Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8379Ключевые слова 20536 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

23 место — направление «Психология»

0,638 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

1,480 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Консультативная психология и психотерапия

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 2075-3470

ISSN (online): 2311-9446

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/cpp

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 1992 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Встреча с «опытом бытия» как случай в инициальной терапии 703

Буякас Т.М., кандидат психологических наук, старший научный сотрудник лаборатории профессий и конфликта факультета психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Москва, Россия

Аннотация

В статье обсуждается феноменологическое понимание опыта бытия как ключевого события терапевтического процесса. Рассматриваются условия возможности этого события и по-своему определяется вводится понятие случая в терапии. На примере терапевтического диалога в рамках работы со сказкой демонстрируется, каким образом основные понятия, вводимые автором, помогают понимать терапевтический опыт.

Рубрика: Случай из практики

Тип: научная статья

Ссылка для цитирования

Фрагмент статьи

Размышляя об особом чутье С.С. Аверинцева к переводу античных текстов, Ольга Седакова произносит в каком-то смысле таинственную фразу: феномен С.С. Аверинцева состоял в том, что «он видел вещи с особой точки зрения: с той, навстречу которой они раскрываются». Попробуем, вслед за С.С. Аверинцевым, так же подойти и к человеку: понимать его, исходя из той точки, навстречу которой он раскрывается. (Человек в определенном смысле есть текст). Навстречу чему может раскрываться человек? По-видимому, навстречу Себе самому, исполненному и состоявшемуся, Себе-истинному. Иначе говоря, попробуем отнестись к процессу личностного становления как к движению, устремленному к Себе, т.е. такому движению, когда человек держит перед своим взором самого Себя. Я Сам становлюсь основанием всех своих действий и учреждаю Себя в качестве конечной цели для самого себя.

Очевидно, что такой подход предполагает принципиально иной, нежели каузальный, тип понимания человека. Он не превращает последнего в объект исследования, не нацелен на объяснение как на поиск причинных закономерностей. При таком типе понимания человек выпадает из каузальных отношений, он оказывается в поле телеологической связи между собой и той конечной «точкой», к которой он интенционально устремлен и которую стремится воплотить в жизнь. И тогда понимать человека означает открывать ему возможность для такого движения навстречу – навстречу к чему-то такому, что есть он Сам. Инициальная терапия Карлфрида Дюркхайма открывает возможность для этого типа понимания человека.

В инициальной терапии человек никогда не дан, но лишь задан, предстоит себе. Эта заданность делает его незавершенным и открытым – делает тем, кто, по словам М.М. Бахтина (а Бахтин, безусловно, принадлежит этому же смысловому пространству), всегда «озадачен собственными бытием». Есть ли это ситуация «пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что»? Или существуют какие-то ориентиры, на которые может опираться это устремленное к Себе движение? При каких условиях истина может стать достоянием человека? Это вопрос о конституировании истины человека.

Для инициальной терапии такие условия предоставляет «опыт соприкосновения с бытием»: «оторванный от бытия человек находится в ссылке, в изгнании», говорит К. Дюркхайм [Дюркхайм, 1992, с. 138]. Ту же позицию занимает М. Хайдеггер: «человек принадлежит своему существу лишь постольку, поскольку он слышит требование Бытия... Стояние в просвете бытия я называю экзистенцией человека… Экзистенция есть то, в чем существо человека хранит источник своего определения… Человек есть в той мере, в какой он экзистирует» [Хайдеггер, 1993, с. 198]. Двух гигантов мысли из Шварцвальда, которые жили в одно и то же время и, можно сказать, по соседству, объединяет интерес к исследованию целостного человека.

Итак, человек изначально сопричастен некой целостности, которая имеет требовательный характер и «заявляет на человека свои права» (Хайдеггер). Человек есть в той мере, в какой он слышит это требование. Требовательный характер целого – призыв исполниться – переживается нами как некая интенция, которая побуждает отозваться на этот Зов. Человек призван стать участником со-бытийного диалога.

Для К. Дюркхайма становление человека мыслится исключительно через опыт такого диалога: «истинное Я понимается как место, в котором бытие само может узнать себя и проявиться в мире на языке этой индивидуальности» [Дюркхайм, 1992, с. 128]. Однако «человек как он есть, каким он себе дан, закрыт для истины. Нельзя подступиться к истине, не поменяв своего способа быть» [Фуко, 2007, с. 215]. И здесь на помощь человеку приходит само бытие. Бытие настоятельно требует, чтобы человек его заметил. Требовательный характер целого побуждает его стать участником со-бытийного диалога. Раскрываясь навстречу бытию, творчески выслушивая призывы бытия, человек устремляется к Себе-истинному: к некой исполненной, состоявшейся форме себя. Согласно К. Дюркхайму – встает на инициальный путь.

Соответственно, задача инициального терапевта состоит в том, чтобы понимать своего клиента от Целогои таким образом открывать ему возможность для собственного соприкосновения с побудительной силой Целого. Как это – понимать человека от целого? Простой пример. Если мы видим только проекции цилиндра: круг, прямоугольник, – и не видим того, что их порождает: цилиндр, – то мы остаемся в плане проекций. Только увидев цилиндр, мы выходим за план проекций. Терапевт сможет по-настоящему сопровождать другого, только если он выйдет за «план проекций» и будет «пристально держать» то, «Что человек есть», в поле своего зрения, будет любить «это Что», двигаться в Его поиске, пытаться войти с Ним в контакт (К. Дюркхайм). Так понимая клиента, терапевт открывает ему возможность самому встраиваться в силовое поле Целого – обретать свою целостность.

Отрезанный в своем сознании от бытия, человек ведет несчастную жизнь, полную внутренней зависимости от общественного мнения, полную страха, неуверенности, обидчивости, чувства вины и отчаяния и т.п. Никакая надежность мира, никакое рациональное толкование происходящего не могут здесь что-либо изменить и вернуть человеку уверенность в себе и дать чувство безопасности. Оторванный от Целого, он гибнет.

Литература
  1. Андреев Л. Жизнь Василия Фивейского. М.: Художественная литература, 1971. Т. 1.
  2. Дюркхайм К. О двойственном происхождении человека. СПб.: Импакс, 1992.
  3. Мамардашвили М.К. Психологическая топология пути. СПб.: Изд-во Русского христианского гуманитарного института, 1997.
  4. Мориак К. Пруст. М.: Независимая газета, 1999.
  5. Фуко М. Герменевтика субъекта. СПб.: Наука, 2007.
  6. Хайдеггер М. Время и бытие. М.: Республика, 1993.
  7. Schoeller G. 1983. Heilung aus dem Ursprung. Praxis der Initiatischen Therapie. München: Novalis.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика