Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 94Рубрики 51Авторы 8245Ключевые слова 20238 Online-сборники 1 АвторамИздателямRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

1 место — направление «Психология»
2 место — направление «Народное образование. Педагогика»

31 место — общий рейтинг Science Index (3469 журналов)

5,050 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

1,786 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психологическая наука и образование

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 1814-2052

ISSN (online): 2311-7273

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/pse

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 1996 года

Периодичность: 6 выпусков в год

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Формирование гендерной идентичности у современных юношей и девушек 1162

Степанова Л.Г., кандидат психологических наук, старший преподаватель кафедры прикладной психологии факультета психологии Белорусского государственного педагогического университета им. М. Танка, stepanova_lg@yahoo.com
Полный текст

Появление термина «идентичность» в психологии связывают с именем Э. Эриксона, который определил идентичность как внутреннюю непрерывность и тождественность личности [11]. Гендерная идентичность является одной из базовых характеристик личности и формируется в результате психологической интериоризации мужских или женских черт, в процессе взаимодействия «Я» и других, в ходе социализации. Заметим в этой связи, что в эпигенетической схеме Э. Эриксона базисный конфликт шестой стадии психосоциального развития –интимность против изоляции, напрямую связан именно с гендерной идентичностью индивида.

При этом, как показано в ряде работ, в частности, В. А. Ильина [2; 3], результаты разрешения данного конфликта в социально-психологическом смысле не «замыкаются» в сфере интимно-личностных отношений, но специфическим образом проявляются в существенно более широком контексте межличностных отношений. В этой связи необходимо отметить, что способность индивида к установлению полноценных близких отношений ни в коем случае не означает формирование у него фиксированной позитивной установки в отношении социального окружения. Это, скорее, способность к широкой вариативности в континууме «принятие-отвержение» при сохранении целостности личности. В данной логике гендерная идентичность выступает как продукт социального конструирования и, одновременно, один из ключевых факторов, опосредующих поведенческую активность и установки личности в контексте межличностных отношений. Представляется важным выявление взаимосвязи между особенностями гендерной идентичности и таким важнейшим показателем социально-психологического развития личности как самоопределение.

При этом, как показано в ряде работ, ключевыми факторами, опосредующими самоопределение личности, являются структура мотивационно-ценностных ориентаций и особенности эмоционально-ценностного самоотношения.

В целях решения данной задачи нами в 2005–2008 гг. было проведено эмпирическое исследование, направленное на выявление типа гендерной идентичности, особенностей мотивационной структуры и эмоционально-ценностного самоотношения у студентов высших учебных заведений г. Минска.

Общий объем выборки испытуемых составил 223 человека: 109 юношей и 114 девушек в возрасте от 18 до 22 лет.

Для выявления типа гендерной идентичности испытуемых использовалась методика семантического дифференциала в модификации В. Е. Кагана [4]. Выявление особенностей эмоционально-ценностного самоотношения проводилось с помощью методики управляемой проекции В. В. Столина [8].

Определение особенностей мотивационно-ценностных ориентаций проводилось с помощью методики изучения мотивационной сферы В. Э. Мильмана.

Полученные по методике В. Е. Кагана результаты позволили разбить выборку на четыре группы по типу гендерной идентичности испытуемых:

  1. традиционный. В эту группу вошли   юноши с высокими показателями маскулинности (62,39 % испытуемых) и девушки с высокими показателями фемининности (49,12 % испытуемых);
  2. изомерный. В эту группу вошли юноши с высокими показателями фемининности (16,51 % испытуемых) и девушки с высокими показателями маскулинности (26,32 % испытуемых);
  3. недифференцированный. В эту группу вошли юноши (19,68 % испытуемых) и девушки (17,54 % испытуемых) с низкими показателями как маскулинности, так и фемининности;
  4. андрогинный. В эту группу вошли юноши (6,42 % испытуемых) и девушки (7,02 % испытуемых) с высокими показателями как маскулинности, так и фемининности.

Анализ профильного рисунка, составленного на основе сопоставления показателей всех шкал методики изучения мотивационной сферы В. Э. Мильмана, показал,что у студентов с недифференцированным
типом гендерной идентичности вне зависимости от пола преобладает мотивационный профиль импульсивного типа, который характеризуется достаточно резкими перепадами профильной линии, чаще всего с пиками по шкалам комфорта, общения и творческой активности. Этот тип профиля отражает значительную дифференциацию и, возможно, конфронтацию различных мотивационных факторов внутри общей структуры личности.

У студентов с изомерным типом гендерной идентичности преобладает регрессивный мотивационный профиль, который характеризуется превышением общего уровня мотивов поддержания (поддержания жизнеобеспечения, комфорта и социального статуса) над соответствующим уровнем развивающих мотивов (общей активности, творческой активности и общественной полезности), отражается в снижении профильной линии слева направо, а также уплощенный характер, который характеризуется достаточно плоским, маловариационным профильным рисунком без отчетливых подъемов и спадов. Уплощенный мотивационный профиль отражает, по мнению В. Э. Мильмана, недостаточную дифференцированность мотивационной иерархии личности, ее бедность [7]. На наш взгляд, наличие у испытуемых уплощенного мотивационного профиля может также являться показателем наличия конфликтующих мотивов и ценностей.

У студентов с традиционной гендерной идентичностью также преобладает регрессивный мотивационный профиль, но,кроме этого, у трети этих испытуемых был выявлен импульсивный мотивационный
профиль.

У студентов с андрогинной гендерной идентичностью преобладает прогрессивный профиль, характеризующийся значимым превышением общего уровня развивающих мотивов (общей активности,
творческой активности и общественной полезности) над средним уровнем мотивов поддержания (поддержания жизнеобеспечения, комфорта и социального статуса),выражается в последовательном подъеме профильной линии слева направо. Этот мотивационный профиль характерен для личности с развитой социально направленной позицией [Там же].

Анализ эмоционально-ценностного самоотношения студентов с различными типами гендерной идентичности позволил построить определенную схему соотношения параметров отношений к себе и другим.
Последняя позволила расположить параметры ценностного самоотношения по оси «перспективность-ситуативность» и провести градацию эмоционального отношения по оси «позитивность-негативность».
Для студентов с традиционным типом гендерной идентичности общим является придание большого значения социальному статусу, чрезмерная забота о собственном престиже; выбор профессии для них является одномоментным актом, не включенным в общий процесс самоопределения;позитивное отношение к себе. Их привлекает активная деятельность.

Студенты с изомерным типом гендерной идентичности характеризуются повышенной напряженностью и возбудимостью, чрезмерной заботой о собственном престиже, болезненной реакцией на критику и замечания,а также внутренней конфликтностью. Они отличаются негативным самоотношением,что свидетельствует о сильном когнитивном диссонансе, который в сочетании с высокой ригидностью «Я» может приводить к депрессивным состояниям. Для девушек этого типа риск профессиональной и личностной дезадаптации выше не только в силу особенностей стиля жизни (эмоциональной у женщин и предметно-инструментальной у мужчин), но и в силу бо'льшей подверженности изменчивым гендерным стереотипам, в том числе крайним, утрированным их вариантам. Возникает потенциально конфликтное противоречие между ориентацией на традиционные декларативные аспекты мужественности и ориентацией на фемининную установку, проявляющуюся в поведении. Это свидетельствует о сложных процессах развития гендерной идентичности в юношеском возрасте.

Студенты с недифференцированным типом гендерной идентичности отличаются неопределенным эмоциональным отношением к своему будущему, они не вполне ощущают целостность своей личности
(противоречивое самоотношение). К характерным особенностям их эмоциональной сферы можно отнести невыдержанность (что не позволяет им разобраться в мотивах собственного поведения и сконцентрироваться на собственных переживаниях).

Общим для студентов этого типа являются преимущественно ситуативные смысложизненные ориентации, направленные на решение конкретных материальных трудностей. Они склонны к защите собственного «Я», проявляют тенденции к закрытости и ригидности, ощущают своеобразный духовный «голод», разочарование в учебе,в жизни и в себе, не стремятся к самоизменениям. Происходит своеобразное рассогласование мотивов деятельности, возникает даже желание уйти из вуза, поменять специальность. Появление кризисных тенденций в сочетании с высокой ригидностью «Я» может приводить к депрессивным состояниям, что свидетельствует о необходимости работы психолога по снятию фрустрирующих состояний и закрытости, развитию способности к восприятию нового и к самоизменению.

Испытуемые с андрогинным типом гендерной идентичности отличаются высокой познавательной активностью, позитивным отношением к себе и окружающим, свидетельствующем об общем состоянии удовлетворенности. Их отличает спокойствие,непринужденность, эмоциональная зрелость, объективность в оценке себя и других людей, постоянство в планах и привязанностях. Они открыты для общения, активны,деятельны, инициативны. Чувствуют себя хорошо приспособленными к жизни, при встрече с трудностями проявляют выдержку и самообладание. Этот тип испытуемых отличает высокая адаптивность и гибкость поведения. В целом, у испытуемых андрогинного типа обоего пола были выявлены
перспективно-творческие смысложизненные ориентации.

Результаты проведенного исследования позволяют констатировать, что у юношей и девушек андрогинного типа имеется более богатый репертуар гендерного поведения,чем у носителей традиционных стереотипов или представителей недифференцированного типа. Андрогиния способствует широкому использованию имеющегося репертуара в зависимости от требований ситуаций инструментальности (традиционно
маскулинных паттернов) или экспрессивности (традиционно фемининных паттернов).

Юноши и девушки андрогинного типа оценивают свое профессиональное будущее как эффективное, успешное, чувствуют удовлетворенность характером этих профессиональных отношений, ощущают
гармонию в межличностных отношениях, а в качестве основной составляющей жизненного успеха считают собственную активность. Они характеризуются совмещением маскулинных и фемининных черт в целостной системе гендерной идентичности. Непротиворечивое сочетание маскулинных и фемининных черт в структуре личности юношей и девушек проявляется в адаптационно-компенсаторных практиках поведения. Гибкость гендерной идентичности приводит к гибкости, адаптивности поведения. Ведь широкое использование имеющегося репертуара маскулинных и фемининных паттернов в зависимости от ситуации способствует формированию устойчивости к стрессам и помогает в достижении успехов в различных сферах жизнедеятельности. У юношей и девушек андрогинного типа прослеживается преобладание созидательно-творческого варианта мотивационного профиля, что обеспечивает развитие личности с тенденцией к созиданию, творчеству, социально зрелому поведению.

Выявлено также было, что для студентов с преимущественно ситуативными смысложизненными ориентациями, направленными на решение конкретных материальных трудностей, характерна низкая
познавательная активность, отсутствие дифференцированности мотивов, ригидная типизация гендерных ролей. Кроме того, у девушек наблюдается фрустрация потребности в достижении (стремление к перфекционизму, сверхзначимости достижений, прямолинейности в достижении цели любыми средствами, или гипермаскулинность, по Т. Л. Бессоновой [1]), что ведет к личностной дисгармонии. В результате дисгармоничного развития этих потребностей формируется гендерный конфликт -конфликт самоидентичности, который можно определить как «ложную дилемму» жесткой дихотомии маскулинности–фемининности. Это согласуется с данными других исследований, в которых обнаружено, что жесткое, строго регламентированное следование гендерным стереотипам приводит к формированию интроекта, неинтегрированной части «Я», следствием чего является нарастание внутриличностного конфликта [6]. Выявленные тенденции у девушек позволяют его считать в определенном смысле критическим.

Таким образом, полученные данные свидетельствуют, с одной стороны, что ригидная типизация гендерных стереотипов как внешнего проявления гендерной идентичности является фактором, способствующим развитию кризиса самоопределения личности юношей и девушек. С другой стороны, что совмещение маскулинных и фемининных черт, их соотношение в целостной системе гендерной идентичности обеспечивает адаптационно-компенсаторные функции. Такая совокупность маскулинных и фемининных черт независимо от половой принадлежности представляет более гармоничный стандарт, более приспособленный к жизни в современном обществе,чем ригидная типизация гендерных стереотипов.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Бессонова Т. Л. Психологические особенности полоролевого самосознания и самопринятия личности студента педагогического вуза. Автореф. дис. … канд. психол. наук. М.,1994.
  2. Ильин В. А., Сипягин Д. В. Возможности и перспективы использования психосоциального подхода к проблеме развития в условиях средней школы // Психологическая наука и образование. 2007. № 2.
  3. Ильин В. А. Сравнительное исследование особенностей психосоциального развития учащихся старших классов и студентов-первокурсников высших учебных заведений //Психологическая наука и образование. 2009.№ 1.
  4. Каган В. Е. Половая идентичность у детей и подростков в норме и патологии: Дис. … д-ра мед. наук. Л., 1991.
  5. Клецина И. С. Психология гендерных отношений. СПб., 2004.
  6. Коваленко М. В. Взаимосвязь полоролевой  идентичности и невротичности личности в юношеском возрасте. Автореф. дис. … канд. психол. наук. Ставрополь, 2002.
  7. Мильман В. Э. Метод изучения мотивационной сферы личности // Практикум по психодиагностике. Психодиагностика мотивации и саморегуляции. М., 1990.
  8. Соколова Е. Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. М., 1979.
  9. Степанова Л. Г. О возможности использования «Семантического словаря черт личности» при интерпретации результатов «Методики свободных самоописаний» // Психологическая диагностика. 2006. № 3.
  10. Шмелев А. Г., Похилько В. И., Козловская-Тельнова А. Ю. Практикум по экспериментальной психосемантике (тезаурус личностных черт). М., 1988.
  11. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1996.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

Яндекс.Метрика