О роли наследственности в психическом развитии человека

823

Общая информация

Рубрика издания: События

Для цитаты: Равич-Щербо И.В. О роли наследственности в психическом развитии человека [Электронный ресурс] // Вестник практической психологии образования. 2012. Том 9. № 4. С. 102–103. URL: https://psyjournals.ru/journals/bppe/archive/2012_n4/Ravic-Shcherbo (дата обращения: 20.07.2024)

Полный текст

 

Экспериментально биологический компонент целесообразно исследовать как генотипическую составляющую в межиндивидуальной вариативности психологических и психофизиологических характеристик. Поэтому к трем комплексам вопросов, выделяемым Б.Ф. Ломовым (1984) в области «биологическое и социальное в человеке» и связанным с психофизиологической проблемой, индивидуальным развитием и антропогенезом, целесообразно добавить четвертый, относящийся к природе индивидуальных особенностей.

Именно роль генетической и средовой изменчивости и формировании фенотипического разнообразия психологических и психофизиологических особенностей человека является предметом исследований в области, пограничной между генетикой и психологией (точнее, дифференциальными психологией и психофизиологией), которая обозначается обычно как психогенетика1.

Подчеркнем при этом еще раз, что речь идет не о возникновении тех или иных психических и психофизиологических функций, черт личности и т. д. в филогенезе, а о природе индивидуальных особенностей человека в ныне живущей популяции. Получаемые в психогенетических работах характеристики генетического и средового разнообразия как детерминантов разнообразия фенотипического являются популяционными характеристиками2. Это означает, в свою очередь, неправомерность переноса получаемых данных на конкретное значение какого- либо признака у конкретного человека. Поскольку любой признак является результатом сложного взаимодействия генотипа и среды, а также собственно психологических влияний, он не может рассматриваться как «наследственно предопределенная» черта данного индивида.

Равным образом, это не означает, что подобный признак не развивается, не изменяется в онтогенезе или вследствие специальных воздействий. Бытующие противопоставления типа «не наследственно, а развивается» сегодня могут обоснованно считаться некорректными, если речь идет о признаках психологических. Наличие генетического контроля не только не предполагает неизменность подобных признаков, но наоборот, факторы генотипа активно включены в онтогенез психических функций. <...>

Индивидуальные траектории развития подчиняются не только психологическим закономерностям, но и закономерностям генотип-средового взаимодействия. Их исследование — одна из наиболее актуальных и увлекательных задач психогенетики.

В связи с этим необходимо отметить следующее. Представление о генетически детерминированном признаке как неизменном, статичном может иметь отрицательные социальные следствия. В некоторых зарубежных работах высказываются предложения о включении оценки наследуемости в систему критериев при конструировании тестовых батарей. Предполагается при этом, что чем большую роль в формировании признака играет генетическая изменчивость, тем выше должна быть прогностическая валидность теста (см.: Психологическая диагностика, 1983). Иначе говоря, «диагноз», поставленный по такому признаку, превращается в приговор. <...> Такое представление о на­следуемости, когда речь идет о психологических признаках, фундаментально неверно. Оно покоится на представлениях о психическом развитии как линейном процессе, в котором происходят лишь количественные изменения той или иной психической функции. Вместе с тем в современной психологии, и прежде всего в трудах советских исследователей, показано, что в онтогенезе происходят не только количественные, но и качественные изменения психических функций: меняются их структура, взаимосвязи и иерархия, и, главное, меняются механизмы их реализации (Выготский Л.С., 1960; Лурия А.Р., 1962). В развитии происходит «смена его детерминант, а вместе с тем и смена системных оснований психических качеств» (Ломов Б.Ф., 1984). В плане психогенетичес­ком это означает, что, оставаясь фенотипически тем же, психологический признак, меняя в процессе развития реальное психологическое содержание, может менять и отношение к генотипу (Лурия А.Р., 1962).

Это не означает, что с возрастом происходит, например, автоматическое «накопление» средо­вых влияний, как и не означает простой замены элементарных («натуральных», по Л.С. Выгот­скому) форм функций высшими, социально опосредованными. У взрослого человека эти формы сосуществуют (как сосуществуют, например, непроизвольное и произвольное внимание, образная и вербальная память). Все сказанное позволяет сформулировать совсем иной взгляд на роль генотипа и среды в формировании функции: генетически «плохой» признак (например, плохая образная память) в онтогенезе или через специальные воздействия может быть переведен на другой уровень реализации и тем самым «улучшен».

Возможно и другое: в разных возрастах само выполнение психодиагностических заданий может происходить по разным основаниям, в него включаются разные психологические качества. связи. Эти исследования положили начало новой для отечественной психологии области психогенетики, в которой изучается соотношение наследственности и среды в формировании психофизиологических и психологических индивидуальных особенностей человека. Результаты этой работы, отраженные в многочисленных публикациях (около 100), получили широкое признание в нашей стране и за рубежом.

 

Все это говорит о том, что психологические признаки как объекты генетического анализа имеют очень существенные особенности, с которыми нельзя не считаться; но это же говорит и о неправомерности попыток строить какие-либо прогнозы относительно дальнейшего психического развития на основании установленной в одном возрасте генотипической детерминации того или иного признака.

Безусловно, те психологические признаки, в изменчивости которых генетические детерминанты надежно установлены, относятся к капитальным, конституциональным особенностям человека. Однако необходимо решить еще многие вопросы (в частности, создать типологию индивидуального развития, выявить роль генотипических и средовых факторов в его детерминации), прежде чем это знание можно будет с уверенностью рекомендовать практике. И здесь нельзя не присоединиться к тем исследователям, которые подчеркивают большую социальную ответственность психологов за «циркуляцию в общественном сознании идей, искаженно отражающих природу человека и ведущих к отрицательным социально-политическим последствиям»...


1 Генетика психофизиологических функций включается в психогенетику, хотя она постепенно оформляется в отдельную область исследований — гене тическую психофизиологию.

2 Прямые популяционные исследования индивидуальности в стране ведут ся Н.П. Дубининым, К.Б. Булаевой и их коллегами.

Информация об авторах

Равич-Щербо Инна Владимировна, кандидат психологических наук, Российский психолог, специалист в области дифференциальной психологии, психогенетики и генетической психофизиологии нормальных признаков.

Метрики

Просмотров

Всего: 658
В прошлом месяце: 29
В текущем месяце: 15

Скачиваний

Всего: 823
В прошлом месяце: 1
В текущем месяце: 0