Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 95Рубрики 51Авторы 8357Ключевые слова 20470 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

27 место — направление «Психология»

0,539 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,598 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Проблемы подготовки педагогов-психологов образовательных организаций в области превенции суицидального поведения подростков и молодежи 101

Вихристюк О.В., кандидат психологических наук, руководитель, Центр экстренной психологической помощи МГППУ, Москва, Россия, vihristukov@mgppu.ru
Гаязова Л.А., кандидат психологических наук, заместитель руководителя Центра экстренной психологической помощи, ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия, gayazovala@mgppu.ru
Банников Г.С., кандидат медицинских наук, заведующий лаборатории НИЛ "научно-методическое обеспечение экстренной психологической помощи" Центра экстренной психологической помощи, ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия, bannikov68@mail.ru
Полный текст

Введение

Современный этап развития системы дополнительного образования характеризуется переосмыслением базовых ценностей в содержании, формах и технологиях дополнительного профессионального образования и предоставляет разнообразные организационные возможности для постоянного совершенствования компетенций специалистов в различных областях. Высокий уровень потребности и готовности работающих специалистов (психологов образовательных организаций, педагогов-психологов) к обучению [4; 10; 16] сочетается с продолжающейся в профессиональном сообществе дискуссией о содержании работы школьного психолога и его компетенциях [2; 12], как в России, так и за рубежом. Также специалисты отмечают появление новых требований к компетенциям школьного психолога, в том числе в связи с проблемами кризисного вмешательства [1], особой ролью психолога в реализации программ профилактики суицидального поведения у подростков и молодежи [7; 10] и, в целом, расширением перечня ситуаций, требующих внимания психолога.

С учетом важности образовательной среды в укрепления психического здоровья подростков и молодежи и предоставления им психологической поддержки [5; 8], наличия данных об эффективности школьных программ профилактики суицидального поведения [14] и значимости школьного психолога в выявлении и поддержке обучающихся группы риска [1; 9], представляется актуальным изучить потребности в совершенствовании компетенций психологов образовательных организаций в России.

Обзор зарубежного опыта показывает, что обучению школьных психологов в области профилактики суицидального поведения уделяется достаточно много внимания, но, одновременно с этим, существующие программы обучения и их доступность не отвечают в полной мере потребностям школьных психологов [10]. Отмечается необходимость предоставления дополнительной информации и обучения в области профилактики суицидального поведения [13; 15], наиболее актуально обучение по вопросам применения стандартизированных методик и поственции [6], предотвращения кризисных ситуаций и оказания помощи при их возникновении [11].

В России, как и в других странах, превенция суицидального поведения обучающихся является командной работой специалистов образовательной организации — представителей администрации, социально-психологической службы, заместителей директора по воспитательной работе, по безопасности и пр. Вместе с тем традиционно основная доля ответственности как за организацию такой работы, так и за ее результаты принадлежит школьной психологической службе (или педагогу-психологу). Основными видами работ в рамках профилактики для педагога-психолога образовательной организации являются информационная работа с учителями и родителями, проведение групповых занятий с обучающимися, диагностические мероприятия, направление обучающихся и их родителей в профильные медико-психологические организации [3].

Педагог-психолог образовательной организации (где обучаются дети старше 10—11 лет) должен обладать целым набором компетенций в области психологического просвещения субъектов образовательной среды; психологической диагностики и сопровождения детей группы риска (в данном случае по суицидальному поведению); коррекции острых эмоциональных состояний; проведения групповой работы (тренингов) с обучающимися, направленной на формирование стрессоустойчивости, жизнестойкости; способов совладания с трудными жизненными ситуациями; кризисной интервенции в ситуациях суицидальной угрозы; саморегуляции эмоциональных состояний.

Организация и методы исследования

В целях уточнения данных об актуальной потребности работающих педагогов-психологов в дополнительном профессиональном образовании в области превенции суицидального поведения обучающихся были проанализированы результаты двух исследований.

В 2017 г. Центром экстренной психологической помощи МГППУ проводилось анкетирование слушателей программ дополнительного профессионального образования МГППУ в целях оценки уровня их знаний в области суицидологи (о факторах риска развития суицидального поведения, об особенностях кризисного состояния и др.). В анкетировании приняли участие педагоги-психологи, работающие в образовательных организациях и клинические психологи, работающие в кризисных центрах различных субъектов РФ, всего 32 человека.

