Цена величия «великих» — вчера, сегодня, завтра, или Уроки Истории глазами психолога

297

Аннотация

В статье с позиции истории и психологии автор рассуждает о том, кто такие — известные исторические личности, чья деятельность, так сказать, «прославила их в веках за перевороты великие, в умах и делах людских учиненные». Те, кто давно покинули бренный мир, но, несмотря на это (а часто — благодаря этому), стали сегодня духовными лидерами и объектами подражания для огромного количества активных и деятельных молодых людей.

Общая информация

Рубрика издания: Психология самоопределения личности в образовании и профессии

Тип материала: научная статья

Для цитаты: Пятаков Е.О. Цена величия «великих» — вчера, сегодня, завтра, или Уроки Истории глазами психолога [Электронный ресурс] // Вестник практической психологии образования. 2014. Том 11. № 2. С. 112–124. URL: https://psyjournals.ru/journals/bppe/archive/2014_n2/Dimes (дата обращения: 26.05.2024)

Полный текст

Предисловие в стиле «Панк»...

С позволения читателя, начну немного издалека и несколько нестандартно. Где-то в 2003-2004 году в Интернете появился новый мультсериал «Магазинчик-БО», создателем которого стал небезызвестный в интернет-сообществе Олег Куваев. Цикл остроумно-сатирических фантасмогорических историй, в центре которых стояла компания из четырех питерских студентов-балбесов и... инопланетянина. Разумного зайца по имени Бонифаций (сокращенно «Бо»). С беспардонной наглостью, цинизмом и «нетолеран- тностью» зайца Бо могло сравниться только его обаяние. На протяжении сериала он дал немало по-своему разумных, но очень едких и безапелляционных комментариев по поводу нашей «землянской жизни». В контексте поднятой темы нас интересует только один из них.

Дело было так: как-то раз в лапы Бо попал, обычный учебник Истории. По всей видимости — Истории Западной Европы. Прочитав его, инопланетянин сказал (цитирую дословно): «.Большей «порнографии» я не видел. Ваша История — редкостный «отстой». Она целиком состоит из сплошной череды убийств, подлости, предательств, издевательств и садизма. Практически ничего хорошего в ней нет — одни войны. И ничего, кроме войн: одни убили других, потом третьи убили тех. Еще пришли другие — убили тех и т. д. Я посоветовал бы поскорее забыть всё, кроме всяких там художеств: Аполлона.»

Что тут сказать? Конечно, можно, подобно приятелям зайца Бо, обозвать последнего «инопланетной скотиной» и отмахнуться от него и его создателя Олега Куваева (тоже мне, историк нашелся). Однако почему-то не получается. «Осадочек остается» и, нет- нет, да возникает желание начать яростно спорить и доказывать, что История — не сплошная «чернота», и есть в ней «светлые пятна» и полезные уроки.

Но сразу напрашивается череда неприятных вопросов: «Ну, и где же они? В чем заключаются? Почему до недавнего времени (а в какой-то мере, и сейчас) у людей с более-менее живым воображением оставалось лишь чувство омерзения и презрения к предкам (резавшим, тиранившим, беспощадно экс­

плуатировавшим, продававшим друг друга в рабство — на каждой второй странице стандартного учебника Истории)? Или ощущение глубочайшего, абсолютно оторванного от жизни занудства, описывающего, например «результаты взаимодействия экономических, социальных и политических сил в контексте объективных факторов данного исторического периода». И главное: что реально полезного могут дать обычному молодому человеку такие знания?

Ответ получаем с совершенно неожиданной стороны. Из мира современного бизнеса и обслуживающих его «би-ту-би» сфер: рекламной бизнес-идеологии, бизнес-психо- логии (часто с приставкой «поп-»), психологической и бизнес-мифологии, популярных «тренингов успеха».

Трудно представить себе современного, мало- мальски активного молодого человека, сознание которого не «зацепили» бы деятели из этих сфер. Тем более, что плоды их трудов мы можем наблюдать на каждом шагу: призывы, лозунги и слоганы, «цепляющие за живое», ядовитыми миазмами проникающие в мозг, обрушивающиеся на нас со всех сторон — даже с уличных рекламных плакатов различного калибра. И как тут не задаться вступающим во взрослую жизнь юношам и девушкам сакраментальным вопросом. Вопросом очень коварным и, по большому счету, психологически вредным, разрушительным для души: «Тварь я дрожащая, или право имею.». (Ох, простите. Сейчас это звучит несколько иначе: «Чмо я зачу- ханное, или «крутой чел» которому, типа, все можно»). Чем вреден этот вопрос, станет ясно к концу статьи.

Не секрет, что основная популярная идея, которую сегодня принято вдалбливать в головы активной молодежи, сводится к следующему: будь сильным, упорным, будь лидером, будь конкурентоспособным, будь независимым, будь богатым, будь знаменитым, будь успешным, умей настоять на своем, отбрось старомодную мораль и сантименты — они тянут тебя назад. Все в твоих руках. Не важно, кем ты был, ты можешь стать кем угодно, если поставишь великую цель и будешь двигаться к ней несмотря ни на что. Не будь серым ничтожным обывателем. Вот, были же в истории люди, которые «сделали себя «с ноля». Гай Юлий Цезарь, Наполеон Бонапарт, Рокфеллер, Авраам Линкольн. А из твоих современников — Билл Гейтс. Учись у них, как надо жить, как работать, как общаться с окружающим миром, как думать.

Минуточку! Это уже интересно. Казалось бы — вот они, великие деятели, известные нам еще из учебников Истории. Оказывается, и от них может быть польза. Они не просто маячат где-то далеко позади в дымке прошедших веков. Напротив: стоят перед нами, такие живые и осязаемые, вдохновляют нас на великие достижения, свершения, на подвиги во благо себя и отеч.

.И слышится мне почему-то пронзительный визг тормозов. Стоп, машина! Только что мы чуть не заехали в глубокую грязь. Грязь беззастенчивой наглой лжи, которой пичкают молодежь деятели от «большого бизнеса», политики и т. д. Иногда по невежеству, а иногда сознательно. В чем же ложь? Отвечу на это словами из известной песни рок-группы «Ария». Уж очень кстати подходят они к нашей теме.

Обман

(Музыка В. Холстинин / В. Дубини, слова М. Пушкина)

В рассветный час шакал, о голоде забыв, Следит с холма

За мрачной конницей вдали.

Сегодня черный день — владыка мира мертв,

И стар, и мал

Не могут слез сдержать своих.

Он добрый повелитель,

Он солнцем был и был луной.

Империя осталась

Его вдовой

Шакал пролает хрипло,

Что мертвый царь — ему родня:

Одни клыки и жадность,

И кровь одна:

Это все обман, что он был самым добрым царем, Это все неправда — он правил огнем и мечом, Это все обман, я ваш царь, и один только я. Люди, как звери, когда власть над миром дана, Это все обман.

Шаманы и жрецы шакала проклянут,

И на бегу

Пронзит предателя копье.

Царь должен быть святым, и право не дано Свергать зверью

С небес величие его.

А царский сын смеется,

Шакалий дух в себе храня:

Одни клыки и жадность, И кровь одна.

...Да-да. Согласен: жестоко, цинично, безапелляционно и спорно. Не все же такие — великие исторические деятели... Да — не все. Вопрос, однако, остается открытым: много ли среди популярных сегодня исторических деятелей, поднятых «на щит» современной бизнес-идеологией, тех, кто смог не только добиться собственных великих успехов, но и остаться СОВСЕМ НЕ ТАКИМ, как описанный выше «владыка мира». Если не смог, то почему. А главное, что в горьком опыте этих людей ценного для нас — их потомков? О чем стоит знать современным претендентам на историческое величие, не желающим терять человеческий облик?

Очертим круг и снимем маски

А сейчас поговорим серьезно — о чем эта статья. О том, какую цену платили почти все великие деятели за свое будущее величие — даже если им и не удалось остаться на страницах учебников Истории. По каким объективным причинам, что позволяло им стать великими и почему крайне сложно стать великим человеком и остаться человеком в обычном понимании этого слова — способным искренне сочувствовать, сострадать, любить и понимать простых «маленьких людей» (это, как минимум). При этом информацию я буду сознательно давать в предельно приземленном, общедоступном виде. Так, чтобы она была максимально полезна не только в теоретическом, но и в практическом отношении.

Кроме того, в отличие от «желтой прессы», я постараюсь не пугать читателя словами вроде: «Не рвитесь быть великими, это не для вас.», а просто попробую показать, к чему надо морально готовиться, поставив ту или иную глобальную цель. Чтобы потом не было неожиданностей. Например, связанных с тем, что из-за высоких карьерных планов на создание семьи уже нет ни времени, ни сил. От этого, кстати, сегодня страдают очень многие успешные политики и бизнесмены.

Теперь очерчу основной круг лиц, на примере которых будет построено рассуждение. Всех поименно называть не буду. Обозначу только основные характеристики.

Объектом нашего анализа станут некоторые известные из школьных учебников Истории лица, а также наши современники, которые у всех «на слуху». Их объединяет то, что большую или значительную часть своей жизни они посвятили какой-либо масштабной — в том числе, публичной, — деятельности в области управления государством, экономикой, политикой и т. д. И результаты этой деятельности были столь значительны, что оказали серьезное влияние на исторический процесс и вписали имена деятелей в исторические хроники.

Очертим круг еще уже: мы возьмем тех людей, которые свершили свои дела, в первую очередь, в угоду личным желаниям и амбициям, и охотнее жертвовали другими людьми, нежели собой. Такие, чаще всего, относятся к так называемому «харизматическому» типу (для удобства, я так и буду называть их в дальнейшем)1. И некоторые из них, действительно, «сделали себя с ноля». Вопрос в том — какими средствами.

Спрашивается, почему внимание заостряется именно на этом типаже, а не на других. Например, бескорыстных патриотах, отдавших без остатка свою жизнь за свою страну, а себе не оставивших и ломаного гроша, хотя возможностей обогатиться и повла­ствовать всласть у них было сколько угодно. А потому, что бессеребренники, к сожалению, сегодня не в моде (хотя они сейчас нужны человечеству чрезвычайно). А вот любители «грести под себя» — да. Особенно — профессиональные. А тем более, умеющие создать о себе легенду как о великих благодетелях человечества, или «масштабных неоднозначных фигурах — глобально мысливших и действовавших, а потому не понятых «глупыми приземленными современниками». (Что же касается еще одной категории «великих» — высокопоставленных ленивых бездельников и прожигателей жизни с их знаменитым «после нас — хоть потоп», то тут, думаю, вопрос о причинах их отбраковывания не стоит).

Собственно, именно красивые «легенды», которые зачастую создавали о себе сами знаменитые деятели — есть первая ловушка для современных молодых людей, имеющих амбиции, но еще не растерявших совести и желания остаться людьми высоком смысле этого слова.

Суть большинства легенд проста и банальна — красивый рассказ о смелом, целеустремленном, честном, полном всяческих прочих моральных добродетелей человеке, который своим трудом, талантом, упорством свершил великие дела, полезные для общества и истории. Да, иногда, с большими оговорками, в этих легендах признаются факты некоторых «не совсем этичных» поступков и деяний, но они тут же оправдываются «великими целями и необходимостью добиваться всеобщего блага», «отсутствием иного выбора».

Пример: до сих пор очень многие считают «отца американского автомобилестроения» Генри Форда замечательным человеком, который, в противовес прочим «проклятым капиталистам», заботился о рабочих, боролся с бессовестной политикой банков и т. д. И это неудивительно. Ведь не только заинтересованные потомки, но и сам Генри Форд много и упорно (а точнее — маниакально одержимо) работал над сотворением собственной «иконы» в глазах современников и потомков.

Однако более пристальное изучение биографии этого человека (возьмем книгу Э. Гёмёри «Сверхбо­гачи») не оставляет «камня на камня» от красивой «сказки». Мы узнаем, что в действительности Генри форд был бессовестный лжец, лицемер, плагиатор и самопиарщик (хотя и великолепный инженер-технарь). Своих служащих он тиранил еще хуже других «проклятых капиталистов». На его заводах работала собственная полиция, организованная из матерых уголовников и державшая всех рабочих в постоянном страхе. И это не считая прочих «милых мелочей» вроде дружбы с германским нацистским режимом и лично с Адольфом Гитлером.

И так — с очень и очень многими успешными деятелями глобального масштаба. Копнешь поглубже — и «грязь» начинает «бить фонтаном»: отнятые жизни, поломанные судьбы, тайные и явные преступлении, предательства, беззастенчивая ложь о собственных добродетелях, брошенные или полуброшенные дети, видящие родителей «раз в год по праздникам», затравленное и «затюканное» ближайшее окружение, толпы личных врагов и недоброжелателей, среди которых далеко не все — жалкие ничтожества, собственные «психические странности и неблагополучия», одинокая (иногда в психологическом смысле) старость, многочисленные ранние болезни, алкоголизм, «не самая легкая», из-за запоздалых угрызений совести, смерть (лежа на смертном одре многие видели ужасающие картины загробных адских мук, им предстоящих).

Список можно продолжить. И если не все, то хотя бы один или несколько из этих пунктов присутствует в биографии рассматриваемых нами личностей. Причем не случайно, а вполне закономерно.

Пример: даже любимый многими Билл Гейтс — один из богатейших людей мира, — Генеральный директор мирового IT-гиганта корпорации Microsoft не может полностью избежать приведенного «черного списка». Ведь Билла Гейтса часто приводят в пример как человека, который своим успехом полностью обязан себе. Однако и это не так. Не отрицая его выдающихся способностей, нельзя сбрасывать со счетов тог факт, что стартом для его успеха стал уникальный подарок судьбы, о котором не смеют и мечтать тысячи сегодняшних мальчиков и девочек с талантом программистов. Мало того, что Билл был из очень богатой семьи и мог выбирать любую стезю. Уже в подростковом возрасте родители заметили его пристрастие к информационным технологиям и на несколько лет обеспечили свободный доступ к тогдашним «святая святых» компьютерного мира. В специальный научно-исследовательский институт, занимавшийся новейшими разработками в области компьютерной техники и информационных технологий. И то принципиальное открытие, с которым юный Билл Гейтс впервые вышел на IT-рынок, было, мягко говоря, не только его детищем. Не знаю, виновен ли сам Билл Гейтс в таком искажении правды, но, думаю, оно его не сильно смущает.

В чем же ловушка указанных легенд? В том, что они часто скрывают негативную сторону правды. Сторону неизбежную. А именно, что жизнь большинства великих людей была, есть и будет жизнью в особом, ином (социальном, психологическом, нравственном) измерении, радикально отличающимся от того, в котором живет обычный средний человек. И главной чертой этого измерения являются особые законы жизни, многие из которых покажутся обывателю жестокими и бесчеловечными (классика жанра «съешь, или будешь съеденным», «ничего личного, это всего лишь бизнес», «нельзя сделать омлет не разбив пару яиц» и т. д.). Войти в это измерение, стать в нем своим, достигнуть успеха могут лишь люди особого склада, либо бывшие такими изначально (и, зачастую, становившиеся из-за этого изгоями в мире обычных людей), либо «переломавшие» себя в корне (про таких еще часто говорят «продавшие душу дьяволу»).

Слагаемые величия

«В ненормальном мире нормальной бывает ненормальность и ненормальной — нормальность» — так, коротко и емко, могла бы резюмировать эту главу Синяя Гусеница из сказки «Алиса в стране чудес». К счастью, мы живем не в этой безумной стране (хоть иногда подозрения возникают), а в реальном, относительно логичном мире. Поэтому будем рассуждать логично, хотя и долго.

Выше я уже выдвинул ряд серьезных обвинений многим известным в истории личностям, однако не стану поспешно их осуждать. По крайней мере, прежде, чем отвечу на простой вопрос: а смог бы я на их месте поступить иначе и лучше?

Начну с объективных ситуаций, в которых приходилось жить и работать этим людям и благодаря которым они вошли в историю.

Примеры ситуаций.

1)   Сложившаяся многовековая государственная система. Тяжелая, неповоротливая, неэффективная в новой ситуации развития общества. Но при этом — монолитная, способная себя эффективно защищать самыми разнообразными способами (в первую очередь — бюрократическими). И эту систему, пока еще есть время и «не грянул гром», историческому деятелю надо вкорне ломать и перестраивать (вопрос — как).

2)   Социальный хаос, где человеческая жизнь не стоит и гроша (война, революция, анархия, разгул мародерства и преступности). Этот хаос надо прекратить, обуздать. Восстановить власть закона, наладить экономику, вернуть людей к нормальной жизни. А для этого приходится иметь дело с огромным количеством вконец озверевших от безнаказанности граждан, уже «оценивших вкус» человеческой крови.

3)   Смешанная ситуация. Когда, например, социальный хаос уже набирает обороты. Задача государства — принять срочные жесткие и эффективные меры, но оно, всилу своей забюрократизированнос­ти, не только ничего не может сделать, но и не дает ступить шагу сильным решительным людям, готовым предпринять нужные действия и взять ответственность на себя. Итог: этим людям приходится сперва устраивать государственный переворот. Другой вариант: ситуация того же социального хаоса, когда исчезает какой-либо государственный контроль, требующий соблюдения законности. Это позволяет сильным людям прибегать к «крутым» мерам для наведения порядка. Но эти меры — «палка о двух концах». Может быть бунтующий народ успокоится, почувствовав «сильную руку», а может — разъярится еще больше, стихийно объединится против нового врага и сметет его с лица земли.

4)   Ситуация, когда реализация некоего Мега-проекта (действительно назревшего, или внедряемого произволом «великого человека»), делает неизбежным разрушение жизненного уклада очень многих людей. В том числе — могущественных и высокопоставленных. (К слову сказать, далеко не всегда после внедрения новых систем оказывается, что они лучше старых, проверенных временем. Бывает и наоборот).

5)   Ситуация, когда человек первоначально затевает «микро-проект» (например, маленький налет на соседей с целью «оттяпать» у них клочок территории), но в результате приводит в движение огромные внешние силы и оказывается в эпицентре их столкновения (в ловушке). Чтобы просто выжить, он вынужден затевать «игру по-крупному» и вести ее по новым правилам. Правилам не микро-, а макровойны. Либо до полной глобальной победы, либо до собственной гибели (что, кстати, нередко совпадает).

Пример: первоначально Александр Македонский вовсе не затевал масштабных завоеваний. Он хотел, ради собственной безопасности, подчинить лишь ближайших соседей. Подчинил. Но у тех соседей оказались свои соседи... Итог — создание громадной империи, которая, однако, начала рассыпаться уже при жизни Александра — весьма недолгой.

6)   Ситуация, когда человек оказывается у власти неожиданно и без подготовки (власть по наследству). Внезапно возникшая возможность удовлетворять любые свои прихоти — сильнейшее испытание для психики, которые выдерживают очень немногие. Когда становится «можно все», из глубин человеческого существа порой поднимаются настоящие «чудовища» — пороки и амбиции самого низменного, злобного, бесчеловечного вида. Внезапно даже для себя человек может из спокойного добропорядочного обывателя превратиться в «палача на троне». Причина: это самый простой, легкий и соблазнительный путь, начинающийся с простого и «безобидного» желания «пожить для себя на всю катушку». На много порядков сложнее — отказаться от соблазнов, встать на путь служения собственному народу. Этот второй путь очень тяжел, тернист и не дает понятных и видимых простому обывателю выгод. Поэтому современные «торговцы успехом» его не предлагают.

7)   Ситуация экстремального типа, которая не имеет аналогов ни в личном, ни в общественном, ни в государственном опыте. Например, на страну, десятилетиями ни с кем не воевавшую, надвигается огромная вражеская армия. В этой ситуации нет ни рабочих инструкций, ни правил. Она не предусмотрена ни какими действующими законами. Результат: приходится идти на риск, принимать и продвигать жесткие решения нестандартного характера без каких-либо гарантий успеха. Эти решения почти неизбежно нарушают существующие законы и чьи-то права, а значит вызывают сопротивление «низов» и ответное давление «верхов». И лишь потом, если ситуацию удается разрешить вопреки хаосу, неразберихе и многочисленным ошибкам, летописцы начинают строчить свои «хвалебные оды». Например, о якобы имевшей место «мудрости и прозорливости государя», «единодушной сплоченности народа перед лицом врага» и т. д. И не дай бог, если втечение нескольких последующих поколений кто-то заявит, что все было не так гладко и красиво.

Может возникнуть вопрос: почему я заостряю внимание на экстремальных исторических ситуациях, которые успешнее всего «разруливали» лидеры экстремального же типа — очень неприятные и даже опасные индивиды — в большинстве своем. Ведь были периоды мира и процветания. И они выдвигали своих великих исторических деятелей — тружеников и сподвижников. Спокойных, законопослушных, достойных всяческого уважения и подражания.

Да, очень хотелось бы, чтобы наши активные молодые люди в массовом порядке жаждали быть похожими на этих вторых. Но, увы! Как привлечь? Что такого яркого, захватывающего и материально-соблазнительного можно рассказать про великих но скромных тружеников? Работали как лошади, почти не отдыхали и не развлекались, ни в какие «прикольные авантюры» не встревали, плодами их трудов пользовались другие и часто даже не благодарили. Не соблазняет сегодня такая участь «дух младой и горячий». Да и общественная идеология не та. А главное — мало осталось в летописях интересных сведений о скромных героях. Они, в отличие от многих «харизма­тиков», к славе не рвались и хвалебных од о себе летописцам не заказывали. Так, даже об открывателе Америки Христофоре Колумбе, умершем в нищите и забвении, мы знаем сегодня только потому, что когда-то его биографию раскопал в архивах и опубликовал в виде приключенческой книги один из дальних родственников. А книге посчастливилось стать бестселлером.

Но вернемся к нашим «экстремальным выдвиженцам».

Что объединяет людей, способных преуспевать в описанных выше критических ситуациях? Начнем с общего.

1)   Это индивиды особого психологического склада. Они органически не способны жить спокойной, размеренной, умеренной, законопослушной жизнью, какой живут большинство их «братьев по разуму». Именно таких Гумилев называл «пассионариями». Они страстны и азартны. Их просто распирает изнутри фонтанирующая внутренняя энергия (что проявляется, зачастую, и в мелком бытовом хамстве, и в навязчивом «влезании во все дыры»). Вспомним в этой связи слова золушкиной мачехи в исполнении несравненной Фаины Раневской: «Жаль, королевство маловато. Развернуться мне негде. Но ничего — я поссорюсь с соседями. Это я умею...»

Впрочем, это уровень базарной склочницы, способной «заварить кашу», но не «расхлебать». Людям, ставшим историческими личностями, удавалось направить свою энергию на определенный вид деятельности, и эта энергия проявлялась в неукротимом, жгучем желании данной деятельностью заниматься. Но если у творцов и ученых эта энергия направляется на творчество и науку, то у многих харизматических исторических деятелей — на обогащение, захват власти, революционные преобразования всего и вся. И порой неважно — чего именно.

Пример: тот же Марат — «кровавый гений» Великий французской революции. До ее начала строчил графонанские опусы, стремясь устроить переворот то в науке, то в искусстве, то в литературе).

2)   Этим людям очень часто и подолгу приходится пребывать, действовать и принимать решения в ситуациях хаоса, где нет четких правил, где положение вещей постоянно изменяется, где неожиданности сыплются со всех сторон, а цена ошибки — порой собственная карьера и даже жизнь. Одним словом, это ситуации в высшей степени стрессогенные, постоянные в своем непостоянстве. А потому — невыносимые для большинства обычных людей. В отличие от «великих», которые такие ситуации часто создают сами — иногда от скуки.

3)   Эти люди с их глобальными замашками априори являются «возмутителями спокойствия», причем на самом высоком уровне. Их идеи, проекты, начинания объективно не могут осуществляться без прямого или косвенного разрушения уже сложившегося порядка вещей, размеренного и стабильного образа жизни огромного количества людей — в том числе, имеющих власть и финансовое влияние. Многие из них оказываются перед необходимостью нести огромные потери: лишаться источников дохода, бросать семью и отправляться солдатами на войну, терять кормильцев и отправляться на бесплатные работы и т. д. И простые люди этим изменениям, этим потерям — отчаянно сопротивляются. Сперва — законными, а потом — и противозаконными методами. Соответственно, творцам перемен тоже приходится пускать в ход все рычаги давления — от мирных кулуарных переговоров и пламенных речей перед толпой о «великих перспективах» до отправки наемных убийц к наиболее несговорчивым оппонентам.

4)   Эти люди обладают особым видением ситуации, целей своей деятельности и средств их достижения (причем не всегда это видение адекватно и реалистично. Мало того, часто оно бывает весьма абстрактно и размыто, из-за чего постоянно возникают конфликты с исполнителями, требующими не общих идей, а конкретных объяснений и инструкций). Эти «великие» имеют несгибаемую веру в свою правоту — и именно поэтому обречены на первоначальное непонимание и отторжение со стороны большинства окружающих людей. Ведь невозможно объяснить каждому исполнителю, почему он должен изменить свою сложившуюся жизнь, часто — бросить все и идти за вожаком в неведомые дали за призрачной наградой, (или, в современном варианте, для блага компании регулярно отправляться в многомесячные командировки отрываясь от семьи). Тем более, что часто рядовым исполнителям за их труды ничего «не светит» — на самом-то деле. Результат — насилие и обман становятся единственным эффективным средством воздействия на подчиненных.

5)   «Великим людям» приходится очень много работать, поскольку их затеи сложны и моногогранны, а положиться полностью часто не на кого. Ведь кругом одни «тунеядцы, слабаки, потенциальные предатели и тупицы, не понимающие элементарных вещей». Вси- лу этого нашим героям часто приходится отказываться от многих сфер жизнедеятельности (весьма затратных), без которых обычные люди себя не мыслят (семья, досуг, общение с друзьями, хобби и т. д.). Как говорил по этому поводу американский президент Теодор Рузвельт: «Я могу управлять страной. Я могу управлять собственной дочерью. Но я не могу делать то и другое одновременно».

Правда, всилу особенностей характера, многие «великие» не очень-то и страдают от таких потерь. Хуже того, искренне не понимают, почему так страдают и протестуют рядовые исполнители, посылаемые ими в «далекие дали для освоения новых земель».

На основании вышесказанного можно выделить несколько обязательных черт харизматичных лидеров, чья деятельность направлена, в первую очередь, на их собственную выгоду (хотя часто некоторые из них умудряются обманывать даже сами себя, заявляя, что служат благу своего народа. Только вот народ у них при этом бывает «неправильный» и нуждающийся в «чистке и исправлении»).

Итак, таким людям требуется: огромная внутренняя энергетика, умение подать себя как вождя, махровый эгоизм и «каменное» спокойное в отношении чужих страданий, фанатичная вера в собственную великую миссию, убежденность в собственном праве на «пролитие крови» (в переносном — а часто в прямом — смысле), авантюризм и готовность, в случае провала, бежать бросив все (типичный пример — Наполеон), либо напротив — мощнейший стратегический и аналитический ум, способный просчитывать последствия на много шагов вперед. А главное, своеобразная «избирательность восприятия» и психологическая «отмороженность». Это означает, что у таких людей, как правило, бывают на высочайшем уровне развиты одни качества, полезные для дела (компетентность, воля, энергичность, аналитический ум), но зато почти полностью или совсем отсутствуют другие — «бесполезные». К сожалению, чаще всего это именно тонкие нравственные качества, делающие людей людьми. Иногда у «великих» этих качеств нет изначально, иногда они «задавливаются» в детстве, иногда сознательно подавляются — «отмораживаются» — в ходе «карьерного роста».

Теперь перехожу к самому интересному — основным источникам подобных способностей и особенностей. Повторно напомню, что мы говорим сейчас об «великих эгоистах», а не о встречавшихся изредка в истории настоящих подвижниках и подлинных святых, отдававших себя без остатка своему народу и ценивших свою жизнь ниже жизни других людей. Их источник могущества — чувство долга перед обществом и/ или перед Богом, а также непонятная и недоступная большинству великая самопожертвенная любовь к людям. Непонятная большинству, а уж тем более — сегодняшним корифеям от идеологии личного успеха и процветания.

И еще раз повторюсь, что большинство великих исторических деятелей харизматического типа — это люди особого природного склада, обладающие огромной внутренней энергией, а также особой редкой комбинацией психологических черт. Но главным условием является все-таки энергия. Откуда же она берется? Каковы ее источники?

1)   Генетически заданные особенности психики.

Разные люди от природы имеют по-разному организованную нервную систему. Особенности ее работы напрямую влияют на энергичность людей, их работоспособность, выносливость, утомляемость и т. д. Это явление имеет научное название — Темперамент. Чаще всего, харизматичными лидерами становятся люди с ярко выраженным холерическим, либо санг- винистическим темпераментом. Кстати, сангвиники из-за их эмоциональной поверхностности, слабой природной способности понимать чувства других людей — очень легко превращаются в жестоких циничных преступников или кровавых тиранов.

Особенно ситуация усугубляется тогда, когда такой человек (не обязательно сангвиник) страдает легкой степенью врожденной умственной недостаточности (олигофрения в стадии дебилизма). Такие люди почти полностью лишены абстрактного мышления, что приводит к сложностям нравственного воспитания. Но при этом могут великолепно ориентироваться в жизни «приземленного» социального и материального мира» — получше многих умственно полноценных людей. Добавим сюда упрямство, решительность, эгоизм, готовность к грубому «силовому контакту» — получится настоящий «человек-танк».

Не буду скрывать. Судя по описаниям поведения, многие известные (и не очень) злодеи и их помощники были дебилами в медицинском понимании этого слова. И классический киношный образ беспощадного, бесчувственного, туповатого, но эффективного в криминальном бизнесе мафиози — яркий иллюстративный пример.

2)   «Акцентуация личности» (медицинский, психиатрический и психологический термин). Если говорить совсем просто, то акцентуация — система ярко выраженных особенностей психики конкретного человека, данная ему от природы. Эти особенности придают довольно четкую направленность его интересам, определяют специфику его поведения, мышления, мировосприятия.

Пример: у многих людей есть знакомые, про которых они говорят: этот человек — само упрямство. Сказанное означает, что в обычной мирной жизни он ведет себя спокойно и адекватно. Но стоит возникнуть малейшему спору — впадает в невменяемое состояние и начинает яростно доказывать свою правоту, порой доводя ситуацию до абсурда и до разрыва отношений. Потом нередко кается, страдает и жалуется, что на него в спорах «что-то находит и он не может остановиться». Обещает впредь держать себя в руках. Но это не всегда получается, и стоит спорной ситуации возникнуть вновь, как «приступ упрямства» повторяется.

Это — типичный пример ярко выраженной, обостренной акцентуации. Ее еще называют «крайняя граница нормы». С чем граница? С душевной болезнью (характеризуется тяжелыми эмоциональными расстройствами) и даже с полноценным сумасшествием (когда разрушается интеллект и полностью теряется связь с реальностью). Иначе говоря, при чрезмерном развитии акцентуации человек может дойти до безумия. Чаще всего, это происходит при затяжных стрессах и отсутствии помощи со стороны.

Спрашивается: как избежать такого финала? Довольно просто. Дело в том, что акцентуации есть у всех. Каждая имеет свои сильные и слабые стороны. (например, сильно развитое художественное воображение при слабых математических способностях и наоборот). Чтобы не дойти до границы нормы и не перейти ее, человек должен относиться к себе критично, прислушиваться к мнениям окружающих, изучать свои сильные и слабые стороны, развивать сильные и сознательно компенсировать слабые. Это — путь к полноценной счастливой жизни.

Например, зная за собой такую слабость, как неумение вовремя думать об окружающих, можно сознательно выработать привычку регулярно останавливаться и задумываться: а правильно ли я поступил в отношении собеседника или партнера.

Возвращаясь к великим историческим деятелям скажу, что многие из них, судя по описаниям их поведения, имели ярко выраженные акцентуации характера. Причем, всилу постоянного стресса и отсутствия рядом смелых и компетентных людей, способных «вправить мозги», акцентуации у них иногда переходили границу помешательства.

Отмечу также, что речь идет о вполне конкретных типах акцентуаций. Именно тех, которые делают своих носителей высоко энергичными, а также придают им особые качества, необходимые всем желающим «вскарабкаться на самый верх». Это, конечно «эпилеп- тоидная» акцентуация (отличительная особенность — махровый эгоизм и эгоцентризм), «истероидная» (так называемая «профессиональная болезнь актеров». Проявляется в паталогической потребности во всеобщем внимании, в умении это внимание привлекать и удерживать за счет высокого врожденного артистизма), «паранойяльная» (главные признаки: высочайшая работоспособность, фанатичная целеустремленность в реализации собственных идей — и все это при очень слабом умении и желании понимать других людей и учитывать их интересы).

На последней акцентуации остановлюсь отдельно. Ею явно страдал знаменитый древнеримский политик Гай Юлий Цезарь. Она же и довела его до скрытой тяги к самоубийству (типичный болезненный симптом при обострении данной акцентуации). Именно этой тягой многие историки объясняют странное поведение этого умнейшего человека и прожженного политикана. Незадолго до покушения на него, он словно избирательно ослеп и оглох. В упор не замечал и не слышал многие предупреждения об опасности. Мало того, постоянно (и как бы случайно), создавал поводы для недовольства. А его знаменитое предсмертное: «И ты, Брут?». Не показывает ли оно, что само покушение не было неожиданностью?

3)   Мировоззрение, в котором собственное «я» поставлено в центр Вселенной.

Огромный заряд энергии многим людям — даже самым обычным — придает убежденность в собственной исключительности и собственном праве проявлять свою индивидуальность без каких-либо ограничений. Спрашивается, что в этом плохого? Согласно историческому опыту человечества, когда общественная мораль «отпускает на волю» индивидуальность людей, то это порождает не только чудеса науки, техники, искусства, философии, но и жутчайшие кошмары в виде гражданских войн, анархии, бытовой преступности и насилия, нравственной деградации и половой распущенности. Ярчайший тому пример — Эпоха так называемого Возрождения. Особенно в Италии (интересующихся отсылаю к книге А.Ф. Лосе­ва А.Ф. Эстетика Возрождения). Трудно поверить, но если мы мысленно спустимся с позиции «исторических туристов» на позицию простых обывателей того времени, посмотрим на их время их глазами, то увидим, что, это была одна из самых страшных и мрачных эпох в истории человечества, столько она породила подлости, зверств, войн, кровавых интриг (вспомним слова зайца БО). И все это зачастую — в окружении роскошных дворцов и прекраснейших произведений искусства. Когда узнаешь про это «веселое время» без прикрас, порой кажется, что «сильные мира сего» просто состязались друг с другом в масштабности и изощренности зверств. Как в отношении простого народа, так и друг друга. Впрочем, и простолюдины, и даже носители высокой культуры — художники, философы и поэты — не отставали порой в собственной разнузданности от своих повелителей. Условно говоря, ночью — творили шедевры, а днем — «выясняли отношения», нередко круша друг другу челюсти, ломая носы. А затем публично хвастались своими кулачными победами. Одной из жертв таких разборок стал даже знаменитый скульптор Микеле- анжело.

И самое интересное, что вершителями и великих благодеяний, и великих зверств часто выступали одни и те же люди. Чаще всего — из верхов общества, получившие великолепное образование, имеющие тонкий литературный и художественный вкус, высокий интеллект. И совершали они свои поступки с одинаковой страстью и искренностью.

Как это объяснить? Лосев говорит — и с этим трудно не согласиться, — что и то, и другое — закономерное и неизбежное проявление человеческой природы, человеческой психики, полностью отпущенной на свободу.

По моему мнению, именно сегодня, когда снимаются традиционные запреты и нормы поведения, когда свобода индивидуального самовыражения вновь заявляется как высшая ценность (и, что потрясающе, — одновременно с пропагандой «толерантности»), трагический опыт эпохи Возрождения и последующего периода «дикого» капитализма актуален как никогда.

Причина актуальности проста: глупо тешить себя надеждой, что в наш век гуманизма подобное никогда не сможет повторится, поскольку «давно наступили иные времена». Оно уже повторяется. Ведь человеческая психология, законы реагирования на одни и те же ситуации, врожденные инстинктивные и бессознательные модели человеческого поведения — все это остается неизменным и воспроизводится из века в век, только на разных витках исторического развития.

Поэтому, например, нет ничего невероятного в том, что в середине ХХ века стали возможными массовые зверские убийства людей во время той же Второй мировой войны. Когда вроде бы «культурные и цивилизованные» немцы сгоняли в сараи и заживо сжигали десятки беззащитных пленников — женщин, стариков и детей. На самом-то деле, это обычное поведение дикарей, искренне считающих людьми только себя и своих соплеменников — феномен «группового эгоизма». (В мемуарах некоторых этнографов даже встречаются описания абсолютно идентичных сцен из жизни диких африканских племен). Проще говоря, стоило цивилизованным немцам, — не без посторонней помощи — внушить себе аналогичную идею о собственном превосходстве — и все стало «легко и просто».

А вот еще один — предельно близкий к нам пример. Живое наблюдение историка Ильи Носырева, которое я взял из предисловия к его роману «Карта мира»: «... мне довелось увидеть, как распадалась супердержава, Советский Союз, увидеть не из столицы и даже не из России — из далекой среднеазиатской провинции, глухомани... Холодной зимой люди в моем родном городке, оставшемся без газа, света и водоснабжения, покидали «хрущевки» и вполне по-сред- невековому жгли костры на улицах, готовя себе пищу. Престиж образования упал настолько, что родители часто вовсе не посылали детей в школу, предпочитая, чтобы те работали на огороде. Да что там, возрождалось само средневековое мышление: например, люди перестали бороться с тараканами в домах, поскольку по тамошней примете тараканы приносят деньги. Откуда что взялось? Оказывается, 70 лет советского строя так и не смогли затушевать в людях формы сознания, не менявшиеся веками... Не только канувший в лету СССР, но и современная Россия — это государство, где бок о бок сосуществуют прошлое и будущее: где-то запускают в космос ракеты и расщепляют атом, а тут же, неподалеку, воруют невест, разъезжают на осликах хитроумные Ходжи Насреддины и жрут на своих печках водку Емели-дураки — а кое-где в колхозах сохранилось совсем нетронутым крепостное право...»

4)   Низменные страсти и пороки.

Во многих художественных произведениях о борьбе добра со злом злодеи в начале сюжетной линии очень ловко и эффективно «полируют физиономии» добрым героям и попутно насмехаются обзывая их слабаками, дураками и «нюнями». И нам — зрителям — кажется, что добрым героям сейчас точно придет конец. О том, почему добрые, пусть и сплевывая собственные выбитые зубы, все же побеждают, мы скажем в другой главе. А пока посмотрим, нет ли доли правды в словах злодеев.

Она есть. И доля эта очень велика. Дело в том, что добрые люди от злых и порочных отличаются именно тем, что у первых есть большое количество внутренних запретов, блокирующих инстинкты и мышление. Они думают о том, как бы не навредить окружающим.

У злых таких запретов нет. Поэтому они оказываются вначале и физически сильнее (пока у избитых добрых, оказавшихся на грани гибели, тоже не вырываются на свободу инстинкты), и интеллектуально гибче — у них нет внутренних запретов на определенные мысли и идеи.

Например, доброму даже в голову не придет такой эффективный способ добиться своего, как взять в заложники семью оппонента и начать отстреливать ее по одному человеку. Злому — легко. Именно поэтому в периоды войн и смут, когда начинают действовать иные — звериные — законы, самыми эффективными оказываются именно злодеи со звериной натурой (садистскими наклонностями), которую в мирное время они держат при себе. Это потом в мемуарах некоторых из них «причесывают» и «лакируют», превращая в героев, а о некоторых, «отбеливанию не подлежащих» — стараются вовсе забыть.

О том же, на сколько человек, дающий полную волю своим звериным инстинктам, может быть сильнее и опасней законопослушного, могут поведать некоторые военные специалисты-спецназовцы. Так, один из них говорил примерно следующее: предположим, мне предоставят самому выбрать себе противника из двух кандидатур. Первая: здоровенный накачанный амбал, хорошо владеющий приемами рукопашного боя и вооруженный тесаком. Вторая: маленькая юркая истеричка, вооруженная шилом и впавшая в состояние безумия. Какую кандидатуру я выберу? Первую.

5)   Детские комплексы, обиды, страхи, психотрав­мы и т. д.

Обычно эту тему вообще не принято поднимать за исключением тех случаев, когда связь между тяжелым детством и «непростым характером» во взрослом возрасте — слишком прямая и очевидная. Ярким примером является биография Ивана Грозного. Его поистине ужасное детство, лишенное родительской защиты и любви, полное унижений, страха и смертельного риска, исходившего со стороны хамов-бояр, породило с душе уже взрослого царя неиссякающий заряд ненависти, злобы и жажды мести. Такой, что его хватило на всю оставшуюся жизнь. И ОЧЕНЬ многим это стоило жизни.

В действительности, многие иррациональные, нелогичные, непонятные поступки исторических деятелей находят объяснение, когда мы начинаем изучать их детство (Петра I, Павла I, Гитлера, Сталина и т. д.).

Причина проста. Этими поступками двигал не разум, а эмоции и страсти. А они, в свою очередь, часто подпитывались энергией не исцеленных, не разрешенных детских психотравм, комплексов, обид. Последние нередко обладают поистине огромной неис­сякающей энергией. И не всегда эта энергия идет на благие дела.

Так, некоторые люди, стремясь погасить гложущее их чувство неполноценности, могут не покладая рук работать и строить великолепные дворцы, создавать произведения искусства, делать открытия. Они достойны восхищения. Но им требуется нечто большее, чем просто энергия. Нужен талант, интеллект, культура, внутренний нравственный кодекс, дисциплина.

Тех же, кому всего этого не хватает, часто обуревают сильнейшие низменные чувства — злоба и ненависть ко всему вокруг. Эти чувства они и выплескивают во вне. Иногда — откровенно бесчинствуя и злобствуя, иногда — придавая своей злобе социально приемлемые формы (и даже получая награды за усердие). Например, отправляясь добровольцами на войну или в подразделения полиции по борьбе с бандитизмом.

6)   Нерастраченная энергия естественных желаний.

Естественное природное желание человека любить и быть любимыми, желание быть матерью и отцом, желание иметь друзей — это источник огромной духовной и психической силы. К сожалению, иногда у некоторых людей возможности реализации этих желаний оказываются заблокированы — по самым разным причинам. И тогда одни бросаются «во все тяжкие», другие направляют свою энергию на созидательные дела, способные хоть частично утолить мучащую их «жажду». Например, богатая но бездетная женщина может брать под опеку детские приюты.

В контексте нашей темы данный пункт актуален постольку, поскольку многие известные исторические деятели тоже были одиноки — духовно и психологически. И в значительной степени в этом было виновато их высокое социальное положение. Ведь если простолюдин, не особенно связанный условностями и строгим этикетом, этикетом, имел весьма широкий выбор — с кем дружить, на ком жениться, то у короля, королевы, принца, принцессы и т. д. выбор был невелик. Многие предпочитали оставаться в гордом одиночестве, а нерастраченную энергию естественных желаний тратили на великие дела или мелкие дрязги — кто на что был способен.

Подведем итоги. Что же это выходит? Куда ни брось взгляд в поисках источников «великой силы для великих дел», все больше натыкаешься на что-то неприятное и проблемное. Это не удивительно. Ведь активная жизнь в эпицентре «больших дел» — по-определению жизнь ненормальная, дисгармоничная и сверхэнергоемкая — с точки зрения психологии и медицины. Чаще всего человеку, у которого было полноценное счастливое детство, который здоров, психически гармоничен, имеет интересную работу, достаточно времени на отдых, любящую семью, любимое хобби — просто нечего делать в той же «большой политике». Он оттуда либо сразу сбежит спасая свой разум, либо его так психологически деформируют, что человека будет не узнать. В одном он станет — супермен, но в другом — пигмей. И это другое «пигмейс- кое», скорее всего, достанется семье и друзьям.

Не об этом ли молчат «торговцы успехом»?

О «магнитных» свойствах темной стороны

Все сказанное выше — очень дискуссионно и неоднозначно, вызывает множество вопросов и нареканий. Попробую ответить на те, которые напрашиваются в первую очередь.

1)   Складывается впечатление, что все великие исторические деятели, рано или поздно, становились извергами. Неужели нельзя на работе стать великим деятелем, иногда вынужденно авторитарным и принимающим жесткие решения, а вне работы остаться прежним демократичным человеком — хорошим семьянином, добрым другом, приятным собеседником?

К сожалению, это практически невозможно. Жизнь одновременно в двух разных социальных мирах с разными законами — мощнейший стресс и разрушительный фактор для психики. Недаром профессиональные военные после боевых командировок проходят реабилитацию. И это — при редкой смене социальных миров. А если эта смена происходит по два раза в день?

В итоге почти неизбежной становится так называемая профессиональная деформация личности. Этот психологический феномен хорошо известен учителям, полицейским, руководителям. Вынужденные на работе быть строгими, требовательными, уверенными в себе, «глухими» к чужим мелким жалобам, они постепенно, незаметно для себя самих приобретают новые качества личности. «Маска прирастает» как говорят актеры. В итоге начинаются проблемы в общении с семьей, с друзьями — кому приятно говорить с самозваным начальником (у себя на работе так командуй). Иногда ситуацию удается повернуть вспять, если человек способен увидеть себя со стороны и начать контролировать свои диктаторские замашки.

Но это непросто.

А что говорить о тех же «больших политиках» с их несравненно большими нагрузками, ответственностью, стрессом. Им избежать профессиональной деформации на порядок сложнее.

2)   Неужели среди великих исторических деятелей не было людей, совмещавших в себе, например, большую смелость и решительность, а с другой — мягкость, нежность, чуткость и доброту, презрение к насилию над другими людьми. Кажется, что очень смелые легко становились и очень жесткими вплоть до жестокости. Почему?

Описанное выше «идеальное сочетание» возможно, но встречается крайне редко.

Дело в том, что наша психика — не набор разрозненных и изолированных свойств. Это — сложный взаимосвязанный конгломерат, где все качества, условно говоря, взаимосвязаны друг с другом по принципу либо прямой, либо обратной связи. В результате сильное развитие первого качества автоматически «тащит» за собой «вверх» второе и придавливает «третье». Избежать последствий такого примитивного автоматического взаимодействия может лишь человек, способный к самонаблюдению и самовоспитанию.

Пример: мальчик-трусишка решил путем тренировок вырабатывать у себя смелость и решительность. Выработал. Теперь он легко прыгает в воду с пятиметровой вышки, уверен в себе и не уступает в спорах, сам затевает всякие авантюры. Но однажды слышит от родителей и друзей: какой же ты стал грубый, бесчувственный, с тобой противно разговаривать... Этот момент — развилка судьбы. Если хватит ума — мальчик начнет отслеживать свое поведение и постепенно, сохранив полезные приобретения, станет прежним хорошим сыном и добрым товарищем. Нет — быстро превратится в мерзкого хама. Но это все — легкие варианты

Что же касается жизни «больших людей», то жизнь требует от них не умеренного, а запредельно высокого развития некоторых качеств (чаще всего, напористости и решительности). Соответственно — «взлетают вверх» сопутствующие (в том числе — отрицательные) и «летят в пропасть» противоположные (в том числе — положительные). При этом разница оказывается столь велика, что никакой самоанализ уже не спасает.

Великие же исторические деятели-«харизматики», в большинстве своем — это бойцы. Бойцы на военном, политическом, экономическом фронте. Бойцы высшего класса со всеми вытекающими.

Конечно, можно возразить. Дескать и самый жесткий тиран, если он не дурак, способен на время прикинуться добрым и мягким дядей. Но его доброты и мягкости, скорее всего, хватит лишь до первого спора, поскольку это не настоящие качества его личности.

3)   Выше рисуются какие-то ужасающие картины моральной деградации людей, облеченных властью. Но ведь многие из нас имеют знакомых, тоже занимающих высокие посты, несущих огромную ответственность. И с большинством из них ничего страшного не происходит.

При всем уважении, большая часть людей, о которых идет речь, испытывает лишь малую часть тех нагрузок, которые ложились на плечи многих знаменитых исторических деятелей (хотя и эти нагрузки немногим по плечу). Первые рядом со вторыми, — как младшие и средние менеджеры рядом с генеральными директорами крупных фирм.

В результате и профессиональная деформация проявляется меньше. Но ее часто можно увидеть и у «малых начальников». Надо только внимательней смотреть.

Те же наши современники, которые по статусу близки к рассматриваемым в статье персонажам, скрыты от рядовых обывателей завесой секретности. Но и сквозь нее регулярно долетают до нас отзвуки глобальных жестоких «разборок», идущих в «верхних мирах».

4)   К чему примеры из старины. Сейчас все по-другому.

Выше уже показывалось и доказывалось, что психологическая суть людей не меняется. Что в одних и тех же ситуациях у них возникают одни и те же естественные реакции и действия, которые, в свою очередь, вызывают соответсвующее противодействие. Таким образом повторяются и воспроизводятся в разные времена одни и те же психологические, социальные, политические проблемы. Специфика культурной и религиозной принадлежности, особенности личного характера человека, конечно, вносят коррективы. Но не сильно. И если, грубо говоря, мы начнем, ни с того ни с сего, отвешивать пощечины первому попавшемуся крепкому мужчине, он бросится бить нас в ответ неизбежно. «Сын горячего юга» — после первой же оплеухи. «Сын суровых северных ветров» — после нескольких. Дольше всех, наверное, выдержит христианский монах ввиду наличия в Библии соответствующей заповеди.

Кроме того, качества, традиционно считаемые пороками (например, жадность), являются ими вне зависимости от того, ставит ли им данная эпоха плюс или минус. Причина — следование им неизбежно ведет человека к деградации (психологами уже описаны закономерности протекания этого процесса). Человек начинает неумолимо разрушать свою личность, свою жизнь. А что еще хуже — жизнь окружающих.

Поэтому нам и полезен опыт тех людей — даже очень древних — которые пережили страшные последствия разрешения и эстетизации традиционных пороков (вспомним Древний Рим). Нас ждет тоже самое, пойди мы по тому же пути.

И не надо надеяться, что избежать последствий поможет технический прогресс или развитие правовой системы. Та же жадность найдет способ обойти закон и никогда при этом не насытится. Например, раньше «сильный мира сего» мог публично и безнаказанно казнить «неудобного» человека. Сейчас это не получится. Узнают, осудят, посадят. Пока не везде, но много где. Однако есть и тайные рычаги устранения неугодных. И сегодня они особенно актуальны.

Что же до насыщения жадности, то вот другой пример: на заре капитализма какой-нибудь промышленник мог, в лучшем случае, «подмять под себя» лишь свой город и его окрестности. Больше не позволяли технические возможности того времени. Но он был несчатен. Ведь в мечтах видел себя хозяином всей страны. Сегодня он мог бы опутать сетями своего влияния несколько стран. Вот оно — счастье? НЕТ!!! Ведь теперь потребности возросли. Хочется стать владыкой мира.

5)   К чему все эти предостережения, если негодяи в наше время счастливы и процветают, а добрые и порядочные люди — нищенствуют?

Это — миф. Первую его часть может опровергнуть любой юрист, психолог, психотерапевт, психиатор, врач, имеющий опыт работы с богатыми и успешными людьми. В том числе — «счастливыми негодяями». Обилие самых разнообразных юридических проблем, а также психологических, физических и психофизиологических «болячек», напрямую связанных с затяжными депрессиями, стрессами и т. д. — все это беспощадно перечеркивает домыслы о «вцелом счастливой жизни негодяев».

 

Вторую часть тоже могли бы опровергнуть психологи и психотерапевты, работающие с соответствующим контингентом «добрых но несчастных» людей. Как правило последние — махровые пессимисты и нытики, не проявляющие никакой реальной активности для улучшения собственной жизни. Например, они могут действительно «пахать» на трех «тупиковых» работах (курьер, дворник, посудомойка), но ни разу не сделать попытки попасть в нормальную фирму. Пусть на младшую должность, но с перспективой роста.

6)   Зачем рассказывать все эти ужасы про деградацию великих харизматических лидеров? Да, они сделали много плохого. Но без них общество остановилось бы в своем развитии, начало бы загнивать.

Дело в том, что многие великие исторические деятели начинали весьма неплохо. Были полны искренних порывов принести пользу людям. Или, по крайней мере, вынуждены были приносить, чтобы получить признание и закрепиться «наверху». Ужасы начинались потом. Когда «власть ударяла в голову». И становились они возможны потому, что общество либо теряло контроль над своими ставленниками, либо продолжало наивно верить в их доброту и терпеть до последнего.

Все сказанное выше — доказательство того факта, что людей у власти нужно держать под контролем, а не пускать их в свободное плавание. И, если возникает объективная необходимость, менять без всяких колебаний несмотря на прошлые заслуги. Такой исторический опыт тоже есть. Например, когда жесткого волевого правителя, успешно показавшего себя в условиях войны, снимали сразу же после ее окончания и заменяли другим — более мягким и демократичным.

7)   Если злодеи столь сильны, почему же они все- таки проигрывают?

Злодеи сильны в деле разрушения и подавления, которое, в конечном итоге, тоже разрушение. Но не созидания нового или даже эффективной поддержки старого. В итоге они, «выжав соки» из своего народа, сперва наслаждаются их изобилием. А потом начинают голодать, слабеть, погибать.

Недаром те государства, где воцаряются жестокие грубые диктаторы, быстро нищают. Ведь все ресурсы экономики выкачиваются в закрома диктаторов, все специалисты, мастера своего дело — бегут, поскольку их профессионализм дает надежду на лучшую долю на чужбине. Работать эффективно становится некому. Страна — разваливается и слабеет.

Но даже если диктатор умен и этого не происходит, слабеет он сам. С возрастом, с неизбежной потерей немногих верных людей. С ростом недовольства и числа врагов, жаждущих его крови.

Принесите, пожалуйста, счет

Подведем краткие итоги.

Итак, почти неизбежной платой за умение вершить «большие дела» и оставаться в исторической памяти потомков является негативная деформация личности с постепенным превращением в диктатора и злодея (по крайней мере, в глазах окружающих людей). Это отталкивает от человека близких людей, множит врагов и, вцелом, делает его одиноким в этом мире. Как следствие — происходит обострение изначально заложенных и появление новых физических и психологических «болячек». Порой крайне тяжелых. Например, человек от осторожности переходит к паранойе, при которой повсюду чудятся заговоры врагов. Дело может дойти даже до суицидальных попыток. Высоко вероятными становятся также алкоголизм, наркомания, оргии, бесчинства (порой откровенно уголовного характера). Через них человек пытается быстро и мощно выплеснуть избыток негативных эмоций и страхов. Поскольку он становится абсолютно невыносимым и весьма опасным для окружающих, настоящие заговоры могут последовать один за другим. Скорая смерть — насильственная, от истощения или от болезни — становится лишь вопросом времени. К сожалению, этот последний отрезок времени может стать и самым кровавым в деятельности данного человека. Упомянутый ранее Марат на момент убийства его Шарлоттой Корде уже был смертельно болен, знал об этом, и строчил смертные приговоры как печатный станок.

Конечно, в данном случае описан крайне тяжелый сценарий. Не всегда и не со всеми «великими» происходили все бедствия из списка. Однако у большинства логика нарастания социальной и психологической «агонии» была примерно такой.

И последний аспект «Цены величия», о котором я еще не говорил: цена, которую платит не сам претендент, а посторонние люди, коих неизбежно касаются его «большие проекты». Этих людей и их потери посчитать крайне сложно. Но, тем не менее, можно быть уверенными — они платят САМУЮ большую цену. Нередко — вопреки своей воле. Об этом тоже было бы неплохо задумываться амбициозным молодым людям, если у них еще осталась совесть.

Вместо заключения или похвала «серости».

В самом начале я упомянул одну из «страшилок» для молодых амбициозных людей, имя которой «серость». «Не будь серостью» — призывают «продавцы успеха», подразумевая под этим основную массу обычных граждан, почему-то не рвущихся к карьерным и финансовым олимпам, занимающихся семьей, творчеством, небольшими собственными проектами, стремящихся как-то повысить свой доход, но не ценой «продажи души». В отношении этой людской массы «продавцы успеха» стараются внушить страх своему клиенту. Зачем? Наверное, чтобы клиент не сбежал от них, не всмотрелся чуть повнимательней в эту «серую массу» и не понял простую истину: его пытаются обмануть используя подобие простого оптического эффекта. Суть эффекта в том, что если выложить огромное поле маленькими картинками самого разнообразного исполнения и содержания, а затем начать удаляться от него, то, в конце концов, поле это, бесконечно пестрое и разнообразное вблизи, превратится... В маленькое серое унылое пятнышко. И трудно будет поверить, что оно вмещает в себя тысячи как откровенно убогих и серых картинок, так и тысячи средненьких по качеству, и не меньше — прекрасных и гениальных. Особенно трудно, если ты в своей жизни не дал себе труда подойти поближе к этому многоцветному полю, всмотреться в него, побыть его частью. Если сам, будучи по-молодости и неопытности серой блеклой картинкой, постарался поскорее оторваться от общего поля и улететь от него подальше. Не оценив чужой красоты, не освоив и не переработав чужого опыта, не приложив усилия с тому, чтобы сделать из себя — первоначальной серости — живописный шедевр.

Конечно, каждый решает за себя. Становиться ли ему еще одним живописным шедевром на общем большом поле, или маленьким, гордым, но серым огрызком, летающим где-то вдалеке среди таких же серых огрызков.

И последний едкий комментарий: многие великие деятели, несмотря на всю свою энергию, сошли бы с ума за пару недель, если бы их заставили делать вещи — очень важные для народа и истории, — которые изо дня в день делают миллионы рядовых граждан. Например, растить и воспитывать детей, при том, что последние часто капризничают, не слушаются, норовят поступать по-своему, а главное — не подчиняются стандартной управленческой логике. Обычно такие обязанности скидываются «великими» на других людей.

Таким образом, можно заключить, что многие из этих «великих» — банально бегут от сложностей жизни туда, где они «цари и боги». Недаром есть народная поговорка: «Когда человек ни на что не годен, он идет в политики».

Информация об авторах

Пятаков Евгений Олегович, редактор, научно-методические журналы «Школьные технологии» и «Вестник практической психологии образования», постоянный автор журналов «Школьный психолог», «Народное образование», «Социальная педагогика» и др.

Метрики

Просмотров

Всего: 364
В прошлом месяце: 4
В текущем месяце: 4

Скачиваний

Всего: 297
В прошлом месяце: 3
В текущем месяце: 11