Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 95Рубрики 51Авторы 8357Ключевые слова 20470 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

27 место — направление «Психология»

0,539 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,598 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Право ребенка жить и воспитываться в семье: от социального анализа к постановке проблем на стыке юриспруденции и психологии 1947

Пимонов В.А., кандидат юридических наук, доцент кафедры юридической психологии факультета юридической психологии, ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия, p_vlad70@mail.ru
Полный текст

Введение в проблему

Анализ права ребенка жить и воспитываться в семье должен быть ориентирован на социальные реалии. С учетом сказанного можно полагать, что объектом социального анализа здесь является само право ребенка жить и воспитываться в семье, но рассматриваемое в контексте социальных процессов.

Это значит, что необходимо как можно лучше уяснить:

  • какова социальная потребность в нормативно-правовом регулировании данного права;
  • насколько эффективно нормы семейного права, гарантирующие право ребенка жить и воспитываться в семье, служат обществу;
  • какие проблемы возникают в связи с реализацией норм, регламентирующих право ребенка жить и воспитываться в семье, и какие из них должны решаться с привлечением специалистов в области психологии и права.

Затронутые в данной статье вопросы не охватывают весь спектр проблематики социального анализа. Вместе с тем изложенные в ней суждения не следует считать выводами окончательными, но надлежит рассматривать как приглашение к обсуждению.

Защита прав несовершеннолетних жить и воспитываться в семье как социальная потребность. Право несовершеннолетнего жить и воспитываться в семье является одним из важнейших прав ребенка, поскольку семья является естественной средой обитания ребенка, где закладываются предпосылки его физического и духовного развития [9]. С другой стороны, семья является важным институтом гражданского общества, одной из главных функций которого является воспитание детей. От того насколько качественно будет эта функция выполняться, зависит здоровье общества в целом.

Негативные процессы социального и экономического характера, сопровождавшие преобразования в стране в 1990-е годы, отодвинули семью как социальный институт на периферию внимания органов власти и гражданских институтов, существенно ее ослабили. Этим обстоятельством во многом предопределены такие факторы, как рост социального сиротства, увеличение числа неблагополучных семей и их интенсивный распад, рост преступных посягательств в отношении прав несовершеннолетних, включая факты неисполнения обязанностей по воспитанию детей.

Так, в 1995 году в России было выявлено и учтено свыше 650 тысяч несовершеннолетних, оставшихся без попечения биологических родителей, т. е. включая несовершеннолетних, находящихся в интернатных учреждениях, а также переданных под опеку (попечительство) в приемные семьи [2]. В том же году численность детей, отобранных у родителей, включая случаи как лишения, так и ограничения родительских прав, составила 37 668 человек. Было зарегистрировано 84 954 преступления, совершенных взрослыми в отношении несовершеннолетних [там же].

С учетом обозначенных социальных процессов закрепление в ст. 54 Семейного кодекса РФ (далее – СК РФ) права ребенка жить и воспитываться в семье следует рассматривать не только в контексте влияния международно-правовых норм на национальное право, но и как результат социальных потребностей в решении наиболее беспокоящих российское общество вопросов в этой области, к числу которых относятся равная защита интересов семьи, материнства и детства; преодоление проблемы социального сиротства; профилактика жестокого обращения с детьми, безнадзорности. В данном случае круг этих вопросов вполне сопоставим с формулировками ст. 1 СК РФ, исходящей из необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи, невмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, возможности судебной защиты этих прав.

В семейном законодательстве необходимо выделить ряд позитивных изменений, связанных с реализацией данных общественных потребностей.

Во-первых, в целях укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, а также в связи с правомочием несовершеннолетнего на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов нормы семейного права определяют гарантии от произвольного вмешательства в дела семьи. Такими гарантиями являются регламентация оснований лишения (ст. 69 СК РФ) и ограничения (п. 2 ст. 73 СК РФ) родительских прав; оснований отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью (ст. 77 СК РФ); оснований к отмене усыновления (ст. 141 СК РФ). Помимо этого допустимые пределы вмешательства в семью с целью защиты прав детей определяются правовыми актами субъектов РФ в части регламентации полномочий органов опеки и попечительства, установления ответственности замещающих родителей (опекунов, попечителей, патронатных воспитателей) [5].

Во-вторых, с целью обеспечения права детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в семье, в главе 18 СК РФ определен приоритет семейных форм воспитания несовершеннолетних над государственными формами. Так, в соответствии с п. 1 ст. 123 СК РФ дети, оставшиеся без попечения родителей, подлежат передаче на воспитание в интернатные организации лишь при отсутствии возможностей их устройства в семью.

В-третьих, с целью обеспечения правомочий ребенка, установленных ст. 54 СК РФ, в законодательстве сформулированы нормы, предоставляющие несовершеннолетнему право на защиту своих законных интересов, в том числе и от злоупотреблений со стороны родителей либо лиц, их заменяющих (ст. 56 СК РФ), а также нормы, обязывающие органы опеки и попечительства или суд учитывать в обязательном порядке мнение ребенка, достигшего десяти лет, при решении вопросов, определенных статьями 59, 72, 132, 134, 136, 143, 145 СК РФ.

В-четвертых, с целью реализации прав ребенка на всех уровнях власти создана и действует сеть специализированных государственных органов, чья деятельность предусматривает защиту прав детей, профилактику безнадзорности и социального сиротства.

Несмотря на все перечисленные меры, результаты правотворчества по своим практическим последствиям оцениваются как недостаточные [4]. За время 15-летнего действия норм, определяющих право детей жить и воспитываться в семье (пусть даже с учетом более поздних законодательных новелл), реальная ситуация мало изменилась в лучшую сторону, а по ряду показателей ухудшилась. Так, по состоянию на 2008 год доля несовершеннолетних, оставшихся без попечения биологических родителей, в общей численности детей составила 3,13 %, что почти вдвое больше по сравнению с 1995 годом [2]. Состояние дел в этой сфере по многим признакам, которые надлежит рассмотреть, является кризисным.

Кризис в области защиты прав несовершеннолетних жить и воспитываться в семье. Признаки кризиса в данной области можно разделить на социальные и правовые. Рассмотрим социальные признаки.

  1. Одновременный рост социального сиротства и фактов изъятия детей из кровных и замещающих семей, включая факты несудебного изъятия, что, возможно, означает несоответствие социальных издержек социальным выгодам. Так, в 2009 году из семей «без решения суда были изъяты органами опеки и попечительства 25 835 детей» − заявил 1июня 2010 года Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка П. Астахов на пресс-конференции в центральном офисе «Интерфакса» [4]. Это рекордно большое число со времени вступления в действие СК РФ.
  2. Следующим признаком кризиса является отсутствие соотношения между ожидаемыми социальными выгодами и ростом прямых затрат на поддержание реализации семейного законодательства в области защиты прав детей, т. е. на правосудие, деятельность органов опеки и попечительства, сеть специализированных государственных и муниципальных органов, чья деятельность предусматривает защиту прав детей.

Правовые признаки кризиса:

  1. Снижение технического уровня законодательства, сопряженное с ростом недействующих норм. Например, в соответствии с п. 2 ст. 56 СК РФ при нарушении прав и законных интересов, в том числе при невыполнении или при ненадлежащем выполнении родителями (одним из них) обязанностей по воспитанию, при злоупотреблении родительскими правами ребенок вправе самостоятельно обращаться за их защитой в суд по достижении 14 лет. Однако ввиду отсутствия четкого процессуального механизма самостоятельного обращения несовершеннолетнего в суд по достижении им 14 лет данная норма является декларативной [1].
  2. Потеря определенности правовых норм, в особенности применительно к семейно-правовым мерам защиты субъективных прав детей. Например, п. 2 ст. 73 СК РФ устанавливает, что ограничение родительских прав допускается, если оставление ребенка с родителями опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей не зависящим, указывая в качестве возможного условия стечение тяжелых обстоятельств. Однако закон не определяет, что понимать под стечением тяжелых обстоятельств. Не дает ответа на вопрос о критерии, который должен применяться к определению тяжелых обстоятельств, и Гражданский кодекс РФ. Неясно, должны ли обстоятельства быть тяжелыми для данного конкретного случая и данного конкретного лица либо они также должны быть объективно тяжелыми.

Органы опеки и попечительства нередко под тяжелыми обстоятельствами подразумевают отсутствие необходимых средств существования. Высокими темпами возрастает доля детей, изъятых из семей по причине бедности родителей. Данную ситуацию можно проиллюстрировать примером изъятия четверых детей у жительницы Ленинградской области Веры Камкиной за то, что она была не в состоянии содержать их и не оплачивала услуги ЖКХ. На суде выяснилось, что Вера Камкина в связи со смертью мужа последнюю пару лет пребывала в подавленном состоянии, не работала и жила в отчаянной бедности. На этом фоне обнаруживается, что факты, когда детей отбирают у любящих, но не слишком успешных в жизни родителей, − не такая уж редкость. Петербург, Дзержинск, Екатеринбург, Ставрополь стали городами, где прошли громкие дела об отобрании детей, причем некоторые из них судом затем были признаны незаконными [6].

Причины кризиса. В рамках данной статьи невозможно претендовать на всеобъемлющую широту и тем более на достаточно целостное теоретическое обоснование всех причин кризиса. Ограничиваясь рамками тематической направленности журнала, обозначим лишь некоторые междисциплинарные проблемы, возникающие на стыке юриспруденции и психологии.

Во-первых, в нормах семейного законодательства не всегда находится место для психологических аспектов защиты семейных прав несовершеннолетних и связи психологии с юриспруденцией. Проще говоря, нормы о праве ребенка жить и воспитываться в семье не всегда развиваются на основе общих закономерностей при обязательном учете мнения специалистов в области психологии. Так, с точки зрения возрастной и юридической психологии справедливо ставится вопрос о субъектности ребенка, а в юриспруденции – о его возможности адекватно выражать свои интересы и защищать права. Судя по формулировкам ст. 57 СК РФ ребенок, начиная с 10 лет, может выражать свое мнение по целому ряду вопросов, и мнение это должно учитываться судом, а также органами опеки и попечительства. Психологи между тем отмечают, что в десятилетнем возрасте он не до конца способен учитывать ситуацию в целом, а также отдаленные последствия принятых решений [8].

Во-вторых, реальные возможности юридической психологии в условиях слабой развитости социального диалога по ряду вопросов плохо используются законодателем в правотворчестве. Так, в юридической психологии рассматриваются вопросы о соотношении интересов ребенка и его родителей, о разграничении допустимых тактик и приемов воспитания и жестоким обращением с ребенком [3]. Обсуждение фактически тех же вопросов в юриспруденции без учета психологических исследований привело к избыточному использованию средств семейно-правовой защиты субъективных прав детей. В 1995 году численность детей, родители которых были ограничены в родительских правах, составляла 6265 при их общей численности в России 38 миллионов 15 тысяч человек. Однако в 2008 году, когда общая численность детей составляла 26 миллионов 55 тысяч человек, насчитывалось уже 6865 несовершеннолетних, отобранных по суду.

В-третьих, при отсутствии конструктивного обсуждения проблем семейного права с привлечением всех заинтересованных структур наблюдается сопротивление внедрению ювенальной юстиции и передовых технологий (ювенальных технологий), которые показали свою жизнеспособность и эффективность в ситуациях судебных споров о детях (например, технологии медиации).

В условиях плохой методологической проработанности данного вопроса и на фоне отсутствия конструктивного диалога возникла мода на популистскую оппозиционность, часто очень плохо сопоставимую со статусом того или иного автора.

Круг вопросов о защите права несовершеннолетнего жить и воспитываться в семье, возникающих на стыке юриспруденции и психологии. Кратко и лишь в порядке очерчивания круга отдельных проблем, которые соединили бы усилия психологов и юристов (а возможно и представителей других специальностей), можно выделить следующие вопросы:

  • соотношение прав ребенка и его родителей, а также семьи;
  • надежность и обоснованность критериев вмешательства государственных органов, иных организаций в дела семьи;
  • риски необоснованного вмешательства;
  • возраст ребенка, когда он адекватно и реально может выражать свои интересы и защищать права;
  • роль различных институтов гражданского общества в защите прав несовершеннолетних;
  • пределы необходимой защиты права несовершеннолетнего жить и воспитываться в семье.

Можно полагать, что эти вопросы могут быть так разрешены, что нормы семейного права в части защиты интересов несовершеннолетнего не выйдут за рамки необходимого и в возможных пределах обеспечат принятие наиболее правильных, справедливых и эффективных решений.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Геллер М. В. Реализация и защита права несовершеннолетнего жить и воспитываться в семье по законодательству Российской Федерации. Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2007.
  2. Дети в России. 2009: Статистический сборник/ЮНИСЕФ, Росстат. М., 2009.
  3. Дозорцева Е. Г. Актуальные проблемы ювенальной юридической психологии//Коченовские чтения «Психология и право в современной России». Сб. тезисов участников Всероссийской конференции по юридической психологии с международным участием. М., 2010.
  4. Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2009 год//Российская газета: Федеральный выпуск от 28 мая 2010 г. № 5194.
  5. Закон г. Москвы от 14.04.2010 № 12 «Об организации опеки, попечительства и патронажа в городе Москве»//Вестник Мэра и Правительства Москвы. 25.05.2010. № 29.
  6. Защитить детей от родителей//Домашний очаг. Июнь. 2010. № 6.
  7. Как Россия защищает своих детей. Официальный сайт агентства «Интерфакс». http://www.interfax.ru
  8. Ошевский Д. С. К вопросу о способности ребенка адекватно воспринимать семейную ситуацию и пользоваться правами, предоставленными законодательством России//Коченовские чтения «Психология и право в современной России». Сб. тезисов участников Всероссийской конференции по юридической психологии с международным участием. М., 2010.
  9. Ювенальное право: Учебн. для вузов/под ред. А. В. Заряева, В. Д. Малкова. М., 2005.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика