Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 94Рубрики 51Авторы 8245Ключевые слова 20238 Online-сборники 1 АвторамИздателямRSS RSS

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

12 место — направление «Психология»

1,161 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,838 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психолого-педагогические исследования

Прежнее название: Психологическая наука и образование psyedu.ru

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2587-6139

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/psyedu

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2009 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Психологические особенности подростков-сирот, не имеющих опыта социализации в семье 1294

Шульга Т.И., доктор психологических наук, профессор кафедры социальной психологии факультета психологии, Московский государственный областной университет (ГОУ ВО МГОУ МО), Москва, Россия, shulgatatiana@gmail.com
Татаренко Д.Д., Психолог, НОУ Центр развития ребенка с углубленным изучением английского языка ENS., Москва, Kd-611@list.ru
Полный текст

Актуальность представленного ниже материала определена проблемой увеличения числа детей-подростков без опыта жизни в семье. В современном российском обществе все больше детей остаются без попечения родителей. Однако особенности их социализации и методы оказания им психолого-педагогической помощи, реабилитации преодоления последствий психической депривации  психологами еще недостаточно изучены. На основе эмпирических данных показано, что различные трудности, возникающие у взрослых в социальной сфере, в значительной степени обусловлены тем, что они в детские годы жили в конфликтной, холодной атмосфере или подверглись психической депривации.

Проблема особенностей развития детей-сирот недостаточно проработана в психологической науке, особенно в теоретическом плане:   мало работ, построенных на лонгитюдных исследованиях, отсутствует специально разработанный инструментарий диагностики детей-сирот. Между тем обращение к данной проблеме особенно важно в связи с переходом на новую модель решения проблем сиротства – передачу детей в замещающие семьи. В настоящее время дети подросткового возраста составляют основной контингент воспитанников детских домов и интернатов. Среди них – подростки, имеющие опыт жизни в семье и не имеющие такого опыта.

Анализ научной литературы позволил выделить ряд проблем, с которыми сталкиваются специалисты при передаче детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в замещающие семьи. Подростки и старшие школьники составляют основной контингент организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в связи с их поздним выявлением (они долгое время проживали в семейном неблагополучии и были переданы в учреждения интернатного типа  в возрасте  15–16 лет) и наличием большого количества детей из одной семьи (3–6 человек). Такое положение приводит к затруднениям подростков в мотивации перехода в замещающую семью, к неумению жить в ней, сложностям адаптации к семье и т.д. Наибольшее количество распадов замещающих союзов в случае устройства детей в замещающие семьи приходится на период подросткового возраста приемного ребенка и зачастую бывает обусловлено тем, что родители оказываются не способными «справиться» с проявляющимися особенностями ребенка, а специалисты служб сопровождения (социальные работники, психологи) испытывают затруднения в оказании им помощи. Перед специалистами служб устройства детей в семьи, воспитателями и педагогами, потенциальными замещающими родителями встает вопрос о том, каковы психологические особенности подростков, подвергшихся тотальной или частичной семейной депривации, и как учитывать эти особенности при выполнении родительских функций, связанных с воспитанием таких подростков.

В   большом количестве психологических работ (Л.И. Божович, И.В. Дубровина,
М.Ю. Кондратьев, М.И. Лисина, В.С. Мухина, А.М. Прихожан, Н.Н. Толстых, J. Bowlby, L. Casler, A. Freud и др.) описаны специфические психопатологические расстройства семейно-депривированных подростков, обусловленные как эндогенными, так и экзогенными факторами [1; 2; 4]. По данным исследований (Л.Ф. Сенкевич, Н.Ф. Федорова и др.), у этих учащихся отмечаются такие негативные особенности, как более бедная и уплощенная эмоциональная сфера, позднее, затрудненное формирование навыков самоконтроля и социально приемлемого поведения. Авторы отмечают в психическом и физическом статусе воспитанников детских домов наличие различных патологий.

