Портал психологических изданий PsyJournals.ru
ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП К НАУЧНЫМ ИЗДАНИЯМ 
Каталог изданий 80Рубрики 51Авторы 7106Ключевые слова 17257 АвторамИздателямRSS RSS
ВАК РИНЦ EBSCO Ulrichsweb DOAJ
CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/psylaw

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

О необходимости противодействия экстремистско-террористическим проявлениям в обществе и в пенитенциарной системе 1145

Казберов П.Н., кандидат психологических наук, заместитель начальника центра изучения проблем исполнения наказаний и методологического обеспечения работы с осужденными ФКУ НИИ ФСИН России, Москва, Россия, opodnii@yandex.ru
Полный текст

Тематика экстремистско-террористических проявлений в современном обществе все чаще привлекает внимание представителей различных наук: криминалистов, криминологов, социологов, психологов, политологов и др. В последнее время проблема психологии экстремизма и терроризма все чаще оказывается в центре внимания профессиональных психологов.

В научном мире недостаточно освещен и разработан довольно актуальный вопрос – связь экстремистского мировоззрения с террористи- ческой деятельностью. В основе поли­тического экстремизма как идеологии лежит нигилистическое мировоззрение. Возможно, это и обусловливает агрессивность террористических групп. Терроризм является практи­ческим выражением экстремистского мировоззрения, его крайним выражением, можно даже сказать, продолжением. Вырастая из крайностей экстремизма, терроризм сам начи­нает расслаиваться на все более сложные и утонченные формы.

Первым достаточно удачным примером международного закрепления определения «экстремизм» (и отграничения его от «терроризма») стала Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, состоявшаяся 15. Июня 2001 года. В ней «экстремизм» расценивается как «какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в этих целях незаконных вооруженных формирований или участие в них».

Филологически слово «экстремизм» происходит от латинского «extremus» – «крайний». То есть в просторечии «экстремизм» – это система политических взглядов (и связанных с ними действий), находящихся «на краю», а чаще – вне пределов принятой в данном обществе «нормы» или  – нарушающая принятые в обществе общие моральные стандарты.

Близкородственным «экстремизму» понятием является «терроризм» – недаром именно «публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность» является одним из признаков «экстремизма». Слово «террор» происходит от одноименного латинского слова (в буквальном переводе – «страх», «ужас») и изначает «применение силы или угроза её применения в политических целях».

Если экстремизм чаще всего понимается как конкретная идея, то  терроризм надо понимать как деяние по ее достижению.

На данный момент экстремизм является реальной угрозой национальной безопасности Российской Федерации. Об этом свидетельствует стремительный рост в 2011 г. количества преступлений экстремистского характера в сравнении с предыдущими двумя годами. Так, по данным Следственного комитета при Прокуратуре РФ, к 2010 г. в Российской Федерации зарегистрировано 548 преступлений экстремистской направленности по сравнению со 130 в 2004 г., 152 в 2005 г. и 263 в 2006 г. Наибольшее число подобных преступлений совершено в Москве – 93[1]

По данным Московского бюро по правам человека, в период с 2008 до начала 2011 гг. наиболее неблагополучными с точки зрения экстремистских проявлений являлись: Москва и Московская область, Ингушетия, Санкт-Петербург, Калмыкия, Нижегородская область и Ростов-на-Дону. По данным Генеральной прокуратуры РФ на территории России действуют около 200 объединений экстремистской направленности[2]

По данным МВД России, за семь месяцев 2011 г. в Российской Федерации на четверть выросло число преступлений террористической направленности и на 6 % – экстремистской. Российские полицейские за первые семь месяцев 2011 г. зарегистрировали 411 преступлений террористического характера, что на 25 % больше по сравнению с аналогичным периодом 2010 г. По данным МВД, на 6 % возросло число преступлений экстремистской направленности, с начала года правоохранители зарегистрировали 388 таких фактов. Можно констатировать, что в России наблюдается тенденция развития экстремизма и, как следствие, терроризма уже на протяжении нескольких лет. По данным Генпрокуратуры, в 2004 г. было совершено 130 актов экстремизма, в 2005 г. – 152, в 2006 г. – 263, в 2007 г. – 356, в 2008 г. – 444, в 2009 г. – 548.

Наблюдается увеличение неформальных молодежных движений экстремистской направленности. В настоящее время членами неформальных молодежных организаций экстремистско-националистической направлен- ности являются молодые люди в возрасте до 30 лет, часто несовершеннолетние лица в возрасте 14–18 лет.

Как отмечают работники прокуратуры и следственных органов, большинство преступлений экстремистской направленности совершается несовершеннолетними, сознание которых поддается воздействию  националистической пропаганды. Поэтому в целях пресечения роста экстремистской преступности в Российской Федерации было бы целесообразно усилить профилактическую работу с населением, и особенно  среди несовершеннолетних путем проведения мер социально-психологического и воспитательного характера начиная уже со школьного периода. 

Отдельного внимания заслуживает вопрос отбывания наказания в местах лишения свободы лиц, осужденных за экстремистскую и террористическую деятельность.

Опыт стран бывшего постсоветского пространства, в частности Казахстана[3], показывает, что тюремная среда создаёт благоприятную почву для адептов экстремистских течений. Директор Центра исследования проблем религий и психологической реабилитации Е. Смагулов поясняет, что если в места не столь отдалённые попадает один человек, осуждённый за экстремизм или терроризм, то оттуда уже выходят 3–5, а то и больше убеждённых сторонников радикальных течений. По словам Е. Смагулова, представители экстремистских течений – это относительно новый феномен для казахстанских колоний. Они имеют особый статус в тюремной среде и в глазах заключённых выгодно отличаются от традиционных тюремных общин и субкультур. Кроме того, притягательными идеи исламистов делает тот факт, что вхождение в исламскую общину – джамаат – в какой-то степени защищает осуждённого благодаря членству в ней, он избегает участия в тюремных разборках. Как правило, местные авторитеты не трогают экстремистов и стараются с ними не пересекаться.

С осужденными за терроризм и экстремизм как в казахстанских, так и в российских колониях не проводится практически никакой работы. В колониях есть пенитенциарные психологи, однако они не готовы работать с подобной категорией осуждённых. Такие методики существуют за рубежом, но к нашим реалиям они пока не адаптированы. Вопросы профилактики терроризма и экстремизма, в частности среди осужденных за данные преступления, весьма актуальны. В среде осужденных постоянно существует риск эмоционально-психологического и идеологичес- кого «заражения» других осужденных. Именно в местах лишения свободы особенно обостряется чувство веры, желание быть оправданным, прежде всего перед Всевышним, перед самим собой, а также особо выражена повышенная внушаемость. Человек постоянно находится в поисках смысла жизни и очень легко может быть подвержен идеологической обработке. В условиях заключения разум человека готов принять любые формы, направления, течения в религии, в том числе радикальные и искаженные.

В среде осужденных может формироваться их солидарность в негативном отношении к сотрудникам оперативных частей, к администрации исправительного учреждения. Не последнюю роль должны играть пенитенциарные психологи, которые проводят консультативную и психокоррекционную работу. , однако у большинства из них нет теологической и психотерапевтической подготовки. Им необходимо проходить обучение современным психотехнологиям воздействия на осужденных, ведь члены экстремистских и террористических организаций владеют мощными психологическими методами, в том числе и нейролингвистического программирования. Изучение психологических особенностей осужденного террориста, экстремиста, в нашем случае как особого типа осужденного, заслуживает самого пристального внимания. Сотрудники ИУ должны постоянно изучеать и анализировать зарубежный опыт по противодействию и распространению терроризма и экстремизма среди осужденных.

Для проведения эффективной, а самое главное, адресной и целенаправленной работы с категорией осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы за экстремистскую и террористическую деятельность, необходимо, прежде всего, определить перечень норм (статей) Уголовного кодекса РФ, по которым эти лица осуждены и соответственно отбывают наказание. Таким образом, возможно определить численный состав лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы за экстремистскую и террористическую деятельность.

