Половозрастные особенности семейной идентичности подростков

527

Аннотация

В статье приводятся данные исследования семейной идентичности у подростков. Описываются результаты проверки гипотезы о существовании половозрастной специфики семейной идентичности у подростков с помощью авторского опросника. Выборка для проверки гипотезы включала 337 подростков 12–17 лет, проживающих в г. Раменское Московской области. Были получены высоко значимые различия по группам испытуемых, разделенных на основании младшего (12–14 лет) и старшего (15–17 лет) подросткового возраста. Было выявлено, что в младшем подростковом возрасте выше переживание принятия со стороны семьи, выше позиционируется ценность семьи, в большей степени подростки готовы вовлекаться в дела семьи. Полученные результаты помогают выявить динамику развития семейной идентичности в подростковом возрасте. Значимых различий между группами мальчиков и девочек по таким параметрам семейной идентичности, как переживание принятия со стороны семьи, ценность семьи, вовлеченность в жизнь семьи, выявляемых с помощью авторского опросника, найдено не было. На основании данных исследования авторы делают предположение о том, что полученные результаты по группам мальчиков и девочек могут быть связаны со сглаживанием гендерных ролей в современном обществе, в том числе в отношении семьи, а также с тем, что опросник семейной идентичности для подростков изучает не столько образ семьи, сколько другую субъективную реальность, связанную с семьей и имеющую свою специфику в зависимости от возраста подростка, но не пола.

Общая информация

Ключевые слова: психология семьи, семейная идентичность подростков, опросник семейной идентичности, представления подростков о семье, принятие семьи, ценность семьи, вовлеченность в семью

Рубрика издания: Психология развития

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psyedu.2019110203

Благодарности. Авторы благодарят за помощь в сборе данных для исследования МОУ Дергаевская СОШ № 23.

Для цитаты: Строкова С.С. Половозрастные особенности семейной идентичности подростков [Электронный ресурс] // Психолого-педагогические исследования. 2019. Том 11. № 2. С. 22–29. DOI: 10.17759/psyedu.2019110203

Полный текст

 

В статье приводятся данные исследования семейной идентичности у подростков. Описываются результаты проверки гипотезы о существовании половозрастной специфики семейной идентичности у подростков с помощью авторского опросника. Выборка для проверки гипотезы включала 337 подростков 12-17 лет, проживающих в г. Раменское Московской области. Были получены высоко значимые различия по группам испытуемых, разделенных на основании младшего (12-14 лет) и старшего (15-17 лет) подросткового возраста. Было выявлено, что в младшем подростковом возрасте выше переживание принятия со стороны семьи, выше позиционируется ценность семьи, в большей степени подростки готовы вовлекаться в дела семьи. Полученные результаты помогают выявить динамику развития семейной идентичности в подростковом возрасте. Значимых различий между группами мальчиков и девочек по таким параметрам семейной идентичности, как переживание принятия со стороны семьи, ценность семьи, вовлеченность в жизнь семьи, выявляемых с помощью авторского опросника, найдено не было. На основании данных исследования авторы делают предположение о том, что полученные результаты по группам мальчиков и девочек могут быть связаны со сглаживанием гендерных ролей в современном обществе, в том числе в отношении семьи, а также с тем, что опросник семейной идентичности для подростков изучает не столько образ семьи, сколько другую субъективную реальность, связанную с семьей и имеющую свою специфику в зависимости от возраста подростка, но не пола.

Введение

Исследования семейной идентичности представляют собой немногочисленные работы, зачастую описывающие феномен не в полной мере, а, скорее, лишь в разрезе определенной темы, которую затрагивает исследователь [1; 6; 7; 8; 9; 13; 22]. Мы понимаем семейную идентичность как переживание принадлежности к семейной группе, формирующееся в онтогенезе и содержащее четыре компонента: когнитивный (образ семьи), эмоциональный, ценностный и поведенческий. Вышеперечисленные компоненты семейной идентичности можно выделить при ее описании как объекта научного исследования. Однако субъективно семейная идентичность переживается не как совокупность компонентов. Она может отражаться, к примеру, в переживании достаточного или недостаточного принятия со стороны семьи, в вовлеченности в дела семьи или, наоборот, отрешенности, в придании высокой или низкой ценности своей семье.

Семейная идентичность подростков связана с несколькими факторами — с эмоциональным благополучием подростков [15], типом семьи [16; 17]. Также мы предположили, что свою специфику семейная идентичность будет иметь в зависимости от половозрастных характеристик подростков.

Метод исследования

В связи с тем, что до сих пор концепция семейной идентичности остается несколько разрозненной и отрывочной, каждый автор составляет свою программу исследования в зависимости от изучаемой им проблемы [14]. Зачастую методы исследования семейной идентичности основываются на ряде методик, разработанных для изучения образа семьи (например, «Семейная социограмма», «Цветовой тест отношений», «Техника репертуарных решеток» [1; 6; 7; 8; 9] и др.), а также ряде методик, посвященных изучению идентичности (полуструктурированное интервью Дж. Марсиа, МИЛИ Л.Б. Шнейдер [13; 19; 24] и др.) [15].

В связи с обнаруженным дефицитом методов, направленных на изучение семейной идентичности, встал вопрос о создании специального опросника. Был разработан опросник семейной идентичности для подростков, с помощью которого операционализируется субъективное содержание конструкта через параметры вовлеченности, принятия и ценности семьи. В опроснике выделены три шкалы (а-Кронбаха 0,62-0,69).

Первая шкала, «Переживание принятия со стороны семьи», направлена на изучение непосредственных эмоциональных реакций подростка на семью, его ощущение своего принятия семьей (Expl. Var 5,9 — общая дисперсия; Prp. Totl 0,15 — доля общей дисперсии, Cronbach alpha — 0,623). Шкала направлена на выявление следующих аспектов: чувствует ли подросток безусловное принятие со стороны семьи, готов ли подросток проявлять спонтанно свои чувства перед родственниками, насколько комфортно ему находиться в своей семье.

Вторая шкала направлена на исследование ценностного аспекта семейной идентичности (Expl. Var 2,9; Prp. Totl 0,08, Cronbach alpha — 0,646). Условно шкалу можно назвать «Ценность семьи». Данная шкала помогает определить степень ценности семьи для подростка, а также содержание некоторых ценностей. Высокие баллы по шкале соответствуют переживанию высокой субъективной ценности семьи у подростка.

Последняя шкала «Вовлеченность в жизнь семьи» помогает определить готовность подростка к участию в семейных делах (Expl. Var 2,65; Prp. Totl 0,07, Cronbach alpha — 0,691). Шкала ориентирована на изучение поведенческих характеристик, определяющих степень участия в жизни своей семьи, а также желание в ней участвовать.

Характеристика выборки

Были исследованы 337 подростков от 12 до 17 лет различного пола. Все подростки проживают в г. Раменское Московской области и обучаются в средней общеобразовательной школе № 23.

Для однородности групп, а также понимания важных тенденций особенностей семейной идентичности представляется целесообразным разделение подростков на младший и старший подростковый возраст. Такое разделение является довольно условным и может несколько разниться в зависимости от источника. Однако обычно подростков в возрасте от 12 до 14 лет называют младшими, а от 15 до 17 лет — старшими подростками (Г. Крайг [5], Н.Н. Толстых, А.М. Прихожан и др. [18]). В таблице 1 представлено распределение испытуемых в зависимости от старшего и младшего подросткового возраста, а также по половому признаку.

Таблица 1

Распределение мальчиков и девочек по старшему и младшему подростковому возрасту

Подростковый возраст

Девочки

Мальчики

Всего подростков

Младший

94

78

172

Старший

86

79

165

Итого:

180

157

337

 

Результаты исследования

Различия по шкалам опросника в зависимости от стадии подросткового возраста представлены в таблице 2.

Таблица 2

Средние значения (и стандартные отклонения) шкал опросника семейной идентичности для групп испытуемых младшего и старшего подросткового возраста

Подростковый возраст

Переживание принятия со стороны семьи

Ценность семьи

Вовлеченность в жизнь семьи

Младший (12-14 лет)

2,35 (0,96)***

6,63 (0,63)**

5,22 (1,15)***

Старший (15-17 лет)

2,69 (1,15)***

6,47 (0,71)**

4,85 (1,3)***

Примечания. *** — уровень значимости p<0,01, ** — уровень значимости 0,05>p>0,01.

 

Анализ различий между группами проводился с помощью Mann-Whitney U Test. Также был проведен корреляционный анализ с помощью Spearman Rank Order Correlations, показавший наличие значимых корреляций между возрастной группой испытуемого и показателями по шкалам опросника семейной идентичности.

По первой шкале «Переживание принятия со стороны семьи» результаты разнятся у младших и у старших подростков. На основе различий между группами (см. табл. 2) и коэффициента корреляции можно сделать вывод о том, что чем старше подросток, тем меньше принятия он переживает со стороны семьи (R=0,147, p<0,05).

С этими результатами логично соотносятся результаты по второй шкале, которая помогает выявить уровень субъективной ценности семьи для подростка и его готовность разделять и уважать идеалы своей семьи. Старшие подростки говорят о меньшей субъективной ценности семьи для себя и в меньшей степени готовы разделять идеологию своей семьи (R=-0,13, p<0,05). Различия между группами младших и старших подростков (см. табл. 2) подтверждают найденную связь.

Результаты по шкале, констатирующей степень готовности подростков участвовать в жизни своей семьи, показывают снижение этой готовности с возрастом (R=-0,141, p<0,05). Так, старшие подростки высказывают меньше желания быть вовлеченными в жизнь семьи, участвовать в совместных праздниках и посиделках, проводить много времени со своими родственниками. Высоко значимые различия найдены между группами младших и старших подростков по данной шкале с помощью Mann-Whitney U Test (см. табл. 2).

Различия по опроснику в зависимости от половой принадлежности испытуемых отражены в таблице 3.

 

Таблица 3

Средние значения (и стандартные отклонения) шкал опросника семейной идентичности для групп девочек и мальчиков

Половая принадлежность

Переживание принятия со стороны семьи

Ценность семьи

Вовлеченность в жизнь семьи

Мальчики

2,59 (1,06)

6, 47 (0,76)

4,94 (1,29)

Девочки

2,45 (1,08)

6,63 (0,57)

5,13 (1,2)

 

Анализ различий между особенностями семейной идентичности в зависимости от пола респондента проводился с помощью Mann-Whitney U Test, однако различий между группами выявлено не было. Кроме того, корреляционный анализ Spearman Rank Order Correlations не показал значимых связей между половой принадлежностью респондентов и особенностями их семейной идентичности, выраженных в переживании принятия со стороны семьи, разделении ценностей семьи, а также готовности участвовать в жизни семьи.

Обсуждение результатов

Данные опросника семейной идентичности по всем трем шкалам показывают результаты, которые соотносятся с результатами других исследований, направленных на изучение восприятия подростками семьи, а также соотносятся с выводами психологов-практиков, замечающих у подростков по мере их взросления тенденцию к обесцениванию семьи, что помогает активизации их сепарации от нее (L. Steinberg [5], B. Howland & J. Atkinson [5], J. Hill [5], И.А. Буровихина [3], О.Г. Кулиш [4], Е.Б. Маценова [10], О.А. Минеева [11], А.П. Новгородцева [12], В.Р. Орестова [13]).

По мере взросления подростки склонны к повышению критичности по отношению к членам своей семьи, родителям, кроме того, подростковый возраст связан с постепенной выработкой собственной системы ценностей, что могло отразиться на результатах по второй шкале, показывающих уменьшение с возрастом у подростков готовности разделять идеалы семьи и придавать высокую ценность семье. Активный процесс сепарации от родителей, противопоставления себя и своей личности привычному миру семьи по мере взросления может приводить к неуверенности в эмоциональном принятии со стороны членов семьи. Переживание снижения эмоциональной поддержки со стороны семьи, неуверенность в своей положительной оценке могут выражаться в замечаемой многими психологами-практиками жалобе подростка на всеобщее непонимание и, как следствие, чувство одиночества [5; 12; 18; 20].

Результаты по шкале «Вовлеченность в жизнь семьи» показывают снижение готовности подростков участвовать в делах семьи с возрастом. Так, старшие подростки все меньше желают участвовать в семейных посиделках, все меньше времени готовы проводить в кругу своих родственников. Как литературно отмечают Г.Л. Будинайте и А.Я. Варга [2], подросткам с возрастом уже мало ответа «я ребенок своих родителей» на вопрос о том, кто он. Другими словами, для формирования личностной идентичности подросткам со временем уже недостаточно только семейной группы, необходима принадлежность и к другим общностям, чтобы сформировать затем единое представление о себе.

Различия по группам в зависимости от пола найдены не были, хотя в исследованиях коллег отмечается, что девочки зачастую склонны к более проработанному образу семьи, большей направленности к размышлениям о семье, представлению своей будущей семьи [3; 5; 11; 13]. Это может быть связано с тем, что данные приведенного исследования описывают несколько другую психологическую реальность, чем образ семьи. Результаты, подтверждающие наличие различий между мальчиками и девочками, были получены зачастую с помощью проективных методик и качественных методов исследования (например, интервью, репертуарные решетки Дж. Келли, методика свободной сортировки лексических единиц и др.) [3; 6; 7; 8; 9; 11; 13], описывающих особенности содержательного наполнения образа семьи, его продуманности, проработанности. Шкалы опросника семейной идентичности, однако, направлены на изучение особенностей переживания подростками принятия со стороны семьи, придания ценности семье, а также желания быть вовлеченным в дела семьи. То есть подростки не описывали внешних характеристик своей семьи, не презентовали нам свой образ семьи. Они рассказывали о своих чувствах относительно семьи, готовности поддерживать ее инициативы и ценности. Из опросника семейной идентичности мы не можем получить более или менее адекватные представления о семье подростка, но получаем информацию о субъективном переживании подростком своей «встроенности» в семейную систему.

Кроме того, отсутствие значимых различий по шкалам опросника у мальчиков и у девочек подросткового возраста может быть связано с особенностями воспитания современных подростков. Можно предположить, что в связи с эмансипацией женщин, андрогинизацией современной молодежи несколько менее выпуклыми становятся различия между особенностями семейной идентичности у мальчиков и девочек. Гендерные роли постепенно становятся все более нивелированными в семье, нет однозначного культурно заданного распределения обязанностей в семье между полами, поэтому и переживание семьи становится все более устойчивым к гендеру.

Заключение и выводы

Приведены показатели семейной идентичности у подростков различного пола и возраста. На основании результатов, полученных с помощью опросника семейной идентичности, можно сделать следующие выводы о половозрастных особенностях семейной идентичности у подростков.

1. Семейная идентичность различается у младших (12-14 лет) и старших (15-17 лет) подростков. По мере взросления у подростков снижаются такие показатели семейной идентичности, как переживание принятия со стороны семьи, ценность семьи, вовлеченность в жизнь семьи.

2. Показатели семейной идентичности, выявляемые с помощью опросника семейной идентичности, статистически значимо не различаются у подростков различного пола.

Благодарности

Авторы благодарят за помощь в сборе данных для исследования МОУ Дергаевская СОШ № 23.

 

Литература

  1. Аликин И.А., Лукьянченко Н.В., Новикова Е.А. Семейная идентичность заключенных женщин, имеющих малыша в доме ребенка исправительного учреждения: общее и типическое // Вестник МГОУ. Серия «Психологические науки». 2012. № 4. С. 64–72.
  2. Будинайте Г.Л., Варга А.Я. Теория семейных систем Мюррея Боуэна // Журнал практической психологии и психоанализа. 2005. № 4. С. 3–34.
  3. Буровихина И.А. Социальная ситуация развития как условие формирования образа мира современного подростка: Дис. … канд. психол. наук. М., 2013. 313 с.
  4. Кулиш О.Г. Взаимосвязь образа семьи и развития самосознания у детей дошкольного, младшего школьного и подросткового возрастов: Автореф. дис. … канд. психол. наук. М., 2005. 32 с.
  5. Крайг Г., Бокум Д. Психология развития. 9-е изд. СПб.: Питер, 2005. 940 с.
  6. Лукьянченко Н.В. Проблема места и роли семьи в социальных контекстах жизнедеятельности личности // Вестник Красноярского Государственного Педагогического Университета им. В.П. Астафьева. 2011. № 4. С. 162–165.
  7. Лукьянченко Н.В. Семейная идентичность мужчин и женщин, состоящих в однополых союзах // Вестник МГОУ. Серия «Психологические науки». 2011. № 4. С. 37–43.
  8. Лукьянченко Н.В. Семейная идентичность супругов на этапе перехода от молодой семьи к зрелой // Сибирский педагогический журнал. 2010. № 10. С. 283–294.
  9. Лукьянченко Н.В., Новикова Е.А. Особенности семейной идентичности женщин, отбывающих наказание в местах лишения свободы // Прикладная юридическая психология. 2011. № 3. С. 78–85.
  10. Маценова Е.Б. Представления о семье в разных группах старшеклассников и студентов: Дис. … канд. психол. наук. М., 2001. 241 c.
  11. Минеева О.А. Возрастные и гендерные особенности содержания имплицитных теорий семьи: Автореф. дис. … канд. психол. наук. М., 2011. 35 с.
  12. Новгородцева А.П. Внутренние конфликты подросткового возраста // Культурно-историческая психология. 2006. № 3. С. 38–50.
  13. Орестова В.Р. Формирование личностной идентичности в старшем подростковом и юношеском возрасте: Дис. … канд. психол. наук. М., 2001. 178 с.
  14. Строкова С.С. Направления изучения семейной идентичности в психологии // Консультативная психология и психотерапия. 2014. Т. 22. № 3. С. 8–22.
  15. Строкова С.С. Связь образа семьи и семейной идентичности с эмоциональным благополучием подростков [Электронный ресурс] // Клиническая и специальная психология. 2017. Т. 6. № 1. С. 119–137. doi:10.17759/cpse.2017060108
  16. Строкова С.С. Семейная идентичность подростков из семей различного типа [Электронный ресурс] // Психология и право. 2017. Т. 7. № 1. С. 34–52. doi:10.17759/psylaw.2017070104
  17. Строкова С.С. Структурно-функциональные характеристики семьи и особенности семейной идентичности у подростков // Консультативная психология и психотерапия. 2016. Т. 24. № 2. С. 29–46. doi:10.17759/cpp.2016240203
  18. Толстых Н.Н., Прихожан А.М. Психология подросткового возраста: учебник и практикум для академического бакалавриата. М.: Юрайт, 2016. 406 с.
  19. Шнейдер Л.Б. Личностная, гендерная и профессиональная идентичность: теория и методы диагностики. М.: Московский психолого-социальный институт, 2007. 128 с.
  20. Эйдемиллер Э.Г., Добряков И.В., Никольская И.М. Семейный диагноз и семейная психотерапия. Учебное пособие для врачей и психологов. Изд. 2-е, испр. доп. СПб.: Речь, 2006. 352 с.
  21. Эриксон Э. Детство и общество. 2-е изд. СПб.: Ленато, АСТ, фонд «Университетская книга», 1996. 200 с.
  22. Cigoli V., Scabini E. Family identity: ties, Symbols, and Transitions. London: Lawrence Erlbaum Associates, Inc, 2006. 235 p.
  23. Epp A.M., Price L.L. Family identity: A framework of Identity Interplay in Consumption Practices // Journal of consumer research, Inc. 2008. № 35. P. 50–70.
  24. Marcia E.J. Development and validation of Ego-Identity Status // Journal of personality and social psychology. 1966. Vol. 3. № 5. P. 551–558.

Информация об авторах

Строкова Светлана Сергеевна, кандидат психологических наук, психолог, Психологический центр «Счастливый человек», Преподаватель, Московский Институт Психоанализа, Раменское, Россия, e-mail: Shiny-s@yandex.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 1473
В прошлом месяце: 28
В текущем месяце: 7

Скачиваний

Всего: 527
В прошлом месяце: 1
В текущем месяце: 9