Портал психологических изданий PsyJournals.ru
ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП К НАУЧНЫМ ИЗДАНИЯМ 
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8013Ключевые слова 19561 Online-сборники 1 АвторамИздателямRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

27 место — направление «Психология»

0,539 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,598 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Краткое введение в практику немецкого уголовного права по делам несовершеннолетних и применения ареста в земле Северный Рейн-Вестфалия* 736

Пютц Э., ювенальный судья Окружного суда, начальник, Центра отбытия наказания несовершеннолетних, Дюссельдорф, Германия
Полный текст

Вступление

Когда меня спрашивают о моей деятельности в качестве ювенального судьи или о смысле и цели правосудия по делам несовершеннолетних, то обычно я отвечаю, что являюсь последним звеном в цепи воспитательных мер. На это звено возлагается надежда, что оно решит проблемы в воспитании молодого человека, прежде всего - исправит ошибки и упущения прошлого.

По отношению к судье по делам несовершеннолетних и его деятельности по отправлению правосудия формулируется множество ожиданий. И очень многое требуется от такого судьи:

  • Он должен тщательно изучить обвиняемого или обвиняемую.
  • Он должен быть строгим.
  • Он должен быть справедливым
  • Его деятельность должна помогать.
  • Назначенные им меры воздействия должны принести долгосрочный успех.
  • Короче, он должен – в самом прямом смысле слова – направлять.

Хороший ювенальный судья всегда удерживает все эти аспекты. При этом, однако, судье ни в коем случае нельзя оставаться бесчувственным: ведь его решение определяет будущее, так что для такого решения имеют значение не только факты - в неменьшей степени судья полагается на свой жизненный опыт, знание людей и чувства. Поэтому многое из того, что вы слышали о нашем законодательстве по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних, опирается именно на такие принципы – в основу мнения судьи, которое он выражает в своем решении, кладутся отнюдь не только чистые факты, касающиеся совершенного деяния.

1.                 Законодательный базис

Прежде чем я подробно остановлюсь на моем опыте отправления правосудия по делам несовершеннолетних, я хотел бы представить несколько норм законодательного регулирования, которые задают твердую основу этой практики, в том числе относительно таких мер, как лишение свободы.

Наш Закон об отправлении правосудия по делам несовершеннолетних (Jugendgerichtsgesetz - JGG), как многие наверняка знают, исходит из того, что реагирование на преступления несовершеннолетних является в меньшей мере уголовным правом, нежели воспитательным.

§ 3. Ответственность

Несовершеннолетний несет уголовную ответственность, если он к моменту совершения деяния по своему нравственному и духовному развитию является достаточно зрелым, чтобы понимать противоправность деяния и действовать соответственно этому пониманию. В целях воспитания несовершеннолетнего, который из-за недостатка зрелости не несет уголовной ответственности, судья может назначать те же меры, что и суд по семейным делам.

К примеру, § 3 JGG устанавливает, что  ювенальный судья в целях воспитания несовершеннолетнего, который по своему развитию не несет уголовной ответственности, может предпринимать определенные меры.

§ 9 Виды

  • Воспитательными мерами являются:
  • Установление предписаний.

Распоряжение об использовании помощи в воспитании  в смысле § 12.

§ 9 Закона входит в раздел, который называется «Воспитательные меры» и определяет, что именно закон понимает под воспитательными мерами.

§ 10 Предписания

(1) Предписания - это требования и запреты, которые регулируют образ жизни несовершеннолетнего и тем самым должны способствовать и обеспечивать его воспитание. При этом к образу жизни несовершеннолетнего не могут предъявляться недопустимые требования.

Судья, в частности, может возложить на несовершеннолетнего:

1)        следовать предписаниям, которые относятся к месту пребывания;

2)        проживать в семье или родительском доме;

3)        иметь место учебы или работы;

4)        выполнить определенную  работу;

5)        находиться под попечительством и надзором определенного лица (официально назначенного помощника);

6)        пройти курс социального тренинга;

7)        стремиться к достижению примирения с потерпевшим («Примирение преступника и жертвы» - Täter-Opfer-Ausgleich)

8)        избегать контактов с определенными лицами или посещения злачных либо увеселительных заведений;

9)        пройти обязательное обучение правилам уличного движения.

(2) Судья может обязать несовершеннолетнего с согласия официально назначенного воспитателя и законного представителя подвергнуться корректирующему лечению у специалиста или в специализированном реабилитационном учреждении. Если несовершеннолетний достиг 16 лет, это возможно только с его согласия.

В этом подробно изложенном § 10 речь идет о совершенно определенных предписаниях, которые регулируют образ жизни несовершеннолетнего; тем самым они должны способствовать его воспитанию и обеспечивать этот процесс.

§ 11 Сроки действия и последующее изменение предписаний. Следствия неисполнения

(1)              Судья определяет срок действия предписаний. Срок не может превышать двух лет; при предписании № 5 согласно предложению 3 абз. 1 § 10 срок должен составлять не более одного года; при предписании № 6 - не более шести месяцев.

(2)              Судья может изменять предписания, освобождать от них или продлевать их действие после истечения срока до трех лет, если это необходимо в воспитательных целях.

Ювенальный судья может, в соответствии с § 11 абз. 2, изменять назначенные меры, если для этого есть педагогические основания.

§ 13 Виды и применение

(1)  Судья применяет к несовершеннолетнему, совершившему противоправное деяние, санкцию в виде принудительных мер воспитательного характера, если уголовное  наказание не предполагается, однако необходимо довести до его сознания, что он должен отвечать за совершенное им противоправное деяние.

(2) Принудительными мерами воспитательного характера являются:

1.    Предупреждение.

2.    Возложение обязанностей.

3.    Арест.

Принудительные меры воспитательного характера не имеют правовых последствий уголовного наказания.

Важно обратить внимание, что принудительные меры воспитательного характера, обозначенные в § 13 Закона, не имеют юридических последствий уголовного наказания.

§ 15 Обязанности

(1)              Судья может обязать несовершеннолетнего:

1)                 По мере сил компенсировать вред, причиненный деянием.

2)                 Лично извиниться перед потерпевшим.

3)                 Выполнить назначенную работу  или

4)                 Внести денежную сумму в пользу общественной организации.

При этом несовершеннолетнему не могут предъявляться недопустимые требования.

(2)              Судья может предписать денежный платеж,  только если

1. несовершеннолетний совершил легкий проступок, и предполагается, что он выплатит денежную сумму из средств, которыми может самостоятельно распоряжаться, или

2. у несовершеннолетнего следует изъять доход, который он извлек из  деяния, либо вознаграждение, которое он получил за деяние.

(3)              Судья может впоследствии изменить обязанности или полностью либо частично освободить от их исполнения, если это обосновано воспитательными целями. При виновном неисполнении обязанностей соответственно действует абз. 3 § 11. Если назначается арест (Jugendarrest), то судья может признать обязанности полностью или частично исполненными.

§ 16 Заключение несовершеннолетнего правонарушителя под арест (Jugendarrest)

(1) Арест несовершеннолетних включает: арест свободного времени, арест на короткий срок и арест на длительный срок.

(2) Арест свободного времени назначается для еженедельных выходных дней несовершеннолетнего и исчисляется на  один или два дня.

(3) Краткосрочный арест назначается вместо ареста свободного времени, если единовременное исполнение целесообразно исходя из воспитательных оснований и не наносит ущерба ни учебе, ни работе несовершеннолетнего. При этом два дня краткосрочного ареста равняются одному дню свободного времени.

(4) Долгосрочный арест составляет, как минимум, одну неделю и, как максимум, четыре недели. Срок  исчисляется полными днями или неделями.

Итак, я снова возвращаюсь к исходной теме: воспитательное воздействие должен оказывать как арест, применение которого регулируется § 16 JGG, так и (даже) уголовное наказание для несовершеннолетних, которое, хотя по его буквальному смыслу  (в конечном счете?!!) созвучно общему уголовному наказанию, все-таки не должно рассматриваться таким образом. Потому что оно может назначаться только тогда, когда  другие меры - воспитательные или принудительные меры воспитательного характера - недостаточны, чтобы предотвратить более тяжкое преступление.

Таким образом, (уголовное) наказание является последним и самым жестким средством воспитания, которое знает наше уголовное право для несовершеннолетних.

§ 17 Форма и предпосылки

(1)  (Уголовным) наказанием несовершеннолетнего является лишение свободы с заключением в соответствующем учреждении.

(2)  Судья назначает несовершеннолетнему уголовное наказание, если из-за вредных наклонностей несовершеннолетнего, которые проявились в деянии, воспитательные или принудительные меры воспитательного характера недостаточны для воспитания, или если уголовное наказание необходимо из-за тяжести вины.

§ 18 Срок наказания для несовершеннолетнего.

(1)              Минимальный срок уголовного наказания, назначаемого несовершеннолетнему, составляет шесть месяцев,  максимальный - пять лет. Если за совершенное деяние по общему уголовному праву предусмотрено максимальное наказание на срок свыше десяти лет лишения свободы, то максимальное наказание несовершеннолетнему составляет десять лет. Пределы наказания по общему уголовному праву не действуют.

(2)              Размер наказания несовершеннолетнему должен обеспечить возможность  необходимого воспитательного воздействия.

Вы видите, что уголовное право для несовершеннолетних является скорее воспитательным, и именно так оно должно применяться.

Тем самым дается ответ на вновь и вновь задаваемый вопрос: «Помогать или наказывать?». В соответствии с законом ясно: нужно помогать посредством воспитания.

Но это проще сказать, чем сделать. Назначенная судьей мера может пониматься как наказание, однако - или именно поэтому - она довольно часто помогает. Но вопрос все еще не получил исчерпывающего ответа.

Ювенальное уголовное право должно и просто обязано применяться в каждом конкретном случае самым точным образом и должно полностью учитывать индивидуальные потребности в воспитании, но одновременно и упущения в воспитании каждого обвиняемого.

II. Педагогика – но как?

Если ювенальный судья ориентирован на воспитание, меры, которые он может применить в соответствии с JGG, весьма разнообразны. Их разброс довольно велик: от напоминания или предупреждения – через назначение часов отработки и денежных взносов – до обязанности участия в социальном тренинге или тренинге против насилия. Но я часто назначаю участие в «курсах для магазинных воров» или «левых шоферов», участие в «курсе» для несовершеннолетних наркодилеров, и даже «взвалил» на  некоторых несовершеннолетних участников дорожного движения тренинг по безопасности. Я могу также обязать молодого человека исполнять предписание о надзоре, регулярно посещать школу, извиниться перед жертвой или исполнять другие меры, которые сочту разумными в конкретной ситуации.

Все эти меры имеют определенную целевую направленность и могут комбинироваться в одном судебном решении, преследуя одновременно несколько целей.

Наряду с этим существуют такие меры, как краткосрочное лишение свободы, арест и уголовное наказание для несовершеннолетних. На последнем я не буду здесь подробно останавливаться.

В отличие от других  мнений, я, исходя из собственного убеждения и опыта, считаю, что в определенных случаях арест является эффективным средством пробации, позволяющим успешно воздействовать на несовершеннолетнего или молодого человека.

Поэтому, наряду с педагогической ориентацией ювенального уголовного права уже с начала 90-х годов стало выдвигаться требование педагогической ориентации и для ареста несовершеннолетних.  

Научное исследование, проведенное в NRW, EStA–Исследование, в 2003 году отчетливо потребовало и подчеркнуло, что арест несовершеннолетних должен стать чем-то большим, нежели только заключение. Этому требованию, должен отвечать, насколько это возможно, каждый руководитель арестного учреждения для молодежи

Но вернемся к теме. В этом - действительно кратком - описании специальной и индивидуальной направленности возможных мер я уже изложил основной пункт данной темы.

Меры, которые в соответствии с JGG могут быть против (или за?) несовершеннолетнего /или молодого человека, должны быть адресованы индивидуально. Таким образом, соответственно смыслу Закона, они должны быть точно «подходящего размера». 

И в обычной жизни разным людям нужна одежда разного размера. Некоторые худощавы и носят 36 размер, следовательно, все остальное им не подходит, и не понравилось бы, мешало бы, и было бы снято из-за того, что коротко или длинно.

Поэтому вопрос, который здесь возникает, заключается в следующем:

Как я найду «правильный размер» для молодого человека, который стоит передо мной, что значит «педагогика» в правосудии для несовершеннолетних?

Ну, прежде всего, это значит «не что иное, как воспитание». При этом каждому, кто сам имеет маленьких или уже более взрослых детей, достаточно знать важный принцип:

  • Воспитание должно быть ситуационно обусловленным, последовательным, ясным и определенным.
  • Не нужно действовать по схеме F (?)  и от этого ожидать чуда.
  • Не годится, если 16-летнему предъявляется счет за деяния, которые он совершил как 14-летний.
  • Не годится, если 19-летний выпускник должен быть наказан за что-то, что он совершил как 16 – или 17-летний незрелый школьник.
  • Не нужно сегодня запрещать вещь, которая будет разрешена завтра.

Оперативность мер

Для  молодого человека период в полгода или больше является почти вечностью и означает большую часть его жизни.

Чем быстрее наступят последствия деяния, тем скорее они окажут действие, для которого предназначены. Поэтому цель всех, кто занят в сфере преступности несовершеннолетних, состоит в том, чтобы за деянием как можно быстрее наступили последствия. И слишком часто последствие, озвученное судьей, оказывается первой воспитывающей реакцией, которую ощущает несовершеннолетний. К сожалению, сегодня  далеко не во всех родительских домах воспитывают.

Для практики уголовного судопроизводства по делам несовершеннолетних это означает, что мера должна назначаться как можно быстрее вслед за деянием, и поскольку она должна быть адекватна индивидуальным воспитательным потребностям конкретного несовершеннолетнего правонарушителя, она будет эффективно воздействовать на него (или на нее).

Поэтому не должно быть такого, чтобы дела несовершеннолетних рассматривались так же, как обычные уголовные дела. В связи с быстрым развитием, которое, которое, как правило, происходит у молодых людей между 14 и 18 годами, уголовное преследование должно адаптироваться к этому темпу. Отсюда при поступлении каждого очередного дела одной из первых моих целей как ювенального судьи является по возможности быстрое  проведение судебного

К сожалению, нередко приходится констатировать, что в правосудии по делам несовершеннолетних процесс слишком часто осуществляется схематично по единому образцу.

Имеется, как многие из вас знают, ступенчатый канон санкций. Сначала прокуратура прекращает уголовное преследование на стадии напоминания, без возложения обязанностей; следующая стадия – только возложение обязанностей. Во всех случаях правонарушитель ни перед кем персонально не несет ответственности, исключая, может быть, полицию. Несовершеннолетний нарушитель имеет дело только с печатными документами. Если по поводу следующего деяния обвинение предъявлено, суд, вероятно, вновь прекратит дело, и только при еще одном обвинении будет, наконец, вынесен приговор. Таков общепринятый сценарий, это типичный образ действий.

Поэтому я хочу, чтобы для совершившего правонарушение молодого человека всегда быстро и целенаправленно искались бы индивидуальные решения. К ним во многих случаях относится и применение краткосрочного «тайм-аута», именуемого «арест».

Как руководитель арестного учреждения для молодежи (Jugendarrestanstalt - JAA), я  кратко опишу, что я пытаюсь сделать, чтобы достичь этой цели.

