Социальная адаптация детей, воспитывающихся в условиях детского дома

1517

Аннотация

Рассматривается влияние социальной адаптации на успешность жизнедеятельности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, при вступлении в самостоятельную жизнь. Дается определение социальной адаптации с точки зрения психологии и права. Приводятся свежие данные исследований российских ученых, касающиеся социальной адаптации детей, а также данные о жизненной устроенности выпускников детских домов. Подчеркивается, что начало самостоятельной жизни обусловлено сильнейшим стрессом, что дети часто не могут найти свое место в жизни, выработать те механизмы поведения, которые способствуют успешному включению в общественные отношения, получению качественного образования и формированию семейных ценностей. Таким образом, важнейшим условием успешного вступления ребенка в самостоятельную жизнь является его социальная адаптация в обществе, усвоение правил и норм поведения социума, мотивация на продуктивную деятельность, получение образования и создание крепкой семьи и воспитание детей. Приводятся результаты исследования, направленного на выявление коппинг-стратегий поведения в стрессовых ситуациях, особенностей адаптации, а также уровня тревожности у детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Общая информация

Ключевые слова: социальная адаптация, воспитанники, детский дом, выпускник, самостоятельная жизнь

Рубрика издания: Юридическая психология

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psyedu.2014060313

Для цитаты: Ларин А.Н., Коноплева И.Н. Социальная адаптация детей, воспитывающихся в условиях детского дома [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2014. Том 6. № 3. С. 125–135. DOI: 10.17759/psyedu.2014060313

Полный текст

Проблема социальной адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, является одной из основных при их подготовке к самостоятельной жизни вне стен детского дома. Данная проблема имеет первостепенное значение в исследованиях ученых в области психологии и педагогики. Между тем практика показывает, что способы ее решения, особенно в отношении жизненного самоопределения и готовности к самостоятельной жизни детей, воспитывающихся в условиях детского дома, все еще далеки от совершенства.

Самостоятельная жизнь - это не только обеспеченность жильем и социальная устроенность. Самое важное условие полной интеграции в общество - внутреннее осознание жизненных целей и задач, способствующих выработке механизмов взаимодействия с окружающим миром, включающих способность дать адекватную оценку возникающим проблемам, а также поиск правильных решений для их устранения.

Социальная адаптация детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, является одной из важнейших составляющих процесса формирования личностных качеств выпускника детского дома, обеспечивающих адекватную расстановку жизненных приоритетов и способствующих его становлению полноправным членом общества.

Существует множество вариантов определения социальной адаптации. Например, В.Н. Дружинин определяет социальную адаптацию как процесс эффективного взаимодействия с социальной средой [7, c. 122].

В Федеральном законе «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» от 24 июля 1998 года № 124-ФЗ социальная адаптация ребенка определяется как процесс активного приспособления ребенка, находящегося в трудной жизненной ситуации, к принятым в обществе правилам и нормам поведения, а также процесс преодоления последствий психологической или моральной травмы [9].

Под социальной адаптацией детей-сирот в контексте организованной образовательной деятельности понимаются меры, позволяющие ребенку приобрести компетенции, необходимые для успешной социализации после выхода из детского дома [1].

Психологически социальная адаптация выступает как единство аккомодации (усвоение правил среды, «уподобление ей») и ассимиляции (уподобление себе, преобразование среды). Среда воздействует на личность, которая избирательно воспринимает, перерабатывает и реагирует на эти воздействия в соответствии со своей внутренней природой, а личность, в свою очередь, активно воздействует на среду. Такой механизм адаптации, складываясь в процессе социализации личности, становится основой ее поведения и деятельности [5, с.108].

Практика показывает, что, выйдя из детских домов, дети-сироты попадают в новые, незнакомые, зачастую пугающие условия самостоятельного существования и испытывают трудности во взаимоотношениях с окружающими людьми. У них довольно низкий уровень социального интеллекта, и это мешает им понимать общественные нормы, правила, необходимость соответствовать им. Для таких подростков характерны низкая социальная активность, несформированность жизненных планов и ценностей, слабо развитое чувство ответственности за свои поступки, потребительская психология по отношению к близким, обществу, государству, что в результате может привести к тяжелым последствиям: нежеланию учиться и работать, бродяжничеству, злоупотреблению алкоголем и наркотиками, попаданию в криминогенные структуры. Из-за отсутствия социально­педагогической помощи, патронажа эти дети совершают около 10-12 % всех правонарушений и преступлений в стране [4].

По данным Министерства образования и науки за 2012 г., в Российской Федерации насчитывается свыше 126 000 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей [6]. Около 15 000 детей каждый год вступают в самостоятельную жизнь [8, с. 36]. И.Ф. Дементьева отмечает, что 30 % выпускников состоят на учете в правоохранительных органах из-за своего асоциального поведения, 8 % этих детей совершают уголовно наказуемые преступления, 32 % выпускников детских домов участвовали в уличных драках, а треть выпускников вращается в социальной среде повышенного риска [2, с. 68].

Очень часто выпускники детских домов оказываются втянутыми в различные криминальные группировки, такие дети чаще подвержены негативному влиянию извне, более склонны к вредным привычкам и зависимостям (алкогольной, наркотической, игровой и т. д.), нередко сталкиваются с мошенниками, которые пытаются обманными способами заполучить их жилье (по данным статистики - 30 % выпускников детских домов теряют свое жилье).

Многие дети, вышедшие из детского дома и вступившие во взрослую жизнь, просто не готовы к самостоятельности и самостоятельному решению возникающих проблем. Они более наивны, обилие свободы воспринимается ими как вседозволенность («Я уже взрослый, теперь я могу делать все, что захочу, и воспитатели теперь мне не указ»), а отсюда могут исходить различные проблемы, в том числе и крайне неблагоприятные для них самих. В силу низкой социализации дети, оставшиеся без попечения родителей, просто не умеют правильно распоряжаться своей свободой.

Гармоничное развитие личности выпускника зависит от следующих факторов:

■    получение образования;

■    ориентированность на создание семьи и воспитание детей;

■    трудоустройство;

■    исключение направленности на противоправные действия;

■    постановка жизненных целей и задач;

■    постоянное личностное самосовершенствование;

■    умение обустроить свой быт и сохранить его;

■    следование общепринятым нормам поведения в обществе.

У данной категории детей существует проблема получения образования, поскольку они предпочитают сразу приступить к трудовой деятельности, тем самым пополняя ряды неквалифицированной, низкооплачиваемой рабочей силы. Причем заработную плату им желательно получать сразу, сдельно. Они берутся за выполнение даже самой грязной работы. Дети не приспособлены к построению жизненных целей и задач в долгосрочной перспективе.

Также при выпуске из детского дома у детей существует проблема разрыва привычных для них социальных связей - как с другими детьми, так и с воспитателями - с людьми, которые многие годы жили с ними бок о бок, помогали, обучали и воспитывали их. Такие дети привыкли жить в тесном коллективе, и выход из него в самостоятельную жизнь в обществе может спровоцировать различные психологические расстройства. Как следствие низкой социальной адаптации у воспитанников детских домов могут возникнуть трудности в создании семьи и воспитании своих детей.

Например, И.Ф. Дементьева считает, что одним из главных элементов социальной адаптации подростков является их подготовленность к созданию семьи, к объективным трудностям супружества, а возрастание значимости семьи как ценности наблюдается у 35 % сирот, готовящихся к выпуску из детского дома, у 60 % бывших воспитанников детских домов и у 77% подростков-старшеклассников общеобразовательных школ. Эти цифры говорят о низкой подготовленности к семейной жизни воспитанников детских домов. Повышение значимости семьи, отмечаемой у выпускников, свидетельствует о приобретении ими социального опыта и переоценке жизненных целей. Однако даже через три года после выхода из сиротского учреждения эти подростки не достигли понимания жизненных ценностей на уровне школьников, имеющих родителей. По мнению исследователя, издержки детдомовского воспитания во многом сказываются на психологическом самочувствии подростка, культивируя в нем комплекс неполноценности [3, с. 68].

Нами было проведено исследование уровня адаптации воспитанников детских домов. Целью исследования стало изучение уровня адаптированности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, воспитывающихся в условиях детского дома, и его связь с уровнем тревожности и копинг-стратегиями поведения.

Мы выдвинули следующую гипотезу: уровень адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, воспитывающихся в условиях детского дома, следует принимать как комплексную характеристику, включающую в себя уровень тревожности, а также копинг-стратегии поведения.

Экспериментальной базой исследования стали ГКОУ ВО «Покровский детский дом» и ГСКОУ «Лухтоновская специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с ограниченными возможностями здоровья».

Для исследования использовались следующие методики:

■     методика диагностики социально-психологической адаптации (СПА) Роджерса- Даймонд;

■                 методика оценки тревожности Спилбергера-Ханина;

■                 методика «Индикатор копинг-стратегий»;

■                 методика психологической диагностики копинг-механизмов Э. Хейма.

В ходе эксперимента были протестированы 24 человека: 11 мальчиков и 13 девочек в возрасте от 12 до 17 лет.

Результаты, полученные по методике оценки тревожности Спилбергера-Ханина, представлены в табл.1.

Таблица 1

Результаты диагностики уровня тревожности детей, воспитывающихся в детских домах (%)

Низкая тревожность

Умеренная тревожность

Высокая тревожность

ситуативная

личностная

ситуативная

личностная

ситуативная

личностная

4,2

4,2

62,5

41,7

33,3

54,1

 

Данные табл. 1 показывают, что у этой категории детей преобладают умеренная и высокая тревожность. Стоит отметить, что у 54,1 % испытуемых имеется личностная тревожность, это свидетельствует об устойчивой склонности воспринимать большой круг ситуаций как угрожающие.

В методике «Индикатор копинг-стратегий» (табл.2) стратегии разрешения проблем представлены преимущественно на среднем (54,1 %), а также на низком уровнях развития (37,5 %), в стратегии поиска социальной поддержки выявлен средний уровень развития (83,3 %), а в стратегии избегания проблем - низкий уровень (79,7 %).

Таблица 2

Результаты методики «Индикатор копинг-стратегий» (%)

Уровень разрешения проблем

Уровень поиска социальной поддержки

Уровень избегания проблем

очень низкий

низкий

средний

высокий

очень низкий

низкий

средний

высокий

очень низкий

низкий

средний

высокий

8,3

37,5

54,1

0

4,2

8,3

83,3

4,2

4,2

79,7

12,5

4,2

 

Как показали результаты методики психологической диагностики копинг-механизмов Э. Хейма (табл. 3), у 50 % испытуемых детей в когнитивных копинг-стратегиях присутствуют относительно адаптивные варианты копинг-поведения (данные варианты копинг-поведения могут помочь в определенных ситуациях или при небольшом стрессе), у 29,2 % выявлены неадаптивные варианты (они не устраняют стрессовое состояние, а, напротив, способствуют его усилению), у 20,8 % имеют место адаптивные варианты копинг-поведения (они помогают быстро и успешно преодолеть стрессовую ситуацию). Среди эмоциональных копинг-стратегий 66,7 % испытуемых отдают предпочтение адаптивным вариантам копинг-поведения, 20,8 % - относительно адаптивным, а 12,5 % - неадаптивным вариантам. В поведенческих копинг-стратегиях 54,2 % детей выбрали адаптивные варианты копинг-поведения, 29,2 % - относительно адаптивные варианты, а 16,7 % детей выбрали неадаптивные варианты.

Таблица 3

Результаты методики психологической диагностики копинг-механизмов Э. Хейма (%)

Когнитивные копинг-стратегии

Эмоциональные копинг-стратегии

Поведенческие копинг- стратегии

1

2

3

1

2

3

1

2

3

20,8

29,2

50

66,7

12,5

20,8

54,2

16,7

29,2

 

Примечания: 1 - Адаптивные варианты копинг-поведения; 2 - Неадаптивные варианты копинг-поведения; 3 - Относительно адаптивные варианты копинг-поведения

Среди когнитивных копинг-стратегий (рис. 1) из адаптивных вариантов копинг- поведения выбраны: установка собственной ценности (12,5 %) и сохранение самообладания (8,3 %), из неадаптивных - диссимуляция (4,2 %), игнорирование (12,5 %) и смирение (12,5 %). Наибольшее число испытуемых отдало предпочтение относительно адаптивным вариантам копинг-поведения, таким как религиозность (25 %), относительность (8,3 %), придача смысла (12,5 %).

При исследовании эмоциональных копинг-стратегий (рис. 2) получились следующие результаты: адаптивные варианты копинг-поведения - оптимизм (62,5 %), протест (4,2 %); неадаптивные варианты копинг-поведения - самообвинение (4,2 %), подавление эмоций (4,2 %), агрессивность (4,2 %); относительно адаптивные варианты копинг-поведения - пассивная кооперация (16,7 %), эмоциональная разрядка (4,2 %).


В поведенческих копинг-стратегиях (рис.3) из адаптивных вариантов копинг- поведения следует отметить: обращение (20,8 %), альтруизм (16,7 %) и сотрудничество (16,7 %); из неадаптивных вариантов копинг-поведения -активное избегание (12,5 %), отступление (4,2 %); из относительно адаптивных вариантов копинг-поведения - отвлечение (25 %), конструктивную активность (4,2 %).

 

Результаты методики диагностики социально-психологической адаптации (СПА) Роджерса-Даймонд обусловлены преобладанием следующих показателей (в пределах нормы): адаптивность (средний показатель - 122,4), внутренний контроль (средний показатель - 48,4), ведомость (средний показатель - 17,9).

По результатам исследования можно сделать вывод о том, что дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, обладают хорошим уровнем адаптированности. Это может свидетельствовать о хорошей приспособляемости к тяжелым условиям существования. Например, жизнь в условиях детского дома можно отнести к сильнейшей стрессовой ситуации. Стоит отметить также преобладание интернального локуса контроля. Это говорит о том, что дети принимают на себя ответственность за происходящие с ними события. При крайних формах это может привести к неблагоприятным последствиям, например к суицидальным действиям.

Возможно, в самостоятельной жизни одной из причин неудач, возникающих у детей, воспитывающихся в детских домах, является преобладание ведомости над стремлением к доминированию. Дети после выпуска из детского дома могут оказаться в любой группе - как с положительной, так и с отрицательной направленностью. Дети из детских домов в большинстве случаев стараются не уходить от возникающих проблем, а решать их, хотя зачастую и при помощи социально значимого окружения. Поэтому очень важно, чтобы рядом был человек, способный подсказать и направить.

У более половины испытуемых отмечается высокая личностная тревожность, которая дает основание полагать, что дети, воспитывающиеся в детских домах, склонны видеть в окружающем мире угрозу. Это может негативно сказываться на результатах деятельности, учебной успеваемости, а в дальнейшем и на профессиональной деятельности и общественных взаимоотношениях.

Таким образом, при выявлении степени адаптации и социализации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, следует учитывать весь комплекс показателей (уровень адаптированности, тревожность и коппинг-стратегии поведения), позволяющих более точно определить состояние ребенка, для своевременной коррекции адаптационных механизмов и развития эффективного адаптационного потенциала личности.

Литература

  1. Газарян А. Социальная адаптация детей-сирот: краткий обзор вопроса. 2013. [Электронный ресурс]// URL:http://www.detdom.info/news/socialnaya-adaptaciya-detey-sirot-kratkiy-obzor-voprosa (дата обращения: 29.04.2014).
  2. Дементьева И.Ф. Социальная адаптация детей-сирот: проблемы и перспективы в условиях рынка // Социологические исследования. 1992. № 10. С. 62–70.
  3. Дементьева И.Ф. Социальная адаптация детей-сирот // Социальная педагогика в России. 2003. № 2. С. 64–71.
  4. Могутова Е.В. Адаптация детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. 2012. [Электронный ресурс]// URL: http://nsportal.ru/detskii-sad/raznoe/adaptaciya-detey-sirot-i-detey-ostavshihsya-bez-popecheniya-roditeley (дата обращения: 01.05.2014).
  5. Мороденко Е.В. Социально-психологическая адаптация и дезадаптация в процессе социализации личности // Вестник Томского гос. пед. ун-та. 2009. № 8. С. 108–111.
  6. Председатель Правительства Д.А. Медведев провел заседание Правительства России по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей. 2012 [Электронный ресурс] // URL: http://xn--80abucjiibhv9a.xn--p1ai/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/2576 (дата обращения: 30.04.2014).
  7. Психология: Учебник для гуманитарных вузов: 2-е изд. / Под ред. В.Н. Дружинина. СПб.: Питер, 2009. 656 с.
  8. Селенина Е.В. Модели постинтернатного сопровождения выпускников // Детский дом. 2008. № 28. С. 36–44.
  9. Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (с изм. и доп. от 02.12. 2013 г. № 328-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации от 03.08.1998 г. № 31. Ст. 3802.

Информация об авторах

Ларин Александр Николаевич, аспирант кафедры клинической и судебной психологии факультета юридической психологии, ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия, e-mail: aaalll999@rambler.ru

Коноплева Инга Николаевна, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры клинической и судебной психологии, факультет юридической психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-8540-8667, e-mail: konopleva.i.n@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 4360
В прошлом месяце: 26
В текущем месяце: 23

Скачиваний

Всего: 1517
В прошлом месяце: 10
В текущем месяце: 2