Портал психологических изданий PsyJournals.ru
ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП К НАУЧНЫМ ИЗДАНИЯМ 
Каталог изданий 80Рубрики 51Авторы 6961Ключевые слова 16583 АвторамИздателямRSS RSS
ВАК РИНЦ EBSCO Ulrichsweb DOAJ
CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/psylaw

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Базовые элементы концепции восстановительной медиации* 786

Максудов Р.Р., Президент МОО Центр "Судебно-правовая реформа", председатель Всероссийской ассоциации восстановительной медиации, Москва, Россия, makcrane@mail.ru
Полный текст

Концепция восстановительной медиации разрабатывается специалистами центра «Судебно-правовая реформа» (Москва) с 1997 г. Восстановительная медиация объединяет идеи восстановительного правосудия и классической медиации.

Концепция восстановительного правосудия (и шире – восстановительного подхода) существует сегодня в мире как система теоретических представлений и набор способов, процедур и приемов работы, используемых в ситуации преступления, конфликта, в обстоятельствах эскалации взаимонепонимания, отчуждения и напряженности в отношениях между людьми и всплеска насилия. Использование восстановительного подхода необходимо тогда, когда межчеловеческие отношения насыщаются ненавистью и мстительностью, которые обрывают возможность протекания нормальной человеческой жизни.

Восстановительное правосудие помогает  людям самим исправить зло, причиненное конфликтами и преступлениями. Восстановительный подход в разрешении конфликтов и криминальных ситуаций с помощью медиаторов помогает реализовать важные для общества ценности: исцеление жертв преступлений, заглаживание  вреда силами обидчиков, участие в этом процессе ближайшего социального окружения. 

Идея и технология восстановительного правосудия позволяет сформулировать концепцию восстановительной медиации и в то же время дополнить идею медиации фундаментальными положениями. Здесь необходимо определить понятие «конфликт» с позиции медиатора. Обычно люди не любят конфликты? Конфликт в бытовом смысле – это плохо. Почему? Потому что (и это мнение выражают многие специалисты) люди дерутся, ссорятся и из-за этого не разговаривают друг с другом. Бытовое представление предполагает, и на это справедливо указала Людмила Карнозова на одном из семинаров,  что конфликт разрушающе действует на людей. Поэтому многие учителя, с которыми мы часто обсуждаем школьные службы примирения,  говорят: «А у нас нет конфликтов! Нам не нужна школьная служба примирения».

У медиатора совсем другое представление о конфликте. Прежде всего, ситуация столкновения людей – это еще не есть конфликт. Когда происходят симметричные взаимные оскорбления и люди расходятся, это еще не есть конфликт. Это – столкновение. И вот эту ситуацию нужно превратить в конфликт. Что это значит? Надо наладить между людьми коммуникацию, чтобы перейти от ситуации столкновения к ситуации взаимопонимания. Способность превратить процесс столкновения в процесс переговоров, обсуждения – основная компетенция медиатора. Суть процесса медиации заключается в том, что медиатор трансформирует ситуацию столкновения людей, понимаемой в бытовом смысле как конфликт, в конфликт как поиск взаимоприемлемых решений в ситуации разности позиций и оснований людей, находящихся в конфликтном взаимодействии.

Именно на это – налаживание взаимопонимания, указывают стандарты восстановительной медиации, разработанные в начале 2009 г. членами Всероссийской ассоциации восстановительной медиации. Стандарты позволили сформулировать основную цель медиатора в программах восстановительной медиации, а именно: поддержка формирования пространства взаимопонимания и восстановительных действий. Такая цель содействует процессу восстановления социально значимых взаимоотношений (которые включают установку на понимание, взаимную поддержку и восстановительные действия), существующих в любом обществе и часто блокированных в криминальной или конфликтной ситуации. В прошлом местные и профессиональные сообщества содействовали налаживанию человеческих взаимоотношений.  Медиаторов можно рассматривать как позицию, появившуюся на фоне распада сообществ и замещение их функций ведомственно устроенными организациями. 

Исходя из этого, восстановительную медиацию можно определить как процесс, в котором медиатор создает условия для восстановления способности людей понимать друг друга и договариваться о приемлемых для них вариантах разрешения проблем (при необходимости –  о заглаживании причиненного вреда), возникших в результате конфликтных или криминальных ситуаций.

