Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 104Рубрики 51Авторы 8833Новости 1762Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2018

27 место — направление «Психология»

0,516 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,551 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Экспериментальное исследование влияния в условиях вузовского образования самореализации личности обучающихся в спортивной деятельности на склонность к киберзависимости 6

Симакова Т.А.
кандидат психологических наук, доцент Федеральное казенное образовательное учреждение высшего образования, Академия ФСИН России, Рязань, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0002-5715-0291
e-mail: simakovatanea@yandex.ru

Жарких А.А.
кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии психологического факультета, Академии ФСИН России, Рязань, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0002-1239-9894
e-mail: fonya_02@mail.ru

Анкудинов Н.В.
кандидат педагогических наук, начальник психологического факультета , Академия ФСИН России, Рязань, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0001-6420-5310
e-mail: ankudinov.nik@list.ru

Полный текст

В настоящее время в условиях нарастающих темпов цифровизации общества проблема интернет-зависимости личности приобретает междисциплинарный характер, затрагивая области знаний медицины, образования, психологии, психофизиологии, управленческих наук. При этом следует отметить расширение возрастного диапазона субъектов-пользователей интернет ресурсов. В связи с этим перед современным образованием стоит системная задача поиска надежных инструментов профилактики возникновения киберзависимого поведения у обучающихся на всех этапах социализации, которая в последнее время включает киберсоциализацию в качестве неотъемлемой компоненты.

Учитывая префигуративный характер взаимоотношений современной молодежи со старшим поколением, как в образовательном процессе, так и в социуме в контексте цифровизации современного общества (первые часто более осведомлены о возможностях интернет-среды) в жизни молодого поколения приобретают обостренный характер следующие противоречия:

- между безграничным расширением своих возможностей и отсутствием устойчивых механизмов контроля собственного поведения в киберсреде. Это противоречие усугубляется тем, что жизненное пространство современного молодого человека приобретает гибридный характер, поскольку стирается грань между онлайн и офлайн средами;

- между расширением возможностей установления межличностных контактов (неограниченный поиск друзей по интересам) и снижением возможности качественного построения отношений с возрастающим количеством участников общения, проявление киберзависимости как ухода от сложностей реальных отношений;

- между открытой возможностью образования и самообразования (получение дополнительных знаний, умений, навыков, онлайн обучение, открытый доступ к информационным базам данных) и отсутствием целесообразных векторов саморазвития, ростом интеллектуального потребительства и иждивенчества.

Кроме того, поскольку интернет-пространство позволяет не только удовлетворять потребности человека, но и актуализирует потребность в самовыражении и самореализации, то закономерно существует риск нанесения себе вреда посредством неадекватной самоактуализации, вплоть до саморазрушения.

Отсутствие целенаправленных и содержательно наполненных системных программ формирования культуры пользования интернет-ресурсами у подростков и молодежи в условиях изменившейся жизнедеятельности за счет ассимиляции интернет-пространства способствует стихийному возникновению поведенческого феномена «гуляй поле», «в интернете можно все». Проведенные пилотажные исследования последних трех лет устойчиво показывают ярко выраженный дефицит осознанных норм поведения в интернет среде [3; 7; 8; 10].

К настоящему времени наиболее распространенными рисками кибер-среды являются:

Электронные кибер-риски — предполагают возможность утраты конфиденциальности персональной информации, хищение персональных данных, поражение персональных компьютеров вредоносным программным обеспечением. Результатом действия вредоносных программ являются снижение скорости интернет-связи, утечка и потеря персональной информации.

Контетные риски — связаны с распространением материала, имеющего выраженный деструктивный характер. Распространители негативного контента заражают персональный компьютер, что в дальнейшем позволяет им управлять действиями пораженного компьютера, использовать персональную информацию с целью манипулирования сознанием пользователей.

Коммуникационные риски — связаны с межличностным общением интернет-пользователей. Это возможность нападок, оскорблений и всевозможных притеснений, получаемых в онлайн-среде при посещении пользователями различного рода форумов, блогов, сайтов знакомств, онлайн-мессенджеров. Наиболее яркими примерами коммуникационных рисков являются груминг, кибербуллинг, киберпреследования.

Потребительские риски — связаны с приобретением товаров несоответствующего качества, различных подделок и фальсифицированной продукции, с материальными потерями без приобретения товаров и получения услуг. Потребительские риски актуализируются в результате проявления кибермошеничества как умышленного обмана или злоупотребления доверием с целью получения какой-либо выгоды.

Риски интернет-зависимости связаны с нарастанием черт зависимого от интернет-пространства поведения, проявляющегося, по мнению М. Гриффитса (1997), в увеличении сверхценности интернет-пространства; модификации настроения при нахождении в Сети; в увеличении толерантности к использованию сети Интернет; в появлении симптомов отмены; в нарастании конфликтности с окружающими и самим собой и рецидивами при попытках воздержания от нахождения в интернет-пространстве [6; 12].

Особенно подверженной рискам интернет-пространства становится молодежь. Это происходит как в силу большей пластичности и незрелости их психики, так и в силу наличия большего временного ресурса в связи с необремененностью «проблемами взрослых».

Таким образом, в отношении лиц, начиная от детского до юношеского возраста, актуализируется необходимость обеспечения профилактических мероприятий в целях защиты от рисков интернет-пространства.

Гипотезой нашего исследования является предположение о том, что задействованность в спортивной деятельности способствует уменьшению рисков интернет-зависимости у обучающихся в высших учебных заведениях.

В целях подтверждения гипотезы в 2019 г. было проведено исследование на базе научно-исследовательской лаборатории диагностических и оздоровительных технологий Академии ФСИН России. В исследовании приняли участие 40 курсантов-спортсменов, специализирующихся в различных видах единоборств, и 40 курсантов, не задействованных в группах спортивного совершенствования — по 10 девушек и 30 юношей в каждой из двух групп соответственно, в возрастной категории от 19 до 22 лет.

В качестве методов исследования использовались: анализ и обобщение специальной научной литературы; психодиагностическое тестирование; методы математической статистики — использование U-критерия Манна—Уитни для подтверждения значимых различий между обследуемыми группами и корреляционного анализа (коэффициент корреляции Спирмена) для выявления взаимосвязи индивидуально-типологических особенностей личности обучающихся и степени выраженности интернет-зависимости. Психодиагностическое тестирование осуществлялось посредством методик: «Тест интернет-зависимости» (ТИЗ) Кимберли Янг в адаптации В.А. Буровой; «Общая шкала проблемного использования интернета-3» (GPIUS3) С.Каплан, в адаптации А.А. Герасимовой и А.Б. Холмогоровой; «Индивидуально-типологический опросник» (ИТО) Л.Н. Собчик.

«Тест интернет-зависимости» (ТИЗ) Кимберли Янг в адаптации В.А. Буровой применялся нами для выявления степени выраженности интернет-зависимости.

Методика «Общая шкала проблемного использования интернета-3» (GPIUS3) С. Каплан, в адаптации А.А. Герасимовой и А.Б. Холмогоровой использовалась нами для выявления пяти факторов проблемного использования Интернета: предпочтение онлайн-общения традиционным коммуникациям; использование Интернета в качестве средства регуляции эмоционального состояния; когнитивная поглощенность как неконтролируемое мысленное возвращение в онлайн-пространство; компульсивное использование Интернета, выражающееся в трудностях ограничения пребывания в Сети; негативные последствия использования Интернета на повседневную жизнь [5].

«Индивидуально-типологический опросник» (ИТО) Л.Н. Собчик использовался нами для выявления степени выраженности индивидуально-типологических свойств обучающихся — экстраверсии, интроверсии, сензитивности, спонтанности, тревожности, агрессивности, ригидности и лабильности, в целях выявления их влияния на развитие интернет-зависимости у курсантов, задействованных и не задействованных в группах спортивного совершенствования [9].

В результате проведенного исследования по методике «Общая шкала проблемного использования Интернета-3» (GPIUS3) С. Каплан, в адаптации А.А. Герасимовой и А.Б. Холмогоровой, выявлены значимые различия между курсантами и курсантами-спортсменами, специализирующимися в различных видах единоборств (таблица).

Так, по шкале «предпочтение онлайн-общения», курсанты, в отличие от курсантов-спортсменов, в большей степени предпочитают виртуальное онлайн-общение коммуникациям в реальной жизни (Mкурс=3,8; Mспорт=2,1, при p≤0,05). Данная зависимость, по всей видимости, объясняется тем, что курсанты-спортсмены за счет задействованности в спортивных видах деятельности имеют большую реализованность в социуме, что снижает востребованность онлайн-общения.

Таблица

Средние значения по шкалам методик GPIUS3, ТИЗ, ИТО курсантов и курсантов-спортсменов, задействованных в группах спортивного совершенствования

Название теста

Название шкалы

Средннее значение в сырых баллах (курсанты)

Среднее значение в сырых баллах (курсанты-спортсмены)

GPIUS3

«Предпочтение онлайн-общения»;

3,8*

2,1*

«Регуляция настроения»;

6,8**

3,2**

«Когнитивная поглощенность»;

4,1**

1,6**

«Компульсивное использование»;

4,9**

2,1**

«Негативные последствия»

2,0**

0,6**

ТИЗ

Интернет-зависимость

34,9***

19,1**

ИТО

Тревожность

5,1**

3,2**

Примечание: «*» — p≤0,05; «**» — p≤0,01.