В 2019 г. проводилось анкетирование педагогов-психологов (48 человек), работающих в образовательных организациях, и специалистов системы профилактики суицидального поведения города Москвы (23 человека) в целях выявления самооценки и экспертной оценки подготовленности педагогов-психологов образовательной организации к деятельности по превенции суицидального поведения обучающихся. В числе специалистов системы профилактики суицидального поведения выступили работники Комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, Министерства внутренних дел и Следственного комитета, взаимодействующие в рамках служебных обязанностей с педагогами-психологами образовательных организаций; ученые-исследователи вузов, работающие совместно с педагогами-психологами образовательных организаций.

В исследовании 2017 г. применялся опросник, направленный на оценку осведомленности и уровня знаний в области превенции суицидального поведения, ранее разработанный в отделении клинической и профилактической суицидологии Московского НИИ психиатрии (ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Минздрава России).

В исследовании 2019 г. применялись анкеты для педагогов-психологов и экспертов, разработанные Центром экстренной психологической помощи, в которых респондентам было предложено дать примерную оценку уровня подготовленности по следующим направлениям работы:

· общие вопросы организации профилактики (составление планов, подготовка документации, регламентов работы и пр.);

· просвещение родителей о возможных рисках психологического благополучия у детей;

· обучение педагогов навыкам распознавания симптомов неблагополучия (суицидального поведения) у обучающихся;

· просвещение обучающихся о возможностях получения помощи в сложных для них ситуациях, проведение групповых занятий, тренингов по стрессоустойчивости, формированию образа позитивного будущего, привитию навыков самопомощи в трудных жизненных ситуациях и пр.;

· диагностика, выявление детей группы риска по суицидальному поведению;

· кризисное консультирование детей группы риска (с целью оценки их состояния, оказания первичной помощи, направления к профильным специалистам);

· консультирование родителей детей группы риска (с целью информирования о психологическом состоянии ребенка, мотивирования на обращение за профильной помощью к специалистам);

· сопровождение детей группы риска в течение учебного года (наблюдение, коррекция, повторная диагностика и пр.);

· экстренная психологическая помощь обучающемуся в кризисной ситуации угрозы суицида, текущего суицида;

· поддержание профессионального здоровья (саморегуляция эмоционального состояния, прохождение супервизионной поддержки).

Для оценки уровня подготовленности предлагалась шкала, включающая: уровень обобщенных представлений о содержании работы по направлению; базовые (полученные в вузе) знания и умения, позволяющие работать под руководством более опытного специалиста; базовые знания и умения, позволяющие работать самостоятельно; уровень, включающий специализированные знания и умения, полученные в рамках дополнительного профессионального образования; высокий уровень знаний и умений, позволяющий обучать других специалистов.

Также респондентам было предложено оценить важность условий и их доступность в деятельности образовательной организации по профилактике суицидального поведения у обучающихся. В числе условий были предложены к оценке следующие: возможность совершенствования компетенций в рамках дополнительного профессионального образования; систематическое совершенствование практических навыков в рамках мастер-классов, семинаров, тренингов и т. д.; постоянная возможность обращаться к супервизору, профильным специалистам за консультацией; наличие отлаженных алгоритмов взаимодействия с другими организациями; ответственность (в том числе правовая) родителей по выполнению рекомендаций педагога-психолога; наличие стандартов, регулирующих содержание и процесс действий при выполнении профессиональных задач (например, перечень рекомендованных методик, алгоритм действий в кризисной ситуации, формы документов, прочее); высокий уровень оплаты труда.

При оценке статистической значимости различий в ответах педагогов-психологов и экспертов применялось угловое преобразование Фишера.

Результаты

Большинство участников опроса 2017 г. — 29 человек (90,62%) из 32 — ответили положительно на вопрос о том, сталкивались ли они в своей профессиональной деятельности с кризисным состоянием и суицидальными тенденциямиу у подростков и молодежи. При этом два респондента отметили, что их подопечные совершали попытки самоубийства, и выразили уверенность, что и «теперь не смогли бы повлиять на ход событий». На вопрос о том, что помешало изменить к лучшему ход событий, респонденты отметили недостаток знаний о ранних признаках суицидального поведения. Все респонденты отметили недостаточность подготовленности к деятельности по профилактике кризисных состояний.

