Особенности эмоционально-волевой устойчивости сотрудников полиции на различных этапах профессиогенеза

127

Аннотация

В статье рассматриваются вопросы эмоционально-волевой устойчивости, выступающие в качестве ведущих в системе морально-психологического обеспечения деятельности органов внутренних дел Российской Федерации. Цель исследования состояла в анализе особенностей эмоционально-волевой устойчивости сотрудников полиции территориальных органов МВД России и курсантов образовательной организации МВД России. Выборка представлена двумя группами в количестве 119 человек, из них сотрудников полиции — 65 человек, курсантов образовательной организации МВД России — 54 человека. Методики исследования были представлены диагностическим блоком: анкета оценки нервно-психической устойчивости «Прогноз-2» (В.Ю. Рыбников); тест «Анализ стиля жизни» (Бостонский тест на стрессоустойчивость); «Индивидуально-типологический опросник» Л.Н. Собчик; «Методика исследования волевой организации личности» А.А. Хохлова; тест-опросник А.В. Зверькова и Е.В. Эйдмана «Исследование волевой саморегуляции». Результаты исследования показали наличие достоверно значимых различий (p≤0,05) между группами, свидетельствующих о более высоком уровне нервно-психической устойчивости, стрессоустойчивости и эмоционально-волевой регуляции у сотрудников полиции, что определяется возрастными характеристиками и акцентуациями характера. Нормативные показатели в обеих группах не превышены, что в целом отражает качество профессионального психологического отбора и стабильность личности сотрудников полиции.

Общая информация

Ключевые слова: волевая регуляция, нервно-психическая устойчивость, сотрудники полиции, стрессоустойчивость

Рубрика издания: Психология профессиональной деятельности

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw.2023130104

Получена: 29.04.2022

Принята в печать:

Для цитаты: Гончарова Н.А., Душкин А.С., Коноплева И.Н., Пряхина М.В. Особенности эмоционально-волевой устойчивости сотрудников полиции на различных этапах профессиогенеза [Электронный ресурс] // Психология и право. 2023. Том 13. № 1. С. 51–63. DOI: 10.17759/psylaw.2023130104

Полный текст

Введение

Эмоционально-волевая устойчивость личности, являясь составной частью психологической устойчивости, представляет собой значимый ресурс надежности деятельности субъекта труда в различных профессиональных сферах. Актуальность данной проблемы определяется несовершенством категориального аппарата психологии в однозначной трактовке понятия «эмоционально-волевая устойчивость», которая зачастую рассматривается лишь с позиции успешной адаптации к среде или стабильности/нестабильности эмоциональной сферы, что не позволяет в полной мере оценить механизмы, факторы и критерии успешного формирования эмоционально-волевой устойчивости.
Исследования эмоционально-волевой устойчивости осуществлялись в контексте ее физиологических и психофизиологических показателей, при этом разрабатывались понятия «эмоциональная устойчивость» и «эмоционально-волевая устойчивость». Обобщенные представления в этой области отражают способности психики к сохранению высокой функциональной активности при воздействии различных неблагоприятных факторов, условий жизни и деятельности. А.М. Аболин определяет «основное содержание эмоциональной устойчивости как способность успешно осуществлять сложную и ответственную деятельность в напряженной эмоциогенной обстановке без значительного отрицательного влияния последней на самочувствие, здоровье и дальнейшую работоспособность» [1, с. 104].
Анализ концепций и подходов к проблеме эмоционально-волевой устойчивости показывает, что в их содержании отражены идентичные представления о ее сущности и значимости отдельных компонентов. Во-первых, эмоционально-волевая устойчивость подразумевает наличие эмоциональной стабильности: способности субъекта сдерживать проявления эмоциональной возбудимости и чувствительности, сохранять нормативность эмоциональных реакций, низкий уровень тревожности, осуществлять контроль эмоций; обладание умениями совладания с эмоциями (Н.Д. Левитов [9], Е.П. Ильин [6], К.К. Платонов [15] и др.). Во-вторых, параметры волевой регуляции выступают в качестве объекта психокоррекционного воздействия и подвергаются развитию при условии психологического воздействия. Волевые качества, позволяют управлять эмоциями и эмоциональными состояниями, и данный факт рассматривается как безусловный в классической современной отечественной и зарубежной психологии [4]. Способность к волевым усилиям означает готовность психики к сознательному самоуправлению, преодолению состояний возбуждения, сдерживанию влияний деструктивных факторов среды, сохранению работоспособности и профессионального долголетия (В.А. Иванников [5], В.Л. Марищук [11], Е.А. Милерян [14], С.П. Хапчева [19] и др.). В соответствии с таким пониманием волевая регуляция является условием эмоциональной устойчивости и это определяется наличием в данном акте внутренней активности, сознательности, личностного смысла, направленности на изменение или удержание волевого напряжения.
Дифференцированный анализ отдельных составляющих эмоционально-волевой устойчивости ограничивает возможности всеобъемлющей оценки ее практической направленности, поэтому наиболее конструктивными выступают такие характеристики, которые отражают ее интегративный характер. Такой подход обладает наибольшим потенциалом для оценки значения эмоционально-волевой устойчивости в качестве профессионально важного свойства личности, способствующего достижению результатов в служебной деятельности, обеспечивающего успешность и стабильность, надежность и безошибочность, сохранность функциональных возможностей субъекта в условиях напряженного труда (Л.М. Аболин [1], П.Б. Зильберман [4], Е.П. Ильин [7]).
Обсуждая проблемы эмоционально-волевой устойчивости и эмоционально-волевой регуляции, следует обратить внимание на успешность интегративного подхода к оценке и развитию эмоционально-волевой устойчивости. Так, М.Т. Лобжа, в анализе эмоционально-волевой устойчивости как фактора надежности в деятельности, отмечает, что в данном конструкте не только интегрируется множество функций психического отражения, связанных с эмоциональными и когнитивными процессами, обеспечивающими оценку, объективной действительности, но и формируется сознательное построение моделей саморегуляции в сложных условиях [10].
В исследовании актуальных проблем эмоционально-волевой устойчивости сотрудников полиции интегративный подход является одним из значимых и позволяет системно оценить взаимодействие эмоциональных и волевых факторов. В соответствии с таким подходом анализируются показатели стабильности и эффективности, как в повседневных, так и в особых условиях; факторы сохранения психологических ресурсов, психического здоровья, спокойствия, объективности; рассматриваются совокупность элементов различного системного уровня, детерминация психологических ресурсов, возможности комплексной диагностики эмоциональной регуляции (С.В. Ратников [16], Т.В. Маркелова [12], Б.Б. Величковский, М.И. Марьин [2]). В решении актуальных задач практической деятельности в рамках интегративного подхода, направленных на развитие эмоционально-волевой устойчивости сотрудников полиции, исследователи обращают внимание на индивидуально-психологические особенности личности, роль активной жизненной позиции субъектов, мотивационной направленности на самосовершенствование волевых качеств [8].
В работах зарубежных исследователей также обсуждаются вопросы эмоционально-волевой устойчивости полицейских. Так, Галатцер-Леви (Galatzer-Levy) с соавторами установили, что положительные и отрицательные эмоции прогнозируют траектории устойчивости и дистресса среди сотрудников полиции с высоким уровнем стресс-факторов [21]. К. Гилмартин (K. Gilmartin) описал технологии эмоционального выживания для сотрудников правоохранительных органов [22]. С. Раджан, М. Томас, П. Дивья (S. Rajan, M. Thomas, P. Divya) отмечают снижение показателей оперативного стресса среди сотрудников полиции под влиянием эмоционального интеллекта: «…эмоциональный интеллект и такой его фактор, как эмоциональная стабильность, являются значимыми обратными предикторами операционного стресса» [23]. Р. Зеленский (R. Zelenskiy) с соавторами определили педагогические условия формирования эмоционально-волевой культуры у будущих полицейских в процессе профессиональной подготовки [24].
Таким образом, объективными показателями эмоционально-волевой устойчивости являются стабильность нервно-психических и эмоциональных реакций, стрессоустойчивость, волевая мобилизованность и регуляция, способность к прогнозированию динамики служебных ситуаций, адекватность выполнения и обоснования собственных действий. В соответствии с таким пониманием в рамках обеспечения должного уровня эмоционально-волевой устойчивости сотрудников полиции существенно значимым выступает комплексный мониторинг данных показателей, позволяющий осуществлять прогнозирование и профилактику негативных и деструктивных ее нарушений.

Методы и методика исследования

Исследование было организовано на базе Санкт-Петербургского университета МВД России в период 2020—2021 гг. Общее число участников диагностического опроса было представлено двумя независимыми выборками в количестве 119 человек. Первую выборку составили сотрудники полиции, проходящие службу в ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области (65 человек). Средний возраст лиц данной группы — 24,3 года, опыт службы в органах внутренних дел — от одного до двух лет. Вторая выборка была представлена курсантами Санкт-Петербургского университета МВД России второго года обучения (54 человека), средний возраст — 18,2 лет, опыт учебно-профессиональной деятельности — один год.
Диагностический материал был получен при помощи стандартизированных методик: анкета оценки нервно-психической устойчивости «Прогноз-2» (В.Ю. Рыбников) [17]; тест «Анализ стиля жизни» (Бостонский тест на стрессоустойчивость [20], «Индивидуально-типологический опросник» Л.Н. Собчик [18], «Методика исследования волевой организации личности» А.А. Хохлова [13], тест-опросник А.В. Зверькова и Е.В. Эйдмана «Исследование волевой саморегуляции» [3]. Анализ эмпирических данных произведен при помощи методов описательного и сравнительного анализа с помощью статистического пакета SPSS Statisticsver. 23.0. Для оценки достоверности различий независимых выборок применялся t-критерий Стьюдента. Выбор критерия определялся типом измерительных шкал и нормальностью распределения признаков.

Результаты и обсуждение

Сравнение значений двух экспериментальных групп позволило установить достоверно значимые различия (p ≤ 0,01) между группами сотрудников и курсантов по показателям нервно-психической устойчивости и стрессоустойчивости (рис. 1).
 
Признаков нарушения нервно-психической устойчивости не выявлено. Показатели обеих групп соответствуют уровню «средний благоприятный», что является положительным прогнозом стабильности в деятельности и низкой вероятности нервно-психических срывов. Данные значения можно также рассматривать в качестве результатов надежности профессионального психологического отбора. Показатели нервно-психической устойчивости в группе сотрудников полиции значимо выше и практически приближены к высокому уровню, что в соответствии с методикой является показателем высокого уровня саморегуляции.
Установленная достоверность различий в показателях стрессоустойчивости (p ≤ 0,01) свидетельствует о более высоком ее уровне в группе сотрудников. Курсанты в данном сравнительном исследовании менее устойчивы к стрессу. Значения тут приближаются к критическим, однако не выходят за пределы нормы. Представители групп испытывают нормальный уровень стресса, характерный для активной деятельности, связанной с рабочим напряжением.
Рис. 1. Сравнение показателей нервно-психической устойчивости и стрессоустойчивости групп сотрудников и курсантов
Значения показателей индивидуально-психологических свойств личности («Индивидуально-типологический опросник» Л.Н. Собчик) в двух группах достоверно различаются, что, возможно, объясняется существующими различиями в возрасте. Значения каждой из групп не превышают пределов умеренной выраженности. Состояний эмоциональной напряженности не выявлено, однако отдельные шкалы свидетельствуют о выраженности акцентуированных черт личности, при этом в группе курсантов их несколько больше (p ≤ 0,05) (табл. 1).
Таблица 1
Сравнение показателей индивидуально-психологических свойств личности в группах курсантов и сотрудников (методика «ИТО» Л.Н. Собчик)

Наименования шкал

Значения показателей
в группе сотрудников (М ± σ)

Значения показателей
в группе курсантов (М ± σ)

р ≤

1

Ложь

1,7 ±0,3

2,0 ±0,9

0,06

2

Аггравация

1,9 ± 0,7

2,1 ±0,6

0,01

3

Экстраверсия

6,13±2,16

7,1±2,5

0,2

4

Спонтанность

6,5±2,3

7,0±2,1

0,7

5

Агрессивность

4,7±1,1

5,9±2,4

0,5

6

Ригидность

5,5±1,2

5,9±1,6

0,4

7

Интроверсия

3,4±1,1

3,5±1,15

0,8

8

Сензитивность

3,7±1,47

4,9 ±1,3

0,01

9

Тревожность

2,72 ±1,01

4,1±1,12

0,05

10

Лабильность

4,9±1,7

6,1±2,2

0,05

 
В данной группе значимо выше стремление показать сложность своей личности — шкала «Аггравация». Отмечается более высокий уровень сензитивности, тревожности и лабильности. Курсанты отличаются впечатлительностью, пессимистичностью в оценке перспектив, эмоциональной незащищенностью, выраженностью изменчивости настроения, мотивационной неустойчивостью. Акцентуированные черты личности, установленные в обеих группах, — «Экстраверсия», «Спонтанность», «Ригидность». В группе курсантов — «Сензитивность», «Лабильность», «Агрессивность».
Выявлены различия в показателях волевых качеств личности в исследованных группах («Методика исследования волевой организации личности» А.А. Хохлова). Курсанты превосходят в показателях сотрудников по параметрам ценностной организации личности (табл. 2).
Таблица 2
Сравнение показателей волевой организации личности в группах курсантов и
сотрудников («Методика исследования волевой организации личности» А.А. Хохлова)

Наименование шкал

Значения показателей в группе сотрудников (М ± σ)

Значения показателей в группе курсантов (М ± σ)

p

1

Ценностно-смысловая
организация личности

15,02±3,9

17,8±2,9

0,01

2

Организация
деятельности

16,2±2,5

15,1±2,7

0,01

3

Решительность

17,1±4,2

17,7±4,5

0,2

4

Настойчивость

17,6±3,6

16,9±3,1

0,2

5

Самообладание

19,7±3,5

16,8±3,7

0,01

6

Самостоятельность

13,1±2,9

13,9±3,0

0,6

7

Общий показатель

116,9±16,3

113,3±14,3

0,5

 
 
Данные, представленные в таблице, свидетельствуют о том, что волевые качества исследованных лиц развиты в достаточной степени, находятся в состоянии стабильности. Для обеих групп характерным является высокий уровень организации личности; способность к осознанным волевым действиям; понимание целей деятельности и способов их достижения; способность к волевому контролю и устойчивой линии поведения, быстрому выбору оптимальных способов решения задач. Достоверные различия между показателями групп установлены в значениях ценностно-смысловой организации. В группе курсантов данные представлены более высокими значениями (17,8±2,9; p≤0,01), что свидетельствует о высоком уровне морально-этических представлений о ценностях на данном этапе деятельности, осознанности смысловых жизненных позиций, соответствии поведения ценностно-смысловым установкам. В группе сотрудников ценностно-смысловой уровень относительно ниже (15,02±3,9; p≤0,01), однако он не нарушает пределов нормативных показателей. Различия в показателях волевых качеств по параметру «Организация деятельности» также достоверны (16,2±2,5 / 15,1±2,7; p≤0,01) и свидетельствуют о более высоком уровне способности к структурированию у представителей группы сотрудников. Курсанты в данном случае в меньшей степени предрасположены к этому и не всегда могут определить главные направления в выполнении деятельности.
В исследовании волевой саморегуляции у респондентов выявлены достоверные различия в показателях двух групп по всем сравниваемым параметрам (рис. 2).
 
Рис. 2. Сравнение показателей эмоционально-волевой регуляции в группах сотрудников и курсантов («Методика исследования волевой организации личности» А.А. Хохлова)
В группе сотрудников значения волевой саморегуляции достоверно выше (p ≤ 0,01). Это является признаком эмоциональной зрелости, уверенности в себе, реалистичности взглядов. В сравнении с курсантами лица данной группы отличаются более высоким уровнем настойчивости и самообладания, способны к быстрой мобилизации усилий, гибкости поведения, произвольному контролю эмоциональных реакций и состояний.
Следует отметить, что в целом показатели обеих групп находятся на нормативном уровне волевой саморегуляции и выводы обсуждаются в рамках сравнительного анализа и особенностей, характерных для групп, которые находятся на различных возрастных этапах развития (различия между показателями возраста при p ≤ 0,01) и различных этапах профессионального становления: группа курсантов — на начальном этапе профессиогенеза, профессионального обучения, совмещенного со службой в рамках учебной образовательной организации высшего образования; группа сотрудников — на этапе вторичной адаптации к деятельности, в процессе которой выполняются реальные оперативно-служебные задачи в правоохранительной профессиональной сфере.
Результаты исследования свидетельствуют о наличии различий между лицами, находящимися на различных этапах профессиогенеза, в уровне нервно-психической устойчивости и стрессоустойчивости, которые значимо выше в группе сотрудников, выполняющих ежедневные практические задачи правоохранительной деятельности. Выявленные различия следует понимать как относительные, детерминированные особенностями возраста, различиями в видах основной деятельности, профессиональном опыте, задачах и целях, а также наличием некоторых акцентуаций, проявляющихся в агрессивности, сензитивности и лабильности.
Показатели нервно-психической устойчивости и стрессоустойчивости исследованных представителей двух групп свидетельствуют о хорошем и благоприятном для деятельности уровне, возможности положительного прогноза сохранения и развития дальнейшей эмоционально-волевой устойчивости и качественном профессионально-психологическом отборе данных сотрудников на службу в органы внутренних дел.
Сравнительный анализ волевых свойств личности позволил констатировать устойчивость в психической волевой организации личности у представителей обеих групп. Сотрудники и курсанты действуют осознанно, способны к структурированию деятельности в соответствии с нормативными ценностями, умеют совладать с собственными эмоциональными состояниями, психологически готовы к решительным действиями, восприятию неожиданных стимулов. Для курсантов в большей степени характерна ориентация на морально-этические ценности, соответствие поведения ценностным установкам деятельности по сравнению с сотрудниками, у которых выше способность к структурированию деятельности.
Достоверные различия между группами в значениях волевой регуляции позволяют предположить, что в группе курсантов на фоне более высокого уровня тревожности, постоянного волевого контроля и рефлексии происходит нарастание внутреннего напряжения и тревожности, что снижает работоспособность, устойчивость намерений, настойчивость в достижении результатов. В процессе деятельности волевая регуляция может быть затруднена в стрессовых и сложных обстоятельствах, что сказывается на проявлениях спонтанности, импульсивности, повышенной лабильности и агрессивности. Предполагается, что более низкий уровень настойчивости и самообладания связан с активностью компенсаторных механизмов.
Общий уровень волевой регуляции у представителей группы сотрудников и группы курсантов характеризуется высокими значениями и свидетельствует о зрелости субъектов, устойчивости поведения и взглядов, развитом чувстве долга, понимании собственных мотивов, способности к самоконтролю и выраженной социально-позитивной направленности.

Заключение

Эмоциональная-волевая устойчивость, являясь значимым психологическим свойством личности сотрудников органов внутренних дел, должна рассматриваться с позиции интегративного, системного подхода, при котором учитываются характеристики как эмоциональной сферы, так и волевых свойств личности. Развитие и обеспечение стабильности эмоционально-волевой сферы осуществляется при помощи саморегуляции, основным компонентом которой являются накопленные субъектом знания и компетенции в сфере эмоциональной стороны деятельности и развитые волевые качества ценностно-смысловой организации, решительности, настойчивости, самообладания и самостоятельности, позволяющие осуществлять сознательное преобразование собственной личности.
Полученные результаты исследования согласуются с выводами ряда авторов, согласно которым эмоционально-волевую устойчивость сотрудников полиции следует рассматривать как интегративное свойство личности, характеризующееся таким взаимодействием эмоционального, интеллектуального, мотивационного, волевого и поведенческого компонентов психической деятельности индивида, которое обеспечивает успешное достижение цели деятельности и наиболее эффективное социально-ролевое поведение в сложной эмотивной обстановке.
Перспективы дальнейших исследований проблемы эмоционально-волевой устойчивости сотрудников полиции определяются задачами морально-психологической подготовки и поиском факторов, детерминирующих индивидуально-психологические различия в профиле сотрудников различного уровня профессиональной подготовки, профессионального опыта и специфики деятельности. Исследования в данном направлении позволяют разрабатывать коррекционно-развивающие программы подготовки специалистов правоохранительных органов с учетом возрастных, психодинамических, волевых и регулятивных факторов личности.

Литература

  1. Аболин Л.М. Психологические механизмы эмоциональной устойчивости человека. Казань: Издательство Казанского университета, 1987. 262 с.
  2. Величковский Б.Б., Марьин М.И. Комплексная диагностика индивидуальной устойчивости к стрессу в рамках модели «состояние—устойчивая черта» // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. 2007. № 2. С. 34–46.
  3. Зверьков А.Г. Диагностика волевого самоконтроля // Психодиагностика мотивации и саморегуляции. М.: МГУ, 1990. С. 116–124.
  4. Зильберман П.Б. Эмоциональная устойчивость оператора: очерки психологии труда оператора. М.: Наука, 1974. С. 138–172.
  5. Иванников В.А. Воля // Национальный психологический журнал. 2010. № 1 (3). С. 97–102.
  6. Ильин Е.П. Психология воли. 2-е изд. СПб: Питер, 2009. 368 с.
  7. Ильин Е.П. Эмоции и чувства. СПб: Питер, 2001. 752 с.
  8. Красилов О.В., Мананников С.В., Клочков Р.В. Проблемы обеспечения служебно-боевой готовности и эмоционально-волевой устойчивости сотрудников // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: материалы шестнадцатой международной научно-практической конференции / под ред. Ю.В. Анохина. Ч. 2. Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2018. С. 102–104.
  9. Левитов Н.Д. О психических состояниях человека. М.: Просвещение, 1964. 344 с.
  10. Лобжа М.Т. Эмоционально-волевая устойчивость как фактор надежности профессиональной деятельности сотрудников МЧС России в экстремальных условиях // Психолого-педагогические проблемы безопасности человека и общества. 2014. № 2 (23). С. 21–27.
  11. Марищук В.Л., Евдокимов В.И. Поведение и саморегуляция человека в условиях стресса. СПб: Издательский дом «Сентябрь», 2001. 260 с.
  12. Маркелова Т.В., Бурова Е.А., Левщанова В.В. Взаимосвязь психологической устойчивости и волевого самоконтроля сотрудников силовых структур [Электронный ресурс] // Тенденции развития науки и образования. 2020. № 65-4. С. 74–78. doi:10.18411/lj-09-2020-130
  13. Методика исследования волевой организации личности // Твоя профессиональная карьера / Под ред. С.Н. Чистяковой. М.: Просвещение, 2000 С. 175–182.
  14. Милерян Е.А. Эмоционально-волевые компоненты надежности оператора // Очерки психологии труда операторов. М.: Наука, 1974. С. 5–82.
  15. Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. М.: Высшая школа, 1984. 175 с.
  16. Ратников С.В., Саратовский Д.В., Гайдамакин А.В. Некоторые вопросы формирования психологической устойчивости сотрудников органов внутренних дел // Центральный научный вестник. 2017. Том 2. № 9 (26). С. 55–57.
  17. Рыбников В.Ю. Экспресс-методика «Прогноз-2» для оценки нервно-психической неустойчивости кандидатов на учебу в вуз // Тезисы докладов на I всеармейском совещании. М.: Воениздат, 1990. С. 132–135.
  18. Собчик Л.Н. Психодиагностика в медицине: практическое руководство. М.: Боргес, 2007. 415 с.
  19. Хапачева С.М. Психолого-педагогические условия формирования эмоциональной устойчивости будущего психолога // Концепт. 2014. Том 20. С. 4856–4860.
  20. Щербатых Ю.В. Психология стресса и методы коррекции. СПб: Питер, 2006. 256 с.
  21. Galatzer-Levy I. et al. Positive and Negative Emotion Prospectively Predict Trajectories of Resilience and Distress among High-Exposure Police Officers // Emotion. 2013. Vol. 13(3). doi:10.1037/a0031314
  22. Gilmartin K. Emotional Survival for Law Enforcement. Tucson: AZ: E-S Press, 142 p.
  23. Rajan S., Thomas M., Divya P. Emotional Intelligence as a Predictor of Police Operational Stress: A Pilot Study // Journal of Police and Criminal Psychology. 2021. Vol. 36(3). doi:10.1007/s11896-021-09456-9
  24. Zelenskiy R., Popova O., Sokolovskyi V., Stashchak M. Formation Of Emotional-Volitional Culture Of Future Policemen In The Course Of Vocational Training // Revista Romaneasca pentru Educatie Multidimensionala. 2018. Vol. 10(2). doi:10.198.10.18662/rrem/56

Информация об авторах

Гончарова Наталья Андреевна, кандидат психологических наук, доцент, доцент, кафедра педагогики и психологии, Санкт-Петербургский университет МВД России (ФГКОУ ВО СПбУ МВД России), Санкт-Петербург, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-0795-4969, e-mail: goncharova_n@bk.ru

Душкин Антон Сергеевич, кандидат психологических наук, доцент, начальник кафедры педагогики и психологии, Санкт-Петербургский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации (ФГКОУ ВО СПбУ МВД России), Санкт-Петербург, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-9139-1585, e-mail: dushkin-ac@mail.ru

Коноплева Инга Николаевна, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры клинической и судебной психологии, факультет юридической психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-8540-8667, e-mail: konopleva.i.n@gmail.com

Пряхина Марина Васильевна, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры педагогики и психологии, Санкт-Петербургский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации (ФГКОУ ВО «СПбУ МВД России»), Санкт-Петербург, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-4516-2540, e-mail: pryakhina62@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 882
В прошлом месяце: 112
В текущем месяце: 102

Скачиваний

Всего: 127
В прошлом месяце: 15
В текущем месяце: 23