Принципы психологической педагогики Н.Ф. Талызиной. К 100-летию со дня рождения

69

28 декабря 2023 года исполнилось 100 лет со дня рождения психолога Нины Федоровны Талызиной. Классик отечественной психологии, она застала наше время, «современность», которая не знает классицизма. И если очень повезет – случайно, по-школьному утыкается в его азы. Нину Федоровну, похоже, это не очень заботило. Как и ее статус в науке, которую она рассматривала исключительно как сферу служения.

Она творила и учила. Творила само учение и учила учиться, творить собственное учение. Учила действовать так, чтобы в результате действия рождалось понятие, которое совпадает с умением. Умение ведь от «от ума». А значит, не все, что мы можем делать, на первый взгляд, вполне сносно, добротно и по-своему эффективно, мы… УМЕЕМ ДЕЛАТЬ. Таков парадокс, который способна объяснить лишь теория деятельности.

Школу, которую Нина Федоровна создала вместе со своим учителем П.Я.Гальпериным, – нельзя разделить на «научную» и собственно «учебную». Это - одна школа. Школа без границ, учеников и выпускников которой можно встретить на всех, без исключения, населенных материках нашей планеты. Ее ученики – не только психологи, но и школьные учителя, которым не надо было перелагать «язык слов» на «язык дел».

Благодарен Нине Федоровне за дружбу, которая она мне нечаянно и великодушно подарила.

Принципы психологической педагогики Н.Ф. Талызиной (по материалам чтения работ, аудиторного и личного научного общения с Ниной Федоровной):

  1. Деятельность – не «форма подачи» материала, а его содержание.
  2. Научиться можно и вне деятельности, но для этого не требуется школа, единственная задача которой – научить учиться. Способный учить себя человек – естественная главная черта выпускника школы. Любой школы, соответствующей своему назначению, а не только школы «развивающего обучения». Развивающее обучение возникло как ответ на то, что массовая школа не исполняет своей миссии.
  3. Знание – это не кусочек картины мира, это интегральный результат освоения деятельностных средств ее построения, которые никогда не являются готовыми. Это касается любого знания.
  4. В слове «усвоение» главное «СВОЙ». Когда говорят «Усвоил?» имеют в виду «Дошло?». СВОЕ не может «дойти». К нему можно только «придти», самому, к своему и одновременно общему для всех, которому только предстоит стать таковым. «Придти к себе» вместе с другими через учение. «Социальное» появляется на сцене обучения дважды: как действие, разделенное между двумя людьми, и как индивидуальное действие, когда ты способен действовать и за себя, и за «научившего» другого (учителя), и за всех (условно говоря, от Лейбница до Дарвина до каждого соученика по классу). «СВОЕ» - вершина «социальности»!
  5. Смысл управления учением не в дидактическом диктате или диктанте, а в создании ориентиров для самоуправления внутренними ресурсами обучения. Сделать это могут только учитель и ученик вместе.
  6. Учение как деятельность реорганизует весь ансамбль психических функций, а не «прибавляет» что-то к каждой из них.
  7. Любое учебное действие является разумным опытом. Ума-разума набираются через учебные действия.
  8. Решение учебной задачи, учебной проблемы – это не «отдельное занятие» на уроке, а суть учения в целом.
  9. Поэтапный контроль нужен не для удобства учителя, а для того, чтобы ученик мог осмысленно отнестись к каждой своей пробе, оценить, проанализировать ее с нарастающей самостоятельностью. На каждом этапе важно поддержать рост или даже еле заметные ростки самостоятельности учебного действия. А для оценки «по результату» достаточно правильного ответа в конце учебника, который мало что говорит о процессе учения. «Умные» учащиеся в таких случаях начинают задумываться, а как можно придти к такому результату или почему я не пришел к нему. Что само по себе уже неплохо. Но стоит ли полагаться на случай, если учение можно с самого начала построить в логике мышления?
  10. Не всякий познавательный мотив автоматически становится учебным. «Хочу все знать!», универсальная любознательность – важнейшая составляющая позиции ученика, но ею эта позиция не исчерпывается. Можно быть мотивированным к приобретению нового знания, но не возможностью того, что оно в чем-то изменит тебя. Или даже уже свершившимся изменением (которого ты и не заметил). Для этого нужна кропотливая работа сознания, которую трудно проделать без учителя. Ее итог – рождение субъекта учения.

Владимир Кудрявцев, доктор психологических наук, профессор МГПУ и МГППУ