Апробация новой методики изучения правового сознания для сотрудников правоохранительных органов

409

Аннотация

Работа посвящена разработке нового диагностического инструмента для изучения правового сознания как необходимой компетенции сотрудников правоохранительных органов в рамках решения практических задач их профессионально-психологического отбора и сопровождения. Разработана авторская «Шкала правосознания» (46 вопросов); сделан акцент на выявление приверженности «конвенциональным» ценностям, в противовес как эгоистическим, так и «универсальным». Выборка исследования: персонал Национальной гвардии РФ (504 человека). Выявлена высокая одномоментная надежность (α=0,824) новой Шкалы правосознания; распределение показателя соответствует нормальному. Выявлены корреляции высокой значимости и ожидаемого знака с личностными переменными (Л-Профиль, МЛО Адаптивность), с показателями склонности к аддикциям, умеренные положительные связи с результатами по интеллектуальным тестам. Итак, подтверждены удовлетворительные психометрические свойства новой Шкалы правосознания, обоснована целесообразность ее дальнейшей валидизации с перспективой внедрения в практику психологического обеспечения правоохранительных органов.

Общая информация

Ключевые слова: правовое сознание, психометрика, профессиональный отбор

Рубрика издания: Методологические проблемы юридической психологии

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw.2022120409

Получена: 10.01.2022

Принята в печать:

Для цитаты: Леви М.В., Свободный Ф.К. Апробация новой методики изучения правового сознания для сотрудников правоохранительных органов [Электронный ресурс] // Психология и право. 2022. Том 12. № 4. С. 110–124. DOI: 10.17759/psylaw.2022120409

Полный текст

Введение

Правовое сознание определяется в юриспруденции как одна из форм общественного сознания, представляющая собой отражение правовой реальности в виде представлений, убеждений и чувств по отношению к правовой реальности [5].

В психологии правовое сознание определяется как часть сознания личности [10], как совокупность личностных установок, актуализирующих отношение человека к сфере права [14], как понимание и оценка человеком роли закона в регулировании взаимоотношений граждан между собой, с организациями и государством. Правосознание является структурным компонентом как обыденного сознания, так и системы профессионально-специфичных воззрений и отношений (аттитюдов). Правовые нормы, в особенности в условиях инноваций, зачастую с трудом могут быть «легитимизированы» менталитетом значительной части общества [18]. Становление правового сознания у большинства людей происходит в значительной мере стихийно; что касается сотрудников правоохранительных органов, то у них оно целенаправленно формируется в ходе специальной подготовки как необходимая профессиональная компетенция.

Правосознание имеет в своей основе морально-нравственные установки, но не сводимо к ним. Исследования показали, что правовая социализация на Западе осуществляется преимущественно через подражание принятым в обществе нормам, а у наших граждан — через послушание под страхом наказания, либо через опору в решении правовых вопросов на высшие этические принципы и совесть [4; 12].

В концепции Л.А. Ясюковой ориентация в юридически значимых ситуациях только на моральные принципы является характеристикой правового нигилизма: человек ориентируется на этические нормы, которые сам признает, что является, согласно концепции Л. Колберга и Дж. Тапп, показателем высокого развития морального сознания в случае несоблюдения закона из-за его несправедливости [7, с. 36].

Функциональная структура правосознания, согласно концепции А.Р. Ратинова и Г.А. Ефремовой [17], включает в себя когнитивный, аффективный и волевой компоненты, служащие основанием для установления трех базовых функций правового сознания: познавательной, оценочной и регулятивной.

Когнитивный компонент, соответствующий познавательной функции правового сознания, наиболее адекватно отражается результатами выполнения специальных тестов юридических знаний.

Аффективный компонент структуры правосознания может быть изучен эмпирическим путем через исследование оценочных суждений человека относительно закона и правоотношений.

Волевой же компонент находит проявление в реальном поведении человека и по-настоящему может быть исследован практически только объективными методами — наблюдения, анализа документов и продуктов деятельности.

Таким образом, сугубо психометрической оценке с применением стандартизованных психологических опросников, структурно близких к методам изучения личностных качеств, и особенно — мотивационных особенностей, интересов и убеждений, подлежит в основном «аффективный» компонент правового сознания, а точнее — проявление его «оценочной функции», поскольку практический интерес (для профессионального отбора, подготовки кадров) представляют прежде всего убеждения обследуемых, а не эмоции или чувства, связанные с правовой сферой. «Волевой» компонент правового сознания (его регулирующая функция) может изучаться методами самоотчета лишь опосредованно, через высказывания испытуемых о необходимости и готовности действовать определенным образом. Итак, методика, разработанная нами, как и сходные по содержанию разработанные ранее психологические методики, может быть использована, в первую очередь, как инструмент измерения выраженности правовых убеждений как проявлений оценочной функции правового сознания, а косвенным образом — поведенческих установок человека в правовой сфере.

Попытки операционализировать характеристики правосознания в виде психометрических (стандартизованных) показателей немногочисленны; тем более не является распространенным внедрение методик соответствующей направленности в практику профессионально-психологического отбора. Так, методика «Правосознание сотрудников УИС», включающая 27 вопросов, как признается автор, может быть инструментом диагностики только особенностей правосознания у сотрудников УИС [7, С. 79, 208—211]; и речь не идет о ее применении для целей отбора при поступлении на службу. Методика, предполагаемая в качестве инструмента отбора впервые поступающих на службу лиц, на наш взгляд, должна носить достаточно универсальный характер, ее содержание должно быть понятно самому широкому кругу лиц; в то же время целесообразно придание отдельным вопросам черт профессиональной специфичности, чтобы результат оценки был некоторым образом связан с мотивационной направленностью на службу соответствующего профиля.

Применяющаяся в настоящее время в профессионально-психологическом отборе на службу в ОВД методика Л.А. Ясюковой для изучения правосознания [23] разработана для обследования различных групп гражданских лиц. В личной беседе автором сообщалось, что на ее основе сделана методика отбора продавцов, а также что она помогает выявить среди руководителей и предпринимателей тех, кто пренебрегает нормативными требованиями и поступает «по совести», как им кажется правильнее, как привыкли.

Имеются данные, подтверждающие связь показателей методики Л.А. Ясюковой с успешностью прохождения профессионально-психологического отбора на службу в ОВД [3]. В группе с высоким уровнем показателя «Правосознание» значимо выше число тех, кто признан экспертами годным к службе в ОВД, чем в группе с его низким уровнем. Была выявлена статистически значимая связь правосознания государственных служащих правоохранительной сферы с результативностью их труда [13]; в подвыборке специалистов сферы аналитико-юридической деятельности, имеющих более высокую сравнительно с другими правовую подготовленность, такой связи не выявляется; кроме того, не подтверждена корректность применения выбранных статистических критериев (не проверяется нормальность распределения показателей).

Ведомственные специалисты-психологи не раз отмечали недостаточную информативность данной методики, включающей всего 13 вопросов, для изучения правосознания сотрудников ОВД. Ее измерительная мощность недостаточна для получения дискриминативных результатов обследования, по крайней мере размерность шкал правосознания в отдельных сферах (до 8 баллов) заведомо делает невозможным использование стандартизованных шкал стэнов или станайнов. В Российском стандарте тестирования персонала для психометри­ческих методик рекомендуется вводить не менее 20 градаций сырых баллов в одном субтесте [1, с. 82—83].

Материал и методы исследования

В соответствии с вышесказанным, целью нашего исследования явилась разработка и апробация новой методики изучения правового сознания, обладающей достаточной содержательностью, измерительной мощностью и одномоментной надежностью, оценка ее психометрических качеств с перспективой проверки практической ценности (прогностичности в отношении профессиональной успешности в правоохранительной сфере).

Новая методика «Шкала правосознания» включает 46 пунктов. Первые 13 из них — вопросы методики Л.А. Ясюковой (автор оповещен об этом), однако у них несколько изменены альтернативы ответов: по 4 вместо прежних 3 на каждый вопрос. У остальных, добавленных нами 33 пунктов, количество альтернатив ответов различно — от 4 до 7. Формат альтернатив ответов неоднороден: в одних случаях применяется простая шкала степени согласия с утверждением, в других — вынужденный выбор одной из содержательно различающихся альтернатив; этот формат является псевдоипсативным, поскольку нет нескольких шкал, дающих в сумме константный результат. Тесты формата вынужденного выбора наделены лучшей сопротивляемостью «обману» со стороны кандидатов, но недостаточно надежны как основа для сравнения испытуемых, выработки тестовых норм [2]. Возможным способом разрешения данного противоречия является применение в пунктах формата вынужденного выбора утверждений, относящихся к одной и той же шкале, что в нашем случае и было сделано.

При формулировке вопросов (утверждений) и альтернатив ответов опорой служило представление о правосознании как приверженности «конвенциональным», нормативно закрепляемым общественным ценностям, в противовес как эгоистическим, меркантильным, так и «универсальным» моральным стандартам абстрактного гуманизма и т. п. [6] Здесь имеется частичная преемственность в отношении методики О.А. Гулевич «Уровень правового развития», использованной в диссертационном исследовании другого автора [7, с. 213—214], в которой выбираемый испытуемым ответ относят к одному из трех уровней правового развития. В ряде формулировок сделан акцент на выборе приоритетов между законопослушностью и заботой о родных и близких, конформным поведением (подчинением начальству, давлению окружения), приверженностью традициям и обычаям, а также «общечеловеческим» представлениям о порядочности, справедливости, милосердии и т. п.

Как и в методике Л.А. Ясюковой, все формулировки вопросов касаются убеждений, а не чувств опрашиваемых. О реальном поведении респондентов вопросы не задаются, но в части пунктов идет речь об одобрении либо согласии с необходимостью того или иного способа действий (нарушение закона для помощи близким, в ситуациях крайней необходимости, принятие мер в отношении мигрантов, во время массовых акций и др.).

Выбору каждой из альтернатив ответа соответствует присвоение определенного балла по шкале (от 0 до 3 по всем пунктам); наибольший балл присваивается за выбор альтернативы, выражающей предпочтение «конвенциональных» ценностей и «буквы закона», либо наибольшее согласие с утверждением, по смыслу соответствующим неукоснительному соблюдению законности. Примеры пунктов методики с указанием присваиваемых баллов за выбор альтернатив ответов приведены в табл. 1 и 2.

Таблица 1

Пример 1: «Более важными ценностями для человека являются…»

Альтернатива

Баллы

А. Правда или истина

1 балл

Б. Законы и нормы

3 балла

В. Милосердие, доброта, сострадание

1 балл

Г. Гражданские права

2 балла

Д. Авторитет старших, обычаи, традиции

0 баллов

Е. Справедливость, награда и возмездие по заслугам

1 балл

Ж. Договор, доверие, отношения с людьми

0 баллов

Таблица 2

Пример 2: «Чтобы взять с поличным опасного преступника,
стоит пойти на обман и провокации…»

Альтернатива

Баллы

А. Да, по-другому с ними нельзя

0 баллов

Б. В отдельных случаях, в рамках закона

3 балла

В. Лучше на это не идти

1 балл

Г. Ни в коем случае

2 балла

В следующем примере (табл. 2) показан один из включенных в методику вопросов с профессионально-специфичным содержанием для сотрудников правоохранительных органов.

Большее количество примеров вопросов представлено в материалах конкурса «Золотая Психея» [8]. Полный текст методики предоставлять в открытый доступ не планируется, поскольку это может вести к снижению эффективности ее дальнейшего практического применения.

Вычисляется один показатель — «Уровень правосознания» с максимальным значением 138 баллов. На данном этапе работы мы не усмотрели практического смысла в выделении нескольких показателей развития правосознания в различных сферах жизнедеятельности, либо соответствующих теоретическим представлениям о структуре правовых аттитюдов (когнитивная, эмоциональная и поведенческая составляющая); в действующих правилах профессионально-психологического отбора сотрудников ОВД для оценки уровня развития правосознания в составе личных и деловых качеств, подлежащих изучению в ходе комплексных обследований [15, п. 6, «д»], подобного разделения не предусматривается, поэтому представляется достаточным использовать один показатель, но с высокой измерительной мощностью, надежностью и дискриминативностью. В настоящее время дело именно так и обстоит: в тестовой батарее профессионально-психологического отбора в ОВД используется только один показатель методики Л.А. Ясюковой — интегральная шкала «Правосознание», которая, однако, не обладает в достаточной мере названными психометрическими свойствами, что подтверждалось данными обследований многих выборок сотрудников ОВД, которыми мы располагаем.

Низкие значения по шкале трактуются как правовой нигилизм: респондент готов одобрять незаконопослушное поведение других, пренебрегать нормами права в повседневной жизни или как минимум относиться к ним равнодушно. Крайне высокие значения могут означать правовой перфекционизм, когда человек ценит приверженность соблюдению законов выше, чем универсальные моральные принципы, личные привязанности, традиции и обычаи, что может иногда осложнять взаимоотношения с окружающими.

Методика апробирована в 2020 г. на выборке сотрудников и военнослужащих Национальной гвардии РФ (104 женщины, 400 мужчин). Одновременно применялась методика Л.А. Ясюковой, а также еще ряд тестов и опросников, применяемых или также проходящих апробацию для решения вопроса об их включении в тестовые батареи профессионально-психологического отбора. Они перечислены ниже.

  • «Кольца Ландольта»: модификация корректурной пробы для изучения свойств произвольного внимания [16, с. 392—393].
  • «Исключение слова»: оценивает способность оперирования вербальной информацией, проявляющуюся в выявлении семантически чужеродного слова из 5 предложенных [16, с. 386].
  • «Числовые ряды»: оценка индуктивного числового мышления в ходе выявления закономерности, по которой построен ряд чисел [16, с. 387—388].
  • «Аналогии»: оценка вербального интеллекта как способности к пониманию характера логических связей и отношений между понятиями [16, с. 385].

Для перечисленных выше методик («объективных») измеряются показатели: Продуктивность (Пр) — число правильных ответов за отведенное время; Эффективность (Эф) — модифицированный показатель продуктивности с учетом точности. Мы представляем в таблице корреляций второй из них, как имеющий наибольшую практическую значимость.

Также использовались следующие опросники (методики самоотчета).

  • «Л-профиль». Модификация опросника «Личностный профиль, по Айзенку», в версии К.В. Сугоняева [16, с. 192—196]. Имеются по 3 шкалы для каждой главной переменной и шкала лжи. Переменная Экстраверсии представлена шкалами: Общительность, Активность, Напористость (Ассертивность); Нейротизма — шкалами Тревожность, Самоуничижение, Подавленность; Психотизма — шкалами Склонность к риску, Импульсивность, Безответственность. Дополнительные шкалы — Агрессивность и Атипичность ответов. В таблице корреляций представлены только главные переменные, дополнительная и контрольные шкалы.
  • МЛО «Адаптивность» А.Г. Маклакова и С.В. Чермянина [9, с. 549—672]. Предназначен для изучения психологических адаптационных возможностей личности. Авторы выделяют в опроснике четыре структурных уровня, хотя на практике чаще всего используются шкалы третьего уровня, к которым отнесены нервно-психическая устойчивость (НПУ), коммуникативный потенциал (КП) и моральная нормативность (МН); интегральная шкала четвертого уровня — личностный адаптационный потенциал (ЛАП).
  • Методика оценки склонности к зависимому (аддиктивному) поведению, разработанная А.В.Смирновым («ОДА-2010»), предназначена для диагностики наличия (но не постановки клинического диагноза) у испытуемых следующих форм аддиктивного поведения: алкогольная зависимость; наркотическая зависимость; гемблинг (игромания); адреналиномания; сексуальная зависимость; любовная зависимость; зависимость от людей и отношений; компьютерная и интернет-зависимость; трудоголия [20]. Имеется опыт ее использования на выборке сотрудников правоохранительных органов [22].

Результаты и их обсуждение

Сбор и обработка результатов исследования проводились в Универсальной психодиагностической системе (далее УПС) «Мультипсихометр»®.

Психометрический анализ надежности и распределения показателя, выполненный автоматически в УПС «Мультипсихометр»®, представлен в табл. 3.

Таблица 3

Психометрические свойства показателя «Правосознание»
(методика «Шкала правосознания»)

Показатель

Ср. знач.

CKO

As

Ex

Min

Max

Альфа Кронбаха

Правосознание (N=504)

87,95

16,42

-0,30

-0,48

41

121

0,824

Шкала показывает высокую одномоментную надежность (α=0,824), соответствующую критериям для применяемых на практике тестовых измерений даже для шкал оценки профессиональных знаний и умений [1, п. 4.4.2.].

