Социально-перцептивные образы как регуляторы детско-родительских отношений в приемных семьях

434

Аннотация

Цель. Определение связей Я-образов замещающих матерей с Он-образами приемных детей; установление связей Я-образов замещающих матерей с детско-родительскими отношениями и взаимодействием. Контекст и актуальность. Проблема социально-перцептивного отражения является актуальной в связи с тем, что растет количество семей с приемными и опекаемыми детьми. Нередко приемные родители оказываются не готовы к адекватному взаимодействию с неродными детьми и возвращают их в систему опеки, нанося детям тяжелую психологическую травму. Одной из важнейших причин этого является несовпадение идеальных установок на необходимость детей в семье и реального восприятия конкретных детей приемными родителями, ригидностью их аттитюдов — социальных установок. В связи с этим особое значение имеет изучение механизмов и закономерностей восприятия ребенка в семье, так как от того, как ребенка воспринимают в семье, напрямую зависят формирование его «Я-концепции», становление личности, отношения с близкими, сверстниками, педагогами, с окружающими людьми. Для того, чтобы минимизировать возникновение таких психотравмирующих ситуаций, необходимо глубокое исследование механизмов и закономерностей социального восприятия в замещающих семьях. Дизайн исследования. Исследованы связи между структурами Я-образов мам и Он- образами их родных и приемных детей; связи между социально-перцептивными образами и детско-родительскими отношениями (взаимодействием) в приемных семьях. Участники. Выборка: 18 женщин от 29 до 59 лет (M=48,05; SD=7,77), имеющих только приемных детей, и 20 женщин в возрасте от 37 до 48 лет (М=39,85; SD=3,93), имеющих только своих биологических детей. Методы (инструменты). Методика «СОЧ(И) — структура образа человека (иерархическая)» (В.Л. Ситников); два варианта опросника ВРР (И.М. Марковская) для изучения взаимодействия родителей с детьми и подростками. Результаты. Я- и Он-образы являются индикаторами детско-родительских отношений в замещающих семьях. У замещающих матерей выражено контролирующее поведение по отношению к ребенку. Высокий контроль может проявляться в мелочной опеке, навязчивости, приводить к ограничениям и запретам. Основные выводы. Выявлены достоверные связи социально-перцептивных образов членов замещающих семей и детско-родительских отношений, доказывающие, что эти образы являются индикаторами детско-родительских отношений. Изученные образы себя и детей имеют сходство по структурным характеристикам как у замещающих, так и у биологических матерей. В представлениях замещающих матерей при формировании образа приемного ребенка отмечается ориентация на свою Я-концепцию и представления о том, каким должен быть ребенок. Замещающие матери идентифицируют себя с приемными детьми в настоящем и будущем и стремятся установить более близкие отношения с приемным ребенком. По сравнению с замещающими, биологические матери более открыты в общении со своими детьми.

Общая информация

Ключевые слова: Я-образ, Он-образ, приемный ребенок, биологические матери, замещающие матери, детско-родительские отношения

Рубрика издания: Эмпирические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/sps.2021120208

Для цитаты: Ситников В.Л., Стреленко А.А., Кедич С.И., Комарова А.В. Социально-перцептивные образы как регуляторы детско-родительских отношений в приемных семьях // Социальная психология и общество. 2021. Том 12. № 2. С. 129–147. DOI: 10.17759/sps.2021120208

Полный текст

 

Введение

Образ ребенка — это «целостная совокупность житейских и научных представлений о ребенке, комплекс социальных установок на ребенка, формирующихся в сознании человека и репрезентируемых в процессе изучения ребенка при взаимодействии с ним» [11]. Как показывает анализ проблемы отражения детей в сознании различных групп людей, эти образы значительно отличаются друг от друга [2; 3; 4; 10; 11; 12; 13].

В представлениях родителей о своих детях содержатся глобальные и дифференцированные образы ребенка, которые имеют культурно-историческую основу, а также включают в себя особенности когнитивного образа ребенка согласно позиции, которую занимают родители по отношению к нему [12; 13; 14; 15; 16]. Чем больше образ соответствует оригиналу, тем лучше для психического развития ребенка. Оптимальный вариант отражения родителями ребенка — образ, который создает зону ближайшего развития его личности [12; 17; 18; 20; 21].

Вопросы взаимоотношений в диа­дической связи «мать-ребенок» в поле внимания исследований. Так, в работе В.Н. Ослон и др. приводится основательный анализ теорий психического развития ребенка и воздействия семьи, в том числе и влияния матери на личностное развитие не только биологических, но и приемных детей [9]. В свое время нами были изучены разнообразные представления биологических матерей о детях (абстрактных и реальных) [11; 12; 14], а также проведено сравнительное исследование образов детей у первобеременных и повторно беременных женщин [13].