Значимые различия между курсантами и курсантами-спортсменами выявляются по шкале «Регуляция настроения», описывающей соответствующую мотивацию выхода в Сеть. У курсантов в большей степени, чем у курсантов-спортсменов, мотивом выхода в Сеть является улучшение эмоционального состояния (Mкурс=6,8; Mспорт=3,2, при p≤0,01). Подобная картина, по всей видимости, объясняется тем, что занятия спортом способствуют усиленной выработке эндорфинов [4], что положительно сказывается на психоэмоциональном состоянии спортсменов, в результате чего использование Интернета как средства регуляции психоэмоционального состояния теряет свою ценность.

По результатам проведенного исследования у курсантов в большей степени, чем у курсантов-спортсменов, выражена «когнитивная поглощенность», отражающая неконтролируемое регулярное мысленное возвращение в онлайн-пространство (Mкурс=4,1; Mспорт=1,6, при p≤0,01), являющаяся отражением интернет-зависимости. Данная закономерность, видимо, объясняется тем фактом, что у курсантов-спортсменов занятия спортом занимают значительную часть времени и способствуют направлению психической энергии в объективный мир, а также способствуют большей связи с реальностью, а также приводят к уменьшению тревоги (Mкурс=5,1; Mспорт=3,2, при p≤0,01 (шкала тревожности по методике ИТО)) за счет самореализации и включенности в социум и, следовательно, препятствуют уходу в виртуальную среду (психологическому эскапизму), которая в том числе является способом совладания с тревогой [2].

По шкале «Компульсивное использование» также наблюдаются значимые отличия между курсантами и курсантами-спортсменами (Mкурс=4,9; Mспорт=2,1, при p≤0,01), свидетельствующие в пользу того, что курсанты имеют больше трудностей в планировании своего пребывания в сети, чем курсанты-спортсмены. Подобная зависимость, на наш взгляд, объясняется более жестким режимом дня курсантов-спортсменов, их задействованностью в различного рода тренировках и спортивных мероприятиях, что объективно «вырывает» их из интернет-среды. Жесткая распланированность времени также объясняет и значимые различия между курсантами и курсантами-спортсменами, выявленные по шкале «Негативные последствия» (Mкурс=2,0; Mспорт=0,6, при p≤0,01), отражающей негативное влияние интернета на повседневную жизнь.

По методике «Тест интернет-зависимости» Кимберли Янг в адаптации В.А. Буровой получены значимые различия между курсантами и курсантами-спортсменами (Mкурс=34,9; Mспорт=19,1, при p≤0,01) по интернет-зависимости, которая в значительной степени более выражена у курсантов не задействованных в спорте, что дополняет полученные данные по указанной выше методике.

Изучение индивидуально-типологической предиспозиции курсантов и курсантов-спортсменов к интернет-зависимости посредством использования метода корреляционного анализа показало, что присутствует статистически значимая положительная связь между выраженностью тревожности и такими сторонами интернет-зависимости, как: использование Интернета в качестве средства регуляции психоэмоционального состояния (k=0,28*); компульсивное использование Интернета (k=0,24*); негативные последствия использования Интернета в повседневной жизни (k=0,42***); интернет-зависимость в целом (k=0,26*)(Рис.1). Взаимосвязь интернет-зависимости с уровнем тревожности находит подтверждение и в работах А.Е. Айвазовой, А.Б. Холмогоровой [1; 11]. Данная зависимость, вероятно, имеет место быть в силу того, что повышенная тревожность является формой невротического отреагирования на отсутствие самореализации в социальном окружении. В свою очередь, интернет-зависимость возникает на основе низкой реализованности индивида в социуме.

Кроме того, результаты корреляционного анализа показали взаимосвязь лабильности и когнитивной поглощенности (k=0,26*). Подобная картина, по нашему мнению, наблюдается, с одной стороны, в силу того, что с ростом лабильности, как показателя подвижности нервных процессов, происходит рост отвлекаемости от целенаправленных действий, что способствует «затягиванию» в хаотичное исследование интернет-контента. С другой стороны, повышение лабильности влечет за собой тенденцию к неустойчивости мотивационной направленности, к поиску ярких эмоциональных ощущений, что легко реализуется в интернет-пространстве.

Также выявлена взаимосвязь интроверсии и тенденции регулировать психоэмоциональное состояние в интернет-пространстве (k=0,23*). Указанная взаимосвязь, по всей видимости, объясняется тем, что с ростом интроверсии более органичным становится отделение от объективной реальности и уход в виртуальный мир, где интровертированная личность с меньшими энергетическими затратами способна восстановить псхоэмоциональное состояние.

 

Рисунок пэйнт2

Рис. 1. Взаимосвязь индивидуально-типологических особенностей обучающихся в ведомственных вузах с чертами интернет-зависимости (линиями обозначены положительные значимые связи)

Таким образом, по результатам проведенного исследования можно резюмировать, что задействованность в спортивной деятельности, а именно в группах спортивного совершенствования по единоборствам, способствует снижению рисков негативного влияния киберсреды, а именно снижает степень интернет-зависимости.

С одной стороны, данная закономерность может объясняться снижением уровня тревожности у обучающихся, занимающихся спортом. С другой стороны, вероятно, связана с характером самой спортивной деятельности. Занятия спортом оказывают мощное воздействие на физическое и психологическое состояние спортсменов. В первую очередь, речь идет о мотивационной сфере. Для спортсменов характерна направленность интересов на достижение высокого результата, высокая степень устойчивости к сбивающим факторам. Концентрация мыслей и целепологание ориентированы на поступательное и поэтапное развитие спортивного мастерства. В итоге подобная актуализация мотивов достижения в спорте значительно снижает ценность мотивов пребывания в интернет-пространстве. Кроме того, физическая и функциональная подготовка осуществляется посредством интенсивной тренировочной и соревновательной деятельности и предъявляет особые требования к соблюдению режима дня, выполнению тренировочных планов и устойчивому психическому состоянию занимающихся, что является мощным фактором профилактики интернет-зависимости.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Айвазова А.Е. Психологические аспекты зависимости. СПб.: Речь, 2008. 120 с.
  2. Белов В.И. Эскапизм: причины, функции и границы / Инновационная наука 2017. № 03-1. С. 270—276.
  3. Богданович Н.В., Щеткина Е.И., Борисова А.А., Шевцова Н.А., Моисеева Л.П. Особенности ценностно-смысловой сферы у студентов в период обучения в вузе [Электронный ресурс] // Психология и право. 2019. Том 9. № 2. С. 232–249. doi:10.17759/psylaw.2019090216
  4. Виру А.А., Кырге П.К. Гормоны и спортивная работоспособность. М.: Физкультура и спорт, 1983. 159 с.
  5. Герасимова А.А., Холмогорова А.Б. Общая шкала проблемного использования интернета: апробация и валидизация в российской выборке третьей версии опросника / Консультативная психология и психотерапия 2018. Т. 26. № 3. С. 56—79.
  6. Зарецкая О.В. компьютерная и интернет-зависимость: анализ и систематизация подходов к проблеме / Психолого-педагогические исследования. 2017. Том 9. № 2. С. 145—165.
  7. Симакова Т.А. Анализ прикладных аспектов проблемы развития профессионализма пенитенциарных психологов в условиях киберсоциализации / Современные тенденции развития образования: компетенции, технологии, кадры : сб. материалов науч.-метод. конф. (Рязань, 21–22 марта 2019 г.). – Рязань : Академия ФСИН России, 2019. – 295 с. С. 105—107.
  8. Симакова Т.А. Развитие киберустойчивости личности обучающихся в условиях цифровизации образования / Психология XXI века: вызовы, поиски, векторы развития: сб. материалов Всероссийского симпозиума психологов / Под общ. ред. Д.В. Сочивко. 2019. С. 574—578.
  9. Собчик Л.Н. Психология индивидуальности. Теория и практика психодиагностики. СПб., 2008. С. 64—71.
  10. Столяренко А.М., Сердюк Н.В., Вахнина В.В., Боева О.М., Грищенко Л.Л. Психологические аспекты деструктивного информационно-психологического воздействия / Психология и право. 2019. Том 9. № 4. С. 75—89.
  11. Холмогорова А.Б, Авакян Т.В, Клименкова Е.Н, Малюкова Д.А. Общение в интернете и социальная тревожность у подростков из разных социальных групп // Консультативная психология и психотератия. 2015. Том 24. № 4. С. 102—129.
  12. Griffiths M.D. Internet addiction: Does it really exist? // Psychology and the Internet: Intrapersonal, Interpersonal and Transpersonal Applications / J. Gackenbach (Ed.). NewYork: AcademicPress, 1998 Р. 61—75.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа

Яндекс.Метрика