Индивидуальный стиль саморегуляции как ресурс стрессоустойчивости у замещающих родителей*

1599

Аннотация

В статье представлены результаты эмпирического исследования взаимосвязи особенностей стиля саморегуляции поведения и деятельности замещающих родителей с уровнем их стрессоустойчивости. Показано, что степень сформированности компонентов системы саморегуляции может служить индикатором способности замещающих родителей противостоять воздействию социальных стресс-факторов и успешности в преодолении трудных жизненных ситуаций, возникающих в пространстве профессиональной замещающей семьи. Выявлена специфика профиля индивидуального стиля саморегуляции замещающих родителей по сравнению с группой обычных родителей. Проведено сопоставление индивидуального стиля саморегуляции замещающих родителей и фельдшеров скорой помощи как специалистов, относящихся к группе социономических профессий помогающего типа. Для измерения уровня стресса применялась «Шкала определения стрессоустойчивости и социальной адаптации» Т.Х. Холмса, Р.Х. Раге (Holmts T.H., Rahe R.H. «The Social Readjustment Rating Scale», SRRS). Особенности стиля саморегуляции определялись с помощью методики В.И. Моросановой «Стиль саморегуляции поведения» (ССПМ).

Общая информация

* Работа выполнена при поддержке РГНФ, проект № 15-06-10508 а.

Ключевые слова: профессиональная приемная семья, дети-сироты, профессия «замещающий родитель», стресс, стрессоустойчивость, ресурсы психики, саморегуляция, компоненты индивидуального стиля саморегуляции

Рубрика издания: Эмпирические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/sps.2017080105

Для цитаты: Алдашева А.А., Зеленова М.Е., Рунец О.В. Индивидуальный стиль саморегуляции как ресурс стрессоустойчивости у замещающих родителей // Социальная психология и общество. 2017. Том 8. № 1. С. 75–92. DOI: 10.17759/sps.2017080105

Полный текст

 

Введение

Выявление внешних и внутренних детерминант, способствующих преодолению стрессоров, является одной из актуальных проблем социальной психологии труда. Несмотря на давнюю историю, изучение влияния негативных психических состояний на успешность выполнения профессиональных задач по-прежнему остается в центре внимания исследователей.

Работы, посвященные исследованию стресса, показали, что не только экстремальные события могут вызвать социальную дезадаптацию и болезни, но и напряженные условия труда, стресс на рабочем месте, неблагополучие в семье также часто приводят к психосоматическим заболеваниям. Установлено, что люди, которые подвергаются воздействию большого числа раздражителей, относящихся к категории повседневных, способных вызывать тревогу и негативные эмоции, в результате их накопления часто получают различные расстройства здоровья и испытывают затруднения в профессиональной деятельности [7; 9; 29 и др.].

Особую актуальность и практическую значимость изучение факторов, способствующих преодолению трудных жизненных ситуаций, исследование механизмов психической регуляции в профессиях с высокой степенью социальной ответственности и отсутствием простых алгоритмов устранения проблем получило в связи с ориентацией государства на семейные формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей.

Проблемы, связанные с созданием и функционированием профессиональных приемных семей, активно дискутируются в обществе, особенно после внесения в Госдуму РФ проекта федерального закона «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации и Трудовой кодекс Российской Федерации в части передачи детей на социальное воспитание» [3]. Обсуждаемый законопроект предполагает передачу на возмездные условия воспитания детей-сирот и придает новый юридический статус профессиональным опекунам («социальным воспитателям»), которые будут выполнять свои обязанности в соответствии с условиями и правилами трудового законодательства, получая за это заработную плату. Принятие данного законопроекта юридически закрепляет существование новой социономической профессии помогающего типа — «социальный воспитатель». В настоящее время эту социальную услугу государству оказывают профессиональные приемные родители, которые по характеру своей деятельности фактически являются специалистами-профессионалами в данном виде труда [22; 27].