В последние десятилетия в России и в Беларуси все отчетливее обозначается тенденция сокращения детских домов и увеличения количества замещающих семей. Это проявляется и в увеличении фундаментальных психологических исследований семей этого типа не только в наших, но и в других странах [3; 6; 7; 8; 14; 19]. Однако практически отсутствуют исследования, которые бы достаточно полно отражали проблему образов детей в сознании замещающих родителей и роли социальной перцепции в формировании отношений в этих семьях.

Метод

Схема проведения исследования. Работа проводилась с группами приемных и биологических родителей. Респонденты заполняли бланки методик.

Выборка исследования. В исследовании приняли участие две группы женщин. Первая группа: 18 женщин в возрасте от 29 до 59 лет (М=48,05; SD=7,77), имеющих только приемных детей в возрасте от 4 до 17 лет (средний возраст — 12,3 лет). Все респонденты — это замещающие родители с различным стажем работы в должности приемного родителя, родителя-воспитателя, которые дали свое информированное согласие на участие в исследовании. Вторая группа: 20 женщин в возрасте от 37 до 48 лет (М=39,85; SD=3,93), имеющих только своих биологических детей в возрасте от 5 до 16 лет (средний возраст — 12,6 лет). Основное внимание исследователей было сосредоточено на изучении выборки приемных матерей, поэтому замещающие матери описывали не только Я-образ и Он-образ приемного ребенка, но и образы абстрактного и приемного ребенка в будущем, а в выборке биологических матерей такая детализация не требовалась.

Методы исследования. Для определения связей Я-образов замещающих матерей с Он-образами приемных детей применялись методика «СОЧ(И) — структура образа человека (иерархическая)» В.Л. Ситникова и опросник ВРР — взаимодействие родителей с ребенком И.М. Марковской (вариант для родителей дошкольников и младших школьников и вариант для родителей подростков).

Методика «СОЧ(И)» [11] представляет собой вариант двух частей ассоциативного эксперимента. Основой первой части является методический прием «20 высказываний», предложенный М. Куном и Т. Мак-Партлендом. Вторая часть основана на методическом приеме «Психогеометрия» С. Делингер, но при­
меняемом не для невалидизированной автором диагностики личности, а для сопоставления между собой разных групп ранжирования психогеометрических образов. Полученные материалы обрабатываются специально разработанной компьютерной программой контент-анализа, позволяющей выявить структуру и содержание вербальных и невербальных Я-, Он-образов и сопоставить их между собой математико-статистическими методами [2; 4; 11; 12; 13; 14; 20].

Опросник И.М. Марковской позволяет выявить особенности взаимодействия родителей с детьми [5]. Вторая группа женщин, имеющих своих биологических детей, обследовалась только с использованием методики «СОЧ(И)». Эта часть исследования проводилась лишь для сопоставления социально-перцептивных Я-образов и Он-образов ребенка, сложившихся в сознании замещающих и родных матерей.

Результаты

В ходе эмпирического исследования с помощью контент-анализа результатов методики «СОЧ(И)» были получены следующие структуры Я-образов замещающих матерей (рис. 1).

Аналогичным образом были изучены и проанализированы результаты на выборке родных (биологических) родителей (рис. 2).

У всех мам в Я-, Он-образах ребенка на первом месте социальные характеристики (рис. 1, 2). Больше всего их в Я-образах родных матерей.

Сравнение структур социально-перцептивных образов замещающих и родных матерей показывает, насколько они похожи в Я-, Он-образах ребенка. Самые большие различия в конвенциональных и метафорических компонентах, которые не несут четкой информации об индивидуальности личности.

 
 

 

 

Есть достоверные различия (табл. 1) и между такими компонентами Я-образов, как социальный интеллект, поведенческие и эмоциональные характеристики, которых достоверно больше в Я-образах биологических матерей, имеющих родных детей, что так же может свидетельствовать об их большей открытости в общении с посторонними людьми.

Еще больше различия между замещающими и родными матерями в структурах Он-образов детей (табл. 2).

В Онобразах детей замещающих матерей достоверно больше конвенциональных, ролевых, обезличенных характеристик, а в количестве метафорических характеристик детей достоверных различий уже нет, хотя по-прежнему у замещающих матерей их несколько больше. Но по всем остальным компонентам, как и в Я-образах, у родных матерей больше конкретных определений своих детей.

 

 

 

Таблица 1

Достоверные различия структурных компонентов Я-образов замещающих и родных матерей

Компоненты образов

Я-образ замещающих матерей

Я-образ биологических матерей

Критерий U-Манна- Уитни

Уровень значимости

М

о 2

М

о 2

Интеллект социальный

1,61

1,24

2,60

1,43

110,5

0,04

Конвенциональные

2,11

1,78

0,10

0,31

57,0

0,00

Поведенческие

0,44

0,71

1,85

1,09

50,0

0,00

Эмоциональные

5,67

2,57

8,40

2,01

72,5

0,001

Метафорические

2,39

2,48

0,10

0,45

57,5

0,00

Положительные

9,00

3,63

14,50

2,65

-5,38

0,01

Другую, несколько неожиданную информацию дает сравнение соотношения отдельных компонентов в Я-образах матерей и в Он-образах детей (табл. 3).

