Индивидуально-психологические характеристики курсантов учебных заведений МВД с мотивацией к увольнению в связи с высокими физическими и волевыми затратами

97

Аннотация

В целях совершенствования прогноза потенциальной текучести кадров был проведен анализ разноуровневых показателей индивидуально-психологических качеств курсантов учебных заведений МВД с дифференцированным учетом мотивации к увольнению. Обследовано 164 сотрудника МВД в возрасте от 17 до 22 лет (средний возраст — 17,81±0,39 года), 31,1% — лица женского пола. Средняя продолжительность службы в МВД составила 19,79±14,95 месяцев. Были выделены психологические характеристики, специфичные для курсантов с мотивацией к увольнению в связи с высокими физическими и волевыми затратами по сравнению с лицами с иной мотивацией к увольнению. Обнаружено, что первых отличают развитые когнитивные способности, выраженная потребность к самоутверждению со стремлением к повышению своей значимости в глазах окружающих в сочетании с отсутствием потребности в сотрудничестве и склонностью поступать вразрез с общественными обязательствами в пользу собственных интересов. Полученные прогнозные модели классификации курсантов с учетом мотивации к увольнению позволяют на их основе выявлять группы риска и предикторы потенциальной текучести кадров.

Общая информация

Рубрика издания: Психология профессиональной деятельности

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw.2022120401

Получена: 27.08.2022

Принята в печать:

Для цитаты: Костина Е.В., Дубинский А.А., Булыгина В.Г. Индивидуально-психологические характеристики курсантов учебных заведений МВД с мотивацией к увольнению в связи с высокими физическими и волевыми затратами [Электронный ресурс] // Психология и право. 2022. Том 12. № 4. С. 2–15. DOI: 10.17759/psylaw.2022120401

Полный текст

Введение

За последнее десятилетие проблема роста текучести молодых кадров в органах внутренних дел приобретает особую актуальность [14]. По данным Департамента государственной службы и кадров МВД России, за период 2013—2018 гг. некомплект личного состава МВД России увеличился с 4,0% до 6,8%. При этом численность молодых сотрудников в возрасте до 30 лет в 2018 г. составила 44,5% кадрового состава, из них 28,4% прослужили не более трех лет. Ежегодно 11—13% выпускников учебных заведений МВД России увольняются из органов внутренних дел на первом году службы [16]. Значительная текучесть кадров определяет необходимость решения задачи закрепления на службе молодых сотрудников, в том числе обучавшихся в ведомственных образовательных организациях.

Порядка 2,6% курсантов не удовлетворены своим профессиональным выбором. Последствия неудовлетворенности решением пойти служить в ОВД варьируются от недобросовестного отношения к учебе и исполнению служебных обязанностей до увольнения со службы в органах внутренних дел и отчисления из образовательных организаций МВД России [17].

На протяжении последних десятилетий проблема текучести кадров в органах внутренних дел изучается в аспекте: региональных особенностей [11; 16], адаптации выпускников [13; 20; 23], социально-психологического климата подразделений [11], ценностно-смысловой направленности личности [8], готовности к освоению профессии [9; 19], личностно-профессиональных ресурсов [2; 5], анализа самореализации [5], а также оценки и совершенствования системы организации и функционирования подразделений психологической работы в образовательных организациях, инновационной поддержки деятельности психолога, совершенствования форм, методов и технологий психологической работы [21].

Ряд авторов подчеркивают специфику учебно-профессионального процесса в образовательной организации МВД России, заключающуюся в нацеленности на введение в профессию, в том числе включенности обучающегося в ранее незнакомую группу отношений, особые условия режима труда и отдыха, в резко возрастающей требовательности к социальному поведению [1; 6; 7; 15]. У выпускников образовательных организаций МВД России текучесть кадров также отражает характер и степень трудовой адаптации к профессиональной деятельности и аналогичным образом рассматривается как процесс «постепенной врабатываемости» в новые условия труда [6; 7; 10; 23].

Т.Е. Еременко (2016) была предложена модель прогноза успешности профессионального обучения курсантов учебных заведений МВД России, исходя из их соответствия психологическому портрету «успешного курсанта», объединяющего в себе следующие компоненты: стабильность нервных процессов, полезависимость, эффективность памяти, стабильность памяти, точность внимания, работоспособность, социальная желательность, удовлетворенность жизнью, интроверсия, стеничность, компромиссность, отсутствие внутреннего конфликта и дисбаланса разнонаправленных тенденций, личностный адаптационный потенциал, законопослушность [12].

Иной подход к прогнозу успешности профессионального обучения и первичного профессионального отбора был предложен в рамках концепции личностно-профессиональной спецификации, в котором постулируется приоритетность диагностики «…потенциальных, скрытых индивидуальных особенностей человека, его качеств, определяющих формирование пригодности к определенному виду профессиональной деятельности) [4; 18]. Иными словами, в аспекте прогнозирования устойчивой профессионализации важным является выявление не только готовности, но и предрасположенности человека к определенному виду деятельности [3; 22].

Ульяниной О.А. с соавторами был проведен цикл исследований, эмпирически наполняющих понятие «личностная компетентность», которая отражает в большей степени особенности проявления свойств личности или способностей в социально-конструктивном плане. Были выявлены тесные связи между внешними критериальными оценками уровня профессиональной подготовки и эмоционально-волевым и деятельностным компонентом личностной компетентности. При этом была обнаружена высокая резистентность диспозиционной мотивации и волевых качества к психолого-педагогическим технологиям, реализуемым в процессе психологического сопровождения учебной и служебной деятельности курсантов [22]. Выявленные закономерности подтвердили необходимость анализа внутренней личностной ситуации, определяющей выбор профессии, которая с точки зрения человека подходит ему.

Исходя из вышесказанного, важным представляется реализация трехзвенной диагностики личностных и индивидуально-психологических переменных, которые: 1) позволят сделать выводы о личностно-профессиональной пригодности; 2) будут отражать основы выбора человеком профессии (деятельности), подходящей именно ему; 3) позволят делать прогнозы о наличии и/или возможности достижения «конгруэтности» личностных предиспозиций психологическому портрету «успешного курсанта».

Для оценки лакун в профессиональном психологическом отборе, психологическом сопровождении курсантов и совершенствования прогноза потенциальной текучести кадров был проведен анализ разноуровневых показателей индивидуально-психологических качеств курсантов учебных заведений МВД с дифференцированным учетом мотивации увольнения.

Материал и методы

Общая выборка включала 164 уволившихся сотрудников МВД, в возрасте от 17 до 22 лет (средний возраст — 17,81±0,39 года). Среди обследованных более всего были представлены лица в возрасте 18 (46,95%) и 17 лет (40,85%). Доля лиц от 19 до 22 лет составляла 12,2%. 68,9% от общей выборки составляли юноши (средний возраст — 17,65±0,59 года) и 31,1% — девушки (средний возраст — 17,88±1,04 года), что отражает общую тенденцию к соотношению лиц мужского и женского пола, проходящих подготовку в органах внутренних дел. Средняя продолжительность службы в МВД от поступления до увольнения составила 19,79±14,95 месяцев.

Были выявлены следующие причины увольнения курсантов из МВД и их представленность в выборке исследования. Так, основными мотивами увольнения, которые встречались более чем у 15% сотрудников от общей выборки и могли сочетаться друг с другом, являлись: в 46,34% случаев — стремление к личной свободе и независимости; в 38,44% — большие физические и волевые затраты; в 31,71% — неудовлетворенность организацией учебного процесса; в 24,39% — низкая оплата труда; в 23,17% — стремление к более легкому и быстрому способу материального обеспечения; в 18,29% — ограничивающие личность требования и условия работы (рис. 1).

Рис. 1. Основные причины увольняемости сотрудников МВД

Зафиксирована большая представленность (38,44%) сотрудников с мотивацией к увольнению по причине больших физических и волевых затрат. При этом лица, у которых мотивацией к увольнению послужили большие физические и волевые затраты, не различались по возрасту от остальных обследуемых (17,63±0,66 и 17,92±0,66 года). Однако они значимо отличались меньшей длительностью службы (16,88±14,20 и 21,95±15,15 мес.).

В методический комплекс вошли: индивидуальная карта обследуемого, включающая социально-демографические и анамнестические данные, также результаты психологического тестирования. Психодиагностический комплекс включал: методы оценки когнитивных функций и мышления: Матрицы Равена (1977), субтест Векслера «Словарь» (1981), субтест «Аналогии» Амтхауэра (1970); Краткий ориентировочный тест (КОТ) В.Н. Бузина, Э.Ф. Вандерлика (1992); методики изучения индивидуально-психологических особенностей: опросник волевого самоконтроля (А.Г. Зверьков, Е.В. Эйдман) (1990), правосознания Л.А. Ясюковой (2000), «Мотивационный профиль» Ш. Ричи и П. Мартина (1988), «Многомерный метод изучения личности» (Ф.Б. Березин), «Локус контроля» (Д. Роттер, модификация Е.Г. Ксенофонтовой) (1994).

Статистическая обработка эмпирических данных заключалась в проведении описательных статистик, таблиц сопряженности, U-критерия Манна—Уитни, процедуры дискриминантного анализа. Обработка данных производилась в программных пакетах IBM SPSS Statistics v. 20.0 и Excel-2019.

Результаты и обсуждение

Анализ социально-демографических и анамнестических данных (таблицы сопряженности) позволил выявить, что лиц, у которых мотивацией к увольнению стали большие физические и волевые затраты, значимо отличала высокая представленность лиц женского пола (50,8% против 18,8%) (p≤0,05). Обследуемые в детском возрасте чаще были спокойными (33,3% против 18,8%) и имели высокую успеваемость в школе (14,3% против 5,0%). При этом у них реже отмечались хорошие отношения с учителями и одноклассниками (42,9% против 64,3%). Также их отличало отсутствие расхождений по разным полюсам мнений с одноклассниками (36,5% против 19,8%). Обследуемые этой группы реже посещали силовые спортивные секции (9,5% против 24,8%).

Кроме того, обследуемые чаще состояли в гражданском браке (28,6% против 10,9%). Также отмечалось отсутствие лиц, ранее проходивших службу в ВС России (0% против 8,9%) и ранее имевших официальную трудовую деятельность (0% против 7,9%). В группе была выше частота выбора вуза в связи с привлекательностью профессии (77,8% против 58,4%) и ниже частота выбора вуза из-за получения высокого социального статуса (20,6% против 40,6%).

Анализ индивидуально-психологических особенностей показал, что обследуемых с мотивацией к увольнению из ОВД из-за высоких физических и волевых затрат чаще характеризовало последовательное, логически правильное мышление с высокой способностью к изложению информации (71,4% против 54,5%).

Среди личностных черт у них реже встречался эгоцентризм (4,8% против 13,9%) и с большей частотой отмечались подозрительность и недоверчивость (11,1% против 4,0%). Большее число лиц анализируемой группы отличали: вдумчивость, обстоятельность (65,1% против 47,5%), отзывчивость, развитость эмпатических способностей (66,7% против 44,6%), вежливость в общении (63,5% против 45,5%), а также тенденция избегать конфликтных ситуаций (30,2% против 10,9%) и преобладание стремления действовать в соответствии с инструкциями и правилами (68,3% против 52,5%).

Сравнительный анализ индивидуально-психологических особенностей у сотрудников с наличием и отсутствием такой мотивации к увольнению, как большие физические и волевые затраты (U-критерий Манна—Уитни), представлен на рис. 2.

Так, группу лиц с мотивацией к увольнению, в связи с большими физическими и волевыми затратами, по сравнению с обследуемыми с другой мотивацией к увольнению, отличал высокий темп мыслительной деятельности, высокий уровень продуктивности и точности выполнения умственных операций, достаточный кругозор и уровень познавательной активности, что обеспечивало им своевременное усвоение новых знаний и новых форм деятельности.

Личностный профиль лиц с мотивацией к увольнению, в связи с большими физическими и волевыми затратами, отличался одновременно значимым снижением уровня социальной интроверсии (0 шкала ММИЛ) и повышением уровня ригидности (6 шкала ММИЛ). Данное сочетание указывает на наличие потребности к самоутверждению и доминированию, стремлению к повышению своей значимости в глазах окружающих. Мотивационный профиль обследуемых отражал склонность к конкуренции, доминированию, а также отсутствие потребности к сотрудничеству при работе с другими людьми и достаточно низкую степень доверительности в контактах с коллегами. Их также отличали внутренний локус контроля, связанный с преодолением трудностей и убежденностью в доминирующем влиянии собственных действий на результат, с недоучетом внешних обстоятельств.

Низкий уровень гражданского правосознания в данной группе указывает на низкую осознанность необходимости правового регулирования в гражданско-правовой сфере. Обследуемые склонны не соглашаться с общественными обязательствами и нарушать их в пользу собственных интересов.

Рис. 2. Значимые различия средних значений индивидуально-психологических показателей
у сотрудников с наличием и отсутствием мотивации к увольнению в связи с большими
физическими и волевыми затратами (U-критерий Манна—Уитни)

На следующем этапе анализа данных были составлены прогнозные модели отнесения в группы курсантов с наличием и отсутствием внутренней мотивации к увольнению в связи с большими физическими и волевыми затратами (дискриминантный анализ). В результате было выявлено, что для отнесения в группу лиц, уволившихся из-за больших физических и волевых затрат, относительно лиц с иными мотивациями к увольнению, существенными являются следующие показатели: высокая производительность (df= -0,614) и скорость выполнения методики «Словарь» (df=0,523), высокая скорость выполнения матриц Равена (df= -0,469), низкая скорость (df=0,406) и высокая точность выполнения методики «Аналогии» (df= -0,259), низкая потребность в четком структурировании работы (df=0,425), низкая потребность в разнообразии, переменах и стимуляции (df=0,353), высокое стремление оказывать влияние на окружающих и руководить ими (df= -0,322), низкая оптимистичность (df=0,279), низкая социальная интроверсия (df=0,349), низкая степень согласия с необходимостью правового регулирования в социально-гражданской сфере (df=0,284).

На основе полученной дискриминантной модели были выведены линейные дискриминантные функции (ЛДФ), включающие значимые показатели и их коэффициенты для отнесения в группу лиц с наличием (ЛДФ1) и отсутствием (ЛДФ0) такой мотивации к увольнению, как большие физические и волевые затраты. Обе ЛДФ представлены в таблице 1. Квалификационное качество модели — удовлетворительное и составляет 72%.

Таблица 1

Прогнозные модели отнесения в группы сотрудников с наличием и отсутствием
мотивации к увольнению «большие физические и волевые затраты»
(дискриминантный анализ)

Показатели ЛДФ

ЛДФ0

ЛДФ1

(Константа)

-60,359

-55,104

Х1

Скорость обработки (матрицы Равена)

-1,084

-0,759

Х2

Скорость обработки (субтест Векслера «Аналогии»)

3,284

2,943

Х3

Точность выполнения (субтест Векслера «Аналогии»)

1,722

1,914

Х4

Производительность (субтест Векслера «Словарь»)

-0,326

0,070

Х5

Скорость обработки (субтест Векслера «Словарь»)

1,895

1,511

Х6

Гражданская сфера правосознания (Методика изучения правосознания)

1,344

1,176

Х7

Потребность в четком структурировании работы (М-профиль Ст)

2,735

2,498

Х8

Потребность в социальных контактах (М-профиль СК)

2,687

2,408

Х9

Потребность во влиятельности и власти, стремление руководить другими (М-профиль ВВ)

0,991

1,169

Х10

Потребность в разнообразии, переменах и стимуляции (М-профиль РП)

2,562

2,385

Х11

ММИЛ 9. Шкала оптимистичности

2,184

2,019

Х12

ММИЛ 0. Шкала социальной интроверсии

2,379

2,149

Таким образом, для отнесения в группу ЛДФ1 в порядке убывания вносят значимый вклад такие параметры, как: скорость выполнения мыслительных операций; потребность в снижении неопределенности и установлении четких правил выполнения работы; стремление избегать рутины (скуки) и быть готовым к действиям; личностная активность в различных сферах жизнедеятельности; точность выполнения мыслительных операций; степень понимания и согласия субъекта с необходимостью правового регулирования в социально-гражданской сфере; стремление к конкуренции и оказанию влияния на других; продуктивность когнитивного функционирования.

Заключение

Анализ отличительных характеристик лиц с мотивацией к увольнению в связи с большими физическими и волевыми затратами позволил выявить не лежащие на поверхности закономерности. В когнитивном функционировании эти курсанты обладали изначально высоким потенциалом. И в отношении прогнозирования устойчивой профессионализации в процессе обучения за счет высоких показателей динамических и количественных показателей мыслительной деятельности, познавательной активности они не относились к группе риска «потенциальной текучести» кадров.

Однако наличие в их личностном профиле комплекса таких характеристик, как ригидность и потребность в самоутверждении и доминировании, склонность к конкуренции, явились основными факторами формирования мотивации к увольнению. Указанный комплекс индивидуально-психологических и мотивационных показателей детерминировал более высокий уровень физических и волевых затрат, необходимых для адаптации к специфике учебного процесса, включая резко возросшую требовательность к социальному поведению. Недоучет внешних обстоятельств в сочетании с низким уровнем гражданского правосознания, преобладание ориентации на собственные интересы, нежели общественные обязательства, принципиально ограничивает возможность врабатывания в профессию у этой группы курсантов.

Таким образом, анализ психологических характеристик курсантов с мотивацией к увольнению в связи с большими физическими и волевыми затратами показал, что несоответствие в социально-конструктивном плане требованиям выбранной профессии их личностных предиспозиций и мотивационно-потребностной сферы приводило к повышению психических и волевых затрат, что не компенсировалось высокими показателями мыслительной деятельности и познавательной активности, обеспечивающими академическую успешность. Именно эта группа курсантов увольнялась в самые короткие сроки.

Выявленные закономерности подтвердили необходимость анализа внутренней личностной ситуации, определяющей выбор профессии, которая, с точки зрения человека, подходит ему, с обязательным прогнозом возможности коррекции и/или формирования тех качеств, которые будут соответствовать психологическому портрету «успешного курсанта».

Для обоснования рекомендаций по изменению тактики психологического сопровождения курсантов необходимо прояснение следующих вопросов: 1) как корреспондирует мотивация поступления в вуз с мотивацией к увольнению; 2) какова динамика мотивационно-смысловой сферы в течении первого и второго годов обучения, на которые приходится максимальный процент увольнений у лиц, как второй, так и третьей категорией профессиональной пригодности; 3) какова прогнозная ценность диагностического комплекса и отдельных показателей при прогнозе наиболее резистентных к психолого-педагогическим воздействиям личностных предиспозиций; 4) какие из личностных характеристик позволят курсанту продолжить службу (остаться) в МВД.

Литература

  1. Андрианов А.С. Развитие личностно-профессиональных качеств сотрудников органов внутренних дел: Дисс. … канд. пед. наук. Барнаул, 2020. 189 с.
  2. Аникеева Н.В., Паршутин И.А. Исследование волевой сферы личности курсантов, обучающихся в образовательных организациях МВД России открытого и закрытого типов [Электронный ресурс] // Психология и право. 2018. Том 8. № 4. С. 142–154. doi:10.17759/psylaw.2018080413
  3. Бовин Б.Г. Психологическая модель профессиональной пригодности к оперативно-розыскной деятельности [Электронный ресурс] // Психология и право. 2021. Том 11. № 4. С. 126–137. doi:10.17759/psylaw.2021110409
  4. Бодров В.А. Психология профессиональной деятельности. Теоретические и прикладные проблемы. М.: Пер Сэ, 2006. 622 с.
  5. Бурцев А.О., Ефимкина Н.В., Кудинов С.И., Позин А.И. Исследование самореализации сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации [Электронный ресурс] // Психология и право. 2021. Том 11. № 1. С. 90–105. doi:10.17759/psylaw.2021110108
  6. Виноградов М.В., Ульянина О.А. Основные направления психологической работы с курсантами и слушателями, а также сотрудниками, впервые принятыми на службу, в период профессионального обучения, в образовательных организациях системы МВД России (Часть 1) [Электронный ресурс] // Психология и право. 2019. Т. 9. № 2. С. 1–14. doi:10.17759/psylaw.2019090201
  7. Виноградов М.В., Ульянина О.А. Основные направления психологической работы с курсантами и слушателями, а также сотрудниками, впервые принятыми на службу, в период профессионального обучения в образовательных организациях системы МВД России (Часть 2) [Электронный ресурс] // Психология и право. 2019. Том 9. № 3. С. 245–260. doi:10.17759/psylaw.2019090318
  8. Воронов Д.А. Ценностно-смысловая направленность формирования профессионально-значимых качеств сотрудников полиции в образовательной организации МВД России: Автореф. дисс. … канд. пед. наук. Армавир, 2020. 27 с.
  9. Гончарова Н.А., Калашник А.А., Ситников В.Л. Сравнительный анализ выраженности свойств, лимитирующих профессиональную психологическую пригодность сотрудников органов внутренних дел [Электронный ресурс] // Психология и право. 2021. Том 11. № 2. С. 17–25. doi:10.17759/psylaw.2021110202
  10. Гончарова Н.А., Костылева И.В. Психологические особенности аксиологической надежности сотрудников органов внутренних дел на различных стадиях профессиогенеза [Электронный ресурс] // Психология и право. 2018. Том 8. № 3. С. 25–33. doi:10.17759/psylaw.2018080302
  11. Дулов А.В. Психологическое обеспечение учебно-воспитательного процесса в образовательных организациях МВД России: Автореф. дисс. … канд. психол. наук. СПб, 2005. 24 с.
  12. Еременко Т.Е. Психологические факторы успешности служебной деятельности курсантов образовательных организаций МВД России: Автореф. дисс. ... канд. психол. наук. М., 2016. 27 с.
  13. Кобзин Д.А. Работа по адаптации молодых сотрудников в правоохранительных органах // Психопедагогика в правоохранительных органах. 1999. № 2. С. 53–56.
  14. Комплексное исследование проблемы высокого уровня увольнений выпускников ОУ МВД России в течение первых 3-х лет службы: отчет о научно-исследовательской работе / Сибирский юридический институт МВД России; рук. Д.Д. Невирко; испол.: Н.А. Горбач и др. Красноярск, 2009.
  15. Кубышко В.Л., Крук В.М., Вахнина В.В., Федотов А.Ю. К проблеме психологического обеспечения профессиональной надежности специалиста силовых структур [Электронный ресурс] // Психология и право. 2020. Т. 10. № 4. С. 18–32. doi:10.17759/psylaw.2020100402
  16. Невирко Д.Д., Горбач Н.А. Система мониторинга текучести кадров выпускников ВУЗов МВД России // Вестник Сибирского юридического института МВД России. 2008. № 1 (1). С. 114–122.
  17. Новосельская С.Р. Факторы, влияющие на формирование образа профессии у курсантов образовательных организаций МВД России [Электронный ресурс] // Психология и педагогика служебной деятельности. 2021. № 4. С. 94–97. doi:24412/2658-638X-2021-4-94-97
  18. Носс И.Н., Бородина Т.И. Личностно-профессиональная спецификация в диагностике персонала // Вестник Московского государственного областного университета. 2015. № 3.
  19. Свинарева О.В. Педагогическое сопровождение курсантов образовательных организаций МВД России в период адаптации к образовательному процессу: Автореф. дисс. ... канд. пед. наук. М., 2017. 24 с.
  20. Совершенствование социальной и профессиональной адаптации учащихся к условиям учебной и служебной деятельности в образовательных учреждениях МВД России: отчет о НИР (заключ.) / Сибирский юридический институт МВД России; рук. Н.А. Горбач; исполн.: К.В. Рубчевский. Красноярск, 2001.
  21. Ульянина О.А. Психологическая диагностика в образовательных организациях МВД России [Электронный ресурс] // Психология и право. 2018. Том 8. № 2. С. 61–76. doi:10.17759/psylaw.2018080205
  22. Ульянина О.А., Леви М.В., Теплова O.A. Экспериментальное исследование формирования личностной компетентности сотрудников ОВД [Электронный ресурс] // Психология и право. 2020. Том 10. № 2. С. 179–200. doi:10.17759/psylaw.2020100214
  23. Шуклин М.С. Проблемы трудовой адаптации и текучесть молодых кадров органов внутренних дел в современной России: дисс. ... канд. социол. наук. Екатеринбург, 2006. 198 с.

Информация об авторах

Костина Елена Викторовна, начальник отдела психологической работы управления по работе с личным составом, Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации имени В.Я. Кикотя (ФГКОУ ВО МосУ МВД России имени В.Я. Кикотя), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9741-1089, e-mail: kasatka1317@mail.ru

Дубинский Александр Александрович, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник лаборатории психогигиены и психопрофилактики, Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского Министерства здравоохранения Российской Федерации (ФГБУ «НМИЦ ПН имени В.П. Сербского» Минздрава России), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-6091-3299, e-mail: aleksandr-dubinskij@yandex.ru

Булыгина Вера Геннадьевна, доктор психологических наук, профессор, руководитель лаборатории психогигиены и психопрофилактики, Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского Министерства здравоохранения Российской Федерации (ФГБУ «НМИЦ ПН имени В.П. Сербского» Минздрава России), профессор кафедры клинической и судебной психологии, факультет юридической психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-5584-1251, e-mail: ver210@yandex.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 298
В прошлом месяце: 8
В текущем месяце: 3

Скачиваний

Всего: 97
В прошлом месяце: 1
В текущем месяце: 1