Результаты опроса показали, что респонденты испытывают затруднения в понимании механизмов формирования суицидального поведения и его профилактики. 19 респондентов (59,37%) указали на то, что человека невозможно остановить, если он решил покончить с собой. Столько же респондентов отметили, что самоубийство связано с психическими нарушениями, при этом из списка возможных причин самоубийства у несовершеннолетних большинство выделяют психоз и депрессию, не учитывая значимость в развитии суицидального поведения акцентуаций характера, тревожных, панических состояний. На вопрос о том, какие симптомы/переживания из предложенных вариантов, наиболее характерны для кризисного состояния, большинство респондентов указало общие признаки психического неблагополучия, такие как снижение настроения, тревога, без выделения существенных проявлений кризисного состояния с суицидальным риском — отчаянья, безнадежности. 13 респондентов (40,62%) указали на то, что суицид нельзя обсуждать с обучающимися в учебной группе или в классе и лучше «забыть» о ситуации. 26 респондентов (81,25%) согласились с неправомерным утверждением о том, что риск суицида растет, если прямо спросить о намерениях покончить с собой.

Все опрошенные указали на необходимость профессиональной поддержки (супервизии) и освоения технологии выявления обучающихся группы риска по суицидальному поведению и построения траектории их психолого-педагогического сопровождения.

При проведении практических упражнений (в рамках реализации программы дополнительного профессионального образования), направленных на отработку практических навыков общения с подростком в кризисном состоянии, у слушателей отмечался низкий уровень готовности к работе в условиях, приближенных к реальным.

Из опрошенных в 2019 г. педагогов-психологов 46 респондентов (95,83%) отметили, что они сталкиваются с проблемными ситуациями, связанными с суицидальным поведением обучающихся. Более 40% опрошенных педагогов-психологов оценили уровень своей компетентности как включающий специализированные знания и умения, полученные в рамках дополнительного профессионального образования, по таким направлениям работы, как: просвещение родителей — 21 респондент (43,75%); обучение, просвещение педагогов— 20 (41,67%). Также более 40% педагогов-психологов оценивают уровень своей компетентности как «базовые знания и умения, позволяющие работать самостоятельно» по таким направлениям работы, как: общие вопросы профилактики — 25 респондентов (52,08%); просвещение родителей — 22 (45,83%); работа с обучающимися — 23 (47,92%); сопровождение группы риска — 23 (47,92%) (рис. 1).

Рис. 1. Оценка педагогами-психологами уровня своей компетентности по направлениям работы, связанной с профилактикой суицидального поведения среди обучающихся

Ни один из опрошенных педагогов-психологов не оценил уровень своей компетентности как высокий, позволяющий обучать других, по общим вопросам профилактики, по направлениям работы, связанным с просвещением родителей, консультированием родителей, кризисным консультированием детей.

Наличие алгоритмов взаимодействия отметили как крайне важное условие 30 респондентов (64,58%); наличие стандартов — 31 (62,50%); ответственность родителей — 29 (60,42%); супервизию, консультации — 27 (56,25%); совершенствование практических навыков — 23 (47,92%); высокий уровень оплаты труда — 22 (45,83%); дополнительное профессиональное образование — 18 (37,50%) (рис. 2).

Рис. 2. Оценка педагогами-психологами важности условий для достижения результатов в работе, связанной с профилактикой суицидального поведения среди подростков и молодежи: на оси Z приведены данные пятибальной шкалы, где 1 — условие не влияет на результаты работы, 5 — крайне важное условие

22 педагога-психолога (45,83%) выразили крайнюю неудовлетворенность доступностью супервизии и возможностью обращения к профильным специалистам за консультацией. В остальных случаях, примерно по трети опрошенных оценивали удовлетворенность каждым условием в пределах от 1 до 3 баллов по пятибальной шкале, где 1 балл соответствовал оценке «не удовлетворен», 5 — «полностью удовлетворен» (рис. 3).

Рис. 3. Оценка педагогами-психологами своей удовлетворенности доступностью условий, связанных с результативностью работы по профилактике суицидального поведения среди подростков и молодежи: на оси Z приведены данные пятибальной шкалы, где 1 — не удовлетворен, 5 —полностью удовлетворен

При сравнении доли ответов экспертов и педагогов-психологов, характеризующих уровень компетенций педагогов-психологов как «специализированные знания и умения, полученные в рамках дополнительного профессионального образования», выявлены статистически значимые различия. Различия обнаружены в оценках знаний педагогов-психологов экспертами и оценке своей компетентности педагогами-психологами по таким направлениям работы, как обучение, просвещение педагогов (φэмп. =2,62; p≤0,001); поддержание профессионального здоровья (φэмп. =1,76; p≤0,05) (рис. 4).