Итак, цель состоит в том, чтобы арест приводился в исполнение как можно быстрее, и это должно происходить при тесном согласовании всех правомочных структур.

В Дюссельдорфе благодаря согласованной работе JAA, ювенального судьи и службы помощи несовершеннолетним в конфликте с законом, сложилась практика, что молодой человек  в день или на следующий день после вынесения соответствующего приговора (об аресте), имеющего законную силу, заключается под арест – это мера, которая никогда не теряет своей действенности.

Можно живо представить себе, как только сам факт, что утром он еще был у мамы, а в полдень уже за решеткой, может воздействовать на юношу, который до этого жил дома, как маленький принц. Для этой цели нужен быстрый арест, который при его оперативности уже частично работает на достижение цели, на чем, конечно, нельзя успокоиться.

Поскольку, как я уже упомянул, речь идет, к сожалению, чаще всего о первом воспитательном последствии совершенного несовершеннолетним противоправного деяния, то возможность, чтобы он на короткое время был лишен всех других внешних воздействий, должна быть использована максимально.

Определенность воспитательных мер

Зачастую отсутствующая поддержка родителей является болезненной темой для практики уголовного процесса и уголовного права для несовершеннолетних; это аспект, на котором я остановлюсь лишь кратко.

Понятно, что все лица, участвующие в воспитании молодого человека, должны действовать согласованно.

Вот простые примеры. Ребенку не помогает, если папа говорит НЕТ, а мама разрешает и говорит ДА; или наоборот: папа  говорит «да», поскольку хочет сохранить свой покой и просто, без раздумий отменяет мамину позицию «нет», завоеванную в острой борьбе.

Ребенок это замечает и оттачивает и совершенствует свою технику игры на противоречиях мамы и папы.

В повседневной практике правосудия в отношении несовершеннолетних и применения ареста обнаруживается проблема, которую вы, вероятно, знаете:  родители не воспитывают своих детей, а лишь обеспечивают их существование. Со своей чрезмерной заботой, которая не обнаруживает никаких признаков критической рефлексии, родители очень затрудняют деятельность работников ювенальной юстиции; родители продолжают вести себя, как и раньше, даже когда их ребенок находится в закрытом учреждении для несовершеннолетних.

Неблагоразумные несовершеннолетние укрепляются в своей позиции, прежде всего, благодаря родителям, и надо приложить все усилия, чтобы объяснить молодому человеку, что у него неверный образ мыслей.

К сожалению, влияние ювенального судьи на родителей и их поведение и его возможности в сфере воспитания очень малы, поэтому я не буду останавливаться на этом подробнее.

Все участники уголовного процесса по делам несовершеннолетних должны уяснить, что воспитание выполняет свои функции только тогда, когда вы последовательны.

Здесь не надо ничего доказывать: для многих несовершеннолетних правонарушителей помещение в закрытое учреждение является первым действительно серьезным сигналом, который они получают как следствие отклоняющегося поведения. Поэтому не без основания можно сказать, что арест несовершеннолетних выполняет по большей части превентивную функцию.

Но ясный, ранний и очень четкий сигнал, что граница уже перейдена, по моему мнению, лучше, чем зачастую слишком длительное снисхождение, которое нередко неверно понимается.

И в заключение я хотел бы сказать следующее.

Из моих разговоров с несовершеннолетними арестантами я понял, что арест был для них поучительным и часто целебным опытом. Часто я слышал дословно следующее: «Это было  мне  наукой!». Все остальные меры, которые были прежде, не несли в себе столь ясный смысл.

* Статья подготовлена к печати в рамках проекта МГППУ "Детство под защитой: германо-российский обмен опытом в области ювенальных технологий" по гранту Гете-института в рамках Года Германии в России 2012/13.

Ссылка для цитирования

Статьи по теме:
 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

RSS-анонсы журналов Psyjournals на facebook Группа Psyjournals Вконтакте Twitter Psyjournals Psyjournals на Youtube
Яндекс.Метрика