Процесс формирования замещающих семей является сложным и многоступенчатым. Требования к отбору кандидатов в замещающие родители предполагают последовательность этапов, на каждом из которых рассматривается и анализируется целый спектр переменных, куда входят юридические, экономические, социально­демографические и т. п. характеристики каждого из кандидатов и семьи в целом. Отдельное внимание при отборе отводится оценке индивидуально-личностных особенностей будущих замещающих родителей. Проводится диагностика нежелательных качеств, ведущих мотивов, определяющих выбор данной сферы деятельности, иерархии ценностно-смысловых установок претендентов, наличия у них коммуникативных навыков и умения позитивно взаимодействовать с окружающей социальной средой [1; 2; 18 и др.]. Несмотря на это, исследования устойчивости замещающей семьи показывают, что кандидаты, прошедшие отбор, не всегда способны предвидеть и объективно оценить трудности, с которыми им придется столкнуться, воспитывая детей-сирот [24]. Часто они не могут справиться с возникающими в семье проблемами и стрессовыми ситуациями. В результате до 10% детей возвращаются из приемной семьи обратно в попечительские учреждения [27]. В некоторых случаях, когда усилий семьи бывает недостаточно, под воздействием стресс-факторов семейная устойчивость нарушается и семья перестает функционировать как единое целое [16; 17; 21; 28 и др.].

Многочисленные исследования, направленные на выявление модераторов стресса, показали значение социальной поддержки («социальных сетей») для сохранения благополучия и здоровья человека. При этом был сделан вывод, что, хотя социальное окружение и соответствующие государственные институты являются важным ресурсом, помогающим справляться со стрессорами, они не всегда однозначно влияют на преодоление критических ситуаций и что активности самого индивида следует уделять большее внимание. В результате акцент сместился в сторону поиска внутренних ресурсов человека, необходимых для преодоления воздействия неблагоприятных условий среды [14].

Проводимые в этом направлении эмпирические исследования позволили установить, что отдельные психические свойства и личностные характеристики человека стабильно взаимосвязаны с позитивным выходом из стресса и способствуют сохранению психосоматического благополучия и трудоспособности [5]. Было показано, что в структуре «внутренних ресурсов» преодоления большую роль играют механизмы психической регуляции поведения и деятельности человека. Среди них особое место занимают, особенности самооценки, характеристики личностной и профессиональной идентичности, структура самоотношения и др., которые, по мнению исследователей, относятся к числу основных регуляторов, определяющих успешность выхода из кризисных и стрессовых ситуаций [4; 10; 30 и др.].

Изучение проблем стресса с позиций дифференциального подхода показало, что к числу важнейших факторов, влияющих на успешность выполнения трудовых задач в условиях высокой напряженности, относится индивидуальный стиль регуляции поведения и деятельности. Были выделены и описаны индивидуально-типические профили саморегуляции, наиболее характерные для специалистов разных профессий, показаны структурные особенности «гармоничного регуляторного профиля» и «акцентуированного регуляторного профиля». Учет особенностей индивидуального стиля саморегуляции в сочетании с диагностикой личностных свойств и критериев профессиональной компетентности, согласно сделанным исследователями выводам, дает возможность прогнозировать вероятность успеха при выполнении трудовых обязанностей в разных сферах трудовой деятельности [19].

Рассмотрение работ по проблеме стресса и ресурсов совладания с ним позволило сформулировать цель представленного исследования: выявление взаимосвязи особенностей индивидуального стиля саморегуляции поведения и деятельности с уровнем стрессоустойчивости у замещающих родителей. Индивидуально-стилевые характеристики, структура и уровень их сформированности рассматривались в качестве важного фактора (внутреннего ресурса субъекта труда), позволяющего замещающим родителям выходить из стрессовых ситуаций, возникающих внутри семьи и в ходе взаимодействия семьи с социальным окружением.

Участники, процедура
и методы исследования

К участию в исследовании были привлечены несколько категорий респондентов, разделенных на следующие группы.

Основную группу составили семейные пары, успешно прошедшие отбор и получившие право на воспитание детей-сирот. В нее вошли профессиональные замещающие семьи, где муж и жена «работают» замещающими родителями и воспитывают детей, взятых из попечительских учреждений на основании договора об оказании соответствующей социальной услуги. По характеру выполняемых обязанностей и содержанию своей деятельности замещающие родители фактически могут быть классифицированы как специалисты-профессионалы (т. е., «социальные воспитатели») в этой сфере деятельности. При описании результатов исследования данная группа получила название «замещающие родители» (группа ЗР). Было обследовано n= 70 человек; средний возраст: 44 ± 7 лет; общее количество детей в семье: от пяти до одиннадцати; стаж «работы» замещающими родителями — от 0,5 до 10 лет.

Вторую группу составили среднестатистические (обычные) семьи, специалисты разных профессий; n= 44, средний возраст: 41 ± 11 лет; количество детей в семье: от одного до трех; общий стаж работы — 19,07 ± 10,17 лет. Группа получила название «обычные родители» (группа ОР).

С целью более полной характеристики особенностей индивидуального профиля саморегуляции замещающих родителей были привлечены данные, полученные О.В. Рунец на выборке фельдшеров скорой медицинской помощи, которых по характеру своей трудовой деятельности можно отнести к этой же профессиональной категории — «социономические профессии помогающего типа» [26]. При описании результатов данная группа обозначена как «фельдшеры скорой помощи» (группа ФСП). В нее вошли n=72 человека (мужчин — 18, женщин — 54); средний возраст: 36 ± 7 лет; количество детей — от нуля до двух; стаж работы — 9,01±6,43 лет.

Процедура обследования включала собеседование с последующим заполнением респондентами комплекса психологических методик. В соответствии с целями исследования на данном этапе анализа были использованы результаты, полученные с применением следующих методик.

Особенности стиля саморегуляции поведения и деятельности определялись с помощью опросника В.И. Моросановой «Стиль саморегуляции поведения» (ССПМ). Опросник относится к числу общеизвестных психологических методик и позволяет оценить общий уровень сформированности индивидуального стиля саморегуляции поведения и деятельности, а также степень развития отдельных регуляторных компонентов по следующим субшкалам: 1) «планирование» (Пл), 2) «моделирование» (М), 3) «программирование» (Пр), 4) «оценка результатов» (Ор), 5) «гибкость» (Г), 6) «самостоятельность» (С), 7) «общий уровень саморегуляции» (ОУ) [20].

Уровень стресса и стрессоустойчивости определялся с помощью методики Т.Х. Холмса, Р.Х. Раге «Шкала определения стрессоустойчивости и социальной адаптации» (Holmes T.H., Rahe R.H. The Social Readjustment Rating Scale, SRRS) [23, 31]. Данная методика позволяет на основании списка эмоционально значимых событий, произошедших за определенный временной отрезок, оценить вероятность возникновения психосоматических нарушений. Шкала SRRS получила широкое распространение в мировой психологической практике. Проводимые с конца 60-х гг. эмпирические исследования показали, что люди с высокими значениями суммарного показателя SRRS в большей степени подвержены заболеваниям (включая рак груди, диабет, иммунные нарушения, травматизм, употребление психотропных веществ, а также жестокое обращение с детьми и т. п.), у них чаще наблюдаются многочисленные психологические проблемы [8; 13 и др.]. Применение шкалы SRRS в России на разных выборках испытуемых (учителях, специалистах технического профиля, летчиках) позволило установить значимые взаимосвязи между уровнем стрессогенности жизни и наличием симптомов хронического утомления, выгорания, стресса, сниженной работоспособности [6; 11; 12].

Статистическая обработка данных осуществлялась с использованием программы SPSS. Применялись методы сравнительного анализа (U-критерий Манна—Уитни, t-критерий Стьюдента).

При описании полученных результатов мы придерживались следующей логики изложения материала. Сначала описаны особенности профиля стиля саморегуляции поведения (ССП) замещающих родителей, затем рассмотрены взаимосвязи между стилем саморегуляции и уровнем стрессоустойчивости, измеренным по шкалы SRRS.

Результаты исследования
и их обсуждение

1.    Особенности профиля индивидуального стиля саморегуляции у замещающих родителей

Обработка результатов опросника ССПМ В.И. Моросановой показала (табл. 1), что более половины замещающих родителей (59,15%) имеют «высокий» уровень сформированности индивидуального стиля саморегуляции поведения и деятельности. При этом еще 39,44%, попадают в группу со «средним» уровнем развития ССП, и всего 1,41% имеют «низкий» уровень показателя ОУ.

В группе «обычных родителей» «высокий» уровень ССП имеют только 27,27% обследованных (около одной трети), «средний» — 70,46%, «низкий» — 2,27%. Среди фельдшеров скорой помощи «высокий» уровень ССП наблюдается у 32,88% респондентов, «средний» — у 57,53%, «низкий — у 9,59% респондентов.

В целом установлено, что общий уровень сформированности индивидуального стиля регуляции поведения и деятельности (показатель ОУ) статистически достоверно выше у «замещающих родителей» по сравнению с двумя другими категориями обследованных респондентов (Р < 0,001).

В табл. 2 представлены результаты сравнительного анализа группы «замещающих родителей» с группой «обычных родителей» и группой «фельдшеров скорой помощи».

Сравнение показателей опросника ССПМ у «замещающих родителей» и «обычных родителей» позволило установить следующее. В группе ЗР достоверно выше такие компоненты индивидуально стиля саморегуляции, как «моделирование» и «программирование». У замещающих родителей отмечаются также более высокие значения компонента «гибкости» (различия значимы на уровне статистически выраженной тенденции). Между такими компонентами индивидуального стиля саморегуляции, как «планирование» и «оценка результатов» в группах ЗР и ОР по результатам статистической обработки отличий не обнаружено. Значения шкалы опросника «самостоятельность» у «замещающих родителей» оказались достоверно ниже по сравнению с группой «обычных родителей».

Таблица 1

Распределение участников исследования в зависимости от величины
суммарного индекса ОУ ССПМ

 

Таблица 2

Сравнение группы ЗР с группой ОР и группой ФСП по шкалам методики ССПМ (t-критерий Стьюдента)


Сравнение особенностей индивидуального стиля саморегуляции «замещающих родителей» и «фельдшеров ско­
рой помощи» также позволило получить ряд статистически достоверных фактов. Установлено, что у «замещающих родителей» отмечается более высокий уровень сформированности таких компонентов ССП, как «моделирование», «оценка результатов» и «программирование». Показатели шкал «гибкость» и «планирование» в обследованных группах специалистов не имеют различий. Значения показателя «самостоятельность» в группе ЗР являются статистически более низкими по сравнению с группой ФСП.

На рис. 1 представлен обобщенный профиль саморегуляции «замещающих родителей», полученный по результатам заполнения опросника ССПМ.

Анализ данного профиля, отражающего степень сформированности отдельных компонентов индивидуального стиля саморегуляции, свидетельствует о том, что замещающие родители обладают развитой системой осознанной регуляции поведения и деятельности. Наиболее хорошо у них сформированы такие составляющие ССП, как «моделирование», «программирование» и «оценка результатов». Перечисленные компоненты системы саморегуляции оказывают большое влияние на успешность выполнения любой деятельности. Они позволяют индивиду осознанно выдвигать цели и выделять комплекс наиболее значимых условий, необходимых для их достижения («моделирование»), четко детализировать исполнительские действия и обозначать алгоритм их реализации с опорой на конкретные условия среды («программирование»). Развитость компонента «оценка результатов» дает возможность адекватно оценивать итоги осуществляемых действий и поступков.

Для профиля ССП обследованных профессионалов-приемных родителей характерны достаточно высокие показатели по шкале «гибкость». Это означает, что замещающие родители способны не только учитывать факторы, оказывающие влияние на достижение целей, но и быстро реагировать на внезапные перемены и препятствия, внося коррективы в свои действия и поведение в соответствии с новыми условиями среды.

рис. 1. Структура профиля саморегуляции замещающих родителей

Наиболее низкую позицию в регуляторном профиле ССП замещающих родителей занимает такой компонент, как «самостоятельность». Данный компонент, являющийся одновременно и регу­ляторно-личностным свойством (согласно В.И. Моросановой), характеризует автономность и независимость индивида как при формировании им целей, так и в процессе их дальнейшей реализации. Формально по количеству полученных баллов замещающие родители характеризуются «средним» уровнем развития «самостоятельности». Однако в таблице тестовых нормативов они занимают последнюю строчку «среднего» интервала, являющуюся пограничной при переходе в интервал «низкий уровень развития». Меньшую степень развитости «самостоятельности» у замещающих родителей показали и данные сравнительного анализа группы ЗР с группами ОР и ФСП. Статистически установлено, что данный регуляторный компонент развит у замещающих родителей намного слабее, чем у обычных родителей и фельдшеров скорой помощи (Р< 0,001). В этой связи стоит подчеркнуть тот факт, что замещающие родители реально являются более зависимыми в своих действиях и поступках. Деятельность профессиональной приемной семьи находится под постоянным контролем различных государственных органов, с которыми замещающие родители должны согласовывать большинство своих действий, включая организацию семейного быта, досуга, распределение бюджета и т. д.. То есть условия, в которых проходит жизнь и профессиональная деятельность специалистов-приемных родителей, не предусматривают высокого уровня «самостоятельности», а, напротив, внешний контроль нацеливает их на подчинение определенным правилам, требует гибкости поведения и умения согласовывать внутрисемейную активность с внешними инстанциями.

В целом, по итогам рассмотрения полученных в эмпирическом исследовании данных можно сделать вывод о том, что большинство частных регуляторных компонентов стиля саморегуляции поведения и деятельности у замещающих родителей имеют, согласно тестовым нормам, «средний» уровень сформированности. «Высокий уровень» развития установлен относительно компонента ССП «моделирование». Так как входящие в профиль ССП замещающих родителей регуляторные компоненты имеют приблизительно равный уровень развития и сбалансированную структуру, то, в соответствии с критериями В.И. Моросановой, типичный профиль саморегуляции поведения замещающих родителей может быть охарактеризован как «гармоничный регуляторный профиль».

2.    Стрессоустойчивость и особенности стиля саморегуляции у замещающих родителей

Воспитание детей-сирот имеет свою специфику, которая сопряжена с большим числом непростых ситуаций, связанных как с психологическими особенностями детей, оставшихся без попечения родителей (часто это дети с серьезными нарушениями здоровья, дети-инвалиды, жертвы физического и сексуального насилия и др.), так и со структурой замещающей семьи, где вместе растут приемные и кровные дети [24]. Все это предполагает, что замещающие родители должны, с одной стороны, обладать системой общих и специальных педагогических знаний (компетенций) о психологических особенностях принятых на воспитание детей, с другой стороны — иметь комплекс определенных индивидуально-личностных качеств, позволяющих справляться с обязанностями замещающего родителя и успешно преодолевать трудности, сохраняя при этом психологическое благополучие и здоровье [2; 18; 28 и др.].

Таблица 3

Сравнение показателей ССПМ у замещающих родителей с «высокой» и «низкой» степенью стрессоустойчивости

Учитывая высокую вероятность возникновения кризисных жизненных ситуаций в приемной семье, при отборе профессиональных замещающих родителей в число таких качеств (наряду с мотивацией, навыками общения, жизнестойкостью и др.), возможно, следует включить и сформированность механизмов регуляции и саморегуляции поведения и деятельности у кандидатов в приемные родители.

В связи с этим дальнейший анализ полученных нами данных предполагал выявление особенностей стиля саморегуляции (ССП) в подгруппах замещающих родителей, имеющих разную степень стрессоустойчивости по «Шкале определения стрессоустойчивости и социальной адаптации» (SRRS) T.H. Holmts, R.H. Rahe. В ходе обработки методики SRRS группа «замещающих родителей» в соответствии с тестовыми нормами была разделена на подгруппы с «высокой», «пороговой» и «низкой» степенью стрессоустойчивости.

В табл. 3 представлены результаты статистического сравнительного анализа, отражающие сопоставление показателей опросника ССПМ респондентов с «высокой» и «низкой» степенью стрессо- устойчивости по шкале SRRS.

Как видно из табл. 3, между подгруппами «замещающих родителей» с разным уровнем стрессоустойчивости существуют различия на уровне статистически выраженной тенденции по величине общего индекса саморегуляции ОУ ССПМ. Кроме того, различия на уровне статистически выраженной тенденции наблюдаются также относительно таких шкал опросника ССПМ, как «моделирование» и «самостоятельность». При этом значения шкал ССПМ «моделирование», «самостоятельность» и «общий уровень саморегуляции» больше в подгруппе замещающих родителей с «высокой степенью стрессоустойчивости».

То есть полученные нами данные с довольно высокой долей вероятности позволяют говорить о том, что у замещающих родителей, имеющих более высокий общий уровень сформированности индивидуального стиля саморегуляции поведения и деятельности, в меньшей
степени следует ожидать появления негативных симптомов стресса и различных соматических заболеваний. При этом риск развития психосоматических нарушений меньше прежде всего у более «самостоятельных» замещающих родителей, т. е. у респондентов, более ориентированных на самостоятельное планирование своей жизнедеятельности и решение текущих проблем (согласно В.И. Моросановой). Кроме того, вероятность появления психосоматических нарушений ниже у замещающих родителей с более развитым компонентом ССП «моделирование», уровень сформированности которого свидетельствует о способности индивида реалистично оценивать внешние и внутренние факторы, влияющие на достижение цели и умение выделять условия, наиболее значимые для получения желаемого результата в конкретных условиях деятельности. Учитывая тот факт, что основной показатель стрессоустойчивости по шкале SRRS тесно взаимосвязан с числом пережитых эмоционально нагруженных жизненных событий, можно предположить, что высокий уровень сформированности компонентов ССП позволяет замещающим родителям избегать (предотвращать) чрезмерного количества повседневных стрессоров за счет хорошей организации («регулирования») краткосрочных и перспективных семейных жизненных планов.

