Теория моральных оснований: современный взгляд на психологические факторы политических убеждений

420

Аннотация

Цель. Проанализировать и обобщить основные достижения теории моральных оснований в исследовании проблем политической психологии, рассмотреть ее критику и ограничения.
Контекст и актуальность. Проблема психологических истоков политических ориентаций и взглядов привлекает в последние годы значительное внимание ученых вследствие практической значимости прогнозирования результатов выборов и предотвращения манипулирования мнением избирателей в демократических странах. Среди современных подходов, объясняющих психологические факторы политических ориентаций, одним из наиболее популярных и продуктивных является теория моральных оснований. В статье рассматриваются ключевые для исследования проблем политической психологии идеи данной теории, обсуждаются разработанные в ней методы и достигнутые результаты. Отдельное внимание уделено критике в адрес теории моральных оснований и эмпирическим исследованиям, демонстрирующим ее слабости и ограничения.
Основные выводы. Исследования показывают, что консервативные или либеральные политические ориентации, а также правые или левые взгляды связаны с моральными основаниями, однако эти факты обнаружены преимущественно в западных странах. Этот вывод хорошо подтверждается с помощью опросника MFQ, однако оценка моральных оснований посредством контент-анализа показывает значительно меньшую величину подобных связей. Моральные основания также проявляются в сфере межгрупповых отношений, демонстрируя связи с толерантностью к различным группам и поддержкой жесткого или миролюбивого внешнеполитического курса. Перспективы исследования в рамках этого подхода связаны с совершенствованием инструментария, расширением исследований в разных культурах и более тщательным учетом контекста, в котором рассматриваются проявления моральных оснований.

Общая информация

Ключевые слова: теория моральных оснований, мораль, политические ориентации, консерватизм, либерализм, межгрупповые отношения

Рубрика издания: Теоретические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/sps.2023140101

Получена: 09.03.2022

Принята в печать:

Для цитаты: Сычев О.А. Теория моральных оснований: современный взгляд на психологические факторы политических убеждений // Социальная психология и общество. 2023. Том 14. № 1. С. 5–22. DOI: 10.17759/sps.2023140101

Полный текст

Введение

Целью данной статьи является обзор основных достижений теории моральных оснований (ТМО) в исследовании проблем политической психологии, а также анализ ограничений, критики и перспектив такого подхода. Эта теория заслуживает внимания, в первую очередь, по причине своей эвристичности, благодаря которой в последнее десятилетие открылись новые перспективы исследования психологических основ политических ориентаций, взглядов и убеждений в разных культурах. Популярность этой теории привела к появлению множества публикаций: результаты поиска в наукометрической базе «Web of Science» в начале 2022 года по ключевым словам «moral foundations» (моральные основания) показывают около 400 соответствующих статей.
В русскоязычной литературе ТМО рассматривается преимущественно в ее фундаментальных аспектах, связанных с природой и структурой морали [1; 3; 5]. Лишь недавно стали подробнее обсуждаться в печати социально-политические аспекты этой теории [2]. Тем не менее ее вклад в социальную и политическую психологию, как правило, рассматривается довольно узко в исследованиях, посвященных частным вопросам [см., например, 9]. В работах российских психологов все чаще используется русскоязычная версия опросника моральных оснований, однако ТМО в них часто даже не упоминается в силу того, что авторы изучают узкие проблемы, опираясь на иные теоретико-методологические позиции, либо вовсе не рефлексируют теоретические основы своего исследования [см., например, 4]. В то же время в зарубежной психологии ТМО, превратившаяся в довольно зрелый и влиятельный подход, подвергается все более активному обсуждению: наряду с новыми эмпирическими исследованиями появляются посвященные этой теории обобщающие [28], метааналитические [14; 19; 40; 49] и критические работы [18; 30; 31]. Все это свидетельствует об актуальности обзора, обобщающего основные достижения ТМО в исследовании проблем политической психологии, а также ее критику.
 

Ключевые идеи ТМО: моральный плюрализм и гипотеза моральных оснований

К числу наиболее важных идей ТМО, определивших ее эвристичность в исследованиях проблем политической психологии, относится, во-первых, идея плюрализма морали, под которой понимается ее сложный состав из множества различных «модулей». Авторы теории полагают, что в ответ на различные адаптационные вызовы, возникающие в ходе эволюции, складывались различные моральные основания, соответствующие этим вызовам [28]. Мораль не имеет в своей основе какого-либо единого принципа или механизма – она образована из разных моральных оснований так же, как чувство вкуса обеспечивается работой различных вкусовых рецепторов. Понятие «моральные основания» было введено для обозначения подобных относительно независимых модулей моральной сферы, обеспечивающих критерии моральной оценки. При этом предполагается, что психологическая структура моральных оснований сложна и включает в себя не только нравственные ценности, но и определенные эмоции, установки, когнитивные структуры, физиологические реакции, а также речевые стили [29].
На основе анализа и обобщения данных эволюционных, антропологических и психологических исследований авторами ТМО были выделены и описаны пять моральных оснований:
  • забота/вред (включающее осуждение физического или эмоционального вреда людям или животным и поощрение сочувствия, заботы о благополучии других людей, помощи нуждающимся);
  • справедливость/обман (осуждение предвзятого, несправедливого отношения к окружающим, нечестности и одобрение защиты прав каждого человека);
  • лояльность группе/предательство (осуждение предательства своей группы, ее интересов и поощрение преданности своим близким, стране и народу, патриотизма);
  • уважение/неуважение (осуждение неуважительного отношения к традициям, признанным авторитетам, власти и поощрение уважения, готовности подчиняться им);
  • праведность/деградация[1] (осуждение противоестественных, отвратительных поступков и поощрение ориентации на святыни, одобрение праведных, богоугодных поступков, сакрального отношения к телу).
В недавнем исследовании авторов теории [12] в состав моральных оснований было внесено важное уточнение: чтобы полнее оценить разные представления о справедливости на замену справедливости были предложены более узкие по содержанию моральные основания равенства (предполагающего предпочтение равного распределения ресурсов или вознаграждений) и пропорциональности (предпочтение такого распределения, которое учитывает вклад каждого). Список моральных оснований не рассматривается как завершенный: к числу весьма вероятных кандидатов в моральные основания, по мнению авторов ТМО, относится свобода/притеснение [28].
Моральные основания «забота» и «справедливость» обычно называют «индивидуализирующими», поскольку они отражают защиту интересов индивида, в то время как три оставшихся моральных основания, ориентированные на защиту групповых интересов и сплочение группы, обычно называют «сплачивающими». Наряду с этими обозначениями в качестве синонимичных используются заимствованные из концепции трех этик Р. Шведера [52] понятия «этика автономии» и «этика сообщества» (третья выделенная Р. Шведером «этика божественного» в ТМО была включена в этику сообщества в форме морального основания «праведность»).
Второй важнейшей для социально-психологических исследований идеей ТМО стала гипотеза моральных оснований, которая пытается объяснить идеологические различия между либералами и консерваторами. Эта гипотеза гласит, что мораль либералов опирается преимущественно на моральные основания заботы и справедливости, в то время как консервативная мораль является более широкой, включающей наряду с указанными еще и моральные основания лояльности группе, уважения, а также праведности [23; 25]. Иными словами, для либералов имеет значение лишь этика автономии (при значительно меньшей субъективной важности других моральных оснований), в то время как для консерваторов важна как этика автономии, так и этика сообщества.
 

Операционализация теории моральных оснований

Основным средством операционализации в ТМО стал опросник моральных оснований (Moral Foundations Questionnaire, MFQ) [27], позволяющий оценить пять моральных оснований с помощью 30 заданий, образующих две части. Сложность структуры и функций моральных оснований заставила авторов опросника прибегнуть сразу к двум методическим приемам для их оценки. В первой части опросника требуется оценить релевантность различных критериев в ситуации моральной оценки («Когда Вы оцениваете чей-то поступок и решаете, правильный он или нет, насколько важны для Вас следующие соображения?»). Во второй части испытуемые оценивают степень согласия с различными утверждениями. В зарубежных исследованиях применяется также аналогичная по структуре сокращенная версия, включающая лишь 20 заданий [27]. Существуют версии опросника, адаптированные в целом ряде стран Западной Европы и Азии, опубликована также русскоязычная полная версия опросника [7]. Несмотря на популярность опросника MFQ при решении исследовательских задач, в публикациях обсуждаются существенные психометрические проблемы методики, в частности, сложности с подтверждением пятифакторной структуры опросника [34; 36; 60] и невысокая внутренняя согласованность шкал [57].
С учетом недочетов опросника MFQ в 2022 году авторами теории предложена новая методика MFQ-2, имеющая иную структуру и уточненный состав шкал [12]: вместо шкалы справедливости здесь используются две шкалы: равенства и пропорциональности. Опросник состоит из 36 заданий, в каждом из которых надо оценить согласие по пятибалльной шкале. Апробация опросника в 25 странах мира, принадлежащих как к западной, так и восточной культуре, продемонстрировала кросс-культурную эквивалентность методики и высокую внутреннюю согласованность шкал. Можно ожидать, что распространение этой методики поможет в развитии кросс-культурных исследований морали на основе MFT и позволит повысить надежность результатов исследований.
На основе ТМО были разработаны и некоторые другие опросники, которые не получили широкого распространения. К их числу относится шкала святости моральных оснований [26], измеряющая степень сакрализации каждого из них, и виньетки моральных оснований [17], основанные на описаниях ситуаций нарушения соответствующих моральных норм. Несмотря на недостатки и нерешенные психометрические проблемы, MFQ в течение длительного периода был наиболее популярной методикой оценки моральных оснований, и основная часть обсуждаемых далее результатов получена именно с ее помощью.
 

Связь моральных оснований с политическими взглядами и убеждениями

К настоящему времени накоплено немало данных, подтверждающих гипотезу о моральных основах предпочтения либеральной или консервативной политической идеологии. Результаты недавнего метаанализа данных, полученных на 89 выборках (всего 33804 человека в дополнение к выборке из 192870 опрошенных на сайте YourMorals.org), показывают, что моральные основания «забота» и «справедливость» слабо и обратно связаны с политическим консерватизмом, в то время как «лояльность», «уважение» и «праведность» – умеренно и прямо [40]. При этом «справедливость» и в особенности «забота» слабее коррелируют с консерватизмом, чем три сплачивающих моральных основания, что отражает бльшую универсальность норм непричинения вреда и заботы о слабых. Вместе с тем авторы исследования отмечают умеренную гетерогенность эффектов, указывающую на наличие различий в величине эффекта в зависимости от страны и политической культуры, демографических факторов и других особенностей выборок. Кроме того, в ходе анализа было показано, что моральные основания теснее коррелируют с консерватизмом в социальной сфере, чем в экономической [40]. Устойчивые противоположные связи с консерватизмом индивидуализирующих и сплачивающих моральных оснований позволили ввести «коэффициент прогрессивизма», который представляет собой разность между усредненными оценками по моральным основаниям этики автономии и этики сообщества [16].
Хотя результаты, полученные с помощью опросных методов, достаточно убедительно подтверждают гипотезу моральных оснований, ее проверка на разнообразном текстовом материале привела к менее однозначным выводам. В первом подобном исследовании посредством контент-анализа с использованием словаря моральных оснований текстов проповедей Унитарианской (относительно либеральной) и Баптистской (относительно консервативной) церквей были получены результаты, в целом подтверждающие гипотезу [25]. В частности, в Унитарианских проповедях чаще использовалась лексика моральных оснований «забота», «справедливость» и, вопреки ожиданиям, «лояльность», в то время как в проповедях Баптистов чаще использовалась лексика моральных оснований «уважение» и «праведность». Спустя десять лет Дж. Фример провел серию исследований, направленных на оценку воспроизводимости этих результатов на материале религиозных и политических текстов (в том числе стенограмм выступлений в конгрессе), а также материалах СМИ с использованием как оригинального словаря моральных оснований, так и существенно расширенной новой версии словаря [23]. Результаты показали, что в пользу гипотезы моральных оснований свидетельствует большая частота использования консерваторами лексики моральных оснований «уважение» и «праведность», однако ей противоречит выявленная меньшая частота использования ими лексики морального уважения «лояльность». При этом по лексике моральных оснований «забота» и «справедливость» ожидаемых различий не обнаружилось. Кроме того, в воспроизводящих исследованиях [23] величина эффекта моральных оснований на проявления политической идеологии в текстах оказалась значительно ниже, чем в оригинальном [25].
В соответствии с гипотезой моральных оснований можно ожидать, что различия в моральных основаниях проявляются не только в склонности к той или иной политической идеологии, но и в предпочтении конкретных политических сил и кандидатов на выборах. Результаты исследований подтверждают такое предположение: на президентских выборах 2012 года в США индивидуализирующие и сплачивающие моральные основания хорошо предсказывали намерения голосовать за Б. Обаму или М. Ромни [22]. На парламентских выборах в Италии моральное основание «лояльность» предсказывало намерение голосовать за действующего политика правых убеждений, в то время как моральное основание «справедливость» показало связь с поддержкой внепарламентских политических движений, исповедующих левые убеждения [45]. В Бразилии избиратели, поддержавшие на президентских выборах кандидата от правых сил, показывали большие оценки по всем сплачивающим моральным основаниям и меньшие по всем индивидуализирующим в сравнении с теми, кто поддержал кандидата от левых [20]. Вместе с тем единственным значимым предиктором предпочтения правого кандидата в регрессионном анализе (ввиду их тесной взаимосвязи) оказалось моральное основание «уважение». Связи моральных оснований с поддержкой тех или иных парламентских партий были обнаружены в Турции: сторонники левых, социал-демократических партий показывали высокие оценки индивидуализирующих моральных оснований и меньшие оценки сплачивающих моральных оснований, в то время как высокие и преобладающие оценки сплачивающих моральных оснований были характерны для центристов и правых: сторонников исламистов, ультранационалистов и кемалистов [59]. Из рассмотренных исследований следует вывод о том, что моральные основания связаны не только с консервативными/либеральными, но и правыми/левыми политическими взглядами.
Моральные основания показывают связь не только с предпочтением политической идеологии в общем, но и с конкретными идеологическими убеждениями по довольно широкому спектру острых социальных вопросов. В исследовании С. Колевой с соавторами [42] было показано, что моральные основания являются существенными предикторами мнений по таким вопросам, как однополые отношения и браки, внебрачный секс, внебрачный ребенок, аборты, эвтаназия, порнография, смертная казнь, клонирование, исследования стволовых клеток, азартные игры, эксперименты на животных. При этом наиболее сильным предиктором большинства этих мнений оказалось моральное основание «праведность».
В исследовании на российской выборке было установлено, что сплачивающие моральные основания позитивно коррелируют с озабоченностью вопросами патриотизма и единства в обществе, поддержкой роста затрат на оборону, обеспокоенностью действиями внешних или внутренних врагов и убежденностью в важной роли религии в жизни общества [6]. В свою очередь, индивидуализирующие моральные основания показали связи с озабоченностью вопросами бедности и справедливости оплаты труда, демократии и свободы слова. Результаты как зарубежных, так и российских исследований свидетельствуют о связи моральных оснований с отношением к неравенству [21; 56].
Моральные основания имеют значение не только в контексте умеренных политических взглядов: на основе результатов контент-анализа материалов из социальной сети «Твиттер»[2] показана их связь с экстремистскими политическими убеждениями [11]. В частности, правые экстремисты используют лексику морального основания «уважение» существенно чаще, чем левые или не демонстрирующие экстремистских взглядов пользователи «Твиттер» с правыми и консервативными взглядами.
Наряду с предпочитаемой политической идеологией важное место в системе социально-политических взглядов принадлежит межгрупповым установкам, определяющим внешнеполитические убеждения и взгляды по внутриполитическим проблемам, связанным, к примеру, с межэтническими и межконфессиональными отношениями внутри страны. Результаты исследований демонстрируют, что индивидуализирующие и сплачивающие моральные основания противоположным образом проявляются в сфере межгрупповых отношений. В целом сплачивающие моральные основания поддерживают сплоченность собственной группы и защиту ее интересов, что сочетается с негативным отношением к чужим, враждебным группам, в то время как индивидуализирующие моральные основания поддерживают доброжелательное и непредвзятое отношение к любому человеку независимо от его принадлежности к той или иной группе.
В частности, в проведенном в США исследовании сплачивающие моральные основания показали умеренную прямую связь с враждебностью по отношению к аутгруппам (мусульманам, нелегальным иммигрантам) и оправдание дискриминации в их отношении, а индивидуализирующие – слабую обратную связь [43]. В исследовании венгерских психологов была продемонстрирована непосредственная и опосредованная через моральную эксклюзию связь моральных оснований с позитивными (оказание помощи) и негативными (причинение вреда) намерениями по отношению к мигрантам-мусульманам [32]. Индивидуализирующие моральные основания показали обратную связь с негативными намерениями и прямую – с позитивными. Напротив, сплачивающие моральные основания были прямо связаны с негативными намерениями и обратно – с позитивными. Другое исследование тех же авторов продемонстрировало, что индивидуализирующие моральные основания ослабляют предубеждения по отношению к любым группам, в то время как сплачивающие моральные основания избирательно усиливают предубеждения по отношению к чуждым и опасным группам, не оказывая влияния на установки в отношении уязвимых групп [33]. Аналогичные выводы были получены в российском исследовании толерантности по отношению к различным группам [8].
Как на зарубежных, так и на российских выборках было показано, что индивидуализирующие моральные основания поддерживают установку на мирное международное сотрудничество, в то время как сплачивающие моральные основания сочетаются с поддержкой воинственного, жесткого внешнеполитического курса [9; 39]. В целом, результаты подобных эмпирических исследований подтверждают тезис о том, что индивидуализирующие моральные основания отражают моральные нормы, направленные на защиту любого человека независимо от его принадлежности к группе, в то время как сплачивающие моральные основания являются выражением группоцентрической морали.
 

Критика теории моральных оснований

Обе ключевые идеи ТМО, упомянутые в начале статьи, являются объектом критики. Идея плюрализма морали подвергается критике сторонниками морального монизма, полагающими, что в основе морали лежит некоторый единый общий принцип или механизм, например, принцип справедливости [41] или интуитивная моральная грамматика [44]. В настоящее время критика ТМО с монистических позиций продолжается со стороны авторов диадической теории морали, в рамках которой в качестве единого «когнитивного шаблона» морали выступает воспринимаемый вред [50]. Моральные суждения здесь рассматриваются как результат интуитивного сравнения поступка с диадическим шаблоном, содержанием которого является причинение вреда партнеру. С точки зрения такого подхода вся мораль может рассматриваться через призму воспринимаемого вреда, а проступки, соответствующие разным моральным основаниям, различаются лишь степенью причиняемого вреда.
Критикуя идею морального плюрализма, К. Грей и Ч. Шейн обращают внимание на выявленные с помощью различных методов тесные корреляции между моральными основаниями, которые при использовании поправки на надежность зачастую указывают на невозможность их дифференциации [51]. Они также показывают, что независимо от политической ориентации наличие вреда является наиболее важным критерием, обладающим наибольшей когнитивной доступностью и тесно связанным с другими моральными нормами [51]. В ответ на эту критику авторы ТМО отмечают, что они могут согласиться с центральной ролью заботы/непричинения вреда в случае подкрепления этого тезиса новыми исследованиями, так как это не противоречит идеям ТМО [28]. Тем не менее вряд ли удастся свести к этому критерию все разнообразие моральных норм и ценностей, чему имеется, по мнению авторов ТМО, достаточно много эмпирических подтверждений [28].
ТМО подвергается критике не только с позиций морального монизма, существует также целый ряд теорий, развивающих альтернативные представления о многомерной структуре моральной сферы. К числу таких подходов относятся, например, теория морали как сотрудничества [18] и модель моральных побуждений [37]. В таких теориях обычно выдвигается некоторое единое основание для упорядочивания содержания моральной сферы, однако представляется более гибкой позиция сторонников ТМО, не ограничивающихся единственным критерием и допускающих расширение списка моральных оснований.
Подвергается критике также предположение о том, что различия в моральных основаниях лежат в основе предпочтения политической идеологии. В исследовании К. Смита на австралийской выборке было показано, что моральные основания в длительной перспективе (1,5-2 года) оказались менее стабильными, чем идеологические предпочтения, при этом не удалось доказать, что изменения в моральных основаниях предсказывают перемены в идеологических взглядах [53]. С использованием данных К. Смита и двух новых выборок из проведенных в США панельных исследований было показано, что скорее идеологические предпочтения предсказывают моральные основания, чем наоборот [35]. Вторичность моральных оснований подчеркивают также критики, указывающие на то, что консерваторы и либералы различаются по моральным основаниям ввиду их различий в уровне авторитаризма и ориентации на социальное доминирование [43].
Независимый, базовый характер моральных оснований подвергают сомнению М. Струп-Левицки с соавторами, склонные рассматривать их в качестве проявления мотивированного социального познания [55]. Согласно их данным связь с предпочитаемой политической идеологией объясняется тем, что в основе индивидуализирующих моральных оснований лежит эмпатическая мотивация, а в основе сплачивающих – потребности в снижении неопределенности и угрозы, а также тенденция к оправданию системы. Тем не менее эти авторы полагают, что моральные основания, даже будучи вторичными по отношению к этим мотивам, могут быть полезны для уточнения высказанных ранее представлений о политической идеологии как мотивированном социальном познании [38].
Среди ограничений ТМО указывают на тот факт, что в основанных на этой теории исследованиях зачастую не учитывалась разница в проявлениях морали по отношению к своей и чужой группам [54; 58]. Опросник моральных оснований не позволяет проконтролировать эту разницу, так что причиной различий в моральных основаниях между консерваторами и либералами может оказаться ассоциация содержания утверждений с представителями своей или противоборствующей группы. Так, например, некоторые утверждения, измеряющие моральное основание «лояльность», отражают патриотизм – форму проявления лояльности, более свойственную консерваторам и вызывающую скептицизм у либералов, что проявляется в меньших оценках лояльности по MFQ у последних. Однако либералы могут превосходить консерваторов по данному моральному основанию, если формулировка задания вместо типичной для консерваторов лояльности в форме патриотизма включает лояльность своему профсоюзу (т.е. группе, выражающей либеральные убеждения). Важную роль контекста в проявлении моральных оснований демонстрируют результаты исследования Дж. Фримера с коллегами [24]: если речь идет о власти консервативного, традиционного типа (например, армейского командования), консерваторы, как и ожидалось, выше либералов ценят подчинение и уважение власти. Однако если речь идет о власти, соответствующей либеральным идеалам, то более высокую оценку подчинению дают либералы.
 

Заключение

Проведенный обзор основанных на ТМО социально-психологических исследований не претендует на полноту ввиду разнообразия изучаемых в этой области проблем и большого количества новых публикаций. Среди работ, посвященных актуальным социальным проблемам, можно указать, например, исследования отношений к защите окружающей среды [13; 46], вакцинации [48], а также к требованиям и ограничениям, вызванным пандемией COVID-19 [10; 15; 47]. Тем не менее результаты обзора демонстрируют перспективность ТМО в исследовании проблем политической и социальной психологии, а также указывают на некоторые нерешенные теоретические и методологические проблемы.
Основные идеи и достижения ТМО в исследовании проблем политической психологии можно резюмировать в следующих утверждениях.
Моральная сфера личности неоднородна: она включает индивидуализирующие (направленные на защиту интересов личности) и сплачивающие (группоцентрические) моральные основания, имеющие различные, зачастую противоречивые проявления в сфере политических убеждений.
Основы предпочтений политической идеологии и связанных с ней взглядов на острые социальные и политические проблемы лежат в моральной сфере: сплачивающие и индивидуализирующие моральные основания показывают противоположные связи с политическим консерватизмом/либерализмом и склонностью к правой/левой идеологии. Этот вывод хорошо подтверждается в опросных исследованиях, в то время как результаты исследований, оценивающих моральные основания посредством контент-анализа речевых материалов, показывают значительно меньшую величину и воспроизводимость этих связей.
Индивидуализирующие и сплачивающие моральные основания демонстрируют противоположные проявления в сфере межгрупповых отношений. Сплачивающие моральные основания сочетаются с низкой толерантностью к чужим и потенциально опасным группам, с поддержкой жесткой, ястребиной внешней политики, в то время как индивидуализирующие моральные основания связаны с высокой толерантностью к любым людям независимо от их принадлежности к группе, с поддержкой миролюбивой внешней политики.
Потенциал развития ТМО, в первую очередь, связан с расширением исследований морали и ее проявлений в различных культурных контекстах с помощью новой методики MFQ-2, демонстрирующей кросс-культурную эквивалентность. Кроме того, к перспективам развития относится также более глубокий анализ проявления моральных оснований по отношению к представителям различных групп и более полный учет контекста в дальнейших исследованиях.
Важность ТМО для будущих социальных исследований определяется тем, что с опорой на эту теорию можно глубже проанализировать социально-психологические факторы отношения к различным общественным проблемам, за которыми скрываются противоречивые с точки зрения разных моральных оснований оценки. Представляется, что ТМО может принести пользу в комплексном анализе различных социальных проблем, помогая эксплицировать морально-психологические аспекты плохо поддающихся решению противоречий между противоборствующими группами и найти пути к взаимопониманию
 
[1] Как в англоязычных, так и в русскоязычных работах используются немного различные названия моральных оснований, что связано с уточнением содержания и поиском наиболее адекватных этому содержанию терминов. В частности, моральное основание «праведность/деградация» часто в русскоязычных исследованиях называется «чистота» или «почитание святынь».
[2] Заблокирован 4 марта 2022 г. Роскомнадзором на территории Российской Федерации.

Литература

  1. Арутюнова К.Р., Александров Ю.И. Мораль и субъективный опыт. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2019. 188 с.
  2. Атнашев Т., Калинин В. Праведный разум: Джонатан Хайдт в поисках моральных оснований политики // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 2021. Т. 39. № 4. C. 279–312. DOI:10.22394/2073-7203-2021-39-4-279-312
  3. Заикин В.А. Моральное функционирование: социально-психологический подход. Социально-интуитивистская теория Дж. Хайдта // Национальный психологический журнал. 2017. Т. 25. № 1. C. 32–38. DOI:10.11621/npj.2017.0104
  4. Кисляков П.А., Меерсон А.-Л.С., Шмелева Е.А., Александрович М.О. Устойчивость личности к социокультурным угрозам в условиях цифровой трансформации общества // Образование и наука. 2021. Т. 23. № 9. C. 142–168. DOI:10.17853/1994-5639-2021-9-142-168
  5. Козлова М.А., Козлов А.И. Истоки морали, ориентированной на индивида и группу: социально-психологический и естественно-научный аспекты // Психологический журнал. 2016. Т. 37. № 3. C. 60–70.
  6. Сычев О.А., Белоусов К.И., Протасова И.Н. Ценностные и моральные основы социально-политических взглядов молодежи // Сибирский психологический журнал. 2019. № 73. C. 60–77. DOI:10.17223/17267080/73/4
  7. Сычев О.А., Протасова И.Н., Белоусов К.И. Диагностика моральных оснований: апробация русскоязычной версии опросника MFQ // Российский психологический журнал. 2018. Т. 15. № 3. C. 88–115. DOI:10.21702/rpj.2018.3.5
  8. Сычев О.А., Протасова И.Н. Противоречивость толерантности в контексте этики автономии и этики сообщества // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2020. Т. 17. № 4. C. 821–831. DOI:10.17323/1813-8918-2020-4-822-832
  9. Сычев О.А., Протасова И.Н. Связь этики автономии, этики сообщества и национализма с внешнеполитическими установками россиян // Социальная психология и общество. 2021. Т. 12. № 4. C. 53–70. DOI:10.17759/sps.2021120404
  10. Ahn C., Noh G.Y. Testing Extended Parallel Processing Model in the Korean COVID-19 Context: Effect of Moral Intuitions as Moderators // Frontiers in Public Health. 2021. Vol. 9. P. 756281. DOI:10.3389/fpubh.2021.756281
  11. Alizadeh M., Weber I., Cioffi-Revilla C., Fortunato S., Macy M. Psychology and morality of political extremists: evidence from Twitter language analysis of alt-right and Antifa // EPJ Data Science. 2019. Vol. 8(1). P. 1–35. DOI:10.1140/epjds/s13688-019-0193-9
  12. Atari M., Haidt J., Graham J., Koleva S., Stevens S.T., Dehghani M. Morality Beyond the WEIRD: How the Nomological Network of Morality Varies Across Cultures // Preprint. PsyArXiv. 2022. P. 1–79. DOI:10.31234/osf.io/q6c9r
  13. Baldner C. Morality and environment: Analyzing the effect of the moral foundations on attitudes towards the environment in Italy // Rassegna di Psicologia. 2018. Vol. 35(1). P. 67–77.
  14. Castilla-Estévez D., Blázquez-Rincón D. Age and Moral Foundations: A Meta-Analytic Approach // The Spanish Journal of Psychology. 2021. Vol. 24. P. e41. DOI:10.1017/SJP.2021.35
  15. Chan E.Y. Moral foundations underlying behavioral compliance during the COVID-19 pandemic // Personality and Individual Differences. 2021. Vol. 171. P. 110463. DOI:10.1016/j.paid.2020.110463
  16. Clark C., Swails J., Pontinen H., Lavigne S., Kriz K., Hendricks P. A behavioral economic assessment of individualizing versus binding moral foundations // Personality and Individual Differences. 2017. Vol. 112. P. 49–54. DOI:10.1016/j.paid.2017.02.052
  17. Clifford S., Iyengar V., Cabeza R., Sinnott-Armstrong W. Moral foundations vignettes: a standardized stimulus database of scenarios based on moral foundations theory // Behavior Research Methods. 2015. Vol. 47(4). P. 1178–1198. DOI:10.3758/s13428-014-0551-2
  18. Curry O.S., Jones Chesters M., Van Lissa C.J. Mapping morality with a compass: Testing the theory of ‘morality-as-cooperation’ with a new questionnaire // Journal of Research in Personality. 2019. Vol. 78. P. 106–124. DOI:10.1016/j.jrp.2018.10.008
  19. Feldman G. Personal Values and Moral Foundations: Examining Relations and Joint Prediction of Moral Variables // Social Psychological and Personality Science. 2021. Vol. 12(5). P. 676–686. DOI:10.1177/1948550620933434
  20. Franco A.B., Pound N. The foundations of Bolsonaro’s support: Exploring the psychological underpinnings of political polarization in Brazil // Journal of Community & Applied Social Psychology. 2022. P. 1–14. DOI:10.1002/casp.2599
  21. Franks A.S., Scherr K.C. Economic Issues Are Moral Issues: The Moral Underpinnings of the Desire to Reduce Wealth Inequality // Social Psychological and Personality Science. 2019. Vol. 10(4). P. 553–562. DOI:10.1177/1948550618772821
  22. Franks A.S., Scherr K.C. Using Moral Foundations to Predict Voting Behavior: Regression Models from the 2012 U.S. Presidential Election // Analyses of Social Issues and Public Policy. 2015. Vol. 15(1). P. 213–232. DOI:10.1111/asap.12074
  23. Frimer J.A. Do liberals and conservatives use different moral languages? Two replications and six extensions of Graham, Haidt, and Nosek’s (2009) moral text analysis // Journal of Research in Personality. 2020. Vol. 84. P. 103906. DOI:10.1016/j.jrp.2019.103906
  24. Frimer J.A., Gaucher D., Schaefer N.K. Political Conservatives’ Affinity for Obedience to Authority Is Loyal, Not Blind // Personality and Social Psychology Bulletin. 2014. Vol. 40(9). P. 1205–1214. DOI:10.1177/0146167214538672
  25. Graham J., Haidt J., Nosek B.A. Liberals and conservatives rely on different sets of moral foundations // Journal of Personality and Social Psychology. 2009. Vol. 96(5). P. 1029–1046. DOI:10.1037/a0015141
  26. Graham J., Haidt J. Sacred values and evil adversaries: A moral foundations approach // The social psychology of morality: Exploring the causes of good and evil: Herzliya series on personality and social psychology. Washington, DC, US: American Psychological Association, 2012. P. 11–31.
  27. Graham J., Nosek B.A., Haidt J., Iyer R., Koleva S., Ditto P.H. Mapping the Moral Domain // Journal of Personality and Social Psychology. 2011. Vol. 101. P. 366–385. DOI:10.1037/a0021847
  28. Graham J., Haidt J., Motyl M., Meindl P., Iskiwitch C., Mooijman M. Moral Foundations Theory // Atlas of Moral Psychology / eds. K. Gray, J. Graham. New York, London: The Guilford Press, 2018. P. 211–222.
  29. Graham J., Haidt J., Koleva S., Motyl M., Iyer R., Wojcik S., Ditto P.H. Moral foundations theory: The pragmatic validity of moral pluralism // Advances in experimental social psychology. 2013. Vol. 47. P. 55–130. DOI:10.1016/B978-0-12-407236-7.00002-4
  30. Gray K., Keeney J.E. Disconfirming Moral Foundations Theory on Its Own Terms: Reply to Graham (2015) // Social Psychological and Personality Science. 2015. Vol. 6(8). P. 874–877. DOI:10.1177/1948550615592243
  31. Gray K., Keeney J.E. Impure or Just Weird? Scenario Sampling Bias Raises Questions About the Foundation of Morality // Social Psychological and Personality Science. 2015. Vol. 6(8). P. 859–868. DOI:10.1177/1948550615592241
  32. Hadarics M., Kende A. Moral foundations of positive and negative intergroup behavior: Moral exclusion fills the gap // International Journal of Intercultural Relations. 2018. Vol. 64. P. 67–76. DOI:10.1016/j.ijintrel.2018.03.006
  33. Hadarics M., Kende A. The Dimensions of Generalized Prejudice within the Dual-Process Model: the Mediating Role of Moral Foundations // Current Psychology. 2018. Vol. 37(4). P. 731–739. DOI:10.1007/s12144-016-9544-x
  34. Harper C.A., Rhodes D. Reanalysing the factor structure of the moral foundations questionnaire // The British Journal of Social Psychology. 2021. Vol. 60(4). P. 1303–1329. DOI:10.1111/bjso.12452
  35. Hatemi P.K., Crabtree C., Smith K.B. Ideology Justifies Morality: Political Beliefs Predict Moral Foundations // American Journal of Political Science. 2019. Vol. 63(4). P. 788–806. DOI:10.1111/ajps.12448
  36. Iurino K., Saucier G. Testing Measurement Invariance of the Moral Foundations Questionnaire Across 27 Countries // Assessment. 2020. Vol. 27(2). P. 365–372. DOI:10.1177/1073191118817916
  37. Janoff-Bulman R., Carnes N.C. Surveying the Moral Landscape: Moral Motives and Group-Based Moralities // Personality and Social Psychology Review. 2013. Vol. 17(3). P. 219–236. DOI:10.1177/1088868313480274
  38. Jost J.T., Glaser J., Kruglanski A.W., Sulloway F.J. Political Conservatism as Motivated Social Cognition // Psychological Bulletin. 2003. Vol. 129(3). P. 339–375. DOI:10.1037/0033-2909.129.3.339
  39. Kertzer J.D., Powers K.E., Rathbun B.C., Iyer R. Moral support: How moral values shape foreign policy attitudes // The Journal of Politics. 2014. Vol. 76(3). P. 825–840. DOI:10.1017/s0022381614000073
  40. Kivikangas J.M., Fernández-Castilla B., Järvelä S., Ravaja N., Lönnqvist J.-E. Moral foundations and political orientation: Systematic review and meta-analysis // Psychological Bulletin. 2021. Vol. 147(1). P. 55–94. DOI:10.1037/bul0000308
  41. Kohlberg L. Stage and sequence: The cognitive-developmental approach to socialization // Handbook of Socialization Theory and Research / ed. D.A. Goslin. Chicago: Rand McNally, 1969. P. 347–480.
  42. Koleva S.P., Graham J., Iyer R., Ditto P.H., Haidt J. Tracing the threads: How five moral concerns (especially Purity) help explain culture war attitudes // Journal of Research in Personality. 2012. Vol. 46(2). P. 184–194. DOI:10.1016/j.jrp.2012.01.006
  43. Kugler M., Jost J.T., Noorbaloochi S. Another Look at Moral Foundations Theory: Do Authoritarianism and Social Dominance Orientation Explain Liberal-Conservative Differences in “Moral” Intuitions? // Social Justice Research. 2014. Vol. 27(4). P. 413–431. DOI:10.1007/s11211-014-0223-5
  44. Mikhail J. Universal moral grammar: theory, evidence and the future // Trends in Cognitive Sciences. 2007. Vol. 11(4). P. 143–152. DOI:10.1016/j.tics.2006.12.007
  45. Milesi P. Moral Foundations and Voting Intention in Italy // Europe’s Journal of Psychology. 2017. Vol. 13(4). P. 667–687.
  46. Milfont T.L.L., Davies C.L., Wilson M.S. The Moral Foundations of Environmentalism // Social Psychological Bulletin. 2019. Vol. 14(2). P. 1–25. DOI:10.32872/spb.v14i2.32633
  47. Presti S.L., Mattavelli G., Canessa N., Gianelli C. Risk perception and behaviour during the COVID-19 pandemic: Predicting variables of compliance with lockdown measures // PLOS ONE. 2022. Vol. 17(1). P. e0262319. DOI:10.1371/journal.pone.0262319
  48. Rossen I., Hurlstone M.J., Dunlop P.D., Lawrence C. Accepters, fence sitters, or rejecters: Moral profiles of vaccination attitudes // Social Science & Medicine. 2019. Vol. 224. P. 23–27. DOI:10.1016/j.socscimed.2019.01.038
  49. Saroglou V., Craninx M. Religious moral righteousness over care: a review and a meta-analysis: Religion // Current Opinion in Psychology. 2021. Vol. 40. P. 79–85. DOI:10.1016/j.copsyc.2020.09.002
  50. Schein C., Gray K. The Theory of Dyadic Morality: Reinventing Moral Judgment by Redefining Harm // Personality and Social Psychology Review. 2018. Vol. 22(1). P. 32–70. DOI:10.1177/1088868317698288
  51. Schein C., Gray K. The Unifying Moral Dyad: Liberals and Conservatives Share the Same Harm-Based Moral Template // Personality and Social Psychology Bulletin. 2015. Vol. 41(8). P. 1147–1163. DOI:10.1177/0146167215591501
  52. Shweder R.A., Much N.C., Mahapatra M., Park L. The “big three” of morality (autonomy, community, divinity) and the “big three” explanations of suffering // Morality and health. New York: Routledge, 1997. P. 119–169.
  53. Smith K.B., Alford J.R., Hibbing J.R., Martin N.G., Hatemi P.K. Intuitive Ethics and Political Orientations: Testing Moral Foundations as a Theory of Political Ideology // American Journal of Political Science. 2017. Vol. 61(2). P. 424–437. DOI:10.1111/ajps.12255
  54. Stewart B.D., Morris D.S.M. Moving Morality Beyond the In-Group: Liberals and Conservatives Show Differences on Group-Framed Moral Foundations and These Differences Mediate the Relationships to Perceived Bias and Threat // Frontiers in Psychology. 2021. Vol. 12. P. 579908. DOI:10.3389/fpsyg.2021.579908
  55. Strupp-Levitsky M., Noorbaloochi S., Shipley A., Jost J.T. Moral “foundations” as the product of motivated social cognition: Empathy and other psychological underpinnings of ideological divergence in “individualizing” and “binding” concerns // PLOS ONE. 2020. Vol. 15(11). P. e0241144. DOI:10.1371/journal.pone.0241144
  56. Sychev O.A., Protasova I.N. The Relationships between Moral Foundations, Social Beliefs and Attitudes towards Economic Inequality among Russian Youth: A Case Study of Altai Krai // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Психология и педагогика. 2020. Vol. 17(4). P. 705–718. DOI:10.22363/2313-1683-2020-17-4-705-718
  57. Tamul D., Elson M., Ivory J.D., Hotter J.C., Lanier M., Wolf J., Martinez-Carrillo N.I. Moral Foundations’ Methodological Foundations: A Systematic Analysis of Reliability in Research Using the Moral Foundations Questionnaire // Preprint. 2020. P. 1–21. DOI:10.31234/osf.io/shcgv
  58. Voelkel J.G., Brandt M.J. The Effect of Ideological Identification on the Endorsement of Moral Values Depends on the Target Group // Personality & Social Psychology Bulletin. 2019. Vol. 45(6). P. 851–863. DOI:10.1177/0146167218798822
  59. Yılmaz O., Sarıbay S.A., Bahçekapılı H.G., Harma M. Political orientations, ideological self-categorizations, party preferences, and moral foundations of young Turkish voters // Turkish Studies. 2016. Vol. 17(4). P. 544–566.
  60. Zakharin M., Bates T.C. Remapping the foundations of morality: Well-fitting structural model of the Moral Foundations Questionnaire // PLoS ONE. 2021. Vol. 16(10). P. e0258910. DOI:10.1371/journal.pone.0258910

Информация об авторах

Сычев Олег Анатольевич, кандидат психологических наук, доцент, старший научный сотрудник научно-исследовательского отдела, ФГБОУ ВО "Алтайский государственный гуманитарно-педагогический университет имени В.М. Шукшина" (ФГБОУ ВО АГГПУ), Бийск, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-0373-6916, e-mail: osn1@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 747
В прошлом месяце: 92
В текущем месяце: 40

Скачиваний

Всего: 420
В прошлом месяце: 44
В текущем месяце: 22