Оценка нормальности распределения проводилась по достаточно простым и сравнительно «нестрогим» критериям Н.А. Плохинского и Е.И. Пустыльника [19, с. 230—233] с использованием показателей асимметрии и эксцесса (табл. 3) и их сравнения с критическими значениями. Результаты оценки представлены в табл. 4.

Таблица 4

Оценка распределения показателя «Правосознание»
(методика «Шкала правосознания»)

Ошибка
репрезентативности

Критерий
Н.А. Плохинского (расчет)

Вывод

Критическое
значение (критерий
Е.И. Пустыльника)

Вывод

 

Асим­метрии

Эксцесса

Для асим­метрии

Для эксцесса

 

Асим­метрии

Эксцесса

 

0,109

0,218

2,75

2,20

Норм

0,326

1,075

Норм

                   

Распределение показателя на данной выборке по выбранным критериям соответствует нормальному, поэтому возможно включение его в расчеты с применением параметрических статистических критериев. График распределения показан на рис. 1.

Рис. 1. Распределение показателя Шкалы правосознания

Аналогичные статистические процедуры были проведены в отношении показателей методики Л.А. Ясюковой (табл. 5). Объем выборки по всем показателям, как и во всех прочих случаях, составляет 504 человека.

Таблица 5

Психометрические свойства показателей методики «Правосознание» Л.А. Ясюковой

Показатель

Ср. знач.

CKO

As

Ex

Min

Max

Альфа Кронбаха

Правосознание (сумма)

17,91

3,359

-0,33

-0,53

9

24

0,319

Бытовая сфера

6,464

1,456

-0,72

-0,09

2

8

0,125

Деловая сфера

5,478

2,139

-0,49

-0,67

0

8

0,447

Гражданская сфера

4,162

1,452

-0,30

0,206

0

8

-0,38

Правовые знания

6,561

1,646

-1,06

0,636

0

8

0,378

Ни у одной из шкал данной методики надежность на выборке исследования не достигает минимально приемлемого уровня (α>=0,6) для методик личностной диагностики [1, п. 4.4.2.], а у субшкалы «Правосознание в гражданской сфере» он вообще принял отрицательные значения (ответы испытуемых на входящие в субшкалу вопросы находятся во взаимном противоречии).

Проверка распределения показателей на нормальность представлена в табл. 6.

Таблица 6

Оценка распределения показателей методики «Правосознание» Л.А. Ясюковой

Показатель

Ошибка
репрезентативности

Критерий Н.А. Плохинского (расчет)

Вывод

Критическое значение (критерий Е.И. Пустыльника)

Вывод

Асимм.

Эксц.

Для асимметрии

Для эксцесса

Асимм.

Эксц.

ПС (сумма)

0,109

0,218

3,02

2,43

 

0,326

1,075

 

БС

0,109

0,218

6,60

0,41

 

0,326

1,075

 

ДС

0,109

0,218

4,49

3,07

 

0,326

1,075

 

ГС

0,109

0,218

2,75

0,94

Норм

0,326

1,075

Норм

ПЗ

0,109

0,218

9,72

2,91

 

0,326

1,075

 

Примечание. Здесь и далее названия шкал даются сокращенно: ПС — Правосознание (сумма), БС — Бытовая сфера, ДС — Деловая, ГС — Гражданская сфера, ПЗ — Правовые знания.

Итак, распределение показателей отличается от нормального, поэтому для них в корреляционном анализе, результаты которого представлены ниже, использовался непараметрический коэффициент ранговой корреляции Спирмена, тогда как для новой Шкалы правосознания — коэффициент корреляции Пирсона.

Для шкал обеих методик были рассчитаны корреляции с остальными психодиагностическими показателями; сравнение корреляций новой шкалы и шкал ранее использовавшейся методики Л.А. Ясюковой представлено в табл. 7.

С показателями развития вербального и числового интеллекта (Аналогии, Числовые ряды, Исключение слова); имеются небольшие по величине значимые положительные корреляции у обеих методик; у методики Л.А.Ясюковой они несколько выше (кроме шкалы «Правосознание в гражданской сфере», у которой значимых корреляций почти не выявлено, что явно вызвано низкой надежностью показателя). Представляется закономерной также связь с показателем внимания (Кольца Ландольта) как психического процесса, обеспечивающего направленность познавательной активности и необходимо связанного с произвольной регуляцией поведения в целом.

С личностными переменными, изучаемыми путем самоотчета (МЛО «Адаптивность», Л-профиль, новая Шкала правосознания имеет того же уровня или более высокие корреляции, чем интегральная шкала «Правосознание» методики Л.А. Ясюковой. С показателями МЛО «Адаптивность» корреляции двух шкал почти одинаковы, связь высоко значима для всех шкал 3-го уровня МЛО; со шкалами методики «Л-профиль», по смыслу связанными с социабельностью, отчасти моральной нормативностью и эмоциональной стабильностью, корреляции также значимы, причем у нашей Шкалы правосознания они заметно выше.

Особенно заметна разница абсолютных значений отрицательных корреляций с показателями аддикций различных видов (ОДА-2010) у показателей нашей Шкалы правосознания и шкалы «Правосознание» методики Л.А. Ясюковой: у последней корреляции не достигают значимого уровня со шкалой «Алкогольная зависимость» и несколькими другими.

Таблица 7

Корреляции шкал правосознания

Методика, шкала

Показатели правосознания: корреляции (N=504)

Шкала правосо­знания:
r Пирсона

Правосознание-1 (Л.А. Ясюкова): R Спирмена

ПС
(сумма)

БС

ДС

ГС

ПЗ

Кольца Ландольта: Эф

0,168***

0,19***

0,206***

0,146**

-0,026

0,151**

Числовые ряды: Эф

0,214***

0,253***

0,154**

0,188***

0,093*

0,168***

Аналогии: Эф

0,079

0,192***

0,168***

0,122**

0,026

0,135**

Исключение слова: Эф

0,173***

0,24***

0,213***

0,171***

0,031

0,19***

МЛО
«Адаптивность»

ЛАП

0,268***

0,305***

0,262***

0,214***

0,025

0,306***

НПУ

0,204***

0,215***

0,21***

0,146**

-0,003

0,228***

КП

0,297***

0,283***

0,209***

0,23***

0,015

0,27***

МН

0,269***

0,286***

0,216***

0,218***

0,038

0,296***

Неискренность

0,121**

-0,023

-0,024

-0,013

-0,08

0,045

Атипичность
ответов

-0,132**

-0,196***

-0,204***

-0,136**

0,003

-0,217***

ОДА-2010

Алкогольная

-0,441***

-0,028

-0,002

0,011

-0,036

-0,056

Наркотическая

-0,467***

-0,181***

-0,172***

-0,072

-0,089

-0,151**

Гэмблинг

-0,446***

-0,091*

-0,131**

-0,063

0,044

-0,076

Адреналиномания

-0,392***

-0,098*

-0,062

-0,074

-0,03

-0,092*

Сексуальная

-0,449***

-0,108*

-0,084

-0,065

-0,028

-0,106

Любовная

-0,368***

-0,04

-0,07

-0,003

0,01

-0,075

От людей

-0,348***

-0,026

-0,057

0,031

-0,037

-0,015

Компьютерная

-0,398***

0,021

0,006

0,034

0,016

0,012

Трудоголия

-0,489***

-0,118**

-0,135**

-0,048

-0,018

-0,085

Соц.желательность

0,294***

-0,002

0,036

0,015

-0,094*

0,037

Л—профиль

Агрессивность

-0,383***

-0,161***

-0,156***

-0,104*

0,03

-0,142**

Соц. желательность

0,324***

0,041

0,057

0,047

-0,113

0,084

Экстраверсия

0,299***

0,148**

0,106*

0,098*

0,031

0,114*

Нейротизм

-0,375***

-0,146**

-0,16***

-0,101*

0,054

-0,119**

Психотизм

-0,447***

-0,173***

-0,155**

-0,157***

0,069

-0,208***

Атипичность
ответов

-0,301***

-0,152**

-0,146**

-0,061

-0,049

-0,096*

Примечание: «*» p<0,05; «**» p<0,01; «***» p<0,001.

Учитывая, что уровень развития правосознания предполагается быть связанным прежде всего с социально-адаптивными чертами характера и поведенческими установками, возможно признать соответствие полученных результатов ожидаемым.

Также в целом результаты согласуются с тем, что было выявлено в других исследованиях: связь правосознания с личностными характеристиками в речемыслительной и характерологической сферах — отрицательные корреляции с основными шкалами MMPI и невысокие значимые положительные — с показателями интеллектуальной продуктивности [13]; более низкий уровень правосознания у сотрудников УИС с более выраженной личностной беспомощностью [7, с. 13], что связано как с уровнем невротизации, так и с затруднениями социализации, степенью адаптивности стратегий поведения.

С контрольными шкалами «Социальная желательность» и «Неискренность» новая Шкала правосознания также имеет значимые положительные корреляции, т. е. показатель не лишен влияния установочного поведения; однако этим характеризуются практически все личностные переменные, имеющие сколько-нибудь очевидный позитивный оценочный смысл для испытуемых. Показатели подобных контрольных шкал («Лжи» и т. п.) связаны не только со «стилем» тестового поведения, но даже в большей степени с «сущностными» (substance) личностными характеристиками [24], в частности — ценностными установками [25], а также с самоконтролем в межличностных отношениях [26]; как правило, не выявляется оснований считать их индикаторами уровня искажения тестовых оценок в ситуациях с «высокими ставками» [21] или при тенденции лгать другим людям в повседневной жизни [11].

Поэтому именно отсутствие значимых связей с этими контрольными шкалами вызывает сомнения в пригодности шкал методики к измерению свойств или установок, связанных с успешной социализацией.

Выводы

В ходе апробации выявлены хорошие психометрические характеристики новой Шкалы правосознания. Имеются высокозначимые связи с оценками нервно-психической устойчивости, коммуникабельности и социабельности, моральной нормативности и корреспондирующих с ней по смыслу качеств; имеется отрицательная связь с выраженностью всех основных видов аддиктивного поведения, умеренно выраженная положительная связь с уровнем интеллекта.

В то же время пока представляется преждевременным делать утверждение о критериальной валидности методики ввиду отсутствия в проведенном исследовании внешнего критерия (данных о профессиональной успешности и вообще о реальном поведении испытуемых).

В 2021 г. краткие сведения о методике опубликованы в ведомственном учебнике [16, с. 157—161]. Методика номинировалась на премию «Золотая Психея» и получила положительные отзывы [8]. В связи с изложенным представляется целесообразной ее дальнейшая апробация с перспективой внедрения в практику психологической оценки персонала правоохранительного профиля деятельности.

Литература

  1. Батурин Н.А. и др. Российский стандарт тестирования персонала (временная версия, созданная для широкого обсуждения в 2015 году) // Организационная психология. 2015. Том 5. № 2. С. 67–137.
  2. Батурин Н.А., Иванов А.Е. Ипсативные личностные тесты вынужденного выбора: анализ зарубежного опыта // Вестник ЮУрГУ. Серия «Психология». 2013. Том № 3. С. 17–25.
  3. Ведешкин Н.А., Леви М.В. О возможности применения психодиагностических методов изучения правосознания при профессиональном психологическом отборе в органы внутренних дел Российской Федерации // Вопросы психологии экстремальных ситуаций. 2011. № 4. С. 25–
  4. Воловикова М.И. Представления русских о нравственном идеале. М.: Институт психологии РАН, 2004. 312 с.
  5. Гранат H.Л. Понятие, структура и общая характеристика правосознания // Общая теория права. Академический курс: В 3 т. Т. 3. М.: НОРМА, 2007. С. 441.
  6. Гулевич О.А., Голынчик Е.О. Правосознание и правовая социализация. Аналитический обзор: Учебное пособие. М.: Международное общество имени Л.С. Выготского, 2003. 270 с.
  7. Евстафеева Е.А. Правосознание сотрудников уголовно-исполнительной системы с различными личностными характеристиками: Дисс. ... канд. психол. наук. Челябинск, 2015. 217 с.
  8. Леви М.В., Теплова О.А. Реферат проекта «Новая методика психодиагностики правосо­знания (прикладная психодиагностическая методика)» [Электронный ресурс] // Национальный психологический конкурс «Золотая Психея». URL: https://psy.su/psyche/projects/2537/ (дата обращения: 01.03.2021).
  9. Многоуровневый личностный опросник «Адаптивность» (МЛО-АМ) А.Г. Маклакова и С.В. Чермянина // Практическая психодиагностика. Методики и тесты: Учебное пособие / под ред. Д.Я. Райгородского. Самара: Издательский Дом «БАХРАХ-М», 2006. С. 549–672.
  10. Муслумов Р.Р. Правовое сознание личности: Учебное пособие. Екатеринбург: Изд-во Уральского государственного университета, 2013. 84 с.
  11. Мягков А.Ю. Шкала лжи из опросника MMPI: Опыт экспериментальной валидизации // Социологические исследования. 2002. № 7. С. 117–
  12. Николаева О.П. Исследование этнопсихологических различий морально-правовых суждений // Психологический журнал. 1995. Том 16. № 4. C. 79–88.
  13. Носс И.Н., Булыгина В.Г., Кабанова Т.Н. Зависимость правосознания от индивидуально-психологических особенностей государственных служащих [Электронный ресурс] // Психология и право. 2019. Том 9. № 4. С. 33– doi:10.17759/psylaw.2019090403
  14. Пономарев В.П. Психологические особенности правосознания у лиц разной этноконфессиональной принадлежности: Автореф. дисс. … канд. психол. наук. Ростов-на-Дону, 2015. 19 с.
  15. Постановление Правительства РФ от 06.12.2012 № 1259 (ред. от 06.03.2015) «Об утверждении Правил профессионального психологического отбора на службу в органы внутренних дел Российской Федерации» [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_138821/ (дата обращения: 01.03.2021).
  16. Психодиагностика с сотрудниками органов внутренних дел Российской Федерации: Учебник / под общ. ред. О.А. Ульяниной. М.: Проспект, 2021. 512 с.
  17. Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Правовая психология и преступное поведение: теория и методология исследований. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1988. 256 с.
  18. Свирин Ю.А. Особенности правосознания на современном этапе // Юридическое образование и наука. 2007. № 3. С. 18–
  19. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. СПб: Речь, 2000. 350 с.
  20. Смирнов A.B. Краткие психометрические сведения об опроснике диагностики аддикций ОДА-2010 // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Психология и педагогика. 2012. № 2. С. 95–
  21. Сугоняев К.В. Что отражают шкалы социальной желательности? // Современная психодиагностика России. Преодоление кризиса: сборник материалов III Всероссийской конференции: В 2 т. Т. 2. Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2015. С. 169–173.
  22. Чернышева Е.В., Суслова В.Р. Виды и формы аддиктивного поведения сотрудников правоохранительных органов [Электронный ресурс] // Психология и право. 2019. Том 9. № 2. С.15– doi:10.17759/psylaw.2019090202
  23. Ясюкова Л.А. Правосознание: диагностика и закономерности развития // Прикладная психология. 2000. № 4. С. 1–
  24. McCrae R.R., Costa P.T. Social desirability scales: More substance than style // Journal of Consulting and Clinical Psychology. 1983. Vol. 51(6). Р. 882–888. doi:10.1037/0022-006X.51.6.882.
  25. Schwartz S.H. et al. Value Priorities and Social Desirability: Much Substance, Some Style // British Journal of Social Psychology. Vol. 36(1). Р. 3–18. doi:10.1111/j.2044-8309.1997.tb01115.x
  26. Uziel L. Impression management (“lie”) scales are associated with interpersonally oriented self-control, not other-deception // Journal of Personality. 2014. Vol. 82(3). P. 200–212. doi:10.1111/jopy.12045

Информация об авторах

Леви Максим Владимирович, кандидат психологических наук, научный консультант, ООО «Инновационные психотехнологии», доцент, Академия управления МВД РФ, Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-0086-1199, e-mail: levimax@bk.ru

Свободный Феликс Константинович, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры управления и психологии следственной деятельности, Московская академия Следственного комитета Российской Федерации (ФГКОУ ВО «Московская академия Следственного комитета РФ»), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-8010-8756, e-mail: sfk_felix@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 664
В прошлом месяце: 38
В текущем месяце: 5

Скачиваний

Всего: 409
В прошлом месяце: 26
В текущем месяце: 4