Между Я-образами матерей и их образами детей практически нет различий в соотношении компонентов структуры образов. Лишь в Я-образах замещающих матерей и в их образах приемных детей есть различия по конвенциональным и метафорическим компонентам образов, а между Я-образами матерей и их отражением родных детей вообще нет различий в структурных компонентах.

Это весьма характерное для взрослых проявление механизма формирования образов ребенка по типу проекции [2; 11; 12; 14]. В связи с этим вполне правомерной представляется гипотеза о том, что наличие и объем конвенциональных и метафорических компонентов в социально-перцептивных Я-, Он-образах ребенка в сознании матерей может выполнять роль индикаторов уровня близости и открытости, доверительности отношений между матерью и детьми.

 

 

Таблица 2

Достоверные различия структурных компонентов образов ребенка у замещающих и родных матерей

Компоненты образов

Образ приемного ребенка

Образ родного ребенка

Критерий U-Манна- Уитни

Уровень значимости

Р

о 2

Р

о 2

Волевые

2,33

1,46

3,55

1,67

104,0

0,02

Интеллект социальный

1,44

1,15

2,45

1,50

109,5

0,04

Конвенциональные

0,33

0,59

0,00

0,00

130,0

0,01

Поведенческие

0,44

0,62

1,65

0,99

57,0

0,00

Социальные

7,44

2,75

9,40

2,01

93,0

0,01

Эмоциональные

5,11

1,91

7,50

2,31

77,5

0,002

Положительные

9,00

3,63

14,50

2,65

39,0

0,00

 

Таблица 3

Достоверные различия структурных компонентов Я-, Он-образов у замещающих и родных матерей

Компоненты образов

Критерий Вилкоксона, уровень значимости 0,01

Я-, Он-образы замещающих матерей

Я-, Он-образы родных матерей

Конвенциональные

-3,13

0,002

-

-

Метафорические

-2,16

0,03

-

-

Положительные

-

-

3,14

0,002

Амбивалентные

2,92

0,004

-1,99

0,04

Отрицательные

-3,13

0,002

-3,13

0,002



К таким же индикаторам можно отнести и показатели модальности социально-перцептивных образов (рис. 3, 4, табл. 1—4). Соотношение характеристик позитивной, нейтральной и отрицательной модальностей (рис. 3, 4) во всех образах показывает достоверное преобладание позитивных характеристик над негативными и отрицательными, при этом достоверно большее количество позитивных характеристик отмечается в Я-образах родных матерей, причем их самооценка оказывается достоверно выше оценки собственных детей и значительно выше, чем Я-образы замещающих матерей.

Меньше всего положительных оценок дают замещающие матери своим реальным приемным детям, но при этом количество позитивных оценок совпадает в Я-образах этих матерей с образом приемных детей в будущем (рис. 3), что говорит об их надежде изменить ребенка в лучшую сторону.

Достоверные различия отмечаются по нейтральным и негативным компонентам, а также по конвенциональным и эмоциональным. Больше всего негативных характеристик в образах реальных приемных детей, а минимальное — в представлениях матерей о том, какими их приемные дети станут в будущем. Замещающие матери считают, что именно благодаря им ребенок станет лучше, чем есть сейчас.

Корреляционный анализ, проведенный с помощью непараметрического критерия r-Спирмена (пакет SPSS Statistics 23), позволил выявить связи между структурными характеристиками образов матерей и детей (табл. 5).

Результаты определения структур изучаемых образов (табл. 5) свидетельствуют о тесной связи Я-образа замещающих матерей с Он-образами приемных детей, а также с их образом в будущем. Получается, что мамы в приемном ребенке стремятся видеть отражение или, скорее, продолжение самих себя. При этом четко отличая его от остальных детей как по структуре, так и по содержанию конкретных характеристик, о чем свидетельствует проведенный нами анализ образов абстрактного ребенка в сознании этих же мам.

 

Таблица 4

Достоверные различия структурных компонентов Он-образов реального приемного ребенка и его же в будущем

Компоненты образов

Образ приемного ребенка

Образ приемного ребенка в будущем

Критерий U-Манна- Уитни

Уровень значимости

Р

о 2

Р

о 2

Конвенциональные

0,33

0,59

0,83

0,99

2,46

0,01

Эмоциональные

5,11

1,91

3,78

2,69

-2,47

0,01

Нейтральные

2,39

2,59

3,10

1,55

-2,99

0,003

Негативные

0,33

0,59

2,40

1,88

-3,07

0,002

 

Таблица 5

Корреляция Я-образов и образов приемного ребенка в сознании матерей

Компоненты образов

Я-образы замещающих матерей

В

И

ИС

К

М

П

C

Т

Э

Он-образ приемного ребенка

В

,63**

 

 

 

 

 

,49*

 

,51*

И

 

 

 

 

 

 

,59*

 

,64**

ИС

 

 

 

-,48*

 

,57*

 

 

 

Д

 

 

 

 

 

 

 