Статистическая обработка методики SRRS позволила также получить общее представление о частоте встречаемости респондентов с «высокой», «пороговой» и «низкой» степенью стрессоустойчивости в группах «замещающих родителей» и «обычных родителей». Результаты статистической обработки представлены в табл. 4.

Установлено, что у 42,86% обследованных из группы ЗР отмечается «высокая» степень стрессоустойчивости, у 32,86% «замещающих родителей» наблюдается «низкая» степень сопротивляемости стрессу, еще у 24,28% обнаружен ее «пороговый» уровень. То есть более половины замещающих родителей (57,14%) испытывают такие стрессовые нагрузки, при которых вероятность развития психосоматических нарушений составляет более 50%.

Напротив, у основной части обследованных из группы «обычных родителей» наблюдается «высокая» степень стессоустойчивости — 83,56%, «пороговая» степень зафиксирована у 6,85% респондентов, «низкую» степень стрессоустойчивости имеют 9,59% «обычных родителей».

Таблица 4

Распределение респондентов в зависимости от значений суммарного индекса методики SRRS (%)


Сравнительный анализ групп ЗР и ОР по величине суммарного индекса методики SRRS показал, что уровень стрессоустойчивости у замещающих родителей достоверно ниже, чем у обычных родителей (различия статистически значимы на уровне Р< 0,001). Установленный результат свидетельствует о том, что психосоматическое здоровье замещающих родителей с большой долей вероятности (от 50% до 80%, согласно тестовым нормам) может быть нарушено развитием заболеваний.

Полученные нами факты хорошо согласуются с данными других авторов. Практика сопровождения приемных семей показала, что замещающие родители нередко нуждаются в психологической поддержке и психотерапевтической помощи. Многие из них обращаются за консультациями к специалистам, так как не всегда самостоятельно могут справиться с непредвиденными обстоятельствами и проблемами, возникающими в семье в процессе воспитания детей, оставшихся без попечения родителей [15]. Важно также подчеркнуть, что среди известных психотерапевтических приемов борьбы со стрессом одно из центральных мест занимает обучение навыкам саморегуляции психических состояний, а также формированию у человека адекватных критериев оценки сложных ситуаций и своих возможностей их преодоления [7].

Заключение

Проведенное исследование и анализ полученных данных показали, что большинство замещающих родителей имеют развитую систему компонентов саморегуляции поведения и деятельности. Общий уровень сформированности регуляторных компонентов ССП у замещающих родителей значимо выше, чем у «обычных» родителей. Сравнение замещающих родителей с группой фельдшеров скорой помощи как специалистов, относящихся к категории профессий помогающего типа, также обнаружило достоверно более высокий уровень развития регуляторных компонентов ССП у замещающих родителей.

Анализ особенностей профиля индивидуального стиля саморегуляции замещающих родителей, показал, что он является «гармоничным регуляторным профилем», а в его структуре наиболее развитыми являются такие компоненты, как «моделирование» и «программирование». Содержательно это означает, что поведение замещающих родителей характеризуется, прежде всего, высокой степенью осознанности намерений и планированием всей последующей активности, а также умением анализировать внешние и внутренние обстоятельства, дифференцируя их по степени значимости для достижения поставленных целей. Следует также отметить, что высокая степень развития такого компонента саморегуляции, как «моделирование» предполагает отсутствие «фантазирования» при планировании перспективы будущего (т. е. свидетельствует о реалистичности выдвигаемых целей и планов), а также характеризует высокую «чувствительность» к возможному изменению обстоятельств, что позволяет учитывать вариативность среды при построении модели поведения. Развитость у замещающих родителей компонента саморегуляции «программирование» свидетельствует о наличии в плане представлений подробных схем предстоящих действий, а также означает осознанность поступков и отсутствие склонности к импульсивному поведению.

Среди всех структурных составляющих профиля саморегуляции поведения замещающих родителей компонент «самостоятельность» развит наиболее слабо, хотя его числовые значения, согласно полученным данным, также не выходят за границы среднего уровня. Тем не менее, «самостоятельность» у приемных родителей имеет статистически более низкий уровень по сравнению с группой обычных родителей и, в особенности, по сравнению с группой фельдшеров скорой помощи. То есть у замещающих родителей отмечается более низкий уровень автономности, что свидетельствует об их большей зависимости и большей ориентированности на оценки и мнения окружающих по сравнению с другими участниками исследования.

Диагностика степени стрессоустойчивости в группах «замещающих родителей» и «обычных родителей» показала, что ее значения статистически достоверно ниже у замещающих родителей. Взаимосвязь между общим показателем стиля саморегуляции ОУ ССПМ и показателем стрессоустойчивости шкалы SRRS обнаружена на уровне статистически значимой тенденции. При этом установлено, что стрессоустойчивость у замещающих родителей в наибольшей степени связана со степенью сформированности таких компонентов ССП, как «самостоятельность» и «моделирование». Содержательно интерпретируя данный факт, можно предположить, что сформированность компонентов стиля саморегуляции поведения и деятельности позволяет замещающим родителям регулировать в сторону уменьшения количество бытовых стрессогенных событий за счет хорошей организации (моделирования) повседневной жизнедеятельности семьи и взаимодействия ее членов как внутри семьи, так и с социальным окружением.

В целом, результаты проведенного исследования, на наш взгляд, позволяют говорить о том, что степень сформированности регуляторных компонентов и структурные особенности типичного профиля стиля саморегуляции поведения замещающих родителей следует включить в число индикаторов семейных ресурсов, учитываемых при отборе кандидатов, желающих принять в семью детей сирот и детей, оставшихся без попечения взрослых.

 

 

 

 

Литература

  1. Алдашева А.А., Зеленова М.Е. Профессиональная замещающая семья: подход к проблеме с позиций социальной психологии труда // Семья, брак и родительство в современной России. Выпуск 2 / Под ред. А.В. Махнача, К.Б. Зуева. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2015. С. 17—25.
  2. Алдашева А.А., Клубникина Ю.А., Соболева Е.С. Учебно-методическое руковод- ство по подготовке кандидатов в замещающие родители в школе приемных родите- лей: метод. пособие. М.: Канцлер, 2014. 245 с.
  3. Анализ законопроекта о социальных воспитателях 24.03.2015. [Электрон- ный ресурс] // PBC. URL: http://r-v-s.su/statia/analiz-zakonoproekta-o-socialnyh- vospitatelyah (дата обращения: 25.10.2016).
  4. Баканов А.С., Зеленова М.Е. Когнитивно-стилевые детерминанты успешности профессиональной деятельности // Социальная психология и общество. 2015. Т. 6. № 2. С. 61—75.
  5. Бодров В.А. Психологический стресс: развитие и преодоление. М.: ПЕР СЭ, 2006. 528 с.
  6. Бодров В.А., Зеленова М.Е., Лекалов А.А., Сиваш О.Н., Таяновский В.Ю. Исследо- вание профессионального здоровья летчиков в процессе клинико-психологической экспертизы // Актуальные проблемы психологии труда, инженерной психологии и эргономики. Выпуск 4 / Под ред. В.А. Бодрова. М.: Издательство «Институт психо- логии РАН», 2012. С. 381—415.
  7. Брайт Дж., Джонс Ф. Стресс. Теории, исследования, мифы. СПб.: Прайм- ЕВРОЗНАК», 2003. 352 с.
  8. Вейтен У., Ллойд М. Стресс и его эффекты // Общая психология. Тексты. Т. 2. Кн. 1. Субъект деятельности / Отв. ред. В.В. Петухов. М.: УМК «Психология»; Гене- зис, 2002. С. 501—542.
  9. Глейтман Г., Фридлунд А., Райсберг Д. Основы психологии. СПб.: Речь, 2001. 1247 с.
  10. Дикая Л.Г. Социально-психологические и личностные аспекты саморегуляции функционального состояния человека // Актуальные проблемы психологии труда, инженерной психологии и эргономики. Выпуск 4 / Под ред. В.А. Бодрова, А.Л. Жу- равлева. М.: Издательство «Институт психологии РАН», 2012. С. 163—181.
  11. Зеленова М.Е. Индивидуальный стиль саморегуляции как внутренний ресурс стрессоустойчивости субъектов трудовой деятельности // Социальная психология и общество. 2013. № 1. С. 69—82.
  12. Зеленова М.Е., Кабаева В.М., Барабанова В.В. Уровень жизнестойкости, Я-концепция и профессиональное здоровье учителей // Социальная психология и общество. 2011. № 3. С. 40—53.
  13. Исследования, которые потрясли психологию. Лекционный материал для сту- дентов [Электронный ресурс] // Студопедия. URL: http://studopedia.su/16_45221_ issledovaniy-kotorie-potryasli-psihologiyu-sekreti-vidayushchihsya-eksperimentov.html (дата обращения: 31.10.2016).
  14. Клиническая психология / Под ред. М. Перре, У. Баумана. СПб.: Питер, 2002. 1312 с.
  15. Котова Т.Е. Социально-психологические и личностные характеристики готов- ности к замещающему родительству: автореф. дис…канд. психол. наук. Ярославль: ЯрГУ имени П.Г. Демидова, 2011. 27 с.
  16. Крюкова Т.Л., Сапоровская М.В. Стрессы семейных отношений: тенденции и эффекты совладания [Электронный ресурс] // Социальная и экономическая пси- хология. 2016. Т. 1. № 1. С. 174—195. URL: http://soc-econom-psychology.ru/engine/ documents/document204.pdf (дата обращения: 29.10.2016).
  17. Куфтяк Е.В. Исследование устойчивости семьи при воздействии трудностей [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электрон. науч. журн. 2010. № 6(14). URL: http://psystudy.ru (дата обращения: 23.12.2016).
  18. Махнач А.В., Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Психологическая диагностика кан- дидатов в замещающие родители: Практическое руководство. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2013. 219 с.
  19. Моросанова В.И. Дифференциальный подход к психической саморегуляции: ис- следование действий профессионала // Психологический журнал. 2012. Т. 33. № 3. С. 98—111.
  20. Моросанова В.И. Опросник «Стиль саморегуляции поведения» (ССПМ): Руко- водство. М: Когито-Центр, 2004. 53 с.
  21. Николаева Е.И., Япарова О.Г. Модель социально-психологических детерминант успешного приемного родительства [Электронный ресурс] // Российская энцикло- педия судебных экспертиз. URL: http://www.sudexp.org/publ/14-1-0-1482 (дата об- ращениия: 23.12.2016).
  22. Ослон Н.В. Жизнеустройство детей-сирот: профессиональная замещающая се- мья. М.: Генезис, 2006. 368 с.
  23. Практическая психодиагностика. Методики и тесты: учеб. пособие / Ред.-сост. Д.Я. Райгородский. Самара: Издательский Дом «Бахрах», 1998. 672 с.
  24. Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Психология сиротства. СПб.: Питер, 2007. 246 с.
  25. Рунец О.В. Апробация личностного опросника Н.Б. Астаниной «Методика из- учения доверия к себе» // Социальная психология и общество. 2015. Т. 6. № 4. С.  170—182.  doi:10.17759/sps.2015060413
  26. Сиротство в России: проблемы и пути их решения [Электронный ресурс] // Фи- лантроп. Эл. журнал о благотворительности. 2011, ноябрь. URL: http://philanthropy. ru/wp- content/uploads/2012/03 (дата обращения: 23.12.2016).
  27. СМИ о социальном сиротстве [Электронный ресурс] // Волонтеры в помощь детям-сиротам. URL: http://www.otkazniki.ru/forum/index.php?showtopic=13616 (дата обращениия: 23.12.2016).
  28. Шульга Т.И. Особенности сопровождения замещающих семей с детьми разного возраста [Электронный ресурс] // Психическая депривация детей в трудной жиз- ненной ситуации: образовательные технологии профилактики, реабилитации, со- провождения. URL: https://psyjournals.ru/childdeprivation/issue/69107.shtml (дата обращения: 23.12.2016).
  29. Шульц Д., Шульц С. Психология и работа. СПб.: Питер, 2003. 560 с.
  30. Эмонс Р. Психология высших устремлений: мотивация и духовность личности. М: Смысл, 2004 г. 416 с.
  31. Holmes Т.Н., Rahe R.Н. The Social Readjustment Rating Scale // Journal of Psycho- somatic Research. 1967. Vol. 11 (2). P. 213—218.

Информация об авторах

Алдашева Айгуль Абдулхаевна, доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник, Институт психологии РАН, Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-3768-9887, e-mail: figulmfmf@mail.ru

Зеленова Марина Евгеньевна, кандидат психологических наук, научный сотрудник, Институт психологии РАН, Член Российского психологического общества и Общества специалистов в области психологии и психотерапии травматического стресса., Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-6921-976X, e-mail: zelenmar@rambler.ru

Рунец Оксана Владимировна, аспирант лаборатории психологии труда и организационной психологии, Институт психологии РАН, Москва, Россия, e-mail: orunez@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 2705
В прошлом месяце: 13
В текущем месяце: 9

Скачиваний

Всего: 1599
В прошлом месяце: 8
В текущем месяце: 4