Рис. 4. Различия в оценке экспертами уровня знаний педагогов-психологов и оценке своей компетентности педагогами-психологами (для уровня «имеются специализированные знания и умения, обучался дополнительно»): уровень статистической значимости: * — p≤0,05; *** — p≤0,001

В оценках умений педагогов-психологов экспертами и оценке своей компетентности педагогами-психологами выявлены статистически значимые различия по таким направлениям работы, как просвещение родителей (φэмп. =1,88; p≤0,05); обучение, просвещение педагогов (φэмп. =3,17; p≤0,001); выявление группы риска (φэмп. =1,64; p≤0,05); консультирование родителей (φэмп. =1,94; p≤0,05); поддержание профессионального здоровья (φэмп. =1,76; p≤0,05); эксперты оценили умения педагогов ниже (рис. 5).

Рис. 5. Различия в оценке экспертами уровня умений педагогов-психологов и оценке своей компетентности педагогами-психологами (для уровня «имеются специализированные знания и умения, обучался дополнительно»): уровень статистической значимости: «*» — p≤0,05; «***» — p≤0,001

Оценка степени важности ряда условий в работе, связанной с профилактикой суицидального поведения среди подростков и молодежи показала, что такие условия, как дополнительное профессиональное образование, совершенствование практических навыков, супервизия и консультации оценены как крайне важные большей долей экспертов, по сравнению с педагогами-психологами. Но меньшая доля экспертов, по сравнению с педагогами-психологами, отметила как крайне важные условия наличие алгоритмов взаимодействия, ответственность родителей, наличие стандартов, высокий уровень оплаты труда (рис. 6).

Рис. 6. Различия в оценке экспертамии педагогами-психологами важности условий для достижения результатов в работе, связанной с профилактикой суицидального поведения среди подростков и молодежи (ответы «крайне важное условие»)

Обсуждение результатов

Анкетирование, проведенное в 2017 г., показалонедостаточную осведомленность и уровень знаний педагогов-психологов в области превенции суицидального поведения, низкий уровень готовности к выполнению задач в практической деятельности.

Анкетирование, проведенное в 2019 г., показало, что увереннее, по сравнению с работой по вторичной и третичной профилактике суицидального поведения, педагоги-психологи чувствуют себя в работе, связанной с общими вопросами организации профилактики, при выполнении мероприятий первичной профилактики для родителей, педагогов, обучающихся. Наибольший дефицит компетенций по результатам самооценки наблюдается по таким направлениям работы, как консультирование детей группы риска; оказание экстренной психологической помощи.

Возможность совершенствования компетенций в рамках дополнительного профессионального образования из всех перечисленных условий оказалась в оценках педагогов-психологов менее важной на фоне более высокого уровня важности супервизии, профессиональной поддержки, совершенствования практических навыков. Можно предположить, что данное противоречие характеризует неудовлетворенность специалистов качеством и содержанием программ повышения квалификации, соотношением теории и практики.

В целом, по сравнению с самооценкой педагогов-психологов, эксперты существенно ниже оценивают их знания и умения по различным направлениям деятельности в области превенции суицидального поведения обучающихся и выше оценивают важность дополнительного профессионального образования, совершенствования практических навыков, доступности супервизии и профессиональной поддержки.

Выводы

Исходя из приведенных данных, а также опыта работы Центра экстренной психологической помощи МГППУ в 2010—2018 гг. по оказанию экстренной и кризисной психологической помощи обучающимся образовательных организаций города Москвы, консультированию и обучению педагогов-психологов образовательных организаций по вопросам превенции суицидального поведения, можно сформулировать следующие требования к содержанию и организации повышения их квалификации.

С учетом неравномерности в уровне подготовленности педагогов-психологов в области превенции суицидального поведения подростков и молодежи необходимо предусмотреть вводные модули, восполняющие необходимые базовые знания и умения, и основные модули, направленные на совершенствование компетенций, непосредственно связанных с реализацией различных направлений деятельности в области профилактики суицидального поведения. Необходимо создание адекватного инструментария оценки, позволяющего оценить профиль компетенций потенциальных слушателей, включающего как тестовую оценку знаний, так и демонстрацию умений в ходе решения практической задачи (кейса), и его вариации для оценки компетенций слушателей до, во время и после обучения. Существенная (до трети) доля часов программ повышения квалификации должна быть отведена на индивидуальные консультации (по типу супервизии) слушателей программы, направленные на разбор сложных случаев, возникающих в практике. При планировании видов работ также необходимо учесть, что наибольшие затруднения специалисты испытывают при необходимости решения практических задач. В числе модулей необходимо предусмотреть специальный практический модуль по сопровождению специалистов в кризисной ситуации (например, в ситуации завершенного суицида обучающегося) для оперативного сопровождения, консультирования, супервизии педагогов-психологов.

