Родительство в цифровую эпоху: Интервью с Соней Ливингстон

90

Представления родителей о низко-технологичном (low-tech) прошлом и высоко-технологичном (hi-tech) будущем обсудила аспирантка Мичиганского университета Эшли МакДермотт (Ashley McDermott,) в беседе с Соней Ливингстон (Sonia Livingstone). Приводим обзор их беседы.

Соня Ливингстон — профессор кафедры «Коммуникация и СМИ» Лондонской школы экономики, является специалистом по правам детей в эпоху цифровых технологий. Данное интервью посвящено ее книге «Воспитание для цифрового будущего: как надежды и страхи, связанные с технологиями, влияют на жизнь детей» (Parenting for a Digital Future: How Hopes and Fears about Technology Shape Childrens Lives), впервые опубликованной в 2020 году.

Вопрос об использовании технологий в отдельных семьях вызвал широкий отклик в средствах массовой информации и привлек внимание общества в целом, утверждает МакДермотт. «В основе оживленных дискуссий о нашей цифровой эпохе, экономике инноваций, регулировании платформ <…>, — отвечает Соня Ливингстон, — лежит, пусть и не всегда четко выраженный, анализ взаимодействия обычных людей с цифровыми технологиями. Но было бы ошибкой считать само собой разумеющимся, будто нам известно, как люди их используют, или предполагать, что другие живут так же, как мы».

Также Соня Ливингстон отмечает: «Цифровые технологии позволяют публичному стать частным (например, переход образования и школьной педагогики в формат домашнего обучения) а частному — публичным (например, делиться личными переживаниями в социальных сетях, чему примером служит опыт родителей-блогеров)».

Цели книги «Воспитание для цифрового будущего» следующие:

  1. «пролить свет на опыт семей, признать их разнообразие и прислушаться к их мнению»;
  2. «связать истории семей с общественными процессами, которые эти семьи коллективно формируют».

Технологии, на первый взгляд, относительно контролируемые (по сравнению с более серьезными проблемами — бедностью, разводами, инвалидностью и т.д.), казалось бы, помогают родителям управлять будущим детей и оптимизировать его; но в то же время ввиду их сложности, непрозрачности и постоянных изменений это самое будущее может находиться под угрозой.

Исследование Сони Ливингстон носит междисциплинарный характер; это вызвано стремлением автора «обогатить исследование и привлечь к нему широкую аудиторию». По словам Ливингстон, ей вместе с соавтором Алисией Блум-Росс пришлось «много читать по социологии, психологии, педагогике, медиалогии и, конечно же, антропологии (особенно в развивающейся области цифровой антропологии), а также использовать различные методики, чтобы понять, как семья способствует трансформациям общества благодаря цифровым технологиям и реагирует на них».

Книга была задумана как часть научно-исследовательской сети по вопросам связного обучения, возглавляемой японским культурным антропологом Мизуко Ито и финансируемой благотворительным фондом Макартуров. Ее идея заключалась в изучении того, как цифровые сети меняют возможности для обучения, ориентированного на детей (когда дети сами решают, чему они хотят научиться, что им интересно). Значительное внимание уделялось тому, что неформальное обучение может помочь в решении проблем формального школьного образования.

Однако исследование Ливингстон и Блум-Росс выявило множество упущенных возможностей:

  • педагоги и родители не понимали друг друга;
  • дети были вынуждены исполнять роль посредников;
  • неуместные надежды на средства цифровых технологий скорее усугубляли, чем смягчали неравенство.

Далее Соня Ливингстон в ответ на вопрос Эшли МакДермотт о сложности работы вне обобщающих категорий и противостояния стереотипам описывает ход исследования: изучалась семейная жизнь лондонцев — жителей мегаполиса, который привлекает именно нестандартным образом жизни. Опрашивались самые разные семьи:

  • Образованные, занятые низкооплачиваемым творческим трудом;
  • «Эксцентричные», увлеченные технологиями;
  • Семьи этнических меньшинств, проживающих в мигрантских кварталах Лондона;
  • Семьи представителей тех или иных субкультур и т.д.

«Это помогло нам не только подвергнуть критике стандартные классификации семейной жизни по классовому признаку (что не означает, что опыт наших участников не был классовым), но и сосредоточиться на самом понятии семьи», — говорит Ливингстон.

Эмпирически ученые отталкивались от результатов интервью — к кому участники обращались, с кем связывались или от кого отдалялись. Также в основу исследования легли положения теории позднего модерна, в особенности идеи английского социолога Энтони Гидденса и немецкого социолога Ульриха Бека о семье.

Цифровые технологии открывают альтернативные пути, новые ценности и формы знания, которые могут поколебать традиционные представления о компетентности (теперь дети могут знать больше родителей) или иерархии (умеющий писать коды программ человек добьется большего в жизни, чем знающий латынь).

В беседе был затронут вопрос о проблеме управления экранным временем, особенно в свете пандемии COVID-19.

Соня Ливингстон утверждает следующее: важно не то, сколько времени дети смотрят на экран, а то, с каким контентом они работают, с какой целью, в каких социальных сетях или сообществах. Однако родители нередко осуждают детей за то, что они подолгу сидят за компьютером. Несмотря на это, члены семьи могут сыграть в видеоигру, посмотреть вечером какой-либо фильм или короткий смешной ролик, показать друг другу мемы и т.д. — то есть, провести время вместе именно с помощью цифровых технологий. Кроме того, по мнению Сони Ливингстон, после пандемии считать, что современные дети только лишь сидят в интернете — неправильно: там они учатся, получают информацию, общаются с другими людьми. Во-вторых, дети хотят ходить в школу, видеться с друзьями, общаться с семьей.

В конце интервью Эшли МакДермотт перечисляет предложенные авторами книги шесть рекомендаций с целью помощи родителям:

  1. Сформировать у родителей реалистичное отношение к использованию детьми технологий вместо запугивания;
  2. Обеспечить поддержку родителей, охватывающую цифровую среду;
  3. Признать родительское участие в школьной жизни;
  4. Прислушаться к мнению родителей при разработке политики;
  5. Привлечь внимание к проектированию и управлению цифровой средой;
  6. Обеспечить соответствие политики и технологий фактическим данным.

«Изменили бы вы какие-либо рекомендации или дополнили бы их ввиду массового перехода на онлайн-обучение и карантина, заставившего многих взрослых работать из дома и при этом заботиться о детях?» — спрашивает МакДермотт, на что Соня Ливингстон дает следующий ответ:

«Мне чрезвычайно интересно одно из многих последствий пандемии — смещение акцентов в политике от уделения особого внимания (даже превознесения) макроэкономическим и политическим обсуждениям цифровых технологий на высшем государственном уровне к признанию важности жизненных реалий обычных граждан, а также того факта, что технологическая политика должна включать в себя советы родителям, этику на этапе проектирования цифровых решений, самое пристальное внимание к образовательным технологиям и право голоса молодежи. В своей нынешней работе я рассматриваю эти вопросы под эгидой прав детей в цифровой среде. И я думаю, что наметились первые признаки внимания к надеждам и опасениям семей».

Читайте текст интервью с Соней Ливингстон на английском языке по ссылке.

Текст подготовлен Шведовской А.А. и Канель И.В. (МГППУ).