Сравнение детей из семей и детей из учреждений интернатного типа почти всегда показывает, что развитие последних в области интеллекта, чувств и характера уступает развитию детей, воспитывавшихся в семье [3; 6; 7; 9]. Дети, воспитывавшиеся в учреждениях с самого рождения, испытывают нарушения в развитии значительно чаще и в большей степени, чем дети, которые поступают в учреждения интернатного типа только в школьном возрасте. Это происходит потому, что детство является периодом, в течение которого закладываются фундаментальные качества личности, обеспечивающие психологическую устойчивость, позитивные, нравственные ориентации, жизнеспособность, целеустремленность. Эти духовные качества не развиваются спонтанно, а формируются в условиях выраженной родительской любви, заботы, когда семья создает у ребенка потребность быть признанным, способность сопереживать и радоваться другим людям, нести ответственность за себя и других, стремление многому научиться.

Вне семьи развитие ребенка идет по особому пути с формированием специфических черт личности, проявляющихся в особых эмоциональных комплексах (незащищенность, импульсивность, низкая эмпатия и др.).

И.В. Климова, Л.Н. Водопьянова и Н.И. Салькова выделяют следующие отличительные особенности детей из приюта: повышенная агрессивность, сверхчувствительность, капризность, упрямство, враждебность, нетерпеливость, часто проявляющиеся невротические тенденции, трудность в общении, признаки психического напряжения. Разбалансированность психоэмоциональных состояний у мальчиков проявляется в капризности, завистливости, повышенном уровне самооценки, недоверчивости и чувстве незащищенности. У девочек довольно часто наблюдаются чувство неполноценности, затруднения в общении, боязливость, тревожность, очень высокий уровень психического напряжения.

М.А. Чупрова [8] в исследовании интерперсональных отношений и эмоционального развития детей-сирот без опыта жизни в семье в возрасте 5–9 лет выявила качественные негативные особенности, касающиеся отношений с взрослыми людьми, представлений о детско-родительских отношениях, представлений о других людях и о себе, эмоциональной сферы (способность к пониманию эмоциональных переживаний и уровень эмоциональных переживаний существенно снижены).

Таким образом, как показывает теоретический анализ состояния проблемы развития подростков, подвергшихся тотальной семейной депривации, с рождения воспитывающихся в государственном учреждении, многие ее аспекты остаются малоизученными. В то же время знание и понимание этих особенностей необходимы специалистам для эффективной профессиональной работы: создания системы воспитания, позволяющей корректировать негативные аспекты, обеспечивать компенсацию за счет различных психологических факторов, готовить ребенка к устройству в замещающую семью, осуществлять поддержку и сопровождение в течение периода адаптации, готовить кандидатов в приемные родители.

Для прояснения некоторых малоизученных аспектов рассматриваемой проблемы нами было предпринято собственное эмпирическое исследование, целью которого стало выявление психологических особенностей подростков-сирот без опыта жизни в семье.

В качестве гипотез были выдвинуты следующие два предположения:

отсутствие опыта семейной жизни является фактором, обусловливающим психологические особенности развития личности подростков-сирот;

у подростков-сирот без опыта жизни в семье сохраняются механизмы эмоциональной регуляции, сформировавшиеся в раннем возрасте, но они претерпевают изменения и имеют свою специфику, детерминирующую их психологическое развитие.

Для проверки выдвинутых гипотез и достижения поставленной цели были использованы следующие методики:

опросник Лири (Т. Лири, Г. Лефорж, Р. Сазек);

методика «МИФ» (Т.А. Бессонова и Н.В. Дворянчиков);

методика изучения самооценки и уровня притязаний (Т. Дембо, С.Я. Рубинштейн в модификации А.М. Прихожан);

опросник Басса–Дарки на выявление агрессивных и враждебных реакций (А. Басс и
А. Дарки);

методика Р. Жиля для определения межличностных отношений ребенка;

детский апперцептивный тест («CAT»; Л. Беллак и С. Беллак);

методика «Незаконченные предложения» (Сакс–Сидней; адаптирована в лаборатории им. В.М. Бехтерева);

тест Дж. Гилфорда для диагностики социального интеллекта;

 опросник аффилиации Мехрабиана (в модификации М.Ш. Магомед-Эминова);

 опросник Потемкиной (О.Ф. Потемкина);

опросник Леонгарда–Шмишека;

проективная методика исследования личности Дж. Бука «Дом–дерево–человек»;

 методика Р. Заззо «Линия жизни»;

 методика «Оценка пятилетий жизни» для выявления субъективной реализованности жизни (Е.И. Головаха, А.А. Кроник);

 методика REP в модификации  А.Г. Лидерса для определения системы межличностных отношений;

 методика «Пиктограмма» (Б.Г. Херсонский);

 методика «Цветовой тест отношений» (А.М. Эткинд).

В исследовании приняли участие воспитанники московских и подмосковных детских домов и школ-интернатов, воспитатели и психологи, учащиеся школ (семейные подростки) – всего 93 подростка в возрасте 11–15 лет. Они составили три группы, в количестве 31 человек каждая: в первую группу вошли подростки без опыта жизни в семье, во вторую – подростки, имеющие опыт жизни в семье, но воспитывающиеся в детском доме, в третью – подростки, воспитывающиеся в семьях.

Результаты нашего исследования позволили выделить ряд психологических особенностей учащихся, не имеющих опыта жизни в семье  и, как мы предполагали, испытывающих на себе тотальную материнскую депривацию. Они наиболее ярко характеризуют эмоционально-волевую и мотивационную сферу подростков. При изучении мотива аффилиации выявлено, что стремление к принятию у подростков, не имеющих опыта жизни в семье, почти в два раза ниже, чем у детей, имеющих такой опыт, и у подростков, воспитывающихся в семье. При этом мотивационная тенденция, отражающая боязнь быть отвергнутым, более значима для подростков без опыта жизни в семье, чем в группе подростков с опытом семейной жизни, но воспитывающихся и проживающих в учреждении интернатного типа более пяти лет, и существенно больше, чем в группе семейных подростков. Эти данные позволяют предположить, что при передаче в замещающие семьи с подростками необходимо провести систему работы по изменению отношения к себе. Боязнь быть отвергнутым затрудняет адаптацию к жизни в семье.

   У подростков без опыта семейной жизни также значимо выше, по сравнению с подростками второй и третьей групп, уровень подозрительности. Они в большей степени убеждены в том, что другие люди замышляют что-то недоброе,  могут причинить вред.  Кроме того, они демонстрируют высокую степень раздражительности (67%) по сравнению с подростками, имеющими опыт жизни в семье, что указывает на их импульсивность, готовность проявлять негативные чувства при малейшем возбуждении (вспыльчивость, грубость, напряжение, ярость). Таким образом, именно мотивационная и эмоциональная нестабильность, недоверие к миру и людям может приводить к проявлению асоциальных поступков у подростков как в институциональных учреждениях, так и в семье.

   В исследовании обнаружен высокий уровень вербальной агрессии, что может говорить о склонности подростков, подвергшихся тотальной семейной депривации, выражать негативные чувства через интонацию (крик, визг) и содержание слов (проклятия, угрозы). В большей степени это  свойственно подросткам без опыта жизни в семье (64%), индекс агрессивности у них также высок. В группе подростков, обладающих   опытом жизни в семье, перечисленные характеристики также выражены, но слабее.
В группе подростков, воспитывающихся в семье с рождения, данные тенденции проявляются в наименьшей степени.

   При изучении преобладающего типа отношения к окружающим в самооценке и взаимооценке было выявлено, что наиболее выраженной особенностью подростков-сирот, не имеющих опыта жизни в семье, является зависимость, и именно зависимый тип в этой группе самый высокий. Кроме того, экстремальная форма подчиняемого типа отношения к людям характерна для подростков данной группы в значимо более высокой степени по сравнению с детьми из двух других групп. Результаты, полученные в исследовании, указывают на склонность подростков данной группы к пассивному самоуничижению, что может затруднять вхождение в любую группу, в том числе и в замещающую семью.

   Подростки без опыта жизни в семье демонстрируют низкую степень любознательности и социальной адекватности по сравнению с теми, кто имеет опыт жизни в семье.       Общительность подростков с тотальной семейной депривацией также снижена  по сравнению с выраженностью этого показателя в группе подростков с частичной депривацией и в группе семейных подростков. Конфликтность в первой группе также выше, что может свидетельствовать о трудностях адаптации к социуму.

