Кризис материнства как ценности в современном мире

763

Аннотация

Современная социальная ситуация свидетельствует о нарастающем демографическом кризисе как в России, так и в европейских странах. Этот факт указывает не только на отсутствие связи между количеством детей в семье и материальным достатком, но и на изменение отношения к материнству в сознании современных женщин. В изменившейся социальной ситуации женщина стремится выработать в себе и принять ценности внешней реальности: быть конкурентоспособной и деловой, имитировать мужское ролевое поведение и отказаться от свойственного ей феминного типа поведения. На факультете психологии Морского государственного университета имени Г.И.Невельского под руководством В.И.Пузько проводились исследования, посвященные изучению материнства как ценности. Одна из задач работы – попытка составить психологический портрет современной женщины. Данные, полученные в процессе исследования, стали предметом размышления авторов публикуемой ниже статьи.

Общая информация

Рубрика издания: Философия, антропология, культура

Для цитаты: Пузько В.И., Ушакова Е.Г. Кризис материнства как ценности в современном мире // Консультативная психология и психотерапия. 2002. Том 10. № 3. С. 59–66.

Полный текст

Материнство как проблема

Первый вывод, к которому приводят полученные нами опытные данные, однозначен: значительное число современных женщин-дальневосточниц (со средним специальным или высшим образованием) переживает глубокий внутренний конфликт между желанием быть успешной в производственной сфере и стремлением к материнству как традиционной женской модели. По формальным показателям исследований, мы констатируем сегодня, что в
Пузько В.И. - психолог, канд. философских наук, доцент, декан факультета многоуровневого психологического образования Морского государственного университета им. адмирала Г.И.Невельского, г. Владивосток.
Ушакова Е.Г. - психолог, ассистент кафедры философской антропологии Гуманитарного института того же университета.
непростой попытке совместить материнство, традиционные модели ухода за детьми, домашние обязанности и профессиональную карьеру побеждает последнее: по рангу предпочтений среди показателей социальной успешности профессиональная карьера значительно опережает материнство.
Таким образом, мы становимся свидетелями того, что в социальной современности материнство перестает быть ведущей ценностью для женщины. Какие это может иметь последствия для развития общества и человека? На наш взгляд, самые драматические. И они уже налицо: беспризорность, одиночество детей, потеря базового доверия к миру, эмоциональная депривация ребенка, ранние неврозы, коммуникативная запущенность и пр. Но какие это может иметь последствия для психологии самой женщины, утрачивающей свое основное историческое призвание - продолжать жизнь своего рода, поддерживать семейный очаг, формировать ощущение защищенности у своих детей, которые завтра станут взрослыми и передадут это чувство своим детям. Похоже, что необходимость понять, что такое материнство в жизни женщины и общества, сегодня неожиданно обрела новую остроту и актуальность.

От материнства как функции - к полноте бытия

Современная отечественная гуманитаристика не рассматривала материнство как возможное бытие женщины в полноте ее присутствия в мире. Основной интерес к материнству дает о себе знать лишь в социальном аспекте - ввиду принадлежности этого явления к институту семьи, к институту родительства (заметим, что определение материнства дано только в социологическом словаре). Анализ литературы показывает: наука хорошо изучила, кто это - “ребенок без матери”, однако она еще не рассмотрела такой феномен, как “женщина без дитя”. Полагая материнство в более широком социо-культурном контексте, мы рассматриваем его на трех уровнях воплощения полноты бытия: антропологическом, социальном и культурном (идея структуры С.Е.Ячина).
Антропологический уровень существования женщины в материнстве предполагает наличие у нее инстинкта продолжения рода, ее природной предназначенности, телесного стремления выхода за пределы себя, обретения бессмертия, принесения своего тела в жертву ради жизни ребенка - ради продолжения жизни вообще. Антропологический уровень бытия матери - это трата проживающего себя тела: “Я жертвую себя ради Другого”. В материнстве воплощена эта жертва: материнское тело растрачивает себя, реализуя возможность дать жизнь Другому. Это свойство материнства во всей полноте его проявлений можно “собрать”, читая работы философов и психологов прошлого - Платона, А.Шопенгауэра, В.В.Розанова, З.Фрейда, Б.П.Вышеславцева.
Культурный уровень бытия придает жертве смысл, тем самым перенося жертву в социум. Итогом культурного уровня становится дар миру образа материнства как основы Единства людей: матери и дитя как нового образа возможного человека - Матери, Мадонны... Образ материнства в качестве дара коренится на принятии самостью этого образа. Дар уравновешивает принцип жертвы и принцип социального обмена. Если самость не принимает данный дар, то тогда ему не суждено стать ценностью в глазах личности, и он не будет служить возможностью для сублимации Эроса. Либо самость может принять внушение от извращенного Эроса, что способно привести к отказу от роли матери или даже способствовать принятию образа однополой любви.
В материнстве женщина приобретает социальные отношения с Другим. Оно реализует возможность присутствия значимого Другого: ребенка для матери как Другого и матери для ребенка как значимого Другого. Человек способен обозначить свое место в мире тогда, когда у него есть возможность быть отраженным в Другом в обмен на эту же функцию для него. Быть Другим для Другого - это социальный обмен отношениями. Социальный уровень существования человека носит характер обмена: желание возместить затраты лежит в его основании. Материнство здесь - выход из замкнутого круга одиночества и отчужденности, путь к воссоединению с истиной бытия, переживание любви к себе в ребенке, обретение смысла жизни.

Материнство как воля к жизни и воплощенный Эрос

Одним из первых философов, затронувших проблему продолжения рода, был Платон, считавший заботу о продолжении рода врожденным стремлением всех людей. Инстинкт продолжения рода реализуется, согласно А.Шопенгауэру, через половое влечение, которое есть утверждение воли к жизни, и благодаря наличию у рода воли к жизни сохраняется вечная жизнь. Таким образом, материнство имеет инстинктивную природу как стремление рода жить вечно. Благодаря постоянному стремлению воли жизни к воспроизводству и утверждению бытия, женщины стремятся к материнству, утверждая бессмертие как свое, так и человечества в целом.
В.Розанов и О.Вейнингер рассматривают женщину как половое существо, все жизненные интересы которого заключены в половой жизни и размножении. Под этим углом зрения у женщины нет своего Я, она постоянно жаждет наполнения из-за отсутствия своей самоценности, что является результатом действия воли рода. Женщина старается приобрести свою ценность через взаимодействия с другими, посредством превращения себя в объект восхищения, желания и обладания. Женщина ищет своего завершения и находит его либо в мужчине, либо в ребенке. Воля рода использует женщину для своего продолжения. Женщина-мать постоянно умирает ради ребенка. Материнство дает женщине бесстрашие перед смертью, чувство превосходства перед мужчиной. Таким образом, изначально женщина предназначена к материнству как к способу своего существования. Оно есть акт осуществления природной своей предназначенности, способ продолжения жизни на земле, утверждение бессмертия и вечной жизни в детях.
Материнство имеет своими корнями подсознание с его чувствен- но-пожелательной, эротической природой. Эрос жаждет вечной жизни и воплощения себя в других, своей множественности (Б.П.Вышеславцев). Эрос постоянно стремится выйти за пределы самого себя. Сущность его в том, что он всегда есть стремление. Он существует в бытии женщины как врожденное стремление к расширению собственного присутствия в мире - он неудержимо влечет ее к продолжению себя в детях.

Материнство как преображенный в дар Эрос

Под культурой подразумевается все то, что придает трате жизни, или жертвенности, смысл, предназначая ее для понимания. Преображенный в дар Эрос наделяет жертву высоким смыслом, он символизирует материнство как дар миру в целом. При этом, как уже говорилось, сублимация подсознательного Эроса действует посредством внушения идеи-образа.
Пример вброшенного для внушения образа материнства наглядно проиллюстрирован в изобразительном искусстве. На протяжении смены культурных эпох образ женщины в искусстве постоянно изменялся: от полного отсутствия какого бы то ни было ее изображения до образа стройной, атлетически сложенной женщины, одетой в легкие одежды, зачастую представляющей собой источник наслаждения. От образа женщины-матери, кроткой и скорбящей, олицетворения вечной женственности - мадонны, все внимание которой направлено только на младенца, до обнаженной пышнотелой красавицы - воплощения любви к жизни, великодушия и жажды плодородия. Начиная с эпохи Нового времени, в искусство постепенно входит образ светской дамы - в строгой одежде, с характером и индивидуальными чертами. Уже в произведениях начала XX века женщины все чаще изображаются неотрывно от своей общественной и производственной деятельности. Энергия Эроса, таким образом, начала направляться в русло общественной деятельности, профессиональной принадлежности женщины. В эпоху постмодерна побеждает эстетски направленный образ женщины: она - предмет украшений и создана для украшения эксперимента художника. Бледная, томная, а затем - пришедшая ей на смену, уверенная в себе, агрессивная и амбициозная женщина, которую мы созерцаем на подиуме или на обложке модного журнала. Всегда одна. И нет в ее образе никакого дара миру. Однако именно такой образ внушается культурой современности.
Именно в материнстве женщины - на культурном уровне бытия - осуществляется и являет себя миру ценностный выбор сублимации Эроса. Культурный уровень бытия женщины и содержание ее сознания, как правило, взаимообусловливают друг друга.
К.Юнг рассматривает материнство через призму культурной реализации материнского комплекса и влияния матери на психическое развитие ребенка. По его мнению, поскольку поведение человека обусловлено бессознательной индивидуальной структурой души, то содержание такой существенной для женщины структуры, как готовность к материнству, питается энергией архетипа матери. Наиболее влияющими на содержание сознания как мужчины, так и женщины, являются архетипы Анимы - материнского Эроса, и Анимуса - отцовского Логоса. В результате их интеграции Анима наделяет сознание мужчины способностью вступать в отношения, а Анимус придает сознанию женщины способность к рефлексии. Архетип матери оказывает огромное влияние на психическое развитие ребенка, он как раз и формирует основу материнского комплекса. Последний может оказывать различное воздействие на мальчика и на девочку: у дочери он либо излишне стимулирует, либо подавляет женский инстинкт, у сына - может нарушить мужской инстинкт, результатом чего становятся гомосексуализация и донжуанство. К.Юнг выделил четыре варианта формирования комплекса матери у дочери (что впоследствии будет определять ее как мать): гипертрофия материнского элемента, чрезмерное развитие Эроса, отождествление с матерью, сопротивление матери. С этой позиции, желание материнства индивидуально, но оно обусловлено степенью преобладания Эроса над Логосом, Анимы над Анимусом.
Однако в формировании образа материнства участвуют не только бессознательные, но и сознательные уровни. Последовательное развитие уровней сознания (от гермафродитного уроборуса к Великой Матери, затем к разделению Прародителей Мира) дает постепенное освобождение Эго человека от подавления его гермафродитной Великой Матерью (Э.Нойман). Сознание - прерогатива мужского, бессознательное - женского в человеке. Получается, что чем больше в женщине связь с бессознательным, тем больше она является женщиной, тем ярче она несет в мир культуру Великой Матери. Проявление индивидуальности женщины есть мужское действие, уводящее ее от влияния коллективного материнского бессознательного. Образ сознательной современной женщины - это образ деловой женщины, озабоченной личностным ростом, самообразованием.

Материнство как обмен отношениями

В материнстве женщина реализует и свой социальный статус, приобретая и осуществляя отношения с Другим. Социальный уровень существования материнства носит характер обмена отношениями в ответ на жертву, в основе которой, как уже упоминалось, - трата жизни, трата себя.
Это становится возможным благодаря тому, что материнство реализует возможность взаимного присутствия в жизни двоих значимого Другого: ребенка для матери и матери для ребенка. Только в присутствии значимого Другого, который всегда привносит собой “дар формы”, человек способен определить себя, узнать свое Я и обозначить свое место в мире в обмен на эту же функцию для него. Женщина проецирует свои детские воспоминания: о себе - на ребенка, о матери - на себя. При этом Я матери в известном смысле обретает в ребенке свое бессмертие. Материнство, таким образом, служит для женщины возможностью удовлетворения любви к себе как к объекту отношений.
Быть Другим для другого - это социальный обмен отношениями. В основании социального уровня человеческого существования лежит желание возместить затраты. Материнство здесь - выход из одинокого Я к миру, путь к воссоединению с истиной бытия. Оно всегда - обмен отношениями, конечный смысл которых - спасение от одиночества, преодоление отчужденности, сближение (Э.Фромм, Р.Мэй). В современной культурной ситуации человек, преодолевая индивидуальное соперничество, напряженность между людьми, изоляцию, особенно остро нуждается в отношениях любви и привязанности как лекарстве от одиночества. Поэтому глубокое межличностное общение, построенное на любви, позволяющее достигнуть слияния с близким Другим, выступает единственным подлинным выходом для человека, в отличие от иллюзорных способов воссоединения посредством работы, алкоголя, наркотиков или приспособления. И это та сила, которая и движет женщиной в ее желании иметь детей, быть матерью.
Но материнство - это не только социальная форма избавления женщины от одиночества, а, прежде всего, активная забота, заинтересованность, ответственность, уважение. Оно дает женщине возможность обрести смысл жизни посредством творения. Материнство, осуществляемое в любви, - это акт “давания” как проявление своей силы, власти и жизнеспособности. По Э.Фромму, материнская любовь есть безусловное утверждение жизни ребенка и его потребностей.
Материнство также реализует одну из основных человеческих потребностей - в трансцендировании. В материнстве женщина переживает себя творцом, выходит за пределы пассивной роли существа тварного.
Ролло Мэй рассматривает беременность и материнство как способ человеческого воссоединения, сближения. Люди разучились чувствовать - они стремятся уйти от чувствительности (эрос) в чувственность (секс), создавая для себя иллюзорный мир. Беременность дает женщине ощущение реальности, ощущение истинности своей жизни, своего присутствия в мире.
Таким образом, материнство - выход из замкнутого круга одиночества и отчужденности, возвращение в детство, переживание любви к другому как к себе, обретение смысла жизни. Не возлюбив ближнего, возможно ли возлюбить себя?

Прерванное материнство

На каждом из этих уровней воплощения материнства - жертвы, дара и обмена - возможны негативные формы. Существует не только созидательный Эрос, но и два вида “злого” Эроса: прерванный и извращенный. Прерванный Эрос выступает как нежелание женщины рожать детей, нежелание дать жизнь другому человеку при наличии способности к этому. Аборт вместо рождения есть результат прерванного Эроса: он приносит смерть вместо жизни - побеждает Танатос, а не Эрос. Извращенный Эрос находит свое воплощение в стремлении к негативным ценностям: гомосексуальная любовь и половые перверсии, отрицающие возможность деторождения. Необходимость смириться со своей однополой судьбой при наличии врожденной бисексуальности всех детей - одна из самых жестоких ран детства. В случае неблагоприятных взаимоотношений между родителями, а также родителями и ребенком возникает почва для различных половых перверсий, которые легко становятся условием извращенного либо прерванного Эроса.
Современная женщина как насильственно внушаемый образ - это не дар, а вычитание из тела жизни. Это образ бес-плотной и бес-плодной женщины, погруженной в нарциссизм, выносимый на всеобщее обозрение с помощью средств массой информации. Внушаемый через произведения культуры женский образ, как правило, живет в сознании людей и определяет их ценностный мир. В современных условиях культурный уровень трансформируется в превращенный социальный уровень - не обмена, а продажи. Тело женщины становиться не столько образом источника жизни, сколько предметом секс-культуры, рекламы и рыночных отношений.

Воплощенное материнство как полнота существования

Материнство, соединяющее в себе все три уровня существования личности, позволяет женщине реализовать полноту бытия. Отсутствие одного из трех уровней означает потерю полноты существования, изначально предназначенного женщине. Как нам видится, проблема заключается в том, что современное общество не признает, не хочет видеть, не узнает в материнстве полноту женского бытия. И женщина, глядя в глаза обществу, не узнает себя, теряя свое истинное предназначение в реализации других целей, более желаемых обществом.

Литература

  1. Вейнингер О. Пол и характер. Мужчина и женщина в мире страстей и эротики. М., “Форум”, 1991.
  2. Вышеславцев Б.П. Этика преображенного Эроса. М., “Республика”, 1994.
  3. Мэй Р. Любовь и Воля. М., “Рефл-бук”; К., “Ваклер”, 1997.
  4. Нойман Э. Происхождение и развитие сознания. М., “Рефл-бук”, 1998.
  5. Розанов В.В. Люди лунного света: Метафизика христианства. М., 1990.
  6. Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности. Харьков, “Фолио”, 2000.
  7. Фромм Э. Искусство любви. Минск, “Полифакт”, 1991.
  8. Юнг К.Г. Душа и миф: шесть архетипов. Киев, Гос. библ. Украины для юношества, 1996.
  9. Ячин С.Е. Человек в последовательности событий жертвы, дара и обмена.  Владивосток, “Дальнаука”, 2001.

Информация об авторах

Пузько В.И., кандидат философских наук, Доцент, декан факультета многоуровневого психологического образования Морского государственного университета им. адмирала Г.И.Невельского, г. Владивосток.

Ушакова Е.Г., Психолог, ассистент кафедры философской антропологии Гуманитарного института того же университета.

Метрики

Просмотров

Всего: 1398
В прошлом месяце: 6
В текущем месяце: 14

Скачиваний

Всего: 763
В прошлом месяце: 10
В текущем месяце: 1