Также при реализации, проектировании соответствующих программ повышения квалификации необходимо предусмотреть проведение практических занятий, где активно использовать работу в микрогруппах с последующим общим обсуждением, работу со специальной литературой, практическую апробацию рассматриваемых приемов и рекомендаций. При изучении теоретического материала следует обязательно рассматривать способы его интеграции в повседневную практику и профессиональную деятельность слушателей (например, через составление слушателями плана профилактической работы и плана кризисного реагирования в случае завершенного суицида обучающегося, проведение слушателями профилактических занятий и диагностического обследования психологического состояния и семейной ситуации обучающихся с выраженной социально-психологической дезадаптацией). Для отработки умений на практических занятиях необходимо предусмотреть получение слушателями супервизии случаев, с которыми они сталкивались на практике.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Бурмистрова Е.В. Психологическая помощь в кризисных ситуациях (предупреждение кризисных ситуаций в образовательной среде): метод. рекомендации для специалистов системы образования. М.: МГППУ, 2006. 96 с.
  2. Марголис А.А., Коновалова И.В. Критерии профессиональной компетентности педагога-психолога // Психологическая наука и образование. 2010. № 1. С. 13—20.
  3. Сборник памяток для администрации, педагогов (классных руководителей) образовательных организаций города Москвы по профилактике суицидального поведения среди обучающихся / Под ред. О.В. Вихристюк. М.: ГБОУ ВПО МГППУ, 2015. 55 с.
  4. Armistead L.D., Castillo J.M., Curtis M.J., Chappel A., Cunningham J. School Psychologists’ Continuing Professional Development Preferences and Practices // Psychology in the Schools. 2013. Vol. 50(4). P. 415—432.
  5. Brown J.A., Goforth A.N., Machek G. School Psychologists’ Experiences with and Training in Suicide Assessment: Challenges in a Rural State // Contemporary School Psychology. 2018. Vol. 22(2). P. 195—206.
  6. Debski J., Spadafore C.D., Jacob S., Pool, D A. Hixson M.D. Suicide intervention: Training, roles, and knowledge of school psychologists [Электронный ресурс] // Psychology in the Schools. 2007. Vol. 44(2). P. 157—170. URL: https://doi.org/10.1002/pits.20213. (дата обращения 05.07.2019).
  7. Eckert T.L., Miller D.N., DuPaul G.J., Riley-Tillman T.C. Adolescent Suicide Prevention: School Psychologists’ Acceptability of School-Based Programs // School Psychology Review. 2003. Vol. 32(1). P. 57—76.
  8. Hellmuth J. Are schools the best places to provide mental health services? // Brown University Child & Adolescent Behavior Letter. 2018. Vol.34(5). P. 1—6.
  9. Lecapitaine D J. Role of the School Psychologist in the Treatment of High-Risk Students // Education. 2000. Vol. 121(1). P. 73—79.
  10. Liebling B.D.E., Jennings H.R. The Current Status of Graduate Training in Suicide Risk Assessment // Psychology in the Schools. 2013. Vol. 50(1). P. 72—86.
  11. Nickerson A.B., Zhe E.J. Crisis Prevention and Intervention: A Survey of School Psychologists [Электронный ресурс] // Psychology in the Schools. 2004. Vol. 41(7). P. 777—788. URL: http://dx.doi.org/10.1002/pits.20017. (дата обращения 05.07.2019).
  12. Santos D.C., Menezes A.B., Borba A., Ramos C.C., Costa, T.D. Mapeamento de competências do psicólogo escolar [Электронный ресурс] // Psicologia Escolar e Educacional. 2017. Vol. 21(2). P. 225-234. URL: https://dx.doi.org/10.1590/2175-3539201702121109. (дата обращения 05.07.2019).
  13. Stein-Erichsen J.L. (2010). School Psychologists' Confidence Level with Suicide. Intervention and Prevention in the Schools. (Doctoral dissertation). Philadelphia College of Osteopathic Medicine.
  14. Stone D.M., Crosby A.E. Suicide Prevention // American journal of lifestyle medicine. 2014. Vol. 8(6). P. 404—420. doi:10.1177/1559827614551130
  15. Suld, S., Loker T., Friedrich A., Sundman A., Cunningham J., Saari B., Schatzberg T. Improving School Psychologists’ Knowledge and Confidence Pertinent to Suicide Prevention through Professional Development // Journal of Applied School Psychology. 2010. Vol. 26(3). P. 177—197.
  16. Taylor J.M., Neimeyer G.J., Rossen E. Continuing professional development (CPD) practices among clinical psychologists and school psychologists. In D. St. Stoyanov & R.-D. Stieglitz (Eds.), Psychology research progress. New developments in clinical psychology research. UK: Nova Science Pub Inc.; 2015. P. 221—237.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика