Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 97Рубрики 51Авторы 8160Ключевые слова 19965 Online-сборники 1 АвторамИздателямRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

27 место — направление «Психология»

0,539 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,598 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Правовые и организационно-методические аспекты проведения специальных психофизиологических исследований с применением полиграфа при проведении отбора в правоохранительные (государственные) органы: состояние и перспективы развития 283

Виноградов М.В., заместитель начальника отдела организации психологической работы, Департамент государственной службы и кадров МВД России , Москва, Россия, vmifa@mail.ru
Ульянина О.А., кандидат социологических наук, доцент, кафедра психологии, педагогики и организации работы с кадрами , ФГКОУ ВО Академии управления МВД России, Москва, Россия, Lelia34@mail.ru
Полный текст

Вопросы правового регулирования оснований, процедуры проведения и возможностей использования результатов специальных психофизиологических исследований с применением полиграфа[1] в различных сферах правоохранительной деятельности остаются по-прежнему актуальны.

В сообществе полиграфологов обсуждается сегодня и целесообразность обучения будущих специалистов по программам высшего образования, как в целях повышения их востребованности на рынке труда, так и в целях улучшения качества профессиональной подготовки.

На повестке рассмотрения проблемных вопросов регламентации деятельности специалистов-полиграфологов стоит необходимость разработки единых стандартов в отношении процедуры проведения, подбора методического инструментария, алгоритмов оценивания результата опроса и т. д.

В целях оценки и контроля качества проводимых СПФИ обсуждается сегодня и потребность в создании Ассоциации специалистов-полиграфологов, курирующей вопросы их обучения, сертификации и внешней оценки профессиональной деятельности.

Варианты предлагаемых решений назревающих проблем варьируются в зависимости от ведомственной принадлежности источника инициативы, а также от приверженности к той или иной теоретико-методологической школе. Не секрет, что в России фактически с момента зарождения практики проведения СПФИ существуют разные походы к реализации ключевых процедур подобных исследований. Опыт зарубежных специалистов в данной области до сих пор остается не в полной мере открытым для отечественных полиграфологов. Да и практика решения проблемных вопросов зарубежными коллегами далеко не всегда применима к российским реалиям в силу законодательной специфики.

В этой связи особую значимость приобретает как анализ эффективности существующей практики правоприменения, регламентирующей особенности проведения СПФИ, так и изучение предлагаемых вариантов решения назревших в данной области проблем, в том числе на уровне выносимых на рассмотрение законопроектов [4].

Следует отметить, что с 2014 г. последовательно реализуется качественно новая система профессионального психологического отбора кандидатов на службу в органы внутренних дел[2], одним из обязательных этапов которой является проведение СПФИ. Данная система отбора заключается в комплексном и комиссионном характере работы психологов подразделений по работе с личным составом и специалистов центров психофизиологической диагностики [6].

Кардинальным образом была изменена роль психологов и специалистов-полиграфологов подразделений по работе с личным составом [5]. Именно на них теперь возложены обязанности по изучению всего спектра личных и деловых качеств кандидатов и выявлению у них большинства (восьми из одиннадцати) существующих факторов риска (связанных с совершением кандидатами на службу уголовно наказуемых деяний или административных проступков) [1]. Конкретизированы и уточнены задачи специалистов центров психофизиологической диагностики, которые выявляют у кандидатов «медицинские» противопоказания к поступлению на службу [7]. Речь идет о рисках: злоупотребления алкоголем или токсическими веществами; употребления без назначения врача наркотических средств или психотропных веществ; склонности к суицидальному поведению [4].

Практика последних двух лет реализации новой системы профессионального психологического отбора показала, что применение полиграфа позволяет повысить защищенность МВД России от поступления на службу лиц с коррупционными и криминальными наклонностями, злоупотребляющих алкоголем или токсическими веществами, употребляющих наркотики [9].

Однако, несмотря на положительные показатели реализации новой системы профессионального психологического отбора кандидатов на службу в ОВД, остаются нерешенными отдельные вопросы в области практического использования результатов СПФИ. В связи с вероятностным характером результатов данных исследований они не должны быть самодостаточным основанием для принятия кадровых решений [11], что обусловливает важность проведения дополнительных проверок достоверности сообщенных гражданином сведений с целью установления наличия либо отсутствия оснований, препятствующих его поступлению на службу в ОВД.

В связи с необходимостью минимизации рисков в отношении получения недостоверной информации целесообразно в обязательном порядке использование специалистами в рамках комплексного обследования кандидатов на службу в ОВД методов наблюдения, беседы, изучения документов и иных методов, основанных на системно-ситуативном анализе деятельности и поведения человека.

Значимым является повышение эффективности взаимодействия подразделений ОВД, осуществляющих проведение СПФИ и проверок достоверности сообщенных гражданином сведений, с целью установления наличия либо отсутствия оснований, препятствующих его поступлению на службу в ОВД.

Внедрение новой системы отбора было продиктовано необходимостью решения назревших проблем как в отношении выбора надежных, валидных методик выявления уровня сформированности личных и деловых качеств у кандидатов, поступающих на службу, так и в отношении определения единой системы их оценки специалистами-психологами кадровых подразделений ОВД. Однако, несмотря на эффективность реализуемой сегодня системы отбора, инновационный конфликт, порождаемый адаптацией и принятием современных психологических, психофизиологических технологий – неизбежен. Следует отметить, что данный процесс, с точки зрения законов функционирования социально-психологических явлений, вполне закономерен. Прохождение же данного процесса позволит оценить все достоинства применяемой системы отбора и определить пути ее совершенствования, продиктованные реалиями политической, экономической и социальной ситуации в стране и мире.

Проблема некомплекта кадров в ОВД остается по-прежнему актуальной и в последнее время формируется мнение, что она может быть связана в том числе и с усложнением системы отбора, наличием завышенных требований к кандидатам на службу в ОВД.

Комплексное обследование лиц, принимаемых на службу, является обязательной процедурой не только в ОВД, и прежде чем обратиться к статистическим показателям эффективности реализации новой системы отбора, а также корреляции данных результатов с некомплектом, целесообразно проанализировать существующие подходы к правовой регламентации оценки граждан при приеме на службу в иные ведомства.

Следует отметить, что в Федеральном законе от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ [30] «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»[3] четкие ограничения при приеме на службу граждан, в отношении которых составлено отрицательное психологическое заключение, отсутствуют.

В отличие от МВД России в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах, в которых предусмотрена военная служба, такие ограничения установлены.

Так, в соответствии с частью 3 статьи 33 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» [29] на военную службу по контракту не может быть принят гражданин, отнесенный по результатам психологического отбора к четвертой категории профессиональной пригодности.

Анализ нормативных правовых актов по вопросам проведения психологического отбора в указанных органах власти (приказы ГУСП России от 18 сентября 2013 г. № 57 [14], Росгвардии от 16 ноября 2016 г. № 357 [19], Минобороны России от 26 января 2000 г. № 50 [17], ФСБ России от 13 апреля 2011 г. № 151 [20], ФСО России от 27 апреля 2016 г. № 178 [21]) показал, что в большинстве случаев в них содержатся требования к кандидатам, схожие с требованиями, предъявляемыми к гражданам, поступающим на службу в ОВД.

Кроме того, согласно приказу Минобороны России от 20 октября 2014 г. № 770 [16] кандидат на военную службу по контракту в Вооруженные Силы Российской Федерации при наличии у него склонности к девиантному поведению, установленной на основании результатов психологических (психофизиологических) исследований, может быть признан не годным к службе по состоянию здоровья.

Вместе с тем, по информации начальника лаборатории научно-практического центра Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, заслуженного врача Российской Федерации, доктора психологических наук, профессора А.Н. Глушко, в настоящее время в войсках, воинских формированиях и иных органах Минобороны России в отдельных случаях психологический отбор осуществляется не специалистами, а офицерами, ответственными за комплектование воинских частей, военных образовательных организаций.

Как следствие, в ходе проведенных проверок выявлены многочисленные нарушения, обусловленные стремлением указанных должностных лиц любым возможным способом укомплектовать подразделения, а также злоупотреблениями с их стороны.

Иная кадровая ситуация в войсках национальной гвардии. В первом полугодии 2017 г. по результатам психологического отбора из всех претендентов были рекомендованы для заключения контракта только 53,8% кандидатов.

Следует отметить, что в ряде правоохранительных органов (Генпрокуратура России, СК России, ФССП России) установлены минимальные требования к состоянию здоровья кандидатов (отсутствие психических расстройств, расстройств поведения и болезней нервной системы) или требования ниже, чем в ОВД (ФТС России). Вместе с тем, в выше обозначенных ведомствах изданы нормативные правовые акты, устанавливающие порядок прохождения кандидатами психологического отбора, в том числе СПФИ (приказы Минюста России от 30 сентября 2015 г. № 230 [15], ФТС России от 25 сентября 2007 г. № 1196 [22], Генпрокуратуры России от 15 сентября 2014 г. № 493 [14]).

В отличие от МВД России в ФТС России (письмо от 21 апреля 2009 г. № 10-124/17620) и ФСИН России (приказ Минюста России от 16 апреля 2013 г. № 51 [18]) определены категории должностей, при назначении на которые проводятся вышеуказанные исследования.

Анализ статистических сведений результатов психологического отбора в ОВД показал, что в первом полугодии 2017 г. выявлено 7 430 граждан, поступающих на службу в ОВД, имеющих следующие факторы риска [25]:

  • потребление без назначения врача наркотических средств или психотропных веществ – 2301 человек (30,1%);
  • злоупотребление алкоголем или токсическими веществами – 1000 человек (13,5%);
  • участие в незаконном обороте наркотических средств или психотропных веществ – 999 человек (13,4%);
  • совершение иных уголовно наказуемых деяний – 801 человек (10,8%);
  • сокрытие или искажение анкетных данных, сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера – 778 человек (10,5%);
  • склонность к совершению суицидальных действий – 572 человека (7,7%);
  • склонность к злоупотреблению должностными полномочиями
    (у кандидатов, имеющих трудовой стаж, стаж государственной или муниципальной службы) – 517 человек (6,9%);
  • участие в незаконном обороте оружия – 205 человек (2,8%);
  • противоправные контакты с лицами, имеющими неснятую или непогашенную судимость – 158 человек (2,1%);
  • участие в деятельности запрещенных общественных объединений – 60 человек (0,8%);
  • попытка поступления на службу в интересах деятельности запрещенных общественных объединений, преступных и иных организаций – 39 человек (0,5%).

Более 5 тыс. кандидатов были не рекомендованы для назначения на должности в ОВД в связи с выявленными факторами риска и низким уровнем развития личностных и профессиональных качеств. Всем по тем или иным основаниям было отказано в приеме на службу в ОВД.

На основании приведенных статистических данных возможно констатировать снижение некомплекта в ОВД лишь на 11,4% в ситуации отсутствия психологического отбора как этапа при приеме кандидатов на службу. Данные показатели свидетельствуют о том, что наличие требований к кандидатам в части прохождения ими психологического отбора существенным образом на проблему некомплекта не влияет.

Вместе с тем в целях оперативного сокращения некомплекта личного состава, на наш взгляд, необходимо следующее.

Рекомендовать председателям комиссий по профессиональному психологическому отбору шире использовать возможности по отнесению к третьей категории профессиональной пригодности кандидатов, у которых при высоком или среднем уровне развития личностных и деловых качеств выявлен один фактор риска. В соответствии с пунктом 22 Правил профессионального психологического отбора на службу в органы внутренних дел Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 6 декабря 2012 г. № 1259 [12], решения о профессиональной пригодности таких кандидатов принимать с учетом содержания фактора риска, уровня развития их личностных и деловых качеств, а также других данных.

Проинформировать руководителей органов, организаций и подразделений МВД России о допустимости назначения на должности в органах внутренних дел граждан, отнесенных к третьей категории профессиональной пригодности, если по указанным должностям не предусмотрено выполнение служебных обязанностей в особых условиях.

Проработать вопрос о внесении изменений в нормативные правовые акты в целях сокращения количества кандидатов, направляемых для прохождения СПФИ. Определить, что данные исследования проходят граждане при назначении на должности, замещение которых связано с коррупционными рисками (сокращение исследований почти в 2 раза).

Реализация вышеобозначенных мероприятий повлияет на снижение процентных показателей в отношении лиц, не прошедших профессиональный психологический отбор, а также позволит повысить качество проводимого отбора при оценке кандидатов, сделав существующую систему отбора более гибкой и удовлетворяющей запросам самого Министерства в достойных кадровых ресурсах.

Рассмотрев действующие нормативные правовые акты, регламентирующие особенности проведения СПФИ в различных ведомствах, целесообразно обратиться к выносимым на рассмотрение законопроектам в данной сфере. Так, в 2010, а затем в 2015 г. депутатами Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации выносился на обсуждение проект Федерального закона «О применении полиграфа» (№ 478780-5) [24].

Согласно пояснительной записке к проекту его разработка обусловлена тем, что отсутствие соответствующего законодательного акта затрудняет и сдерживает применение опросов в правоохранительных целях и одновременно создает условия для злоупотребления этим методом как в государственных, так и в негосударственных целях. Однако информация, подтверждающая данную позицию разработчика, не приводится.

В настоящее время полиграф применяется в системе МВД России по различным направлениям оперативно-служебной деятельности в соответствии с законодательством Российской Федерации и изданными в целях его реализации подзаконными нормативными правовыми актами.

На основании части 3 статьи 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» [28] в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий могут использоваться технические и иные средства, не наносящие ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющие вреда окружающей среде.

В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации[4] по уголовному делу в качестве доказательств допускаются в том числе заключения эксперта (пункт 3 части 2 статьи 74 УПК), заключение специалиста (пункт 3 части 2 статьи 74 УПК) и результаты оперативно-розыскной деятельности, если они отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам (статья 89 УПК) [26].

Одновременно с этим необходимо отметить, что в соответствии с частью 6 статьи 17 закона «О службе» граждане, поступающие на службу в ОВД, проходят в порядке, определенным федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел, психофизиологические исследования (обследования) [30].

Пунктом 3 части 3 статьи 1 законопроекта предполагается установить, что его положения распространяются на отношения, связанные «с расследованиями и судебными разбирательствами». Однако необходимо учитывать, что согласно части 1 статьи 1 УПК порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается УПК [26].

Аналогичное замечание относится к части 6 статьи 8 законопроекта, согласно которой результаты опроса с применением полиграфа, выполненного в соответствии с процессуальным законодательством, могут являться доказательством по делу.

Частью 3 статьи 8 законопроекта, которая будет распространяться в отношении сотрудников ОВД, предлагается установить, что результаты опроса в случае установления недостоверности сведений, сообщенных лицом, подпадающим под действие статьи 9 законопроекта, дадут право инициатору опроса приостановить исполнение этим лицом служебных обязанностей.

Предлагаемый механизм временного отстранения сотрудника ОВД от исполнения служебных обязанностей не соответствует положениям статьи 73 закона «О службе» [30].

В части 1 статьи 10 законопроекта имеется внутреннее противоречие, поскольку обязательность опроса с применением полиграфа не соотносится с наличием письменного согласия опрашиваемого лица.

Статьей 10 законопроекта предлагается установить возможность проведения в отношении лиц, подпадающих под требования прохождения обязательных опросов, периодических или выборочных проверок с применением полиграфа. Однако указанные нормы содержат коррупционные риски, поскольку не определены периодичность проверок, категории сотрудников, проходящих данные проверки, а также порядок выбора сотрудников, подлежащих выборочной проверке.

Аналогичные риски содержатся в статьях 24 и 25 проекта.

Так, согласно подпункту «в» части 5 статьи 24 проекта полиграфолог обязан прекратить проведение тестирования на полиграфе в случае умышленного несоблюдения опрашиваемым лицом инструкций полиграфолога, обусловленных методическими требованиями тестирования на полиграфе. В соответствии с частью 5 статьи 25 проекта умышленное невыполнение опрашиваемым лицом данных инструкций приравнивается к отказу от прохождения опроса и влечет за собой последствия, определенные соответственно статьями 12 и 17 проекта, т. е. является основанием для отказа в поступлении на работу (службу).

В связи с этим у полиграфолога возникает выбор – выполнить обязанность, предусмотренную статьей 24, прекратив опрос, или приравнять умышленное невыполнение инструкций к отказу от прохождения опроса. При этом не установлено, как оценить умысел опрашиваемого лица и каким инструкциям полиграфолога должно следовать опрашиваемое лицо (часть 4 статьи 25 проекта).

Данные новеллы затрагивают конституционные права граждан и не учитывают, что гражданин, не отказываясь от опроса с использованием полиграфного устройства, в соответствии со статьей 51 Конституции Российской Федерации может не отвечать на вопросы полиграфолога, ответы на которые могут свидетельствовать против него, его супруга и близких родственников [8].

Законопроект вопреки статье 83 Бюджетного кодекса Российской Федерации [3] не содержит положения, определяющие источники расходных обязательств, связанных с его реализацией. При этом принятие закона, на наш взгляд, потребует дополнительных ассигнований из федерального бюджета, связанных с затратами на приобретение необходимого оборудования и обучение полиграфологов, а также на увеличение численности существующих или образование новых структурных подразделений в ОВД.

Статьей 15 проекта устанавливается возможность проведения добровольных опросов с применением полиграфа в ходе оперативно-розыскной деятельности, служебных проверок и судебных разбирательств. Частью 2 статьи 16 проекта определяется, что порядок проведения добровольных опросов в ходе служебных проверок или судебных разбирательств осуществляется в соответствии с процессуальными нормами.

Вместе с тем проведение служебных проверок не регламентируется процессуальными нормами.

Вызывают возражения нормы статей проекта, регламентирующих подготовку полиграфологов и контроль за их деятельностью (статьи 22, 31). В этих целях проектом закона предусматривается создание межведомственной комиссии, которая уполномочена определять и контролировать порядок обучения полиграфологов, устанавливать требования методического и нормативного характера, а также регистрировать полиграфологов.

Вместе с тем органом государственной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования, является Министерство образования и науки Российской Федерации. Функции по контролю в сфере образования возложены на Федеральную службу по надзору в сфере образования и науки.

Помимо обозначенных проблемных вопросов, в профессиональном сообществе активно обсуждается сегодня разработка и внедрение профессионального стандарта полиграфолога. Так, в декабре 2016 г. прошло онлайн-совещание, посвященное обсуждению проекта профессионального стандарта «Специалист по проведению психофизиологических исследований с применением полиграфа»[5] (разработчик – Некоммерческое партнерство «Национальная коллегия полиграфологов»).

В работе совещания приняли участие представители образовательных и научных организаций, коммерческих учреждений и иных организаций, специалисты-полиграфологи, представители МВД России, ФСБ России, Торгово-промышленной палаты России.

Участниками совещания высказаны замечания и предложения по проекту указанного стандарта, проведено обсуждение имеющихся концептуальных замечаний, среди них следующие.

В проекте стандарта [24] в качестве обобщенных трудовых функций указана вспомогательная деятельность при подборе персонала и осуществлении оперативно-розыскной и процессуальной деятельности; частной детективной и охранной деятельности.

Вместе с тем профессиональная деятельность полиграфологов носит самостоятельный характер и при решении указанных задач в отдельных случаях не имеет альтернативы. Эта деятельность может играть вспомогательную функцию в рамках какой-либо более сложной сферы, но в проекте стандарта, на наш взгляд, должна быть указана деятельность, имеющая самостоятельную направленность.

При отнесении деятельности специалистов-полиграфологов к видам экономической деятельности не учтены следующие виды.

75.24. Деятельность по обеспечению общественного порядка и безопасности.

75.24.1. Деятельность органов внутренних дел.

В качестве особых условий допуска к работе указано, что специалистами-полиграфологами могут быть дееспособные граждане, не имеющие непогашенных или неснятых судимостей за совершение умышленных преступлений, без нарушений речи.

Данные нормы, затрагивающие право граждан на труд, не могут быть введены профессиональным стандартом, утверждаемым приказом Минтруда России. В связи с этим должны быть указаны соответствующие положения Федерального закона.

В качестве трудовых функций целесообразно указать основные этапы проведения психофизиологического исследования, утвержденные ведомственными нормативными правовыми актами:

1. Изучение информации, полученной в процессе тестирования и психологического обследования (при проведении исследований в рамках профессионального психологического отбора граждан, поступающих на военную службу (службу)).

2. Предтестовая беседа и подготовка вопросников для проведения тестирования на полиграфе.

3. Инструктаж о порядке проведения тестирования на полиграфе и установка датчиков.

4. Проведение тестирования на полиграфе.

5. Предварительная оценка данных, полученных в процессе тестирования на полиграфе.

6. Послетестовая беседа (проводится в случаях, если по результатам предварительной оценки данных выявлены факторы риска).

7. Обработка и оценка данных, полученных в процессе тестирования на полиграфе.

8. Оформление заключения по результатам проведения исследования.

Трудовые действия, необходимые умения, необходимые знания, другие характеристики, указанные в различных трудовых функциях, по своему содержанию дублируют друг друга. В связи с этим данные разделы проекта стандарта могут быть объединены.

В качестве «других характеристик» на отдельных страницах проекта приводятся «требования к полиграфам (сертификат соответствия), аттестация и переаттестация государственных судебных экспертов». Вместе с тем не ясно, должен ли специалист-полиграфолог обладать соответствующими знаниями или проектом стандарта планируется утвердить требования о наличии сертификата и прохождении аттестации?

По итогам совещания приняты решения о доработке проекта и направлении его в Торгово-промышленную палату России для рассмотрения, а затем в Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации для утверждения в установленном порядке.

Принятие стандарта позволит повысить качество подготовки специалистов-полиграфологов, создать условия для исключения случаев проведения психофизиологических исследований специалистами, не обладающими необходимыми специальными знаниями и практическими навыками.

Помимо обозначенных событий, в марте 2018 г. в Москве на базе Центра прикладной психофизиологии состоялся 12-й ежегодный семинар полиграфологов, который был посвящен рассмотрению современных технологий применения полиграфа.

В рамках семинара обсуждались наиболее интересные события за рубежом в области технологий оценки достоверности информации, сообщаемой человеком, среди прочего отмечалось продолжающееся активное продвижение на рынок скринингового метода EyeDetect (айдетект), разработанного в США и основанного на анализе движений глаз и изменении диаметра зрачка [2].

Озвучивались результаты экспериментального исследования, подтвердившие гипотезу относительно одинаковой эффективности вопросов так называемой «вероятной лжи» и «управляемой лжи». Этот факт ранее был уже известен и хорошо изучен американскими учеными-полиграфологами, но его подтверждение на российской выборке показывает, что вопросы «управляемой лжи», являясь более простыми и стандартизированными, могут и должны шире применяться российскими полиграфологами в своей работе.

Большой интерес и бурную дискуссию вызвало сообщение об ошибках полиграфологов при применении полиграфа в отношении лиц, связанных с экстремисткой деятельностью, а также об этапах формирования экстремисткой личности. Обсуждение показало, что эта тема является одновременно и очень важной, и очень сложной. Дискуссии по этому вопросу продолжаются в настоящее время на специализированном Интернет-портале Центра прикладной психофизиологии, запланировано проведение специального семинара [31].

Еще одна важная тема, актуальность которой никогда не снижается для практикующих полиграфологов, касалась вопросов противодействия тестированию на полиграфе.

Затронута проблема применения в практической деятельности так называемых «маршрутных карт». Это схематическое представление изучаемых факторов риска девиантного поведения, раскрывающее содержание отдельных частных признаков.

Таким образом, на семинаре были освещены как вопросы эффективности современных технологий применения полиграфа, так и тенденций развития в области их конкретного практического применения.

Подводя итоги, следует констатировать, что далеко не на все вопросы существуют однозначные и оптимальные ответы, в том числе и в форме нормотворческой инициативы. Однако уже то, что после этапа активного внедрения СПФИ в деятельность различных ведомств последовал этап анализа и оценки эффективности проводимой работы, является вполне позитивным показателем, как отражающим динамику данных процессов, так и позволяющим определить перспективные направления развития в данной области исследований [27]. Продолжающееся совершенствование нормативной правовой базы, регламентирующей организационные и процедурные аспекты проведения СПФИ, требования к специалистам-полиграфологам, способствует минимизации рисков на всех этапах проведения проверки, снижению коррупционной составляющей, повышению качества проводимых опросов, достижению изначально поставленных целей при проведении подобных исследований по различным основаниям.



[1] Далее – СПФИ.

[2] Далее – ОВД.

[3] Далее – закон «О службе».

[4] Далее – УПК.

[5] Далее – проект, проект стандарта.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Бородина Т.И. Виноградов М.В., Носс И.Н. К вопросу о специфике личностно-профессиональной диагностики в системе отбора кадров // Человеческий капитал. 2016. № 2 (86). С. 62–70.
  2. Будякова Т.П. Психологические ошибки при опознании человека по лицу // Экспериментальная психология. 2017. Т. 10 № 2. С. 20–39.
  3. Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31.07.1998 № 145-ФЗ (ред. от 28.12.2017) [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_law_19702/ (дата обращения: 22.04.18).
  4. Виноградов М.В. О нормативном правовом обеспечении психологической работы в органах внутренних дел // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2014. № 1(56). С. 105–107.
  5. Дашко М.Н. Виноградов М.В., Носс И.Н. Актуальные проблемы профессионального психологического отбора граждан, поступающих на службу в органы внутренних дел Российской Федерации // Вестник МВД России. 2016. № 5. С. 53–63.
  6. Дашко М.Н., Виноградов М.В. Профессиональный психологический отбор на службу в органы внутренних дел: новый подход к изучению личных и деловых качеств граждан, поступающих на службу в подразделения МВД // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2015. № 3(62). С. 101–106.
  7. Караваев А.Ф., Крук В.М., Носс И.Н., Виноградов М.В. Проблемы личностно-профессиональной диагностики в профотборе кандидатов на службу в органы внутренних дел и оценки надежности сотрудника // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2015. № 3(62). С. 106–113.
  8. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 3 11-ФКЗ) [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/ (дата обращения: 22.04.18).
  9. Крук В.М., Караваев А.Ф., Виноградов М.В., Касперович Ю.Г. Актуальные проблемы психологической работы с сотрудниками ОВД и профессионального психологического отбора на службу (обзор материалов координационно-методического совета) // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2016. № 3(66). С. 80–82.
  10. Кубышко В.Л. Актуальные проблемы совершенствования ведомственного профессионального образования, педагогики и психологии служебной деятельности в свете 300-летия российской полиции // Профессиональное образование сотрудников органов внутренних дел. Педагогика и психология служебной деятельности: состояние и перспективы: сб. науч. трудов междунар. конференции, посвященной празднованию 15-летия Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя (3–31 мая 2017 г.). М.: Московский университет МВД России имени В.Я. Кикотя, 2017. С. 11–16.
  11. Кубышко В.Л.  Совершенствование психологической работы в системе морально-психологического обеспечения оперативно-служебной деятельности личного состава органов внутренних дел // Национальный психологический журнал. 2017. № 4 (28). С. 95–103.
  12. Постановление Правительства РФ от 06.12.2012 № 1259 (ред. от 06.03.2015) «Об утверждении Правил профессионального психологического отбора на службу в органы внутренних дел Российской Федерации» [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_138821/ (дата обращения 14.04.2018).
  13. Приказ Генпрокуратуры России от 15.09.2014 № 493 (ред. от 22.12.2016) «О профессиональном психологическом отборе кандидатов на службу в органы прокуратуры Российской Федерации и обучение в государственные образовательные организации» [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=EXP&n=677883#0001411916165733773 (дата обращения: 22.04.18).
  14. Приказ ГУСП России от 18 сентября 2013 г. № 57 «Об утверждении Инструкции по организации и проведению профессионального психологического отбора в Службе специальных объектов при Президенте Российской Федерации» [Электронный ресурс] // Электронный фонд правовой и нормативно-технической документации. URL: http://docs.cntd.ru/document/499048919 (дата обращения: 22.04.18).
  15. Приказ Министерства юстиции РФ от 30 сентября 2015 г. № 230 «Об утверждении Порядка проведения в Федеральной службе судебных приставов психофизиологического исследования, тестирования на предмет употребления наркотических средств и психотропных веществ, наличия алкогольной, наркотической или иной токсической зависимости» [Электронный ресурс] // Информационно-правовой портал Гарант. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71112246/ (дата обращения: 22.04.18).
  16. Приказ Министра обороны РФ от 20.10.2014 № 770 (ред. от 31.07.2017) «О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации правовых актов по вопросам проведения военно-врачебной экспертизы» (вместе с «Требованиями к состоянию здоровья отдельных категорий граждан») (Зарегистрировано в Минюсте России 08.12.2014 № 35094) [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_148556/ (дата обращения: 22.04.18).
  17. Приказ Министра обороны РФ от 26.01.2000 № 50 (ред. от 12.05.2005) «Об утверждении Руководства по профессиональному психологическому отбору в Вооруженных Силах Российской Федерации» [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_29166/ (дата обращения: 22.04.18).
  18. Приказ Минюста РФ от 16.04.2013 № 51 «Об утверждении категорий должностей в уголовно - исполнительной системе, при назначении на которые проводится психофизиологическое исследование с применением полиграфа» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 23.04.2013 № 28257) [Электронный ресурс] // URL: https://minjust.consultant.ru/page.aspx?1043423 (дата обращения: 22.04.18).
  19. Приказ Росгвардии от 16.11.2016 № 357 «Об утверждении Инструкции об организации и проведении профессионального психологического отбора в войсках национальной гвардии Российской Федерации» (Зарегистрировано в Минюсте России 12.12.2016 № 44651) [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_208821/ (дата обращения: 22.04.18).
  20. Приказ ФСБ России от 13.04.2011 № 151 (ред. от 22.12.2016) «Об утверждении Инструкции по организации и проведению профессионального психологического отбора в органах федеральной службы безопасности» (Зарегистрировано в Минюсте России 02.06.2011 № 20926) [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_114923/ (дата обращения: 22.04.18).
  21. Приказ ФСО РФ от 27.04.2016 № 178 «Об утверждении порядка и условий приема граждан Российской Федерации в академию ФСО России» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 23.05.2016 № 42210) [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система Консультант Плюс. URL: https://minjust.consultant.ru/documents/19380 (дата обращения: 22.04.18).
  22. Приказ ФТС России от 25 сентября 2007 г. № 1196 «Об утверждении Временной инструкции о порядке проведения опросов с использованием компьютерного полиграфа в таможенных органах Российской Федерации» [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система Консультант Плюс. URL: www.consultant.ru/cons/cgi/online (дата обращения: 22.04.18).
  23. Проект профессионального стандарта «Специалист по проведению психофизиологических исследований с применением полиграфа» [Электронный ресурс] // Информационная площадка Некоммерческого партнерства «Национальная Коллегия Полиграфологов». URL: https: // npnkp.ru (дата обращения: 17.02.2017).
  24. Проект Федерального закона № 478780-5 «О применении полиграфа» [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=PRJ&n=82508#018879868642218645 (дата обращения: 14.04.2018).
  25. Сведения о состоянии работы с кадрами органов внутренних дел Российской Федерации за 2017 год: Сборник аналитических и информационных материалов. М.: ДГСК МВД России, 2018. 72 с.
  26. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 19.02.2018) [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34481/ (дата обращения: 22.04.18).
  27. Ульянина О.А. Состояние и перспективные направления психологической практики в ОВД // Психологическая наука и образование. 2017. Т. 22. № 5. С. 77–84.
  28. Федеральный закон от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 06.07.2016) «Об оперативно-розыскной деятельности» [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_7519/ (дата обращения: 22.04.18).
  29. Федеральный закон от 28.03.1998 № 53-ФЗ (ред. от 07.03.2018, с изм. от 17.04.2018) «О воинской обязанности и военной службе» [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_18260/ (дата обращения: 22.04.18).
  30. Федеральный закон от 30.11.2011 № 342-ФЗ (ред. от 01.07.2017) «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_122329/ (дата обращения: 22.04.18).
  31. Центр поддержки полиграфологов [Электронный ресурс] // Информационный сервис Национальной школы детекции лжи. URL: https://nsdl.pro (дата обращения: 14.04.2018).
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

RSS-анонсы журналов Psyjournals на facebook Группа Psyjournals Вконтакте Twitter Psyjournals Psyjournals на Youtube
Яндекс.Метрика