Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 105Рубрики 53Авторы 8859Новости 1768Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2018

27 место — направление «Психология»

0,516 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,551 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Особенности гендерной идентичности при педофилии и их роль в реализации аномального сексуального влечения 494

Дворянчиков Н.В.
кандидат психологических наук, декан, факультет юридической психологии, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет», Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1462-5469
e-mail: dvorian@gmail.com

Юшина Н.Н.
студент факультета юридической психологии, Московский городской психолого-педагогический университет, Москва, Россия
e-mail: natalia-dan@mail.ru

Макарова Т.Е.
лаборант-исследователь лаборатории судебной сексологии, федеральное государственное бюджетное учреждение «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского» Минздравсоцразвития России, Москва, Россия
e-mail: Makarovatoma@mail.ru

Полный текст

Сексуальное злоупотребление детьми наносит неизгладимый вред здоровью ребенка, затрагивая все сферы его жизнедеятельности. Следует отметить, что выраженность нарушений, к которым проводит сексуальное насилие, зависит, в том числе, от актуального состояния ребенка, но, даже учитывая психическое здоровье ребенка, будет наблюдаться снижение качества жизни в целом. К последствиям перенесенного в детстве сексуального насилия можно отнести нарушения сексуального поведения (например, различные девиации сексуального поведения, в том числе педофилия, промискуитет и т. д.), что сказывается на социальном функционировании, построении интимно-личностных отношений, а также создании семьи [8; 10; 14].

Важно подчеркнуть, что не все лица, совершившие сексуальные действия в отношении детей, являются педофилами. Однако в рамках данного исследования особое внимание обращено именно к медицинской патологии.

Актуальность данного исследования обусловлена возможностью более дифференцированного рассмотрения особенностей психосексуальной сферы при расстройстве сексуального влечения в форме педофилии. Результаты исследования позволяют уточнить существующие представления о гендерной идентичности лиц с педофилией в сравнении с нормативной выборкой, а также с теми, кто не имеет расстройства сексуального влечения, однако совершил сексуальные действия в отношении детей.

Понятие «идентичность» часто связывают с именем Э. Эриксона, который обозначил с помощью этого термина внутреннее постоянство и тождественность личности [16]. В рамках данной работы нас интересует понятие «гендерная идентичность», часто выступающее как синоним «половой идентичности». Мы вслед за Т.В. Бендас определяем гендерную идентичность как термин, имеющий более широкое содержание: «Гендерная идентичность – отождествление себя с определенным полом, отношение к себе как к представителю определенного пола и освоение соответствующих ему форм поведения и формирования личностных характеристик» [1, с. 200].

Гендерная идентичность является аспектом самосознания личности, который описывает переживание человеком себя как представителя определенного пола и носителя специфических особенностей поведения, которые соотносятся с представлениями о маскулинности/фемининности [9; 12; 13]. Понятие «фемининность» отражает свойства характера и личности, связываемые с женским полом (например, пассивность, мягкость, эмоциональность и т. д.), а также ожидаемые от женщин формы поведения [2, с. 608; 5, с. 280]. Термин «маскулинность» связан с характеристиками, приписываемыми противоположному полу (например, напористость, доминантность, агрессия и т. д.), и с соответствующими формами поведения [11, с. 42].

Гендерную идентичность можно представить как часть общей Я-концепции, которая обеспечивает личности чувство адекватности вне зависимости от ситуации и изменений Я. В связи с этим данный вид идентичности изучают, используя инструментарий, первоначально разработанный для исследования Я-концепции [7, с. 19].

Структуру Я-концепции можно представить, различая следующие ее модальности:

1. Я-реальное, характеризующее представления индивида о том, какой он есть;

2. Я-идеальное, отражающее представления о том, каким индивид хотел бы быть;

3. Я-зеркальное (Я-социальное), которое связано с субъективными представлениями индивида о том, каким он предстает в глазах других людей [15, с. 136].

Мы рассматриваем особенности гендерной идентичности лиц с аномальным сексуальным влечением в форме педофилии через призму Я-концепции личности. Данная девиация считается одной из наиболее частых аномалий сексуального влечения, однако точно оценить ее распространенность затруднительно, поскольку не все люди, имеющие педофильные фантазии, склонны к их реализации [18].

Особая роль в рамках данного исследования отводилась вариантам отношения субъекта к собственному сексуальному влечению. Эго-дистонное отношение к влечению предполагает наличие критики к нему, присутствие борьбы мотивов и внутриличностного конфликта, а также характерных стратегий совладания. Аномальное влечение воспринимается как чуждое личности, и человек подсознательно стремится к замещению неприемлемого поведения. При таком отношении к сексуальному влечению нередко развиваются эмоциональные состояния, которые на самом деле ограничивают способность регуляции поведения. При эго-синтонном отношении к сексуальному влечению отсутствуют критика и внутриличностный конфликт, а значит, наблюдается спаянность личности с аномальным влечением [3; 17]. Происходит перестройка иерархии мотивов, в результате чего ведущим становится удовлетворение аномальной потребности. Соответственно, можно говорить об искажении системы личностных смыслов и включении в нее аномальной сексуальной потребности, реализация которой занимает место ведущей деятельности [3; 6].

Таким образом, аспекты гендерной идентичности рассматривались нами с учетом места аномальной сексуальной потребности в мотивационно-потребностной иерархии.

Цель исследования: определение особенностей гендерной идентичности при педофилии и их роли в реализации аномального сексуального влечения.

Предмет исследования: особенности гендерной идентичности и их роль в реализации аномального сексуального влечения у лиц с педофилией.

Объект: гендерная идентичность у лиц с педофилией.

Гипотезы:

1. Лица с расстройством сексуального влечения в форме педофилии предпочитают выраженную маскулинную модель поведения при взаимодействии с другими людьми.

2. При эго-дистонном отношении к сексуальному влечению агрессивные тенденции выражены в большей степени и существенно отличаются от таковых при эго-синтонном отношении.

Первая гипотеза связана с положением о том, что при педофилии собственная идентичность мужчины характеризуется низким уровнем маскулинности в сочетании с высоким уровнем маскулинности в представлениях о мужчинах. Наблюдается высокая фемининность образа Я, наличие инфантильных черт [4]. Таким образом, мы предполагаем, что ввиду «знаемых» представлений о мужской роли, можно наблюдать стремление компенсировать фемининные черты образа Я, избирая маскулинную модель поведения.

Вторая же гипотеза связана с наличием фрустрации у лиц с эго-дистонным отношением к влечению. Неудовлетворение своих потребностей в дальнейшем может вызывать проявления агрессии. В данном случае агрессивность выступает как специфическая черта маскулинности.

Характеристика выборки:

К первой группе относятся 27 мужчин, проходивших комплексную стационарную сексолого-психолого-психиатрическую экспертизу в Национальном медицинском исследовательском центре психиатрии и наркологии Министерства здравоохранения Российской Федерации. У лиц данной группы диагностировано расстройство сексуального влечения в форме педофилии. Возраст подэкспертных – от 19 до 62 лет. Вторая группа представлена 26 подэкспертными, которые также проходили экспертизу в данном медицинском учреждении. Ими были совершены сексуальные действия в отношении детей, однако расстройство сексуального влечения диагностировано не было. Возраст подэкспертных – от 15 до 74 лет.

Названные группы были разделены в зависимости от характера совершенных преступлений. Мы предположили, что подэкспертные, совершившие насильственные преступления (18 представителей первой группы и 19 – второй), имеют агрессивные тенденции, тогда как у остальных такие тенденции отсутствуют или выражены в существенно меньшей степени.

Далее, группа лиц с педофилией была разделена в зависимости от отношения к сексуальному влечению следующим образом:

1) 19 подэкспертных – с эго-синтонным отношением к сексуальному влечению, 13 из них имеют агрессивные тенденции;

2)  8 подэкспертных – с эго-дистонным отношением к сексуальному влечению, 5 из них имеют агрессивные тенденции.

Третья группа испытуемых была представлена 27 мужчинами, не имеющими каких-либо психических и поведенческих отклонений, в возрасте от 25 до 45 лет.

Анализировались результаты по методикам «МиФ» (Маскулинность и Фемининность), «ЦТО» (цветовой тест отношений) и «Кодирование» (модифицированный вариант «проективного перечня» З. Старовича). Рассматривались также результаты направленного экспериментально-психологического исследования (НЭПИ) и данные комплексной судебной сексолого-психолого-психиатрической экспертизы (КСППЭ).

Математико-статистическая обработка результатов производилась с помощью критериев U – Манна-Уитни, c² – Пирсона, φ – Фишера, а также линейного коэффициента корреляции r Пирсона. Статистическая обработка данных производилась с помощью программы IBM SPSS Statistics 23. Выводы формулировались на основе результатов с уровнем значимости p≤0,05.

Анализ полученных данных позволяет говорить о следующих особенностях гендерной идентичности каждой из групп:

Группа лиц с педофилией

Образ «Я-реальное» характеризуется выраженным преобладанием фемининных черт над маскулинными (фемининный тип образа Я), в то время как образ «Я-идеальное» определен по андрогинному типу с незначительным преобладанием маскулинных черт над фемининными. Эмоциональное отношение подэкспертных к данным образам носит противоречивый характер. Около половины человек из данной группы оценивают оба образа положительно, остальные же – отрицательно или амбивалентно (преобладающе). «Я-социальное» характеризуется преобладанием фемининных черт. Присутствует стремление соответствовать мужскому образу. Наблюдается положительная связь образа мужчины с образами «Я-реальное», «Я-идеальное» по показателю фемининности. Для группы лиц с педофилией является значимой оценка, даваемая противоположным полом.

Группа подэкспертных без расстройства сексуального влечения

Образы «Я-реальное» и «Я-идеальное» определены по андрогинному типу. При этом образ Я подэкспертных характеризуется практически равной выраженностью маскулинных и фемининных черт, в том время как в образе «Я-идеальное» маскулинные черты преобладают незначительно. Эмоциональное отношение подэкспертных к данным образам носит противоречивый характер. Половина обследуемых оценивают образы положительно, остальные же – отрицательно или амбивалентно (преобладающе). «Я-социальное» характеризуются преобладанием маскулинных черт. Наблюдается положительная связь между образами «Я-реальное», «Я-идеальное» и моделью поведения, которую предпочитают демонстрировать подэкспертные при взаимодействии с мужчинами.

Группа лиц статистической нормы

Образы «Я-реальное» и «Я-идеальное» характеризуются преобладанием маскулинных черт (маскулинный тип образа Я). Эмоциональное отношение большинства испытуемых к данным образам положительное, но также присутствуют и амбивалентные характеристики. «Я-социальное» характеризуются преобладанием маскулинных черт. Для данной группы лиц значима оценка как женщин, так и мужчин. При этом стоит отметить, что значимость оценивания со стороны мужчин определяется также положительными корреляционными связями по показателям маскулинности и фемининности. Обнаруживается стремление соответствовать мужскому образу.

Сравнивая группы между собой, можно говорить о значимых различиях по особенностям гендерной идентичности у лиц, входящих в их состав. Лица с педофилией имеют фемининный тип образа Я, тогда у подэкспертных без расстройства сексуального влечения преобладает андрогинный тип, а в группе нормы – маскулинный. Таким образом, в первой группе обнаружена наименее выраженная маскулинность образа Я по сравнению с другими группами. При этом образ «Я-идеального» у обеих групп подэкспертных определен по андрогинному типу, в отличие от группы нормы (маскулинный тип). Соответственно, можно говорить о более выраженной фемининности образа «Я-идеального» у подэкспертных по сравнению с нормативной частью выборки. Конфликтность между актуальным и желаемым образами Я у лиц с педофилией наблюдается только при эго-дистонном отношении к собственному сексуальному влечению.

Для лиц с педофилией наиболее важна оценка, даваемая противоположным полом, тогда как для нормативной группы значима оценка как со стороны женщин, так и со стороны других мужчин. У всех обследованных присутствует стремление соответствовать мужскому образу; при этом лица с педофилией наделяют его более фемининными чертами, а представители группы нормы – маскулинными.

При сравнении образов реального и идеального сексуальных партнеров в трех группах значимых различий обнаружено не было.

Все подэкспертные более склонны к фемининным моделям поведения по сравнению с группой лиц статистической нормы, однако при педофилии это находит отражение во взаимодействии с мужчинами, а у лиц без расстройства сексуального влечения – при взаимодействии с людьми обоих полов. При этом подэкспертные без расстройства сексуального влечения демонстрируют в целом более маскулинные модели поведения, чем лица с педофилией, и выраженность маскулинных черт в образе Я у них связана с соответствующей моделью поведения, реализуемой предпочтительно при взаимодействии с мужчинами. Данные факт находит отражение при рассмотрении различий между группами подэкспертных, имеющих агрессивные тенденции. Так, склонность более выраженно демонстрировать маскулинные модели поведения при взаимодействии с людьми обоих полов наблюдается у подэкспертных без расстройства сексуального влечения при наличии агрессивных тенденций, чем у лиц с педофилией.

В группе лиц с педофилией не наблюдается значимых различий по особенностям гендерной идентичности в зависимости от наличия/отсутствия агрессивных тенденций. Однако можно говорить о том, что у обследованных с агрессивными тенденциями сексуально привлекательный образ чаще носит недифференцированный характер, а следовательно, наблюдается деперсонификация объекта сексуального предпочтения.

Таким образом, лица с педофилией в большей степени склонны к демонстрации фемининных моделей поведения при взаимодействии как с мужчинами, так и с женщинами. При сравнении с группой подэкспертных без расстройства сексуального влечения не было обнаружено значимых различий по данному показателю. Образ «Я-идеального» у лиц с педофилией наделен скорее маскулинными чертами, чем фемининными.

Полученные результаты позволяют выдвинуть предположение о том, что «знаемые» представления о мужской роли обусловливают стремление подэкспертных соответствовать мужскому образу, однако в реальности эти испытуемые демонстрируют скорее фемининные модели поведения, являющиеся, вероятно, для них более привычными.

Нельзя однозначно говорить о выраженности агрессивных тенденций в зависимости от места аномальной потребности в мотивационной иерархии. Однако у лиц с педофилией присутствует включенность образа женщины в разряд сексуально привлекательных. Именно по показателю фемининности обнаруживаются различия между группой лиц с эго-дистонным и эго-синтонным отношением к сексуальному влечению при наличии агрессивных тенденций (он более выражен в первой группе). Таким образом, можно предположить, что фемининность образа женщины и наличие агрессивных тенденций являются неким «помощником» для подэкспертных с эго-дистонным отношением к сексуальному влечению, что позволяет им позиционировать себя приближенно к нормативной группе.

Ввиду того, что группы являются разными по численности, мы можем говорить только об определенных тенденциях. Некоторые вопросы требуют дополнительного изучения, однако полученные данные позволяют приблизиться к пониманию роли описанных особенностей в реализации сексуального влечения.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Бендас Т.В. Гендерная психология: Учеб. пособие. СПб.: Питер, 2006. 431 с.
  2. Гидденс Э. Социология. Москва: Эдиториал УРСС, 1999. 704 с.
  3. Дворянчиков, Н.В. Психологическое исследование в сексологической экспертизе обвиняемых по сексуальным правонарушениям [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование. 2012. № 2. URL: https://psyjournals.ru/psyedu_ru/2012/n2/53470.shtml (дата обращения: 27.11.2017).
  4. Дворянчиков Н.В., Макарова Т.Е. Половозрастная идентичность у лиц, совершивших сексуальные насильственные действия в отношении детей [Электронный ресурс] // Психология и право. 2013. № 3. URL: https://psyjournals.ru/psyandlaw/2013/n3/63799.shtml (дата обращения: 27.11.2017).
  5. Джери Д. Джери Дж. Большой толковый социологический словарь. Т. 2. Москва: АСТ; Вече, 1999. 528 с.
  6. Зейгарник Б.В., Братусь Б.С. Очерки по психологии аномального развития личности. Москва: МГУ, 1980. 157 с.
  7. Каменская Е.Н. Гендерный подход в педагогике. Ростов-н/Д: Изд-во Ростовского ун-та, 2006. 176 с.
  8. Каменсков М.Ю., Бадмаева В.Д., Дозорцева Е.Г. Комплексная оценка тяжести вреда здоровью потерпевших: современное состояние проблемы // Российский психиатрический журнал. 2015. № 3. С. 4–12.
  9. Клецина И.С. Гендерная психология: практикум. 2-е изд. СПб.: Питер, 2009. 496 с.
  10. Конина М.А., Холмогорова А.Б., Сорокова М.Г. Феномен неограниченного сексуального поведения в современном обществе: патологические тенденции культуры или патология личности? // Консультативная психология и психотерапия. 2014. Т. 22. № 2. С. 88–118.
  11. Курочкина, И.А. Развитие гендерной идентичности детей-сирот подросткового возраста: дисс. … канд. психол. наук. Екатеринбург, 2016. 218 с.
  12. Луковцева З.В. Актуальные вопросы и стратегии профилактики насилия на стадии свиданий в подростково-юношеских парах [Электронный ресурс] // Психология и право. 2018. Т . 8. № 1. С. 1–12. doi:10.17759/psylaw.2018080101/
  13. Луковцева З.В. Насилие на стадии свиданий в подростковых парах: обзор зарубежных исследований [Электронный ресурс] // Психология и право. 2017. Т. 7. № 4. С. 32–43. doi:10.17759/psylaw.2017070404
  14. Нуцкова Е.В. Структура психологических последствий сексуального насилия и злоупотребления в отношении детей и подростков [Электронный ресурс] // Психология и право. 2016. Т. 6. № 3. С. 104–121. doi:10.17759/psylaw.2016060309
  15. Савина Е.А. Введение в психологию: Курс лекций / Под ред. А.П. Олейниковой. М.: Прометей; МПГУ, 1998. 252 с.
  16. Сапожникова Р.Б. Анализ понятия «идентичность»: теоретические и методологические основания [Электронный ресурс] // Вестник ТГПУ. 2005. № 1. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/analiz-ponyatiya-identichnost-teoreticheskie-i-metodologicheskie-osnovaniya (дата обращения: 1.12.2017).
  17. Ткаченко А.А. Сексуальные извращения – парафилии. М.: Триада-Х, 1999. 461 с.
  18. Hall R. A Profile of Pedophilia: Definition, Characteristics of Offenders, Recidivism, Treatment Outcomes, and Forensic Issues – 2007. [Электронный ресурс]. URL: http://www.abusewatch.net/pedophiles.pdf (дата обращения: 02.10.2017).
Статьи по теме

Клиническая психология, Психология развития  |  Демидова Л.Ю., Зобнина Н.В., Дворянчиков Н.В., Введенский Г.Е., Каменсков М.Ю., Купцова Д.М.

Измененное восприятие возраста при педофилии / педофильном расстройстве

CrossRef doi:10.17759/cpse.2020090106

 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа

Яндекс.Метрика