О новых возможностях арт-терапии (продолжение)

880

Общая информация

Рубрика издания: Профессиональная подготовка специалистов к работе с различными категориями детей

Для цитаты: Вайткявичене А., Кучинскене Р. О новых возможностях арт-терапии (продолжение) [Электронный ресурс] // Вестник практической психологии образования. 2009. Том 6. № 4. С. 90–93. URL: https://psyjournals.ru/journals/bppe/archive/2009_n4/27758 (дата обращения: 16.07.2024)

Полный текст

Продолжение. Начало в «Вестнике практической психологии образования» №3 за 2009 год.

Развитие поведения и художественного выражения Симаса

Симас впервые привлек внимание арт-терапевта рисунками, демонстрирующими амбивалентность чувств. Он нарисовал борьбу Маклауда[I] и смерть Полюса (Полюс — дедушка Симаса). Оба рисунка трагичны, но мальчик нарисовал их в светлых тонах. Особенно ярко этот контраст заметен, когда юноша рисовал смерть I                             -"-а.

Такое самовыражение Симаса вызвало удивление, хотя и раньше несколько рисунков с оптимистическими сюжетами он исполнил в мрачных тонах. В данном случае ситуация повторяется. Очевидно, это противоречие показывает, что восприятие Симасом счастья и несчастья или радости и печали является особым. Несколько недель спустя он нарисовал рисунки на две излюбленные им темы: «Похороны дедушки Полюса» и «Смерть Полюса». По мнению арт-терапевта, эта тематика переплетается у него с просмотренными фильмами и, возможно, недавней смертью дедушки. Странным было то, что Симас очень хотел передать ужас и еще больше хотел, чтобы арт-терапевт испугался. Он несколько раз повторял фразу: «Будешь пищать, кричать, будешь печальным». Иногда спрашивал: «Тебе нравятся похороны Полюса?»

Чувствовалось, что за этим вопросом скрывается что-то большее. Желая узнать личную позицию самого Симаса, арт-тера- певт один раз сказал «да», в другой раз — «нет». Это не дало результатов. Замечание арт-терапевта о том, что желание причинить боль другому — плохое, действовало лишь несколько минут. Симас прекратил повторять навязчивые фразы, однако коммуникационная связь между ним и арт-терапевтом прекратилась. Арт-терапевт почувствовал, что не соответствовал той роли, которую ему приписывал Симас, кроме того, понял, что мальчик рассердился, поскольку он сразу нарисовал еще один рисунок — очень мрачный, в черных и фиолетовых цветах — о похоронах Полюса и последний рисунок — совершенно черный, с названием «Бог». Арт-терапевт понял, что на вопросы, требующие объяснения, Симас из-за недуга ответить не может, поэтому причины странного поведения мальчика нужно определять по его поведению и художественному выражению.

Причина происходящего скоро прояснилась. Эмоции мальчика, выражаемые им во время театрализованного представления, показали, что он хочет быть очень сильным. Арт-терапевт почувствовал, что этим стремлением он компенсирует чувство неполноценности. Тогда специалист решил, что создав для Си- маса как можно больше причин чувствовать себя сильным, он даст мальчику возможность ощутить свою полноценность и снизить переживания из-за своей несостоятельности. Арт-терапевт позволил Симасу играть во время каждого занятия. Симас выбирал роли сериальных героев TV. Это были то герой «Кобры 11», то Маклауд (сериал «Горец»), то Ригис (сериал «Горец»), то Метюс (сериал «Горец»). Играл он очень экспрессивно. Арт-терапевт даже пообещал Симасу из сыгранных им сцен создать фильм, в котором тот будет главным актером и режиссером. Симас был восхищен этим предложением и старался еще больше.

Готовясь к созданию фильма, арт-терапевт решил, что сцены, которые играл Симас, можно сочетать с фрагментами сериала, чтобы еще более прояснить смысл происходящего. Ведь мальчик не был способен объяснить, какую сцену он играет, да и имена его героев также было очень трудно понять. Кроме того, изменялись и выбранные Симасом роли. Арт-терапевт не знал, какого героя Симас играет в данный момент, поэтому попросил его одолжить видеокассету, на которую отец Симаса записал три серии «Горца».

После их просмотра по используемым Симасом именам героев арт-терапевт понял, что воспитанник играет и положительных, и отрицательных героев. Для того чтобы узнать, какой герой доминирует, арт- терапевт решил вместе с Симасом просмотреть видеокассету и по его эмоциональному состоянию определить, кто ему более всего импони­

рует. Проведенное исследование показало, что Симас более склонен выбирать отрицательных героев. Этот выбор позволил предположить, что мальчик стремится кому-то отомстить. Арт-терапевт предполагал, что из-за умственной отсталости Симас не различает, какие ценности какой герой демонстрирует. Желая раскрыть Симасу эту разницу, он провел с мальчиком беседу о его ролях, объяснял, какой герой положительный, какой — отрицательный, пытался расспросить, кем тот хочет быть.

Симас метался между ролями. Он проявлял большое нетерпение и постоянно спрашивал, когда пойдет в телестудию создавать фильм (арт-терапевт обещал Симасу пригласить оператора и несколько сцен снять на улице). Во время бесед арт-терапевт несколько раз услышал от Си- маса странную фразу. Он заявил, что покончит с собой из-за арт-терапевта, потому что он плохой и не любит мальчика. Сцены самоубийства или группового суицида Симас отражал и в своих рисунках. Арт- терапевт изо всех сил старался доказать Симасу свою расположенность и вначале не понял, почему тот реагирует подобным образом.

28 февраля 2001 г. Симас во время прогулки разыграл сцену смерти: бросился перебегать улицу перед проезжающим автобусом. Такой поступок вынудил арт-терапевта встретиться с мамой Симаса.

Поступок Симаса обсуждался и порицался в школе. Порицался и способ общения арт-терапевта с детьми. Симасу была предоставлена возможность играть то, что он хотел. Учителям специальной школы казалось, что арт-терапевт студии СгеСо не способен и вряд ли может работать с детьми со средним нарушением интеллекта.

Первая беседа с мамой

По утверждению мамы, раньше Симас был послушным, не вызывающим никаких проблем ребенком. Его можно было посадить, и он мог целый день сидеть на одном месте, если никто им не интересовался. Его терпение удивляло маму. Ему везде и всегда было хорошо. Он не портил предметов, любил тихо сидеть и наблюдать, чем заняты окружающие. Симас был чрезвычайно терпеливым.

Однажды у него были проблемы с зубами. Мама, увозя его в деревню, дала с собой лекарства от зубной боли и велела как бабушке, так и Симасу при возникновении боли ими воспользоваться. Симас не жаловался бабушке на зубную боль, но в конце недели он вернулся домой с распухшей щекой.

Мама очень заботилась о Симасе. Они ходили вместе на прогулки, она сама проводила уроки по его развитию. И Симас делал успехи. Было решено перевести его из развивающего класса в класс для детей с незначительными нарушениями интеллекта. Но летом перед переводом мама заметила регресс. Симас начал меньше интересоваться окружающим, не понимал заданий или того, что от него требовалось. Этот регресс мама объясняет «теорией потолка», т. е. предела, который мальчик достиг в своем развитии.

В последнее время она начала общаться с Сима- сом в форме вопросов, на которые он отвечает «да» или «нет», «хочу» или «не хочу». Часто эти ответы противоречивы. Маму удивляет поведение Симаса: ей кажется, что у него иногда «возникает злость». Бывают дни, когда при попытке заговорить с ним он ничего не отвечает, старается уйти. Мальчик действительно начал агрессивно вести себя: рвать цветы, портить вещи, устраивать дома беспорядок (комкает убранную постель, выбрасывает из шкафа одежду, немытую кухонную посуду кладет рядом с чистой и т. д.).

Мама утверждает, что Симас прекрасно знает, что можно, а что — нет. Поэтому она не может понять изменений в поведении Симаса и причин, которые спровоцировали это. Мама думает, что, возможно, на мальчика негативное влияние оказывают боевики («Горец», «Ксена», «Кобра 11» и др.), которые Симас любит смотреть. Ей кажется, что он копирует героев сериалов, так как хочет показать, что он может быть непослушным. Кроме того, в последний месяц у Си- маса появилась новая проблема — он начал мочиться в штаны. Мама отводила его к врачу. Были назначены лекарства, однако лечение не дало результатов.

К поступку Симаса на прогулке мама отнеслась спокойно. Она рассказала, что Симас подобные выходки совершал и раньше. Пересекая улицу, он вдруг останавливался на переходе и не трогался с места, ожидая приезжающей машины. Уговоры и просьбы были бесполезны. Со середины улицы он уходил в последний момент, когда машина угрожающе приближалась к нему. По мнению мамы, мальчик умел вести себя на улице. Об этом свидетельствует и рассказ дедушки, который очень плохо видел, поэтому во время прогулок Симас был его проводником. Дедушка маме говорил, что Симаса и при желании нельзя подтолкнуть под машину.

Первая беседа с мамой не раскрыла причин поведения Симаса. Она лишь немного успокоила арт- терапевта. Он понял, что Симас поступал осознано, желая обратить на себя внимание. Беседа показала, что мама (по крайней мере, раньше) очень заботилась о Симасе. Арт-терапевту показалось странным, когда в беседе с учителями Симаса выяснилось: по их мнению, Симас запущенный ребенок. Они привели в пример несколько фактов, которые указывали на то, что за Симасом нет достаточного ухода (например, мальчик был очень худым).

Учителям показалось странным, что мама давала Симасу на полдник мало еды: печенье или сухарик. Со слов учителей, они никогда не видели у него овощи, фрукты или бутерброды. Кроме того, для них было подозрительным то, что мама часто не успевала забрать Симаса после уроков домой. Она не работает, но за сыном приходила в последний момент перед уходом учителя домой. Классный руководитель Симаса заметила, что он несколько недель подряд приходит в школу в одном грязном свитере.

У арт-терапевта, наоборот, при наблюдении за поведением Симаса возникло подозрение, что его балуют. Во время беседы мама была очень дискретной, не проявляла никаких чувств, поэтому причина мести Симаса осталась неясной. Не желая навязывать свои интерпретации, тем более что беседу и встречу инициировала не мама, арт-терапевт решил дать ей почитать дневник наблюдения (там описаны все важнейшие поступки Симаса и переживания арт- терапевта). Так маме была продемонстрирована расположенность арт-терапевта и его желание сотрудничать с ней, предоставлен случай увидеть своего сына как бы со стороны. Этот дневник вызвал у мамы болезненные переживания. Она сама инициировала новую встречу и беседу о Симасе с арт-терапевтом студии.

Вторая беседа с мамой

На следующую встречу мама принесла длинное письмо, в котором комментировала дневник арт-те- рапевта. Письмо раскрыло отличие взглядов мамы и арт-терапевта на поведение Симаса. Мама мягко упрекала арт-терапевта в том, что он считает Сима- са личностью. Маме казалось, что Симас больной мальчик, не отвечающий за свои действия и не понимающий последствий своего поведения. Во время второй беседы мама плакала и рассказывала, что Симас дома стал настоящим тираном. Он начал требовать, чтобы ему подавали еду отдельно от других, чтобы, когда он ест, дома была тишина. Если домочадцы не соблюдали условий Симаса, он бросал еду в стену. Кроме того, мама поняла, что Симас в штаны мочился намеренно. В конце беседы она, не сдержавшись, сказала, что в семье Симаса слишком баловали, поэтому теперь он не знает, кто он, и думает, что может терроризировать и заставлять «танцевать под свою дудку» других.

По ее мнению, причина мести Симаса — чрезмерная избалованность и неудовлетворение его капризов.

Анализ причин плохого поведения Симаса

Непростые взаимоотношения между Симасом, его семьей и арт-терапевтом можно объяснить с позиции индивидуальной психологии А. Адлера. Он отмечает, что существуют три особенности детского развития, которые вызывают у ребенка чувство неполноценности: возможные дефекты, избалованность ребенка и его запущенность (Adler, 1997, c. 131). В данном случае мы встречаем все три обстоятельства: дефект развития, избалованность и запущенность.

А. Адлер указал также, что врожденный дефект может привести как к позитивной, так и к негативной компенсации. Врожденная умственная отсталость — тяжелый дефект развития. Мама Симаса, имея сына с таким нарушением, очень заботилась о нем. Благодаря ее любви и поддержке ребенок, учитывая его недуг, достаточно хорошо развивался (об этом свидетельствует рассказ мамы). Вероятно, он доверчиво относился к окружающему миру и верил в свои силы. Можно предположить, что у него было достаточно развито чувство социальной зрелости (эмпа­тия является одним из аспектов этого чувства (Адлер, 1997)). Можно предположить, что забота мамы и ее желание как можно больше помогать сыну превысило его возможности. Наступил момент, когда он уже был не в состоянии оправдывать надежды ни мамы, ни учителей.

По-видимому, именно усталость и психическое истощение Симаса спровоцировало у мамы сильное разочарование в себе, сыне и в своих возможностях. Она прекратила заниматься развитием сына, продолжая, как и в детстве, все делать за него. В результате, он привык, ничем не занимаясь, получать внимание и ни за что не отвечать.

 

Е. Дрейкурс-Фергюсон утверждает: когда ребенок избалован, он не приобретает нужного социально опыта, который позволил бы ему воздействовать на других и на основе равноправного сотрудничества реализовать свои возможности. «Он привыкает к мысли, что все обязаны заботиться о нем» (Dreikurs Ferguson, 2000, c. 19). Опираясь на идеи А. Адлера, мы можем предположить, что существовавшее чувство социальной зрелости и у Симаса, и у его мамы пропало, а надежда мамы на «уверенность ребенка в своих силах» превратилось в его избалованность.

Чувствуя эмоциональное отторжение мамы, мальчик начал требовать внимания. Когда ему это не удавалось или когда он думал, что не получает его в достаточной мере, он начинал манипулировать чувствами других людей или требовать внимания при помощи мести (о таком поведении Симаса дома свидетельствует то, что он бросал еду в стену и мочился в штаны намеренно). Домочадцы, думая, что это поведение объясняется болезнью мальчика, а его неадекватные требования возникают из-за умственной отсталости, изо всех сил пытались ему угодить, тем самым сигнализируя ему о том, что он может требовать все больше и больше.

Оказалось, что мнимый (по мнению учителей) недосмотр за Симасом и недостаточная любовь к нему спровоцированы психологической усталостью и психическим истощением его мамы. Развитие отношений Симаса с мамой наглядно демонстрирует, как он последовательно пережил все три обозначенные А. Адлером ситуации детского опыта, в которых формируется чувство неполноценности. Причины поведения Симаса становятся очевидными при соотнесении теории А. Адлера с рассказанными мамой фактами и их интерпретацией.

 

Продолжение в следующем номере.



[I] Один из кланов горной части Шотландии.

Информация об авторах

Вайткявичене Аста, кандидат психологических наук, заведующая кафедрой специальной дидактики факультета для социально незащищенных и лиц с недугами Шяуляйского университета, Литва

Кучинскене Раса

Метрики

Просмотров

Всего: 739
В прошлом месяце: 4
В текущем месяце: 0

Скачиваний

Всего: 880
В прошлом месяце: 1
В текущем месяце: 0