 

,67**

М

 

 

 

 

,60**

 

 

 

 

Т

 

 

,71**

 

 

 

 

 

 

Э

,49*

 

 

 

 

 

 

 

 

Он-образ приемного ребенка в будущем

В

 

,57*

 

 

 

 

 

 

 

Д

 

 

 

 

,69**

 

 

 

 

И

 

,56*

 

-,59**

 

 

 

,53*

 

ИС

 

,52*

 

 

 

 

 

,58*

 

М

 

 

 

 

 

 

-,50*

 

 

С

 

,73**

 

 

 

 

 

,60**

 

Т

 

 

 

 

 

,48*

,50*

 

 

Э

 

,74**

 

 

 

 

 

,51*

 

Условные обозначения. В — волевые, Д — деятельностные, И — интеллектуальные, ИС — интеллект социальный, К — конвенциональные, М — метафорические, П — поведенческие, С — социальные, Т — телесные, Э — эмоциональные, «+» — положительные, «-» — отрицательные, «=» — нейтральные. Значимость корреляций: *на уровне 0,05; ** на уровне 0,01.

Идентификация с ребенком у замещающих матерей, как и у биологических, играет роль механизма, помогающего повысить уровень восприятия и понимания ребенка, объяснить себе и ему его поведение в проблемных ситуациях, установить близкие отношения. Но она же порождает ошибочное восприятие и, как следствие, нередко способствует росту напряжения, стремлению навязать ребенку свое представление о том, что делать и как себя вести. При этом интеллектуальные характеристики матерей никак не связаны с образом нынешнего ребенка, но тесно связаны с различными характеристиками ребенка в будущем.

Анализ модальности и структуры образов позволяет предположить, что эталоном для приемного ребенка многие матери считают себя, а образы реального ребенка и то, каким он станет, формируются по механизму проекции Я-образа. Это подтверждается сравнением частотных словарей Я-, Он-образов замещающих матерей, в которых множество дословных совпадений (табл. 7). Аналогичная картина обнаруживается и при сравнении Я-, Он-образов в сознании родных матерей.

При этом у родных мам их Я-образы гораздо меньше связаны с образами детей (табл. 6), чем у замещающих матерей. У них лишь телесные и социальные характеристики имеют высокий уровень связи. Причем эта корреляция отрицательная, то есть свидетельствует о том, что чем больше мамы обращают внимание на свою внешность и здоровье, тем меньше их интересует, как их дети общаются с окружающими.

И еще на одно нельзя не обратить внимание. Оценочные характеристики Я-образов родных матерей по положительным и отрицательным модально­стям тесно связаны с аналогичными мо­дальностями родных детей, в то время как Я-образы замещающих мам не имеют корреляций ни по одной оценочной модальности с Он-образами приемных детей (табл. 5, 6). Это может свидетельствовать о том, что корреляционные связи отражений Я-образов матерей и Он-образов их детей выступают яркими индикаторами прочности родственных связей. И чем более положительно родные мамы оценивают себя, тем меньше отрицательных характеристик они дают своим детям.

 

Таблица 6

Корреляция Я-образов и образов родного ребенка в сознании матерей

Компоненты образов

Я-образы родных матерей

В

П

Т

Э

+

=

Он-обра родного ребенка

В

,50*

 

-,51*

 

 

 

 

П

 

 

-,49*

 

 

 

 

С

,52*

,46*

-,66**

 

 

 

 

Э

 

 

 

-,52*

 

 

 

+

 

 

 

 

,63**

 

-,69**

 

 

 

 

-,83**

,49*

,80**

Условные обозначения. В — волевые, Д — деятельностные, И — интеллектуальные, ИС — интеллект социальный, К — конвенциональные, М — метафорические, П — поведенческие, С — социальные, Т — телесные, Э — эмоциональные, «+» — положительные, «-» — отрицательные, «=» — нейтральные. Значимость корреляций: *на уровне 0,05; ** на уровне 0,01.

 

Для уточнения результатов статистического анализа нами был проведен качественный анализ изучаемых образов, определены частотные словари Я- и Он- образов (табл. 7).

Анализ содержания частотных словарей образов матерей показал, что есть не только структурно-статистические корреляции, но и содержательно-качественная связь между элементами Я-образов матерей и Он-образов их приемных и родных детей. При сравнении дословных совпадений независимо от отражаемого образа и замещающие, и родные мамы представляют себя и своего ребенка: добрыми, веселыми, заботливыми, отзывчивыми, дружелюбными, любящими и любимыми.

Вместе с тем в Он-образе приемного ребенка мамы отмечают характеристики, которые не имеют повторения ни в одном другом образе и не встречаются в образах биологических матерей, такие как: гипе­рактивный, неаккуратный, обидчивый, болезненный, жалостливый, капризный, хитрый и другие качества детей, наиболее досаждающие замещающим мамам. Скорее всего, это свидетельствует о меньшей, по сравнению с биологическими матерями, близости к ребенку и, как следствие, о более высокой объективности отражения образа ребенка замещающими матерями.

Интересные результаты были получены при анализе данных невербальной части методики «СОЧ(И)», направленной на изучение слабо осознаваемого механизма социальной перцепции. Эта часть методики позволяет оперативно выявить наличие или отсутствие проекции и ее направленность: прямая она или обратная,

Таблица 7

Частотный словарь первых 20 определений в Я-, Он-образах матерей

Замещающие матери

Родные матери

Я

Приемный ребенок

Я

Родной ребенок

характеристики

частота

мой ребенок

частота

характеристики

частота

мой ребенок

частота

добрая

72%

добрая

67%

веселая

90%

добрый

80%

заботливая

56%

ласковая

50%

добрая

80%

красивый

75%

веселая

33%

трудолюбивая

39%

ответственная

55%

УМНЫЙ

75%

женщина

28%

веселая

33%

коммуникабельная

50%

веселый

70%

справедливая

28%

заботливая

33%

милая

50%

милый

55%

мама

22%

любознательная

33%

умная

50%

отзывчивый

35%

хозяйка

22%

быстрая

28%

дружелюбная

45%

ласковый

30%

человек

22%

умная

28%

красивая

45%

любимый

30%

дружелюбная

17%

дружелюбная

22%

отзывчивая

45%

сильный

30%

красивая

17%

красавица

22%

энергичная

45%

честный

30%

ласковая

17%

нежная

22%

мудрая

40%

активный

25%

любящая

17%

общительная

22%

верная

35%

вежливый

25%

нежная

17%

любимая

17%

жизнерадостная

35%

дружелюбный

25%

отзывчивая

17%

ОТЗЫВЧИВЫЙ

17%

целеустремленная

35%

заботливый

25%

трудолюбивая

17%

послушная

17%

вспыльчивая

30%

общительный

25%

ответственная

17%

разговорчивая

17%

заботливая

30%

ответственный

25%

мечтательная

17%

танцевальная

17%

общительная

30%

смелая/ый

25%

семья

17%

аккуратная

11%

честная

30%

спортивный

25%

солнышко

17%

активный

11%

активная

25%

целеустремл-ный

25%

терпеливая

17%

вежливая

11%

любимая

25%

талантливый

25%

 

Примечание. Совпадения в Я-образах матери и в их Он-образах ребенка выделены жирным шрифтом.

 

совпадает ли интуитивное, невербализо­ванное представление о другом человеке с невербализованным Я-образом респондента, противопоставляется ему или они не связаны между собой (табл. 8).

Из таблицы видно, что наиболее близкими образами являются Я-образ замещающей матери и ее представление о том, каким этот ребенок станет в будущем (77,78%).

Вместе с тем у двух других мам (11,11%) при ранжировании невербальных образов отсутствует как совпадение, так и противопоставление Я-образов и образов приемных детей. То есть лишь две мамы воспринимают ребенка не через призму собственного Я, а таким, какой есть, не идентифицируя его с собой и не противопоставляя его себе или себя ему.

О том, что отсутствие проекции свидетельствует о втором варианте отношения к приемным детям, говорит то, что в этом исследовании у всех биологических матерей ребенка проявляется та или иная невербальная проекция.

Важно отметить, что половина опрошенных считают, что приемный ребенок похож на образ абстрактного ребенка (табл. 9).

 

Таблица 8

Типы проекции Я-, Он-образов замещающих и родных матерей

Выборка

Прямая проекция

Обратная проекция

Отсутствие проекции

Замещающие матери

частота

%

частота

%

частота

%

Я—мой ребенок

10

55,55

8

44,44

0

0

Я—мой ребенок в будущем

14

77,78

2

11,11

2

11,11

Мой ребенок—он в будущем

11

61,11

7

38,89

0

0

Родные матери

частота

%

частота

%

частота

%

Я—мой ребенок

14

70

6

30

0

0

 

Таблица 9

Показатели достоверности различий между проекциями образов у замещающих матерей

Образы

Прямая проекция

Обратная проекция

Критерий ф*

Значимость

Абсолютная частота

Относительная частота

(%)

Абсолютная частота

Относительная частота

(%)

Я—Абстрактный ребенок

14

77,78

1

5,56

5,05

0,01

Я—Приемный ребенок

10

55,55

8

44,44

0,67

-

Я—Приемный ребенок в будущем

14

77,78

2

11,11

4,44

0,01

Абстрактный—Приемный ребенок

9

50,00

7

38,89

0,67

-

Абстрактный—Приемный ребенок в будущем

11

61,11

6

33,33

1,69

0,05

Приемный—Приемный ребенок в будущем

11

61,11

7

38,89

1,35

-

 

Достоверные различия в сопоставлении и противопоставлении по критерию ф*— Фишера отмечаются по таким группам образов, как Я-образ замещающих матерей—образ абстрактного ребенка (р<0,01);Я-образ замещающих матерей—образ приемного ребенка в будущем (p<0,01); образ абстрактного ребенка—образ приемного ребенка в будущем (p<0,05).

Обсуждение результатов

Помимо структуры и содержания изучаемых образов и их связей нас интересовал вопрос об особенностях взаимоотношения приемной матери и ребенка. По нашему предположению, Я-образы замещающих мам являются индикаторами регуляции детско-родительских отношений. Мы исходим из гипотезы о связи структуры Я-образа замещающих мам и особенностей детско-родительских отношений. Так как объектом нашего исследования были замещающие матери, то полученные результаты мы обрабатывали только на взрослой выборке. Однако методика И.М. Марковской позволяет получить данные не только о взаимодействии родителей с ребенком, но и данные о взаимодействии с родителями «взглядом ребенка».

В исследовании И.М. Марковской в группе родителей младших подростков были выявлены значимые связи «удовлетворенности отношениями с детьми» с «эмоциональной близостью» и «сотрудничеством». «Контроль», «строгость» и «требовательность» — независимые параметры, в то же время «сотрудничество» связано с «эмоциональной близостью», «последовательностью» и «мягкостью». В группе родителей младших школьников и дошкольников выявлены три корреляционные плеяды сходной структуры [5].

Результаты нашего исследования показывают, что у замещающих матерей выражено контролирующее поведение по отношению к ребенку. Причем высокий контроль может проявляться в мелочной опеке, навязчивости, приводить к ограничениям и запретам.

Повышенный показатель эмоциональной дистанции — это показатель нежелания ребенка делиться с родителями самым сокровенным, возможно, что и сами мамы могут сторониться своих приемных детей. Однако повышение значений по параметру последовательности свидетельствует о том, что мамы стараются быть последовательными и постоянными в своих требованиях, в своем отношении к приемному ребенку, в применении поощрений и наказаний.

Наиболее выраженные показатели с понижением значений отмечаются по таким шкалам, как: «Мягкость родителя», «Нетребовательность—Требовательность», «Авторитетность родителя».

В исследуемой выборке понижение значений по шкале строгости свидетельствует о низкой строгости, мягкости правил во взаимоотношениях между родителем и ребенком, низкой степени принуждения ребенка к чему-либо. Вместе с тем понижение значений по шкале требовательности говорит о ее низком уровне у родителя, проявляемом в слабо выраженном ожидании ответственности от ребенка. Несмотря на то, что в выборке большая часть респондентов считают себя авторитетами для своих приемных детей, многие приемные родители не уверены в своем влиянии на ребенка.

Для проверки нашей гипотезы о связи структуры Я-образов замещающих матерей с детско-родительским взаимодействием нами был применен непараметрический коэффициент ранговой корреляции r-Спирмена.

По результатам корреляционного анализа выявлены 7 достоверных связей: 3 положительные и 4 отрицательные. Отрицательные связи отмечаются между положительными характеристиками Я-образов и шкалой «Мягкость— Строгость» (rs=-0,550 при р<0,05); между волевым компонентом Я-образов и шкалой «Автономность—Контроль» по отношению к ребенку (rs=-0,539 при р<0,05); между эмоциональными характеристиками и шкалой «Автономность— Контроль» по отношению к ребенку (rs=-0,585 при р<0,05); между конвенциональными характеристиками и шкалой «Отсутствие сотрудничества—Сотрудничество» (rs=-0,518 при р<0,05).

Положительно связаны: интеллектуальные характеристики Я-образов и шкала «Отсутствие сотрудничества— Сотрудничество» (rs=0,570 при р<0,05), поведенческие характеристики и шкалы «Непоследовательность—Последовательность» родителя (rs=0,569 при р<0,05), метафорические характеристики и шкала «Удовлетворенность» отношениями родителя с ребенком (rs=0,628 при р<0,01).

Результаты корреляционного анализа показывают: чем меньше позитивных характеристик в Я-образе приемной матери, тем выше ее строгость, и наоборот, увеличение позитивных характеристик связано с меньшей строгостью мер, применяемых к ребенку, меньшей жесткостью в правилах поведения детей. Видимо, строгость выполняет компенсаторную функцию, связанную с негативизмом самовосприятия, которое может быть обусловлено неудовлетворенностью значимых потребностей.

Интересной особенностью является связь волевых и эмоциональных компонентов Я-образов матерей с показателями шкалы «Автономность—Контроль» по отношению к ребенку. Повышение показателей по этой шкале свидетельствует о степени контроля за поведением ребенка. Обратная связь количества эмоциональных и волевых компонентов Я-образа матерей с высоким уровнем контроля поведения ребенка показывает, что мамы, придающие мало значения своей эмоциональности или волевым характеристикам, отличаются недоверием к приемным детям, не уверены в их способности адекватно вести себя и самостоятельно контролировать свое поведение. Те матери, в Я-концепции которых эмоциональные и волевые характеристики хорошо осознаются и играют важную роль, отличаются большим доверием к детям и предоставляют детям больше самостоятельности.

Одним из факторов, который влияет на результаты деятельности и общения как положительно, так и отрицательно, является уровень напряжения. Это состояние сопровождается ощущением общего дискомфорта, тревоги, страха. Однако при правильной регуляции человек может направить внутренние ресурсы на овладение ситуацией. Это возможно при определенном уровне мотивации, значимости ситуации. Во всех остальных случаях оно приводит к ломке мотивационных конструкций структуры деятельности, дезорганизует ее и коммуникацию [1].

Высокие показатели по шкале «Отсутствие сотрудничества—Сотрудничество» свидетельствуют о включении ребенка во взаимодействие, признании его прав и достоинств. Они отражают равенство и партнерство в отношениях родителей и детей. Связь этой шкалы с конвенциональными характеристиками Я-образа говорит о том, что при высоком уровне совместной деятельности мамы проявляют большую открытость, не прячутся за безличностно-ролевыми характеристиками, не используют их в качестве психологической защиты. Отсутствие сотрудничества с ребенком — результат нарушенных отношений, авторитарного, безразличного или попустительско­го стиля воспитания, связанный с ростом конвенциональных компонентов в Я-образах, что характеризует закрытость приемных мам или отсутствие эффективной рефлексии. Примечательно, что сотрудничество связано и с когнитивным компонентом Я-образа приемной мамы, что может быть показателем того, что мамы, для которых важны когнитивные характеристики, более склонны к сотрудничеству, равноправному взаимодействию с приемными детьми.

Важно отметить положительную связь поведенческих характеристик Я-образа матерей с постоянством и последовательностью требований к ребенку, с отношением к нему, с применением наказаний и поощрений. Эта связь указывает на то, что уровень конативных показателей в Я-образе замещающих матерей прямо связан с постоянством отношения к ребенку и последовательностью требований к нему.

Заключение и выводы

Исследование связей Я-образов матерей с Он-образами детей и детско-родительскими отношениями позволяет судить о том, что структурно­содержательный анализ вербальных и невербальных образов дает возможность выявить характер и направленность детско-родительских отношений, прочность семейных связей и сделать следующие выводы:

1.   Я- и Он-образы биологических и замещающих матерей имеют подобные структуры этих образов. Достоверные различия между Я-образами замещающих и биологических матерей указывают на то, что последние более уверенны и открыты в общении со своими детьми.

2.   Я-образы замещающих матерей по своей структуре и содержанию тесно связаны с образами приемных детей в будущем и образами абстрактного ребенка, что говорит о едином механизме формирования этих образов. Образ реального приемного ребенка имеет свои отличительные особенности, которые не повторяются ни в одном другом образе. То есть мамы, как правило, выбирают ребенка, опираясь не столько на отражение реальных особенностей ребенка, сколько на собственную Я-концепцию и представление о том, каким должен быть ребенок. Именно в этом может таиться корень проблем детско-родительских отношений в замещающих семьях.

3.   Идентификация ребенка с собой у замещающих и у биологических матерей выполняет роль механизма, помогающего им повысить уровень восприятия и понимания ребенка, объяснить себе и ему его поведение в проблемных ситуациях, установить более близкие отношения.

4.   Социально-перцептивные характеристики Я-, Он-образов замещающих матерей являются индикаторами детско-родительских отношений. Они позволяют достаточно точно диагностировать особенности отношения замещающих матерей к приемным детям.

 

 

 

 

Литература

  1. Аппаев М.Б., Джанкёзова Т.С. Влияние эмоционально-волевой сферы на уровень общих интеллектуальных способностей в подростковом возрасте [Электронный ресурс] // Интернет-журнал «Мир науки». 2016. Том 4. № 4. URL: http://mir-nauki.com/PDF/11PSMN416.pdf (дата обращения: 21.06.2020).
  2. Карагачёва М.В., Кедич С.И., Ситников В.Л. Социально-педагогическая рефлексия студентов психолого-педагогических специальностей // Ученые записки Забайкальского государственного гуманитарно-педагогического университета им. Н.Г. Чернышевского. 2012. № 5(46). С. 264—271.
  3. Коломенская В.В., Таран И.И., Скляр Н.А. Взаимосвязь самоотношения беременной женщины с образом ребенка // Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта. 2016. № 10(140). С. 253—256.
  4. Комарова А.В., Ситников В.Л. Социально-перцептивные образы лживого человека в сознании школьников и студентов // Социально-психологическая перцепция в системе образования. Монография; под общей и научной редакцией В.Л. Ситникова, научный редактор Л.А. Регуш. СПб.: «ЭЛВИ-Принт», 2016. 216 с. С. 59—77.
  5. Марковская И.М. Психология детско-родительских отношений: монография. Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2007. 91 с.
  6. Махнач А.В. Проблема поколения в замещающей семье как особой малой социальной группе // Социальная психология и общество. 2019. Т. 10. № 2. С. 146‒156. DOI:10.17759/ sps.2019100211
  7. Махнач А.В., Толстых Н.Н. Жизнеспособность как характеристика социальной группы кандидатов в замещающие родители // Социальная психология и общество. 2018. Т. 9. № 2. С. 127—149. DOI:10.17759/sps.2018090209
  8. Нартова-Бочавер С.К., Резниченко С.И., Ковалева А.И. Роль образа дома в адаптации подростков к замещающейсемье [Электронныйресурс] // Клиническая и специальная психология. 2017. Том 6. № 4. C. 75—89. DOI:10.17759/cpse.2017060406
  9. Ослон В.Н., Семья Г.В., Прокопьева Л.М., Колесникова У.В. Операциональная модель и инструментарий для изучения субъективного благополучия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей // Психологическая наука и образование. 2020. Том 25. № 6. C. 41— 50. DOI:10.17759/pse.2020250604
  10. Реан А.А., Коновалов И.А. Социально-перцептивный образ различных социальных групп в сознании подростков // Социальная психология и общество. 2018. Т. 9. № 2. С. 60—80. DOI:10.17759/sps.2018090205
  11. Ситников В.Л. Образ ребенка в сознании педагога: Автореф. дисс. … канд. психол. наук. СПб., 1996. 20 с.
  12. Ситников В.Л. Психология образа ребенка (в сознании субъектов педагогического процесса): дисс. … докт. психол. наук. СПб., 2001. 597 с.
  13. Стреленко А.А., Колмычевская Е.Н. Образ ребенка в сознании беременных женщин [Электронный ресурс] // Комплексные исследования детства. 2019. Т. 1. № 1. С. 33—42. DOI:10.33910/2687-0223-2019-1-1-33-42
  14. Стреленко А.А., Колмычевская Е.Н. Представление матери об образах абстрактного и реального ребенка // Вестник БарГУ. Серия Педагогические науки. Психологические науки. Филологические науки. 2020. № 8. С. 114—122.
  15. Чеботарева Е.Ю. Межкультурные особенности связейчрезмерного родительства с психологическим благополучием современных старших подростков [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2019. Т. 8. № 4. С. 7—15. DOI:10.17759/ jmfp.2019080401
  16. Якупова В.А. Психологические условия успешного освоения материнскойроли // Консультативная психология и психотерапия. 2017. Т. 25. № 1. С. 59—71. DOI:10.17759/ cpp.2017250105
  17. Euillet S. Foster care in France: children’s perception of their own well-being // Child & Family Social Work. 2020. Vol. 25(S1). P. 160—168. DOI:10.1111/ cfs.12743.
  18. Flaquer L. Family-related factors influencing child well-being. En Handbook of Child Well- Being: Theories, Methods and Policies in Global Perspective. 2014. P. 2229−2255. DOI:10.1007/978- 90-481-9063-8_87
  19. Shuker L., Sebba J., Höjer I. Teenagers in foster care: Issues, themes, and debates from and for practice and policy // Child & Family Social Work. 2019. Vol. 24. P. 349—353. DOI:10.1111/ cfs.12650
  20. Sitnikov V. Changing socialization of Russian adolescents // International Journal of Psychology. 2004. Vol. 39. P. 309.
  21. Zeijlmans K., Lуpez Lуpez M., Grietens H. and Knorth E.J. Participation of Children, Birth Parents and Foster Carers in the Matching Decision. Paternalism or Partnership? // Child Abuse Rev. 2019. Vol. 28. № 2. P. 139—151. DOI:10.1002/car.2544

Информация об авторах

Ситников Валерий Леонидович, доктор психологических наук, профессор, доцент кафедры юридической психологии, Санкт-Петербургский университет МВД России, кафедра психологии, ФГБОУ ВО «Тувинский государственный университет» (ФГБОУ ВО ТувГУ), Санкт-Петербург, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-6847-7591, e-mail: sitnikof@mail.ru

Стреленко Анна Анатольевна, кандидат психологических наук, доцент кафедры прикладной психологии, УО «Витебский государственный университет имени П.М. Машерова» (УО ВГУ), докторант, УО «Белорусский государственный университет» (УО БГУ), Витебск, Беларусь, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-9765-5430, e-mail: strelenko@list.ru

Кедич Светлана Игоревна, кандидат психологических наук, доцент кафедры прикладной психологии, ФГБОУ ВО «Петербургский государственный университет путей сообщения Императора Александра I» (ФГБОУ ВО ПГУПС), Санкт-Петербург, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1577-6306, e-mail: kedichsi@inbox.ru

Комарова Александра Владимировна, кандидат психологических наук, доцент кафедры возрастной психологии и педагогики семьи, ФГАОУ ВО «Российский государственный педагогический университет имени А.И. Герцена» (ФГАОУ ВО РГПУ), доцент Высшей школы инженерной педагогики, психологии и прикладной лингвистики, ФГАОУ ВО «Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого» (ФГАОУ ВО СПбПУ), Санкт-Петербург, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-6104-0194, e-mail: alex_komarova@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 838
В прошлом месяце: 26
В текущем месяце: 12

Скачиваний

Всего: 434
В прошлом месяце: 18
В текущем месяце: 5