Прежде всего уточним, что означают понятия «экстремизм» и «терроризм» в действующем законодательстве Российской Федерации. Так, в ст. 1 Федерального закона 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» приводится толкование определения «экстремистская деятельность (экстремизм)». Формулировка весьма объемная и состоит из 13 пунктов. В основном это действия по изменению основ конституционного строя и нарушению целостности Российской Федерации; по нарушению прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии; по воспрепятствованию законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения.

В законе о борьбе с терроризмом от 25 июля 1998 года № 130-ФЗ дано следующее определение терроризма – это насилие или угроза его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение (повреждение) или угроза уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, осуществляемые в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения или оказание воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность; нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой, а равно на служебные помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений.

Анализ содержания Уголовного кодекса Российской Федерации определяет объемный перечень составов (статей), их частей и пунктов, которые  по своему содержанию  могут быть определены как экстремистские и террористические действия. Исходя из данных официальной статистики ФСИН России, наблюдается немалое число осужденных, отбывающих на данный момент (конец первого полугодия  2012 г.) наказания в виде лишения свободы за экстремистские и террористические действия.

Так, по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы совершаются: убийства (п. «л», ч. 2, ст. 105 УК РФ); умышленное причинение легкого вреда здоровью (п. «б», ч. 2, ст. 115 УК РФ); нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль (п. «б», ч. 2, ст. 116); истязание (п. «з», ч. 2, ст. 117 УК РФ); угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ч. 2, ст. 119 УК РФ). Только лишь за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ч. 2, ст. 119 УК РФ) на данный момент в местах лишения свободы Российской Федерации отбывают наказание 185 осужденных.

За совершение террористического акта (ст. 205 УК РФ), за содействие террористической деятельности (ст. 205.1 УК РФ) и публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст. 205.2 УК РФ) отбывают наказание в виде лишения свободы 246 осужденных.

За захват заложника (ст. 206 УК РФ) отбывают наказание в виде лишения свободы 36 осужденных.

За организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208 УК РФ) осуждены и отбывают наказание в виде лишения свободы 130 осужденных.

По факту незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222 УК РФ) отбывают наказание в виде лишения свободы 1344 осужденных.

За организацию деятельности экстремистской организации (ст. 282.2 УК РФ) отбывают наказание в виде лишения свободы 3 осужденных.

По факту посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ) отбывают наказание в местах лишения свободы        225 осужденных.

За применение насилия в отношении представителя власти в местах лишения свободы (ст. 318 УК РФ) отбывают наказание в виде лишения свободы 1389 осужденных.

Наблюдается, таким образом, немалый перечень составов (статей) УК РФ, которые по своему содержанию могут быть определены как экстремистские и террористические действия. Необходимо отметить и значительное число осужденных, отбывающих наказания в виде лишения свободы за такие действия (преступления). Все это в совокупности устанавливает необходимость и важность проведения системной и межведомственной работы различных министерств и ведомств по минимизации (профилактики) экстремистских и террористических проявлений в обществе.

В целях пресечения роста экстремистской преступности в Российской Федерации было бы целесообразно усилить профилактическую работу с населением, и особенно  среди несовершеннолетних путем проведения мер социально-психологического и воспитательного характера начиная уже со школьного периода. Особого внимания требуют те, кто попал в поле зрения министерства внутренних дел России (полиции), и, конечно же, должна быть организована адресная и эффективная работа с теми, кто отбывает наказание за уже совершенные экстремистские и террористические преступления.   



[1] Вестник Следственного комитета при Прокуратуре РФ № 1(7)2010, с. 6–7.

[2] Материалы Всероссийской научной конференции «Правовые основы противодействия экстремистской деятельности». Тюмень, 2011, с. 47–51.

[3] Источник Zakon.kz 18 октября 2011 г.

Ссылка для цитирования

Литература

Вестник Следственного комитета при Прокуратуре РФ № 1 (7) 2010.

Материалы Всероссийской научной конференции «Правовые основы противодействия экстремистской деятельности». Тюмень, 2011.

Уголовный кодекс Российской Федерации.

Статьи по теме:
 
Webometrics
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2018 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

RSS-анонсы журналов Psyjournals на facebook Группа Psyjournals Вконтакте Twitter Psyjournals
Индекс цитирования Яндекс.Метрика