   Исследование представлений о себе показало высокий уровень страха, вины и негативного самоотношения у подростков без опыта жизни в семье. Подростки, лишенные родительской любви с рождения, склонны идеализировать образ родителей, что может приводить у них к высокому уровню чувства вины за распад семьи. При попадании в замещающие семьи подростки данной группы испытывают амбивалентные чувства, их эмоции быстро меняются и приводят к неустойчивости в поведении, что свидетельствует о сложностях их переживаний и неумении справиться с собой, о затруднении в восприятии предъявляемых к ним требований.

   Опыт работы с подростками-сиротами показывает, что они имеют особое представление о семье, хотя никогда в ней не жили. Основная тематика рассказов подростков-сирот, не имеющих опыта жизни в семье, посвящена описанию благополучных детско-родительских отношений. Материнская забота, адекватное выполнение родителями своих функций имеют для них преимущественное значение. При этом дисгармония в отношениях детей и родителей также проявляется на высоком уровне. Подростки видят родителей непонимающими, семейную систему зачастую воспринимают как разобщенную, демонстрируют искаженное представление о распределении ролей в семье.

Полученные результаты могут указывать на подсознательное стремление к благополучной семейной жизни в сочетании с крушением надежды реализовать его в реальности. Подростки отдают себе отчет в том, что их шансы на устройство в семью невысоки, однако испытывают обостренную потребность в привязанности к взрослому, в индивидуальном внимании, ощущении своей нужности, уникальности для воображаемого или полуреального близкого. Так, многие подростки склонны наделять окружающих их взрослых (педагогов, воспитателей, психологов) характеристиками воображаемых родителей, обращаться к ним в соответствии с той или иной семейной ролью («мама», «батя», «дед»). При этом наблюдается дефицит знаний о семье (семейных ролях, функциях, методах и приемах воспитания и проч.), что отражается в неадекватных ожиданиях по поводу каждой из вышеперечисленных характеристик.

Результаты исследования и их интерпретация показывают, что сформированные в раннем возрасте типы эмоциональной регуляции частично сохраняются и имеют специфику проявления в подростковом возрасте. В младенческом и раннем возрастах выявлено пять типов: «детдомовская норма» развития эмоциональной регуляции; неустойчивость высших форм эмоциональной регуляции; преобладание явлений задержки и недоразвития эмоциональной регуляции; тип развития эмоциональной регуляции, «автономный» от качества привязанности; атипичное развитие с преобладанием явлений искажения эмоциональной регуляции [5]. В дошкольном и младшем школьном возрастах выявлено только три группы: «детдомовская норма»; дети с неустойчивостью высших форм эмоциональной регуляции; дети с недоразвитием эмоциональной регуляции [8].

В подростковом возрасте сохраняются тип с эмоциональной неустойчивостью высших форм эмоциональной регуляции и тип с недоразвитием эмоциональной регуляции.

Группу с неустойчивой эмоциональной регуляцией характеризуют:  отсутствие привязанности к взрослым и доминирование поиска объекта привязанности; выраженность представлений как о неадекватных, «отсутствующих», так и о положительных детско-родительских отношениях; упрощенное представление о других; чаще мало осознанный, иногда упрощенный образ себя; нарушения в формировании половозрастной идентификации; агрессия; выраженная задержка в эмоциональном развитии; отсутствие безопасности и ощущение одиночества.

Подростков из группы с недоразвитием эмоциональной регуляции  отличают: положительное, идеализированное представление о детско-родительских отношениях, доминирование поиска объекта привязанности и отсутствие реальной привязанности к взрослому; амбивалентное представление о других и амбивалентное, мало осознанное или (у части детей) сложное представление о себе; более выраженные, чем в других группах детей без опыта жизни в семье, нарушения половозрастной идентификации; отсутствие чувства одиночества; отсутствие агрессии; грубые нарушения в интеллектуальном и эмоциональном развитии.

Детей из группы «детдомовская норма» в дошкольном и младшем школьном возрасте характеризуют: наличие представлений о неадекватных детско-родительских отношениях, однозначное отсутствие привязанности к взрослому и отсутствие поведения поиска объекта привязанности; идеализированный образ себя; недоразвитие понимания сложных эмоций при адекватном понимании простых эмоций; высокая адаптация к детскому дому, но повышенная агрессивность и упрощенное или негативное представление о других.
В подростковом возрасте характеристики этой группы претерпевают некоторые изменения: сироты ориентированы в большей степени на взрослых, чем на сверстников, страх сепарации от группы выражен несильно, привязанность к социальным взрослым может носить более глубокий характер.

   Таким образом, полученные результаты позволили выявить особенности психологического развития подростков, имеющих разный опыт  жизни в семье, и сделать вывод о том, что они затрагивают разные сферы  личности:

мотивационную – нежелание иметь другую семью, страх за своих родителей, которых они найдут, когда выйдут из детского дома. Усиление негативной мотивации связано с опытом их межличностного общения в группах, когда им указывали на их социальный статус «детдомовских». Страх не соответствовать представлениям о сыне или дочери в новой, замещающей, семье;

эмоциональную –   высокая тревожность, фрустрация, чувство вины, страх быть отверженным, низкое стремление к принятию, негативное самоотношение, высокие степени агрессивности, раздражительности и подозрительности;

волевую – зависимость, склонность к подчинению, ведомости, пассивности, самоуничижению, слабости и беспомощности, боязливости, низкая степень познавательной активности и стремления к общению, высокий уровень конфликтности, низкая степень социальной адекватности поведения, неуверенность в себе;

 отношение к семье – дисгармоничное представление о детско-родительских отношениях, склонность к идеализации образа родителей, образа матери, невыраженное отношение к расширенной семье, потребность в привязанности к взрослому, индивидуальному вниманию, неадекватность представлений о семейных ролях и функциях.

 

Психологические особенности развития личности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые были выявлены в данном исследовании, на наш взгляд, помогут в диагностической и психокоррекционной работе психологической службы детских домов и школ-интернатов, при разработке моделей психолого-педагогического сопровождения детей в учреждениях интернатного типа, постинтернатного сопровождения и поддержки замещающих семей в период детско-родительской адаптации. Результаты исследования будут полезны специалистам, которые обучают будущих замещающих родителей, сопровождают замещающие семьи в целях профилактики семейной дезорганизации. Они также помогут сотрудникам детских домов и интернатов находить оптимальную форму психологического сопровождения подростка-сироты.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Боулби Дж. Привязанность ребенка к матери. М., 2003.
  2. Бурменская Г.В., Захарова Е.И., Карабанова О.А. и др. Возрастно-психологический поход к консультированию детей и подростков. М., 2003.
  3. Зарецкий В.К., Дубровская М.О., Ослон В.Н., Холмогорова А.Б. Пути решения проблемы сиротства в России.  М., 2002.
  4. Лангмейер Й., Матейчик З. Психическая депривация в детском возрасте. Прага, 1984.
  5. Михайлова Ю.А. Развитие эмоциональной регуляции у воспитанников дома ребенка с рождения до 4 лет: Автореф. дис. … канд. психол. наук.  М., 2004.
  6. Татаренко Д.Д. Адаптация семьи к новой социальной ситуации развития с приемными детьми //  Вестник Моск. гос. обл. ун-та. Сер. Психологические науки. 2010. № 4.
  7. Татаренко Д.Д. Детско-родительская адаптация в замещающих семьях // Вестник Моск. гос. обл. ун-та. Сер. Психологические науки.  2012. № 2.
  8. Чупрова М.А. Нарушения интерперсональных отношений и эмоционального развития у детей-сирот без опыта жизни в семье: Дис. … канд. психол. наук. М., 2007.
  9. Шульга Т.И., Антипина М.А. Эмоциональная среда семьи как фактор развития личности ребенка в замещающей семье// Вестник Моск. гос. обл. ун-та. Сер. Психологические науки.  2012. № 2.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

Яндекс.Метрика