Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 97Рубрики 51Авторы 8224Ключевые слова 20166 Online-сборники 1 АвторамИздателямRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

27 место — направление «Психология»

0,539 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,598 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Актуальные вопросы психологического исследования материалов по делам, связанным с проявлениями экстремизма 1839

Секераж Т.Н., кандидат юридических наук, заведующая лабораторией судебной психологической и лингвистической экспертизы, Российский Федеральный Центр судебной экспертизы при Минюсте России, Москва, Россия, sekerage@mail.ru
Полный текст

Один из основных акцентов при оценке содержания и направленности экстремистских материалов сегодня сместился в область применения специальных знаний [2, 3, 4, 13, 14, 15, 21, 23]. Методическая обеспеченность производства экспертизы «экстремистских» материалов, как ранее не раз отмечалось, должна соответствовать высокому спросу на такие исследования со стороны правоохранительных органов и судов, а также сложности и очевидной междисциплинарности самих исследований. Развитие методического обеспечения судебно-экспертной деятельности по данному направлению изначально было связано с нашей концепцией, суть которой состоит в комплексном психолого-лингвистическом подходе [18]. Комплексный подход был реализован в методическом издании «Теоретические и методические основы судебной психолого-лингвистической экспертизы текстов по делам, связанным с противодействием экстремизму» [21]. В дальнейшем в результате апробации и внедрения методического подхода [22], методика была существенно доработана, в том числе с учетом новаций в законодательстве, унифицирована.

Уточним, что основными особенностями информационного материала (текста и др.), которые имеют юридическое значение и признаки которых могут быть установлены с помощью специальных, лингвистических и психологических, знаний являются:

  • целенаправленность коммуникативной деятельности автора;
  • уровень коммуникации (публичный/массовый);
  • наличие в материале призывов и побуждений (к запрещенным законом действиям);
  • наличие пропаганды национального/этнического, религиозного, языкового, расового превосходства, исключительности или неполноценности по этим же признакам;
  • наличие идей терроризма;
  • наличие нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской до степени смешения;
  • наличие оправдания или обоснования терроризма, экстремистской деятельности, противоправных действий против группы лиц, выделенной по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, либо представителям такой группы;
  • направленность на возбуждение вражды, ненависти по определенным признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе, направленность на унижение достоинства человека;
  • наличие угрозы применения насилия, совершения террористического акта.

Следует подчеркнуть, что эксперты дают только лингвистическую и психологическую оценку материала – его содержания и направленности, – которая используется правоохранительными органами и судом для правовой оценки материала и квалификации совершенного автором (и/или публикатором) материала деяния.

В качестве материалов, содержащих объекты психолого-лингвистических исследований, исходя из содержания ст. 10 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31.05.2001 № 73-ФЗ и общей теории судебной экспертизы, могут выступать как вещественные доказательства (ч. 1 ст. 81 УПК РФ), так и иные документы (в их понимании в контексте уголовно-процессуального права). Согласно ст. 83 УПК РФ, иные документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде.

Для того чтобы явления, стоящие за правовыми понятиями («экстремистская деятельность», «призыв» и др.), могли стать предметом исследования эксперта, они должны быть раскрыты (объективированы) через специальные признаки [18]. Исходя из этого, для каждого из указанных в законодательстве признаков экстремизма в коммуникации были найдены их лингвистические и психологические маркеры и разработаны экспертные диагностические критерии. Искомые маркеры выраженности в материале того или иного значения носят семантический (смысловой) характер. С семантической точки зрения описанные в законах «экстремистские» значения разложимы на три обязательные составляющие: 1) указанное в законодательстве содержание (предмет речи и информация о нем); 2) выраженное отношение к предмету речи; 3) цель сообщения информации адресату. Эти составляющие обязательны ввиду того, что законодательство не ограничивает саму тематику публичных высказываний, (например, межнациональная рознь, социальные и религиозные конфликты могут быть предметом анализа и публичного обмена мнениями) [12], но не допускает при этом публичного проявления определенного отношения (например, позитивного отношения к насилию, враждебного отношения к национальной группе), а также определенных целей выступления/публикации (побуждения к насилию, возбуждения вражды и др.). Таким образом каждое из запрещенных для публичной и массовой коммуникации значений представляет собой трехкомпонентную семантическую структуру, содержащую обязательную для выражения информацию трех типов: предмет речи, выраженное к нему отношение, цель сообщения об этом предмете речи [8]. Эта трехкомпонентная структура положена в основу диагностических комплексов так называемых «экстремистских» значений. Всего их семь:

1) пропаганда определенных взглядов (негативного отношения, исключительности, превосходства, неполноценности человека по признакам, указанным в законодательстве);

2) призыв (побуждение) к тем или иным «экстремистским» действиям, террористическим действиям;

3) оправдание определенных действий и взглядов (терроризма, совершенных противоправных – дискриминационных, насильственных и др. – действий);

4) обвинение конкретного лица в определенных действиях;

5) унижение человеческого достоинства по признакам расовой, национальной, религиозной, языковой, социальной принадлежности;

6) угроза применения насилия в отношении определенных лиц; совершения определенных действий (поджога, взрыва и др.);

7) возбуждение вражды (ненависти, розни) к определенной группе лиц (национальной, религиозной, социальной, языковой).

Установленные при психолого-лингвистическом исследовании признаки текста (информационного материала) сопоставляются с диагностическими комплексами, на основании чего принимается экспертное решение о наличии/отсутствии совокупности признаков искомого значения.

В компетенцию лингвиста входит установление того, что конкретно сказано, какой компонент значения выражен и какими языковыми средствами; в компетенцию психолога – установление направленности материала с точки зрения формируемых у адресата социальных установок, иными словами – социально-психологической направленности материала. Психологическое исследование текста (информационного материала) основывается на том, что порождение и использование текста в человеческой практике является психологичным по своей природе и происходит всегда в социальных условиях; текст включен в обмен информацией, коммуникацию, социальную деятельность субъектов. Поэтому основным объектом анализа является заключенное в тексте сообщение, а сам текст при этом рассматривается как коммуникативная единица, текст-сообщение [5; 9]. Это сообщение (послание адресату, месседж) может иметь разную форму, быть представлено как вербально, так и изобразительно (иконически), может сочетать в себе вербальные и невербальные элементы. Поэтому исследуемые тексты могут быть как в прямом смысле текстовыми объектами, так и изображениями, а также представлять собой сочетание языковых и неязыковых элементов – элементов вербальной и визуальной коммуникации [2].

Как элемент коммуникации подлежащий исследованию, материал рассматривается в контексте (и только в контексте) этой коммуникации. Поэтому обязательным этапом исследования является анализ особенностей коммуникации, коммуникативной ситуации. На этом этапе устанавливаются: участники коммуникации (автор и адресат, целевой адресат), их характеристики (особенности их речевого поведения/речевой деятельности; коммуникативная компетентность, социальный и политический статус и др.); уровень коммуникации (межличностная, публичная (прямая), массовая (непрямая)); социокультурный контекст коммуникации (общий контекст и сфера, к которой относится отражаемая автором проблемная ситуация, наличие социальной напряженности и др.) [11; 19].

Каждый из трех обязательных компонентов значения требует отдельного анализа. Поэтому необходим анализ всех трех типов: 1) предметно-тематический (о ком/чем и что именно говорится); 2) оценочно-экспрессивный (как оценивается то, о чем говорится, и какие эмоции у автора вызывает); 3) целевой (зачем говорится). В диагностических комплексах эти типы анализа соответствуют компонентам «тематика», «отношение» и «цель». Все три обязательных компонента значения должны быть исследованы и лингвистом, и психологом (каждым в рамках своих специальных знаний).

С лингвистической точки зрения «тематика» представлена пропозитивным содержанием высказывания (предметом речи и типом сказанного о нем). Компоненту «отношение» соответствуют разного рода оценочные значения, имеющие в языке многочисленные и разнообразные средства выражения [4]. Компонент «цель» выступает как речевая, коммуникативная цель, то есть обязательная для сообщения адресату информация о том, зачем автор говорит ему что-либо. Для исследования каждого компонента проводится соответствующий лингвистический анализ: предметно-тематический анализ – как анализ пропозитивного содержания; анализ отношения осуществляется путем анализа прагматики, окраски использованных оценочно-экспрессивных средств; целевой анализ – как анализ речевых (коммуникативных) целей. В качестве основы для всех трех типов анализа выступает лингвистический анализ языковых средств и лингвистически важных аспектов коммуникативной ситуации.

С психологической точки зрения «тематика» представлена, прежде всего, той проблемой, которую обсуждает автор и за которой стоит определенный конфликт. На этом этапе устанавливается наличие/отсутствие конфликта отраженного в тексте (его участники, предмет, содержание) и его тип (межличностный/ межгрупповой; социальный/ социально-политический/ социально-экономический/ этнотерриториальный/ этнодемографический/ идеологический и др. [7,19, 20]). «Отношение» представлено взглядом автора на конфликт и проявляемыми им установками по отношению к обсуждаемому конфликту. На этом этапе устанавливается отношение автора к предмету речи и конфликту (в том числе через способ подачи проблемной ситуации: антагонизм, конфронтация, аналитическая оценка, конструктивный анализ; степень конфликтности, враждебности, непримиримости сторон с позиции автора); проявляемую автором групповую идентичность).

Компонент «цель» представлен теми установками относительно обсуждаемого конфликта и его участников, на формирование которых направлен материал. Устанавливаются формируемый автором образ чего-либо/кого-либо, представления о чем-либо (социальные стереотипы, предубеждения и др.) [1, 20] и формируемые (подкрепляемые) социальные установки (с учетом всех компонентов – когнитивного, эмоционального, поведенческого); производится оценка характера влияния формируемых установок на общественное сознание, на разрешение конфликта (стремится ли автор сдвинуть эти установки в позитивную/негативную сторону, способствуют ли они разрешению/обострению конфликта и др.). Критерием негативной направленности текста является нацеленность текста на сдвиг установок адресата в негативную сторону, а основным видом негативной направленности текста является направленность на возбуждение вражды и ненависти (разжигание розни) [10].

Необходимо учитывать, что психологические компоненты значения исследуемого материала тесно связаны между собой, их разделение условно, их исследование проводится в рамках анализа направленности сказанного. Этот анализ осуществляется, в том числе, с помощью оценки того, что сказано (с опорой на результаты лингвистического исследования и анализ коммуникативной ситуации), и исследования психологических приемов воздействия на адресата [8].

При психологическом исследовании текста должны быть соблюдены основные методологические принципы и закономерности: единство сознания и деятельности, уровневый анализ психической деятельности (общения, коммуникативной, текстовой деятельности), целостность текста, качественный критериально-ориентированный анализ [15], индивидуальная вариативность воздействия материала на адресата; учтены особенности групповой идентификации, естественные групповые процессы [20] и др.

Обнаружение приемов и способов психологического воздействия на адресата не является самоцелью и не имеет самостоятельного значения. Приемы речевого и психологического воздействия являются лишь средством формирования определенных представлений и установок у адресата [6]. Поэтому основная задача – установить направленность воздействия. Предметом анализа психолога также не являются ни оказанное психологическое воздействие, ни возможное воздействие. Однозначно установить реальное воздействие материала на адресата невозможно. Порочной является практика проведения социально-психологических экспериментов, когда «экстремистский» материал предлагается реципиентам для оценки. Возможность проведения лабораторных экспериментов по изучению результатов коммуникативного воздействия экстремистских материалов на массовую аудиторию в рамках судебной психологической экспертизы подробно рассмотрена в работе Ратиновой Н.А. и Кроз М.В.  [16]. Этим, конечно, не ограничены основные принципы и особенности исследования информационных материалов экстремистской направленности. Многие вопросы и подходы до сих пор являются дискуссионными, требуют обсуждения и ратификации экспертным сообществом и входят в предмет дальнейших исследований авторов. Тем не менее, в настоящее время предложенная нами методика позволяет эффективно исследовать сложные объекты (каковыми сегодня являются экстремистские материалы) и решать сложные разноплановые задачи данного вида экспертизы [8]. Представлению методики, разъяснению ее возможностей и условий применения был посвящен международный научно-практический семинар «Экстремистские материалы: практика анализа и анализ экспертной практики» (Брянск, 15-19 сентября 2014 года). Анализ экспертной практики и дальнейшая разработка теоретико-методологических основ психолого-лингвистической экспертизы материалов по делам, связанным с проявлениями экстремизма и терроризма представляется актуальной и для судебной экспертизы, и для практики судопроизводства.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Агеев В.С. Психологическое исследование социальных стереотипов// Вопросы психологии. 1986. №1. С. 95-101.
  2. Андрианов М.С. Невербальная коммуникация: психология и право. М., 2007. 256 c.
  3. Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста: теория и практика: учеб. пособие. М.: Флинта, 2007. 592 с.
  4. Баранов А.Н., Грунченко О.М., Левонтина И.Б. Методические рекомендации по анализу высказываний, содержащих оценочный ком­понент (применительно к исследованию текстов экстремистской на­правленности на русском языке) / Под ред. доктора филол. наук, проф. Л.П. Крысина. М., 2010. 116 с.
  5. Дридзе Т.М. Язык и социальная психология: Учебное пособие/ Под ред. и с предисл. А.А. Леонтьева. Изд. 2-е, доп. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. 240 с.
  6. Кроз М.В., Ратинова Н.А., Онищенко О.Р. Криминальное пси­хологическое воздействие. М.: Издательство «Юрлитинформ», 2008. 200 с.
  7. Крысько В.Г. Этническая психология. Учебное пособие. М., 2008. 320с.
  8. Кукушкина О.В., Сафонова Ю.А., Секераж Т.Н. Методика проведения судебной психолого-лингвистической экспертизы материалов по делам, связанным с противодействием экстремизму и терроризму. М.: РФЦСЭ при Минюсте России, 2014. 98 с.
  9. Леонтьев А.А. Прикладная психолингвистика речевого общения и массовой коммуникации / под ред. А.С. Маркосян, Д.А. Леонтьева, Ю.А. Сорокина. М.: Смысл, 2008. 272 с.
  10. Леонтьев А.А. Психологическое содержание понятий «разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни» и «пропаганда социального, расового, национального и языкового превосходства» // Скрытое эмоциональное содержание текстов СМИ и методы его объективной диагностики. М., 2004. С. 29-43.
  11. Леонтьев Д.А. К «операционализации» понятия «толерантность» // Вопросы психологии. 2009. № 5. С. 3-16.
  12. Маковей М., Чефранова Е. Европейская конвенция о защите прав человека и его основных свобод. Ст. 10. Право на свободу выражения своего мнения: Прецеденты и комментарии. М., 2001. 166 с.
  13. Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 09.02.2012 № 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности».
  14. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2011 № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности».
  15. Ратинов А.Р., Кроз М.В., Ратинова Н.А. Ответственность за разжигание вражды и ненависти. Психолого-правовая характеристика / Под ред. проф. А.Р. Ратинова. М.: Издательство «Юрлитинформ», 2005. 256 с.
  16. Ратинова Н.А., Кроз М.В. О противодействии экстремизму негодными средствами: правовой, психологический и этический аспекты // Теория и практика судебной экспертизы: науч.-практ. журн. 2013. № 1 (29). С. 35-42.
  17. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза: учебник для академического бакалавриата. М.: Издательство Юрайт, 2014. 421 с.
  18. Секераж Т.Н. Методологические проблемы исследования спорных текстов по делам об экстремизме [Электронный ресурс] // Психология и право. 2011. №2. URL: http://psyjournals.ru/psyandlaw/2011/n2/40909.shtml (дата обращения: 20.11.2014).
  19. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998. 389 с.
  20. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. 3-е изд., испр. и доп. М.: 2004. 368 с.
  21. Теоретические и методические основы судебной психолого-лингвистической экспертизы текстов по делам, связанным с противодействием экстремизму/ Кукушкина О.В., Сафонова Ю.А., Секераж Т.Н. М.: РФЦСЭ при Минюсте России, 2011. 326 с.
  22. Школа для экспертов по теме «Производство судебных психолого-лингвистических экспертиз материалов по делам, связанным с противодействием экстремизму»// Теория и практика судебной экспертизы: науч.-практ. журн., 2013. № 1 (29). С. 150-154.
  23. Экспертные исследования по делам о признании информационных материалов экстремистскими: теоретические основания и методическое руководство (научно-практическое издание)/ С.А. Кузнецов, С.М. Оленников. 2-е изд., испр. И доп. М.: Издательский дом В. Ема, 2014. 312 с.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

Яндекс.Метрика