В ходе этих процессов предполагается, что от ситуации столкновения человек придет к другому – обнаружению стратегически важных вещей, оснований, к тому, что в классической медиации называется интересы и потребности. К этому списку можно добавить такие цели и не всегда осознаваемые проблемы, которые являются сегодня монополией психологов и психотерапевтов. И главный тезис, на который я здесь опираюсь, – эти основания могут меняться по ходу коммуникации. В процессе прояснения оснований людей, почему они так поступили и поступают, их состояний, потребностей, интересов с людьми могут происходить сдвиги в сторону принятия социально приемлемых ценностей. И именно такие сдвиги являются базой для принятия решений, потому что в медиации предполагается, что это не просто выяснение тех или иных потребностей и интересов, а выяснение, которое должно привести к решению, устраивающему все  стороны. И здесь есть особенности медиации в криминальной ситуации, потому что в этом случае необходимо загладить вред, причиненный правонарушителем.  И важно, чтобы происходил не торг между жертвой и правонарушителем, но обсуждались, как говорится в Уголовном кодексе, причины и условия, способствующие совершению преступления, что произошло с жертвой, что она сейчас чувствует и как ей помочь. Вот этот взгляд за внешнее, часто демонстративное поведение, сближает восстановительную медиацию с психологией. Но только сближает, потому что, в отличие от действий психологов и психотерапевтов, все-таки нужны определенные решения по поводу конкретной ситуации.

Чтобы запустить эти процессы, медиатор проводит работу по «очеловечиванию» взаимоотношений. Конфликт или криминальная ситуация приводит часто к тому, что люди начинают видеть друг у друга исключительно негативные стороны, у них возрастает чувство страха, ненависти или злобы. Человек, заражаясь этими чувствами, порой не в состоянии воспринимать адекватно ни свои действия, ни действия оппонента. Восстановительная медиация за счет восстановления способности понимания ситуации, проблем, намерений, целей, норм и установок позволяет снять негативные представления у сторон относительно друг друга.  Это особенно актуально в ситуации межэтнических и межнациональных конфликтов. Нередко человек в таких конфликтах действует под влиянием стереотипов и СМИ («понаехали тут» и т. д.). В столкновениях могут использоваться клейма и оскорбления, задевающие национальность и этническую принадлежность, что нередко ведет к кровавым побоищам.

Основой восстановительной медиации является организация диалога между сторонами, который дает возможность сторонам лучше узнать и понять друг друга. Диалог способствует переходу от конфронтации, предубеждений, подозрительности, агрессивности к позитивным взаимоотношениям. Медиатор помогает выразить и услышать точки зрения, мнения, чувства сторон, что формирует пространство взаимопонимания.  Организация диалога позволяет выйти на проблемы, интересы и потребности, признаваемые обществом, которые обычно в ситуации конфликта скрыты за негативными отношениями сторон друг к другу. Именно коммуникация и достигнутое взаимопонимание позволяют сформировать подлинные проблемы во взаимоотношениях, интересы и потребности, которые, на наш взгляд, не присутствуют изначально, а являются результатом совместной деятельности медиатора и сторон. В ситуации межэтнических конфликтов можно осуществлять поддержку позитивных норм, заложенных в каждой национальности и способствующих мирному разрешению проблем. Здесь также помогает осознание стереотипов, повлиявших на эскалацию конфликта и способствовавших превращению его в межэтнический.

Важнейшим результатом восстановительной медиации являются восстановительные действия (извинение, прощение, стремление искренне загладить причиненный вред), т. е. действия, способствующие исправлению последствий конфликтной или криминальной ситуации.

Медиатор помогает людям выразить полноту ситуации, в которую они попали из-за конфликта или криминальных действий, и донести  её друг до друга. Такое взаимопонимание позволяет прояснить аспекты человеческого существования, которые были до этого скрыты от них, преодолеть обезличивание и демонизацию и тем самым найти силы для обсуждения совместного решения данной проблемы. В разрешении межэтнических и межнациональных конфликтов из обыденных представлений о той или иной национальности возникают реальные люди с их болями, проблемами и переживаниями.

Образно говоря, медиатор строит лестницу, шагая по которой, люди узнают все больше и больше друг о друге, и это знание помогает им справиться с ситуацией. Каждая «ступенька» лестницы помогает сделать шаг в сторону строительства здоровых отношений друг с другом. Важнейшие ступеньки лестницы:

  • осознавание своих чувств, состояний и оснований действия;
  • сознавание последствий ситуации для себя и других людей;
  • осознавание оснований и стратегических  приоритетов  (потребностей, интересов, ценностей), проблем во взаимоотношениях;
  • ответственность за изменение ситуации, совместный поиск решения и его реализация; 
  • понимание чувств, состояний и оснований действия (интересы, потребности) другого человека (других людей);
  • восстановительные действия, позволяющие исправить последствия ситуации, (загладить причиненный вред) и на этой основе изменить отношение друг к другу.

В ходе практикования медиации в русле идей, заложенных стандартами восстановительной медиации, мы выяснили, насколько важно ведущему понимать ситуацию, в которой находится человек в результате конфликтной или криминальной ситуации,  и насколько уникальной она может быть. В этом плане важнейшим элементом деятельности ведущего является работа с последствиями криминальной или конфликтной ситуации. Сами последствия стали нами пониматься на пересечении различных переменных, влияющих на человека. Помощь в осознавании последствий и их преодолении является одним из главных ориентиров работы ведущего (медиатора) в восстановительной медиации. Например, в медиации, которую мы проводили совместно со специалистами Московского городского психолого-педагогического университета, удалось в ходе понимания ситуации подростка-потерпевшего зафиксировать глубокие изменения в его сознании после случившегося. Восстановительная медиация позволила выявить эти изменения и сделать шаги в направлении освобождения от деструктивных ориентиров, которые появились у подростка.

Предыдущие рассуждения позволяют сконструировать основные блоки  деятельности медиатора в процессе восстановительной медиации:

  • коммуникация отдельно со сторонами, осуществляемая медиаторами и имеющая определенную рамку. Данная коммуникация позволяет медиаторам, с одной стороны, сохранять позицию, с другой – не навязывать определенное диагностическое знание. Рамка означает, что медиатор использует пустые для знания формы (понимание ситуации, последствия, условия, способствующие совершению преступления, проблемы во взаимоотношениях, интересы и потребности участников конфликтной ситуации, варианты выхода из ситуации), которые участники наполняют своими представлениями. И в этом, на наш взгляд, принципиальное отличие медиации от диагностики. Одновременно рамка позволяет сформировать определенное пространство рефлексии самих участников. Здесь важным аспектом являются фокусы, на которых концентрируется внимание медиатора: 
  • криминальная ситуация или конфликт и условия, ей способствующие, которые могут восприниматься участниками по-разному и, соответственно, возникает фокус разных представлений о том, что произошло;
  • последствия конфликта или криминальной ситуации и их осмысление участниками;
  • проблемы во взаимоотношениях, интересы и потребности участников конфликтной ситуации;
  • варианты выхода из ситуации.

Рамка, которую удерживает медиатор, и техники, которыми он должен владеть при проведении программы восстановительной медиации, позволяют начать коммуникацию. Медиатор нередко сталкивается с гаммой самых различных отношений и взаимоотношений, которые сопровождали и могут в дальнейшем сопровождать конфликт или криминальную ситуацию. И здесь с помощью данной рамки медиатор не «вываливается» в привычные формы мышления о конфликте как поиске виновного и определения наказания. Медиатор обсуждает, а не обличает, понимает, а не расследует, слушает, а не пытается консультировать. В ситуациях межэтнического и межнационального конфликта медиатор должен осознать, прежде всего, собственные стереотипы в отношении той или иной национальности и их основания. Тем самым он достигает контакта, направленного на углубление взаимопонимания и разотождествления с разрушающими отношения стереотипами и чувствами.

На индивидуальных встречах медиатор с помощью техник активного слушания, удерживая описанную выше рамку коммуникации, помогает участникам описать и осознать собственную ситуацию и роль восстановительной программы для ее изменения. С возможными участниками встречи медиатор обсуждает ситуацию в плане условий, способствующих совершению преступления или происходящего конфликта, его последствий, и выделяет вопросы, необходимые для обсуждения на встрече сторон. Это задает первый такт разотождествления участников криминальной или конфликтной ситуации с обыденными и стереотипными представлениями о ситуации и со своим «знанием» о другом человеке. Роль ведущего (медиатора), владеющего особыми техниками понимания, заключается в том, чтобы освободить место для нового знания о ситуации и другом человеке. На наш взгляд, это техники активного слушания, включающие отражение, резюмирование, переформулирование, а также техники конкретизации и рефлексивно ориентированной интерпретации  и позиционирования. Этот такт можно назвать потенциальным разотождествлением. Поиск вариантов выхода дает возможность обсудить роль встречи сторон. В случае согласия на встречу с другой стороной медиатор создает условия для  осуществления полностью или частично элементов деятельности участников конфликтной или криминальной ситуации в рамках восстановительного подхода;

  • персонально ориентированный диалог. Этот диалог обычно происходит на встрече сторон (но может происходить и в форме челночной медиации).  Он позволяет актуализировать и отделить собственные чувства и переживания от «зацикленности» сознания на ситуации или другом человеке, что обычно сопровождает конфликт, или следует после криминальной ситуации. Здесь должна произойти также распаковка  новых смыслов о «противоположной» стороне, которая позволяет избавиться от демонизации  другого, представления его как врага. В настоящее время во многих странах в программах восстановительного правосудия происходит использование техник и  принципов нарративного подхода (см., например: «Развитие восстановительной культуры школы: слияние личного и профессионального «пути паломника» (http://narrlibrus.wordpress.com/2010/05/13/k-lamp1/). Нарративная практика по своим мировоззренческим основаниям достаточно близка идее и технологии восстановительной медиации. Нарративный подход и восстановительное правосудие сближает представление о людях как носителях тех или иных взглядов, представлений, которые формируются посредством коммуникации и посредством коммуникации же могут меняться. Соответственно, изменение представлений о себе и других людях в процессе коммуникации может привести к изменению поведения. Отдельный человек не является субстанцией, которая живет в соответствии с тем, что натуралистическая психология, ориентированная на каноны научного знания, определила как потребности, то есть то, что движет человеком «изнутри». Это заставило нас по-новому рассмотреть представления о «потребностях» жертв и правонарушителей, на которые отвечала практика восстановительного правосудия. В соответствии с нарративным подходом мы стали смотреть на людей – участников криминальных и конфликтных ситуаций, как носителей доминирующих дискурсов, историй, которые сформировали их личности и от которых они могут отказаться и, следовательно, измениться;  
  • восстановительные действия. Это, прежде всего, действия, позволяющие признать  «врага», «злодея» человеком. Это такие действия, которые являются, с одной стороны, результатом нового понимания,  с другой –  углубляют новое понимание и позволяют состояться медиации. И в этом их «тайна», поскольку восстановительные действия направлены, с одной стороны, на актуализацию «спящих», непроявленных, но признаваемых каждым смыслов добра, любви, примирения и т. д. С другой – такие действия меняют симметричную враждебность во взаимодействии на симметричное взаимопонимание, сближение и примирение. Восстановительные действия могут инициироваться медиатором на встрече сторон, но могут продолжаться и за рамками встречи, что также содействует освобождению от знаков клеймения, помогает обрести и укрепить новые смыслы участников друг о друге;
  • проектирование будущего. Медиация может инициировать проектирование будущего сторон, что позволяет  вовлечь участников в обсуждение и принятие ответственности за собственное будущее и оказать поддержку таким планам со стороны ближайшего социального окружения. Соглашение в этом плане можно рассматривать как важнейший элемент совместного проектирования будущего. В случае криминальных ситуаций такое проектирование необходимо как для правонарушителей, так и для потерпевших, особенно для подростков, которым может быть нанесена сильная травма ситуацией. Без такого самоопределения реабилитационные программы окажут слабое влияние на участников ситуации;
  • реализация проекта будущего. Чем тяжелее ситуация по своим последствиям, тем больше может быть участие специалистов, которые помогают состояться такому проекту в условиях дефицита поддержки со стороны близкого социального окружения.

* Статья подготовлена к печати в рамках проекта МГППУ "Детство под защитой: германо-российский обмен опытом в области ювенальных технологий" по гранту Гете-института в рамках Года Германии в России 2012/13.

Ссылка для цитирования

Статьи по теме:
 
Webometrics
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2017 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

RSS-анонсы журналов Psyjournals на facebook Группа Psyjournals Вконтакте Twitter Psyjournals
Индекс цитирования Яндекс.Метрика