словосложение и сочетание.

Словообразование неологизмов в идиосинкратической речи также подчиняется правилам деривации через добавление приставок и суффиксации. Например, приставка ‘-pre-‘(семантическое значение «перед/пред») со словом ‘disarmament’ (разоружение) в неологизме ‘predisarmament’ [36, c.52.] или суффикса – ology- (семантическое значение «сфера науки») в слове ‘hydromology’ [36, c.53], суффикса ‘-able-‘ (семантическое значение «иметь возможность быть чем-то») плюс окончание множественного числа ‘-s-‘ в неологизме ‘smushables’ – значение ‘smashed groceries at the bottom of the bag’ (смятые остатки продуктов на дне сумки), суффикса ‘-er’ (семантическое значение «деятель») в неологизме ‘geshinker’ (от ‘sink’   раковина, в значении «моющий посуду») [20, c.108], уменьшительно ласкательно-го суффикса ie‘ в неологизме ‘snortie’ – ‘ someone who  talk through the walls’ / «кто-то, кто говорит через стены» [20, c.108], суффикса принадлежности ‘-ary-’ в неологизме ‘carcitynary’ со  значением ‘parking place’ (парковочное место) [38, c.277] – примечательно, что последнее новое слово также включает в себя способ словосложение через соединение слов ‘car’(машина) и ‘city’ (большой город), что является еще одним подтверждением актуальности данного способа словообразования для лиц с расстройством мышления.

Одним из самых популярных способов создавать неологизмы или новые словосочетания для выражения единого понятия оставалось «дробление» одного слова. Учитывая природу этого явления, заключающуюся в неспособности пациента подобрать нужное слово [11, c. 289-291], то вполне можно понять, почему универсально используется слово ‘device’ (устройство, механизм), - с целью указать на то, что предмет или объект выполняют ту или иную функцию, заключающуюся в другой части неологизма-словосочетания. К примеру: ‘suction device’ [20, c.308] имеет личное значение ‘cigarette’ (сигарета), а дословно может переводиться, как «устройство для всасывания». Или более очевидный пример: ‘transportation device’ [32, c.109], означающее ‘automobile’ (автомобиль), буквально же - «устройство для транспортировки». Дополнительным аналогичным примером может быть неологизм-словосочетание ‘ anti-wiggly device’ [35, c.59], дословно который можно перевести как «устройство против тряски» - так фотограф, перенесший травму мозга, назвал одиночное слово ‘tripod’ (тренога). Как бы то ни было, данный неологизм образуется не только дроблением, но и распространенным способом добавления отрицательной приставки ‘-anti-‘ (семантическое значение «против/от»).

Параллельно употреблению ‘device’ в вышерассмотренных неологизмах, слово ‘vessel’ (сосуд, вместилище) так же имеет смысловую нагрузку – указать на полую область, в которой размещается объект или субъект. Например, ‘time vessel’ [24, c.211] – подразумевает пациентом ‘a watch’ (часы), а дословно «вместилище времени», ‘food vessel’ [24, c.211] – ‘a stomach’(желудок), буквально «вместилище пищи» или ‘news vessel’ [24, c.212] – ‘a television’ (телевизор), «вместилище новостей».

Помимо подобных неологизмов, выстроенных на использовании одного и того же слова для образования неологизмов-словосочетаний, существуют случаи использование одной и той же формы подчинения одной части словосочетания другой. Примером такой формы образования могут послужить неологизмы, созданные пациентом Vicky, чтобы замещать односложные понятия. Вместо слова ‘idiot’(идиот) он употреблял ‘the importance of intelligence’ (необходимость разума) [20, c.110], вместо ‘crazy’ (сумасбродный) использовался такой личный неологизм, как ‘disorientation of rationality’ (дезориентация рациональности). [20, c.110].

Иными примерами, не связанным с аналогией, можно назвать ‘daily reflector’ [20, c.450], означающее ‘mirror’ (зеркало), но буквально воспринимающееся в значении «ежедневный отражатель» или ‘homing out station’[38, c.81], определяемое говорящим как ‘a place to take a break from living at home’ (место, где можно передохнуть от жизни дома), а дословно понимаемая как «станция по размещению вне дома».

Таким образом, мы видим, что в данной ситуации говорящего, воспроизводимые им неологизмы-словосочетания с идиосинкратическим значением могут образовываться как по пути «дробления» искомого понятия, так и по пути аналогии, когда один пациент использует одни и те же конструкции для образования своих неологизмов.

Существует случай, когда пациент с аутистическим мышлением в своей речи создавал ряды неологизмов, где искомые слова меняли свое лексическое значение. Вот некоторые примеры в порядке от искомого слова к новому данному ему значению: ‘to leave’(покидать)=>‘to wave’(помахать), ‘to stick’(прикрепить) => ‘to stump’(запутать), ‘seriously’ (серьезно)=> ‘true’(правда), ‘rings’(кольца) => ‘bells’(колокольчики), ‘to rattle’ (запугать)=> ‘racket’(грохот), ‘easy’ (легко)=> ‘ready’(готово), ‘schedule’(график, расписание) =>‘sequence’(последовательность),‘naked (обнаженный) => ‘bald’(лысый), ‘to sting’(ужалить) => ‘to cut’(отрезать) [44, c.46-47].

Образованию неологизмов в речи при нарушении мышления через редупликацию будет сопутствовать желание у говорящего рифмовать слова, например ‘junk-injunk’ [Rohner,2000:38] - личное значение ‘hood’ (капюшон), ‘newbold –bolt’ – личное значение ‘sundial’ (солнечные часы) [40, c.268], ‘coff-cof’ – личное значение неизвестно [39, c.268], ’baw-bawked’ – значение неизвестно, ‘mulley-gully’  – значение ‘to be tickled’ (когда тебя щекочут) [22, c.373], или ‘yan-yanta’ – в значении ‘uncle’ (дядя) [22, c.373]. Были обнаружены также типичные примеры редупликации, как ‘flopate-flopate’– личное значение ‘fish’ (рыба) [11, c.96], ‘kure-kure’– личное значение ‘book’ (книга) [28, c.429] или ‘fa-fa’ – личное значение ‘water’ (вода) [16, c.21]. Как видно из примеров, то отдельно каждое слово в составе единого может являться либо неологизмом самим по себе, как ‘newbold’, ‘mulley’ или ‘injunk’, либо существовать в английском языке, как ‘junk’ (барахло), ‘bolt’(засов), ‘gully’ (овраг) или‘bawked’ (неподлежащий ремонту). Также слово может повторяться как в своей исходной форме, так и видоизмененной, либо одно из слов будет лишь созвучно другому. Следовательно, что неологизмы в идиосинкратической речи могут образовываться с помощью редупликации.

Подавляющее число неологизмов в рассматриваемом случае образуются на базе частей уже существующих в языке слов. Комбинация таких частей будет как обдуманная, так и абсолютно случайная, а её результат будет выполнять для пациента конкретные речевые задачи [43, c.396]. Произнося данные абсурдные неологизмы, пациент будет уверен, что они понятны всем слушающим ровно также, как и ему [40, c.396]. Таких примеров довольно много, как, например, ‘abbliscotage’  ‘soup’ (суп) [16, c.81], ‘potamtaetash’   ‘fertilizer’ (удобрение) [38, c.250], ‘blankettyboo’  ‘feeling sad’ (чувствовать себя грустным) [38, c.252], ‘gobonbelix’ ‘safety’(безопасность) [34, c.49-50], ‘dorocell’ – ‘a pickaxe with which Queen Victoria’s soul kills unfaithful husband’ (кирка, которой дух Королевы Виктории убивал неверных мужей) [40, c.396].

Неологизмы, образованные по способу аббревиации. Это значит, что для формирования нового слова были использованы либо начальные звуки необходимых слов, либо отдельные слоги. Каждый воспроизведенный неологизм данного типа получил последующую расшифровку, поэтому можно привести примеры с их значение. Они будут следующие: ‘koth’ – ‘knock on the head’ (удар по голове) [38, c. 601], ‘BTT’ – ‘between the two’ (между двумя) [39, c. 297], ‘SOST’ – ‘society of swallowed tongues’ (общество проглоченных языков), ‘ESOT’ – ‘evasive state of tension’ (уклончивое состояние противоречия) [40, c.298], ‘fokkit’ – ‘ a family occasion at inconvenient time’ (семейное торжество в неподходящее время) [35, c.276].

Обоснованность включения неологизмов – заимствований в систему образования неологизмов у лиц с расстройством мышления является спорной. Спорность объясняется тем, что использование в потоке речи слов из знакомого говорящему иностранного языка характерно не только для тех, у кого диагностировано расстройство мышления. Это вполне естественный феномен, когда говорящий не может подобрать необходимое слово в языке, используемом для коммуникации. В нормальных условиях это может быть вызвано либо незнанием аналога на родном языке, либо его отсутствием. Главным отличием подобного словоупотребления у больного будет то, что он не будет отдавать себе отчет в том, что его не понимают, данное иностранное слово будет возникать в речи на регулярной основе или же, как показывают некоторые найденные примеры, будет внешне созвучно тому или иному иностранному языку.

Неологизмы, как компонент идиосинкратической речи представляют собой ключ к пониманию внутренних психических процессов говорящего и способны указать на его диагноз. При этом для данных неологизмов отсутствуют механизмы, по которым можно расшифровать заключенное в них семантическое значение – поэтому они остаются понятны в первую очередь только говорящему.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Андропов Ю.А. Основы диагностики психических расстройств. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 1997. – 93 с.
  2. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов, изд. 2-ое, стереотип. - М.: Советская энциклопедия, 1969.- 608 с.
  3. Жеребило Т.В. Словарь лингвистических терминов, изд. 5-ое. - Н.: Пилигрим, 2010. –473 с.
  4. Кемпинский А. Психология шизофрении. - СПБ: Алетейа, 1998. – 294 с.                          
  5. Случевский И.Ф. Психиатрия. – Л.:Медгиз, 1957. – 412 с.
  6. Ahlsen E., Introduction to Neurolinguistic // Neurolinguistics Congress Catalogue. John Benjamin’s Publishing Company, 2006 – 246 p.
  7. Brynn Thomas Encyclopedia of Autism Spectrum, Disorders. -  Springer publisher, 2013. Pp 1544-1545.
  8. Buckingham H. Where do neologisms come from? // Jargonaphasia: NY Aacademic Press, 1981. – pp 39-62
  9. Butterworth B.L. Contextual probability and word frequency as determinants of pauses and errors in spontaneous speech// Language and Speech, Vol.22, Part 3, 1979. – 452 p.
  10. Covington M.A, Congzhou H., Schizophrenia and the structure of language: the linguist’s view // Schizophrenia research 77, 2005 – pp. 85-98
  11. Fromkin V., Rodman R. An introduction to language. 3rd ed. London: Holt – Sounders, 1983 – pp. 29-35
  12. Jonathan D.Rohrer, Martin N.Rossor. Neologistic jargon aphasia and agraphia in primary progressive aphasia// J.NeurolSci., 2013 – pp 155-159
  13. Kemmer S. Words in English public// Linguistics course information. – Rice University, 2016-288 p.
  14. Kuperberg.G., Caplan D., Language Dysfunction in schizophrenia// Neuropsychiatry textbook, 2003 – 376 p.   
  15. Lecours, Andre-Roch, Francois Lhemitte. L’aphasie. – M.:Flammington Presses de l’Universite de Montreal, 1979. – 647 p.
  16. Schneider K., Putri H., Sugiharto H., Language Introduction to Schizophrenia Part 1// Lang Linguist Compass , 2012 – pp. 576-786
  17. Russell B. Principia Mathematica, Vol.1, 2nd edition. – Cambridge University Press,1925 - 25 p.
  18. Volden and Lord. Neologisms and idiosyncractic language in autistic speakers// Journal of Autism and Developmental Disorders, 1991. Vol. 21, Issue 2, pp 108-130.                    
  19. Zapata Beccerra A., Tomasina A. Handbook of General and Applies Linguistics. V.:Escuela de Idiomas Modernos, 2016. – 737 p.
  20. Oxford English Dictionary, Current Version. – Oxford University Press, 2017 – 790 p.   
  21. Pei M. Glossary of Linguistic Terminology. Doubleday, 1966. – pp. 77-78
  22. Routledge Dictionary of Language and Linguistics, 2nd edition. – Taylor&Francis Library, 2006 – 1034 p.
  23. Farlex Partner Medical Dictionary. – Farlex, Inc., 2012 – 1587 p.
  24. Универсальная Научно-Популярная Онлайн-Энциклопедия Кругосвет//раздел «История и Общество»; подраздел «Лингвистика. Неологизм»: [Электронный ресурс]. 1997-2016.URL: http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/NEOLOGIZM.html ( Дата обраще-ния: 25.03.2017).
  25. Баймурзаева Г.Б. Особенности языковой адаптации детей мигрантов //Электронный журнал «Психологическая наука и образование psyedu.ru» [Электронный ресурс] 2016.   Том 8. No 4.С. 166–173 doi: 10.17759/psyedu.2016080416 ISSN: 2074 – 5885                           
  26. Jonathan  Harrington, Felicity Cox. Phonetics and Phonology// The Syllable and Phonotactic Constraints: [Электронный ресурс]. 2009. URL: http://clas.mq.edu.au/speech/phonetics/phonology/syllable/syll_phonotactic.html (Дата обращения: 25.03.2017)
  27. McCann K. Five authors, who suffered from mental illness and the impact it had on their art// 31. Halleck, J.Q., Harvey, P.D., Cognition in schizophrenia: Impairments, determinants, and functional importance. The Psychiatric Clinics of North America, 2015 – pp. 613-633
  28. Docherty NM, Hossein BT, Cognitive impairments and disordered speech in schizophrenia: Thought disorder, disorganization, and communication failure perspectives. Journal of Abnormal Psychology, 2005 – pp. 269–278
  29. Fraser WI, King K, Rieber P. The diagnosis of schizophrenia by language analysis. The British Journal of Psychiatry. 1986, - pp. 275–278
  30. Harrow M, Ravinder M, Marengo J. Disordered thinking. Archives of General Psychiatry. 1983 – pp. 765–771
  31. King K, Fraser WI, Thomas P. Re-examination of language in psychotic subjects. The British Journal of Psychiatry. 1991 – pp. 211–215
  32. Kuperberg GR, Ditman T, Kreher DA, Goldberg TE. Behavioral and electrophysiological approaches to understanding language dysfunction in neuropsychiatric disorders: Insights from the study of schizophrenia. In: Wood SJ, Allen NB, Pantelis C, editors. The Neuropsychology of Mental Illness.  New York: Cambridge University Press; 2013 - pp. 67–95                               
  33. Lewis DA, Levitt P. Schizophrenia as a disorder of neurodevelopment. Annual Review of Neuroscience. 2002 – pp. 409–432
  34. Manschreck TC, Papathanaison BA, Rucklos ME, White MT. The predictability of thought disordered speech in schizophrenic patients. The British Journal of Psychiatry. 1979 – pp. 595–601
  35. Marengo JT, Harrow M, Lanin-Kettering I, Wilson A. A manual for assessing aspects of bizarre-idiosyncratic thinking. In: Harrow M, Quinlan D, editors. Disordered Thinking and Schizophrenic Psychopathology. New York: Gardner Press; 1985 - pp. 394–411.         
  36. Rochester S, Martin JR. Crazy Talk: A Study of the Discourse of Schizophrenic Speakers. New York: Plenum Press, 1979 – pp. 44-45
 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

RSS-анонсы журналов Psyjournals на facebook Группа Psyjournals Вконтакте Twitter Psyjournals Psyjournals на Youtube
Яндекс.Метрика