Портал психологических изданий PsyJournals.ru
ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП К НАУЧНЫМ ИЗДАНИЯМ 
Каталог изданий 69Рубрики 51Авторы 6539Ключевые слова 15249 АвторамИздателямRSS RSS
ВАК РИНЦ EBSCO Ulrichsweb DOAJ
CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский городской психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/psylaw

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Психолого-лингвистическая экспертиза публичных выступлений (на примере дела об экстремизме) 318

Гурина О.Д., заместитель начальника отдела психологических исследований и экспертиз ГУП г. Москвы «ЦИАТ», Москва, Россия, knurik@yandex.ru
Полный текст

Основная трудность, возникающая при проведении комплексных психолого-лингвистических экспертиз, – отсутствие единой методики производства, так как вид данной экспертизы имеет достаточно короткую историю, и общий экспертный опыт пока не сформировался. В настоящее время комплексная психолого-лингвистическая экспертиза назначается чаще всего в рамках закона №114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 года.

В 2012 году впервые экспертным учреждением – РФЦСЭ при Минюсте – были изданы «Теоретические и методические основы производства судебной психолого-лингвистической экспертизы текстов по делам, связанным с противодействием экстремизму», которые вошли в основу производства экспертиз, приведенных в качестве примеров в статье.

Объектами психолого-лингвистических исследований по делам о противодействии экстремизму выступают следующие материалы: тексты (например, книги, листовки, газеты), интернет-материалы (например, записи в блогах, сайты, иные материалы, распространенные в социальных сетях), надписи на строительных сооружениях (например, граффитти), видеозаписи (например, массовые выступления; реклама), аудиозаписи (например, лекции, записи песен). Особый интерес представляет экспертиза массовых выступлений, которые делятся на следующие типы: митинг, пикет, шествие, движение.

Для конструирования экспертных понятий подобных экспертиз и выделения экспертных задач, в первую очередь стоит рассмотреть понятие экстремистской деятельности, которая определяется через следующие действия:

  • насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;
  • подрыв безопасности Российской Федерации;
  • захват или присвоение властных полномочий;
  • создание незаконных вооруженных формирований;
  • осуществление террористической деятельности;
  • возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;
  • унижение национального достоинства;
  • осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;
  • пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности;
  • пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения; публичные призывы к осуществлению указанной деятельности или совершению указанных действий.

На основании этого списка можно выделить следующие основные задачи эксперта-лингвиста и эксперта-психолога для решения вопросов в рамках данного вида экспертиз:

  • установление призывов и побуждений;
  • установление признаков разжигания розни, возбуждения вражды (ненависти);
  • установление признаков унижения;
  • установление признаков пропаганды;
  • установление признаков оправдания какой-либо деятельности;
  • установление признаков угрозы;
  • обвинение лица в совершении каких-либо действиях.

Если экспертные задачи можно выделить через определение экстремистской деятельности, то формулировка экспертных понятий еще требует времени. Таким образом, подобные экспертизы проводятся в рамках поставленных задач на основе разработанных рекомендаций в том или ином учреждении. Указанные экспертные задачи не являются исчерпывающими в рамках комплексных психолого-лингвистических экспертиз. Для психологов, например, особое значение имеет анализ коммуникативной ситуации и особенностей воздействия, возникшего в рамках исследуемой ситуации, что позволяет говорить о механизме возникновения той или иной ситуации и ее возможных последствиях.

Методические рекомендации для экспертов-психологов

Для анализа массовых выступлений в рамках дел, связанных с противодействием экстремизму, в первую очередь необходима формальная информация: санкционированное выступление или нет; какова цель выступления, каково количество участников, имеются ли выступающие и кто они, в каком месте и в какое время он проходил, а также использовались ли какие-нибудь дополнительные средства для проведения выступления (звукоусиливающие средства, визуальные материалы (стенды, плакаты и др.)).

Следующий этап – описание коммуникативной ситуации, в которую входит установление реальной цели выступления и тем выступления (кто, о чем, с какой целью выступает).

В целях наглядности изложенного материала, в статье представлены примеры психологической части комплексных психолого-лингвистических экспертиз.

Пример описания коммуникативной ситуации: коммуникативная ситуация установлена на основании представленных экспертам материалов. Анализируемый текст произнесен Х в городе на площади на санкционированном митинге, цель которого «выразить протест против волюнтаризма чиновников и произвола суда».

Тип коммуникации – общественно-политическая, коммуникация контактная, средства коммуникации – речь (при помощи усилителей звука (из материалов дела)) и жесты.

Адресаты: 1) аудитория митинга (неперсонифицирована); 2) соратники, единомышленники; 3) собравшиеся на митинге и разделяющие мнение и оценки Х.

Далее необходимо установить цель выступления оратора, например: в результате анализа установлено, что представленная в тексте цель Х – выразить свое мнение о разных формах протеста против действий власти. Этой цели соответствуют темы выступления: (1) формы такого протеста (разрешенные и запрещенные); (2) отношение к названным формам протеста, аргументация отношения.

Необходимо всегда учитывать, что выступления ораторов на митинге в целом образуют единый текст, если они идут друг за другом и ничем не прерываются.

Одним из сугубо психологических анализов является анализ поведения ораторов и поведения участников выступления. Тем самым возможно оценить особенности психологического воздействия ораторов на участников.

Речь Х состоит из кратких, содержательных высказываний. Дикция четкая, внятная. Интонации выразительные. Поза Х во время выступления свободная. Оратор также использует указательные жесты, способствующие лучшему пониманию содержания выступления. Таким образом, можно сделать вывод о том, что высказывания Х легкодоступны для адресатов.

Участники митинга эмоционально положительно реагируют на выступление Х, аплодируют ему, одобряют его (Молодец! Верно!), на призыв Х – Вооружайтесь! выражают готовность действовать (Мы готовы!).

Текст выступлений для разрешения поставленных задач можно разделить на смысловые части, которые могут быть выделены достаточно точно.

Например, текст выступления Х можно разделить на две отдельные смысловые части: в первой смысловой части выступления Х выражает свое отношение к разным формам протеста против действий власти, призывает адресатов вооружаться для противодействия органам власти; во второй смысловой части выступления Х выражает свое отношение к русским, при этом некоторых из них оценивает неодобрительно, иронично.

Во второй смысловой части текста выступления Х выражает свое отношение к фразе «Слава России». Высказывания «Слава России, которая для русских!», «Россия для русских!» направлены на одобрение адресатов выступления Х, с целью создания общего эмоционального фона адресатов, чувства групповой сплоченности по признаку – русские.

Выступление ораторов на митингах почти во всех случаях содержат призывы и побуждения к каким-либо действиям: от призывов «задуматься» до призывов к активным действиям, которые раскрываются через содержание речи выступающего, например: Х представляет нынешнюю ситуацию в России для русских как неблагоприятную, которую необходимо изменить с помощью вооруженного протеста против действий власти. Именно вооруженный протест, по мнению Х, является результативным. Х считает, что только с помощью вооруженного протеста можно влиять на действия власти. С целью убеждения и подкрепления своей позиции о необходимости проведения вооруженного протеста, Х приводит примеры для подражания. Х побуждает адресатов к совершению конкретных действий: захватим колонии и тюрьмы, чтобы освободить наших собратьев; и описывает последствия этих действий: и после этого мы действительно можем добиться осуществления наших требований. Х призывает адресатов вооружаться, апеллируя к значимым личностным ценностям адресатов (Вооружайтесь! Чтобы защитить себя, своих жен, детей, свои семьи!).

На основании проведенного анализа (указанных выше этапов) можно судить о характере психологического воздействия ораторов на слушателей, например:

В содержании выступления Х, в форме его произнесения, в характере поведения оратора имеются признаки оказания психологического воздействия в форме убеждения, внушения на адресатов. Признаки психологического воздействия (убеждения, внушения) выражены в следующих приемах: использование призывов и побудительных конструкций с целью формирования готовности к действиям; легкодоступная форма представления речи; создание общего эмоционального фона адресатов, а также чувства групповой сплоченности; использование в тексте выступления примеров для подражания; использование эмоционально-насыщенных образов (чеченцы… они убивали и умирали сами); использование высказываний с ироничной негативной оценкой (вооруженные эти клоуны). Коммуникативная ситуация митинга (как соответствующий формат общения: оратор – аудитория) также усиливала психологическое воздействие речи выступления Х. Положительный отклик участников митинга на выступление Х (Мы готовы!), указывает на их сформированную готовность к насильственным действиям против действий властей (Вооружайтесь!).

Анализ можно провести иным путем, например, в первую очередь, описав отдельные ситуации, произошедшие на массовом выступлении. Особенно актуально разбивать на отдельные ситуации те выступления, которые являлись несанкционированными и происходили в условиях толпы.

Например,

Были установлены 4 коммуникативные ситуации, развивающиеся последовательно в рамках конфликтного взаимодействия лиц, находившихся на площади, с участием сотрудников правоохранительных органов:

·           ситуация № 1 – сбор лиц у входа в торговый комплекс (18 часов);

·           ситуация № 2 – избиение группы лиц у входа торгового комплекса (период времени с 18 часов 50 минут до 19 часов 00 минут);

·           ситуация № 3 – избиение лиц у жилого дома (примерный период времени с 19 часов 20 минут до 19 часов 30 минут);

·           ситуация № 4 – противодействие сотрудникам правоохранительных органов (период времени с 19 часов 45 минут до 20 часов 15 минут).

Конфликтные ситуации были исчерпаны приблизительно к 22:00-22:30 вечера.

Далее оцениваются действия лиц, в отношении которых поставлены вопросы, например, в конфликтной ситуации № 1 и № 4 Y находился в толпе. В условиях толпы поведение человека в значительной степени деиндивидуализируется, подчиняется особым, «стадным» законам. У человека резко снижается самоконтроль, чувство ответственности за происходящее, критичность мышления, способность к рефлексии и волевой регуляции своих поступков. В условиях толпы отдельные ее участники легко попадают под влияние эффекта заражения [1, с. 119]. Такое влияние на поведение Y не может быть исключено.

Так как конфликтные действия продолжались на протяжении всех ситуаций № 1 – № 4, то поведение Y, который принимал непосредственное участие в них, оценивается в целостности со всеми описываемыми действиями: В условиях конфликта поведение Y (в совокупности с речевыми действиями) было направлено на выполнение совместных действий с участниками конфликта, которые выразились в оказании противодействия сотрудникам полиции (см. свидетельские показания), а также разжигании вражды и ненависти по отношению к лицам иной этнической принадлежности («нерусские»).

Можно предположить, что действия Y в условиях толпы могли быть спровоцированы иными участниками конфликта, а также могли стимулировать толпу к продолжению агрессивных и насильственных действий в отношении сотрудников полиции. Так в условиях толпы, участники которой оказывают противодействие, а также совершают агрессивные и насильственные действия, каждый может попасть под воздействие ее эффектов, основным из которых является эффект заражения. Следовательно, независимо от того, наблюдал ли Y действия и поступки иных участников ситуаций он мог оказаться под их воздействием в условиях толпы.

Таким образом, своими действиями Y мог спровоцировать других лиц на противодействие полиции, а также на агрессивные действия в отношении других участников ситуации конфликта. Кроме того, в условиях толпы Y мог совершать указанные действия в результате воздействия на него других участников ситуации под влиянием эффекта заражения.

Таким образом, приведенные выше примеры разбора коммуникативных ситуаций позволяет наметить дальнейшие пути развития психологического анализа в рамках проведения экспертиз по делам, связанным с противодействием экстремизму, по массовым выступлениям. Эта сфера исследования требует особого вмешательства со стороны экспертов-психологов, готовых совместно разработать экспертные понятия в рамках проведения подобных экспертиз.


Ссылка для цитирования

 
Webometrics
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2016 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

RSS-анонсы журналов Psyjournals на facebook Группа Psyjournals Вконтакте Twitter Psyjournals
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика