Психологическое здоровье человека: антропологический подход

2178

Общая информация

Рубрика издания: Научно-методическое сопровождение профессиональной деятельности педагогов-психологов

Тип материала: обзорная статья

Для цитаты: Шувалов А.В. Психологическое здоровье человека: антропологический подход [Электронный ресурс] // Вестник практической психологии образования. 2008. Том 5. № 4. С. 18–24. URL: https://psyjournals.ru/journals/bppe/archive/2008_n4/28530 (дата обращения: 21.07.2024)

Полный текст

 

В современной науке понятие «здоровье» не имеет общепринятого унифицированного толкования, характеризуется многозначностью и неоднородностью состава (т. е. оно синкретично). Тема здоровья связана с фундаментальными аспектами человеческой жизни, имеет не только рационально-прагматический, но и мировоззренческий уровень рассмотрения, соответственно, выходит за рамки сугубо профессионального обсуждения. Поэтому, прежде чем углубляться в ее психологические нюансы, определимся с исходными понятиями. Согласно определению, которое было приведено в преамбуле Устава Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в 1948 г, здоровье — это такое состояние человека, которому свойственно не только отсутствие болезней или физических дефектов, но и полное физическое, душевное и социальное благополучие. Формулировка «полное благополучие» нуждается в уточнениях и подвергается критике за слабую практическую направленность. Поэтому рациональные дефиниции здоровья остаются делом будущего. Обобщая специальные труды, посвященные проблеме здоровья, можно выделить ряд аксиоматических положений.

1.   Здоровье — это состояние, близкое к идеальному. Как правило, человек не бывает на протяжении всей своей жизни практически здоровым.

2.   Здоровье — это сложный, многомерный феномен, отражающий модусы человеческой реальности: телесное существование, душевную жизнь и духовное бытие. Соответственно, возможна оценка соматического, психического и личностного (в сложившейся терминологической традиции — психологического) здоровья человека.

3.   Здоровье — это одновременно состояние и сложный динамический процесс, включающий созревание и рост физиологических структур и работу организма, развитие и функционирование психической сферы, становление, самоопределение и позиционирование личности.

4.   На сегодняшний день безусловно признается эффект вза­имовлияний «духа», «души» и «тела» друг на друга и на общее состояние здоровья человека.

5.   Категория «здоровье» изначально коррелятивна полюсу индивидуальности: состояние здоровья персонифицировано и предполагает в каждом конкретном случае специальное освидетельствование.

6.   Человек может быть здоров при определенных условиях жизни (экологические и климатические особенности, качество питания, режим труда и отдыха, социокультурные факторы и др.). Обстановка, удовлетворительная для одного человека, может оказаться болезнетворной для другого. Вместе с тем, выявление универсальных условий здоровья позволяет сформулировать принципы «политики здоровья».

 

7.   Здоровье — это культурно-историческое, а не узко-медицинское понятие. В разное время, в разных культурах граница между здоровьем и нездоровьем определялась по-разному.

8.   Для определения состояния здоровья человека необходимы, с одной стороны, эталонное основание, устойчивый образец благополучия, целостности, совершенства, с другой — описание закономерностей возникновения и течения болезней. В этом качестве выступают системы научных представлений о норме и патологии.

9.   Здоровье и болезнь относятся к числу диалектических, взаимодополняющих понятий. Их изучение связано с осмыслением природы и сущности человека.

10.   Здоровье является одной из базовых ценностей в жизни людей.

Теория психологического здоровья

Внимание к проблеме психологического здоровья с исторической точки зрения выглядит вполне закономерным. Чтобы убедиться в этом, достаточно проследить логику развития современной системы психологического знания и эволюцию проблемы нормы в психологии.

Начальный период становления современной психологии назван классическим. Здесь безальтернативным объектом изучения была психика как свойство высокоорганизованной живой материи, а предметом исследований стали психические явления в живой природе, в основу познания легли причинно-следственные объяснительные схемы. Психология развивалась по образцу естественных наук. Следующий период — неклассической психологии ознаменовался зарождением гуманитарной стратегии исследования «психики человека», попытками преодоления феноменологии психического и вхождения в феноменологию человеческой реальности. Его зачинателем по праву считается родоначальник психоанализа З. Фрейд. Но кульминацией неклассической психологии стали две ветви мировой психологии: «западная», гуманистическая, и «советская», культурно-историческая. Сегодня мы являемся свидетелями и в меру сил участниками становления третьего этапа — пост-неклассической психологии. Работами В. Франкла [10] и С.Л. Рубинштейна [6] было положено начало поворота психологической науки к сущностным характеристикам человека.

В современной психологии идет «как бы собирание гуманитарного мировоззрения» [2, с. 51], «поиск средств и условий становления полного человека: человека — как субъекта собственной жизни, как личности во встрече с Другими, как индивидуальности перед лицом Абсолютного бытия» [6, с. 11]. Оформляется антропная психология, ориентированная на человеческую реальность во всей полноте ее духовно- душевно-телесных измерений, нацеленная на изучение проблем существования человека в мире.

Восхождение от психофизических к антропологическим аспектам бытия повлекло преобразование системы психологического знания и пересмотр ее основных проблем. В отношении проблемы психологического здоровья такими шагами стали:

—   перемещение фокуса исследований с психического аппарата на специфически человеческие проявления;

—   понимание психической нормы как нормы развития: это процесс, а не состояние бытия; это направление, а не конечный путь [5, с. 237]; это тенденция, движение, полное риска [2, с. 58];

—   переход от заимствования способов решения проблемы в смежных науках к разработке психологических (как правило — описательных) моделей здоровья;

—   возникновение (как бы в противовес клинической психологии) психологии здоровья как самостоятельного раздела научных знаний и их практического приложения;

—   принципиальное различение терминов «психическое здоровье» и «психологическое здоровье»: первый характеризует отдельные психические процессы и механизмы, второй — относится к личности в целом, находится в тесной связи с высшими проявлениями человеческого духа [4, с. 39—40];

—   выделение психологического здоровья человека в качестве центрального объекта исследований психологии здоровья.

Определение «психологическое здоровье человека» состоит из двух категориальных словосочетаний: психология здоровья и психология человека. На стыке этих областей знания возникают психологические модели, рассматривающие проблему здоровья с человековедческой позиции. В многообразии мнений и течений постепенно сформировались общие контуры теории психологического здоровья:

1.        понятие «психологическое здоровье» фиксирует сугубо человеческое измерение, по сути, являясь научным эквивалентом здоровья духовного;

2.        проблема психологического здоровья — это вопрос о норме и патологии в духовном развитии человека;

3.        основу психологического здоровья составляет нормальное развитие человеческой субъективности[1] ;

4.        определяющими критериями психологического здоровья являются направленность развития и характер актуализации человеческого в человеке.

 

Основные подходы к проблеме психологического здоровья

Историческая инициатива в постановке и разработке проблемы психологического здоровья принадлежит видным западным ученым гуманистической ориентации — Г. Олпорту, А. Маслоу, К. Роджерсу.

Сосредоточив научную и практическую деятельность на специфически человеческих проявлениях и общечеловеческих ценностях, гуманистическое течение оформилось на рубеже 50—60 гг. прошлого столетия. Несмотря на разноголосицу внутри самого течения и размытость его границ, гуманистическая психология была признана в качестве новой психологической парадигмы, проповедующей преимущественно самобытность и самодостаточность человека. Вместе с ней в профессиональный лексикон входят пока еще «поэтико-метафорические» термины, определяющие качество индивидуальной жизни. В их числе — психологическое здоровье. Появляются работы по созданию психологических моделей здоровой личности, существенно обогатившие рациональный взгляд на проблему нормы: Г. Олпорт, введя представление о проприативности человеческой природы, составил образ психологически зрелой личности; К. Роджерс, настаивая на том, что человек наделен врожденным, естественным стремлением к здоровью и росту, раскрыл образ полноценно функционирующей личности; А. Маслоу на основе теории мотивации личности вывел образ самоактуали- зированного, психологически здорового человека.

Резюмируя доводы упомянутых и других, не менее именитых авторов, можно утверждать, что с точки зрения гуманистического подхода, питающего безусловное доверие к человеческой природе, общим принципом психологического здоровья является стремление человека стать и оставаться самим собой, не смотря на перипетии и трудности индивидуальной жизни.

Подход

Гуманистический

Гуманитарно-антропологический

Аксиологический аспект

«общечеловеческие» гуманистические ценности, примат прав и свобод человека

традиционные духовно-нравственные и культурные каноны, примат ценности и достоинства человека

Оценка человеческой природы

оптимистическая: человек по своей природе добр и наделен врожденным, естественным стремлением к здоровью и росту

реалистическая: в человеке заложены разнообразные потенции — от благородных до безобразных, в мотивах и поступках могут быть проявлены и одни, и другие

Человеческое в человеке

все, что помогает человеку

стать и оставаться самим собой

все, что побуждает в человеке стремление и волю быть выше себя

Нормативный вектор развития и саморазвития человека

самоактуализация — максимально полное воплощение человеком своих способностей и возможностей

универсализация — выход за пределы сколь угодно развитой индивидуальности и одновременно вхождение в пространство универсального со-бытия

Основа

психологического здоровья

личностный рост как утверждение самости в наращивании способности полноценного функционирования в условиях индивидуальной жизни

духовное возрастание как преодоление самости в развитии способности к децентрации, самоотдаче и любви

Максима

психологического здоровья

стремление к подлинности индивидуальной жизни: быть самим собой

стремление к полноте человеческого бытия: быть выше себя

Установки психологической практики

   эмпатическое слушание, феноменологическое проникновение и безоценочное отношение: человека нужно принимать таким, каков он есть;

   психологическая помощь осуществляется «по ту сторону добра и зла»;

   фасилитация личностного роста человека преимущественно недирективными психотерапевтическими средствами

.

   доминанта на другом и участная

вненаходимость: сопереживание человеку при критичном отношении

к отрицательным проявлениям его нрава;

   психологическая помощь затрагивает духовно-душевную сущность человека и в силу этого соотносима с нравственными аспектами жизни, с проявлениями «проблемы добра и зла»;

   диалогические формы контакта, ориентированные на актуализацию

в человеке его духовного (Истинного) «Я»

Мировоззренческая ориентация

неоязыческая: эволюция человека как человекобожества

(самоутверждение и самообожение)

святоотеческая:

эволюция человека как Богочеловека (самоодоление и единение с Богом)

Табл. 1. Основные подходы к проблеме психологического здоровья

Гуманистический подход стал яркой вехой в развитии психологии, послужил реабилитации человека в науке, скорректировал профессиональные принципы в гуманитарных сферах (прежде всего — в образовании и здравоохранении), придал мощный импульс становлению практики психологической помощи людям. Он воодушевлял и автора этих строк в период освоения профессии. Критически осмыслив и соотнеся гуманистическую доктрину с опытом практической работы, должен признать, что далеко не все ее идеи и идеалы воспринимаются сегодня с прежней убедительностью.

Гуманистическая психология реализовала установку персоноцентрического сознания, для которого «самость» есть основополагающая и конечная ценность. Такая позиция больше соответствует укладу языческого мира. Только объектом поклонения (идолом, кумиром) людей становятся не природные силы как живые сущности, а их собственная природа (натура), нормой жизни — самоутверждение и самовыражение во всех доступных формах, целью жизни — земные блага. Суть такого рода «природной духовности» проявляется в стремлении к человекобожеству, когда индивид старается уподобиться Богу, так и не потрудившись быть человеком. В наше время эта тенденция оформилась в культ вожделенной успешности и приобрела характер социальной догмы. В действительности замыкание индивида в своем самосовершенствовании ради самосовершенствования чаще приводит к обессмысливанию бытия и общему снижению жизнеспособности.

Справедливости ради заметим, что установка на самоактуализацию получила неоднозначную оценку и среди гуманистически ориентированных психологов. Хорошо известна точка зрения В. Франкла, утверждавшего, что самоактуализация — это не конечное предназначение человека: «Лишь в той мере, в какой человеку удается осуществить смысл, который он находит во внешнем мире, он осуществляет и себя <...>. Подобно тому, как бумеранг возвращается к бросившему его охотнику, лишь если он не попал в цель, так и человек возвращается к самому себе и обращает свои помыслы к самоактуализации, только если он промахнулся мимо своего призвания» [9, с. 58—59].

Отечественные психологи, когда были сняты идеологические барьеры и появилась возможность осваивать и осмысливать мировой опыт, отреагировали на представления о психологическом здоровье со всей широтой российского характера: заинтересованно (стараясь вникнуть в существо вопроса), популистски (апеллируя к ним по поводу и без), настороженно (усматривая в них опасность утраты психологией «суверенитета», дескать, здоровье — это вотчина эскулапов), скептически (усомнившись в актуальности и практической значимости проблемы), критически (пеняя на метафоричность и невнятность центрального понятия, неохваченность его формальной дефиницией).

Оставив эмоции за скобками, можно констатировать, что тема выдерживает испытание временем: психологическое здоровье детей рассматривается сегодня как смыслообразующая и системообразующая категория профессионализма практических психологов образования: психологические факультеты готовят специалистов соответствующего профиля (специализация 03.03.21 «Психология здоровья» утверждена приказом Министерства образования Российской Федерации от 10.03.2000 г.). Отечественная наука предложила иные основания и принципы рассмотрения проблемы психологического здоровья, сообразные нашей культурной традиции и ментальности. Они последовательно реализованы в русле гу­манитарно-антропологического подхода.

Общие тематические параметры

Формы бытия человека

Онтологические основания человеческого способа жизни

человеческая деятельность

человеческое сознание

человеческая общность

Сущностные силы человека

субъектность

рефлексивность

совестливость

Онтологические характеристики человеческого существования

самодетерминация

(саморазвитие)

самоотстранение

(самоанализ и самооценка)

самотрансценденция

(децентрация и самоотдача)

Базовые процессы в картине развития

субъективация —

освоение культуры человеческого образажизни, преемственность

индивидуализация —

оформление уникального и неповторимого Я, самобытное устремление

социализация —

врастание в мир традиционных духов но-нравственных ценностей, приобщение иукоренение

Образы бытия человека

человек как субъект

собственной жизни, как распорядитель своих сил и способностей

человек как индивидуальность, каквыразительуникальной, самостоятельной внутренней сущности, как самобытная личность, реализующая себя втворческой деятельности, какавторство собственной жизни

в миропонимании, в стиле деятельности, в социальном поведении

человек как личность,

во встрече и отношенияхс другими людьми, определяющий свободно и ответственно свое место (свою позицию) вжизни, в обществе, в культуре;

личностное бытие — это муки выбора, рискпоступка, тяготы ответственности за себя и других

Афоризмы

«Самостоянье человека — залог величия его» (А.С. Пушкин)

«Индивидуализм губит индивидуальность» (К.Н. Леонтьев)

«Личности нет, если нет ничего выше ее» (Н.А. Бердяев)

Способы бытия человека

жизнетворчество — преобразование

жизненного мира посредством созидательной деятельности (умственной, практической, организационной)

переживание —

установление смыслового соответствия между сознанием и бытием

ДОСТОИНСТВО —

преобладание нравственной силы личности над влечениями плоти и пристрастиями души

Индикаторы качества индивидуальной жизни

продуктивность

осмысленность

нравственность

Пространства осуществления антропо-практики*

пространство совместно- распределенной деятельности

(пространство сотрудничества)

пространство рефлексивного сознания (пространство внутреннего диалога и выхода человека в уникальную подлинность самого себя)

пространство социальной организованности

(пространство диалогического общения, со-бытийной общности, соборности)

Способы актуализации человеческой сущности

доблесть

свобода

любовь

Предельные

качества человека

героизм каксила власти над своей жизнью (сила преодоления инстинкта самосохранения) и способность не отступать перед лицом трудностей и опасности, терпение в страдании

гениальность

каксила постижения истины

своей жизни и способность сделать саморазвитие развитием человечества

святость

каксила сопричастности Абсолютной Истине и способность любовью и терпимостью побеждать ненависть и утверждать Истинное

Запредельная форма бытия

БОГОЧЕЛОВЕК

каксинтез предельных человеческих качеств в новой, непостижимой для обыденного рассудка, запредельной форме универсального со-бытия

Табл. 2. Онтология и антропология человеческого бытия

* Антропо-практика — это специальная работа в пространстве субъективной реальности человека, направленная на культивирование (выращивание) предельного (максимального) выражения «человеческого в человеке».

Центральной для гуманитарно-антропологического подхода в психологии является идея возможности и необходимости восхождения человека к полноте собственной реальности. Ее суть отражена в ключевых понятиях: «гуманитарный» происходит от латинских humus — «почва» и humanus — «человечный» и подразумевает пространство зарождения и вынашивания человеческих качеств и способностей, духовно-культурную укорененность и преемственность человека; «антропологический» является производным от греческого anthropos — «человек», символизирует сущностные силы и устремленность человека[2] . Па- радигмальное отличие и эвристическая ценность подхода состоит в том, что он обнаруживает антиномию человеческой субъективности (самости): она есть средство («орган») саморазвития человека, и она же должна быть преодолена (преображена) в его духовном возрастании (В.И. Слободчиков).

 

В сравнении с мировоззренческим контекстом гуманистической психологии гуманитарно-антропологический подход представляет собой соотнесение рациональной психологической мысли с отеческой духовной и культурной традицией (табл. 1). Здесь «человеческое бытие становится самим собой лишь превращаясь в со-бытие, когда свобода как любовь к Себе развивается до свободы как любви к Другому. Во всей полноте развившихся свободы и любви в нас пробуждается Личность Бога. И всякий раз, когда мы относимся к Другому как к своему Ты, в таком отношении проглядывает божественное» [10, с. 139—140].

Антропологическая модель психологического здоровья[3]

Условия и критерии психологического здоровья (а вместе с ними — и индикаторы качества жизни) могут быть выведены и раскрыты исходя из онтоло- гии[4] человеческого способа жизни. Здесь уместно вспомнить очень точное замечание В. Франкла: «Отличительным признаком человеческого бытия является сосуществование в нем антропологического единства и онтологических различий, единого человеческого способа бытия и различных форм бытия, в которых он проявляется» [9, с. 48]. В психологической антропологии в качестве конституирующих человечность оснований были выделены сознание, деятельность и общность (В.И. Слободчиков). Это предельные основания, взаимополагающие, не только не выводимые из других оснований, но и не выводимые друг из друга (здесь — все во всем, и сохраняет при этом свою сугубую специфику).

Если не вдаваться в обширную конкретизацию (это особая работа и предмет обсуждений), то в пространстве обозначенных онтологических оснований в предельно концентрированном виде можно выделить доминанты «человеческого потенциала» (проявления индивидуального духа). Они образуют своего рода матрицу психологических характеристик человека[5] (нормативная, предельная и запредельная формы бытия; табл. 2), позволяют конкретизировать атрибуты психологического здоровья и основные формы отклонений (табл. 3).

Тематические параметры

Формы проявления психологического здоровья и его нарушений

Максимы психологического здоровья

быть жизнеспособным («быть в себе»)

быть самим собой

быть человечным («быть выше себя»)

Атрибуты психологического здоровья

самостоятельность, проявляется

в способности кнезависимым решениям и действиям с опорой на собственные силы, разумном планировании жизни, масштабности целей и их творческой реализации, верности избранному делу

самобытность, проявляется

в стремлении ксмыслу, вере в собственное предназначение, способности выбирать и прокладывать свойжизненный путь, сохраняя ощущение внутренней согласованности и подлинности индивидуального бытия, верности своему призванию

со-бытийность, проявляется в чувстве солидарности и ответственности перед людьми, сознательном, добровольном принятии моральных обязательств и следовании им, ощущении родовой укорененности и духовного сродства, верности своему долгу

Источники нарушений психологического здоровья у детей

недостаточность и/или неадекватность социо-культурных условий развития:

сдерживание или форсирование развития

приземленность и/или одиозность мировоззренческих(ценностно­смысловых) установок естественного человеческого окружения:

беспринципность, нигилизм, скептицизм и/или растление

скудность и/или извращенность базальных условий и духовно­нравственных оснований жизни:

депривация и безнадзорность, подавление взросления(симбиотический тип отношений) и/или развращение (потакание и вседозволенность), насилие и травматизация

Психологическая клиника (детский период): антропогении

педагогическая запущенность, «выученная беспомощность»

опустошенность («экзистенциальный голод», «синдром Кая» **), дезориентированность (суррогатные предпочтения и деструктивные установки)

безродность (сиротство, моральная незрелость или моральная распущенность), психотравмирующие переживания, «мауглизация»***

Психологическая клиника (взрослый период)

биографические кризисы

(нереализованности, неактуальности, бесперспективности) как формы переживания непродуктивности своего жизненного пути, обусловленные неоптимальной жизненной программой (ее неразумностью, нестратегичностью, негибкостью); проявляются в мягких формах— в виде мотивационной недостаточности и меланхолии, в критических формах — в чувстве глубокого внутреннего разлада (дезинтеграции), утрате опоры в себе и демобилизации душевных сил

экзистенциальная фрустрация, экзистенциальный вакуум —

переживания отсутствия или утраты ценностныхориентиров, внутренней пустоты, бесцельности и бессмысленности жизни, проявляющиеся в мягких формах — в виде скуки и апатии, в критических формах — в чувстве отчаяния и/или в агрессии (включая аутоагрессию, вплотьдо суицидального поведения);

ценностная дезориентированность — мотивированность насаждаемыми массовой культурой суррогатными ценностями (гедонизм, карьеризм, властолюбие, корыстолюбие и т. п.) или одиозными, антикультурными убеждениями (криминалитет, экстремизм, сектантство, порноиндустрия, распространение и сбыт наркотиков)

со-зависимость (обезличенность) — гипертрофированная форма зависимости от других людей и жизненных обстоятельств, неспособность

самостоятельно держать нравственную позицию, делать нравственный выбор (по сути, не знать и не чувствовать человека в себе);

самозамкнутость (искажение личности) — замкнутость на себе, ограниченность в мотивахи поступкахсвоими влечениями, желаниями, интересами, отчуждение нравственных чувств и добродетельных устремлений (по сути, не видеть и не признавать человека в других)

Цели и ценности антропологически осмысленной психологической помощи

оптимум* самореализации: проектирование образа будущего и реапизацияжизненной программы

оптимум самоосуществления:

обретение и воплощение смысласвоей жизни

оптимум самоопределения: совершенствование систем связей и отношений с естественным

человеческим окружением

Параметры психологического здоровья (в их сложившемся понимании) выглядят не иначе как достояние зрелости. Психологическая антропология указывает на неслучайный характер данного обстоятельства: «процесс саморазвития — как сущностная форма бытия человека — начинается вместе с жизнью и разворачивается внутри нее; но человек долгие годы — нередко и всю жизнь — может и не быть его субъектом, тем, кто инициирует и направляет этот процесс» [7, с. 203]. Длительный период дошкольного и школьного детства подлинным субъектом развития ребенка является со-бытийная общность, механизмом развития — внешняя рефлексия, условиями развития — диалогическое общение и совместно распределенная деятельность, средством нравственного воспитания — личный пример и добрый совет (совесть) старших. Поэтому в отношении детей критерии психологического здоровья корректнее соотносить с системой связей и отношений ребенка с его естественным человеческим окружением, прежде всего — со значимыми взрослыми. Значимый взрослый — это родной и/или близкий человек, оказывающий существенное, определяющее влияние на условия развития и образ жизни ребенка: родитель, опекун, учитель, наставник.

В основе классификации понятия «значимый взрослый» — две существенные характеристики, которые наиболее точно и полно отражают статус конкретного взрослого человека в жизненном мире конкретного ребенка. Это показатели кровного родства (родной—чужой) и духовной близости (близкий—чуж- дый). Критерием первой характеристики можно считать принадлежность к единой родовой ветви. Для ребенка это материнская и отцовская родовые ветви. Основа и главный критерий подлинной близости двух людей — устойчивая духовная связь (табл. 4).

Мера кровного родства ребенка и взрослого изначально задана. Поэтому отношения в детско-взрослой общности эволюционируют по линии духовной близости. Здесь можно выделить две противоположные тенденции: рост взаимопонимания, доверие и уважение, соблюдение нравственной чистоты; либо разобщение, безразличие или неприятие, вовлечение в пагубу. Именно основанная на нравственной чистоте духовная близость со значимым взрослым гармонизирует состояние, направляет развитие и обеспечивает сохранность здоровья ребенка; отчуждение, травмирование или растление наносят здоровью детей неизмеримый ущерб'.

В. Франкл отмечал, что «у каждого времени свои неврозы» [10, с. 24], по сути, свои духовно-душевные недуги, которые требуют изучения и осмысления. Наше время — не исключение. Недаром психологи-практики сетуют, что проблемные состояния современных детей все труднее понимать исходя из сложившихся ранее медико-психологических, психотерапевтических и психолого-педагогических моделей. В профессиональный обиход вошло определение «другие дети». Закономерно, что исследования проблемы психологического здоровья включили в себя вопросы актуальной «психологической клиники».

Продолжение в следующем номере.

Информация об авторах

Шувалов Александр Владимирович, кандидат психологических наук, доцент, факультет психологии, Российский православный университет святого Иоанна Богослова, психолог, психологическое отделение, ГБУ "Кризисный центр помощи женщинам и детям", Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0009-0009-4379-6815, e-mail: virtusfront@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 1734
В прошлом месяце: 24
В текущем месяце: 11

Скачиваний

Всего: 2178
В прошлом месяце: 2
В текущем месяце: 0