Личностные изменения как результат жизнетворческой работы

2144

Аннотация

Статья посвящена эмпирическому анализу возможных эффектов прохождения авторских жизнетворческих мастерских и семинаров открытия экзистенциального опыта. В исследовании были применены оригинальные качественные подходы: описание изменений с их последующим контент- анализом и факторным анализом категорий, а также графическая методика «Траектория». Оба метода обнаружили свою вполне удовлетворительную надежность, валидность и содержательность. Можно утверждать, что к эффектам жизнетворческой работы относятся изменение отношения к неопределенности и субъективное расширение воспринимаемых возможностей.

Общая информация

Ключевые слова: жизнетворчество, эффективность, изменения , неопределенность, возможности , контент-анализ

Рубрика издания: Эмпирические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/cpp.2016240104

Для цитаты: Леонтьев Д.А., Миюзова А.Е. Личностные изменения как результат жизнетворческой работы // Консультативная психология и психотерапия. 2016. Том 24. № 1. С. 44–63. DOI: 10.17759/cpp.2016240104

Полный текст


Статья посвящена эмпирическому анализу возможных эффектов прохож- дения авторских жизнетворческих мастерских и семинаров открытия эк- зистенциального опыта. В исследовании были применены оригинальные качественные подходы: описание изменений с их последующим контент- анализом и факторным анализом категорий, а также графическая методика «Траектория». Оба метода обнаружили свою вполне удовлетворительную на- дежность, валидность и содержательность. Можно утверждать, что к эффектам жизнетворческой работы относятся изменение отношения к неопреде- ленности и субъективное расширение воспринимаемых возможностей.

Введение

В 2001—2004 гг. первым автором была разработана и с 2005 г. приняла форму регулярных занятий групповая практика жизнетворчества [6; 7; 17]. Эта форма практики определяется автором как нетерапевтическая, хотя ее формат сходен с форматом групповой психотерапии. Идея жиз- нетворчества выросла из понятия онтогогики — введения в реальность жизни, — которым Дж. Бьюджентал обозначал в раннем варианте своей концепции вторую фазу экзистенциально-гуманистической психотера- пии [15], а также из обнаружения ряда общих черт в психотерапевтиче- ских, педагогических и религиозных практиках там, где они направле- ны на расширение жизненного мира, и попыток вычленить их общий знаменатель и построить на этой основе специфическую методологию психологической помощи, которая не предполагает специфического психотерапевтического контекста и не основана на эмоционально заря- женном терапевтическом альянсе трансферентной природы.
Мишенью жизнетворческой работы выступает переработка участ- ником своего жизненного опыта в инварианты картины мира. Соот- ветствующая методология основывается на представлении о том, что подавляющее большинство возникающих у людей проблем является следствием их стремления удовлетворить свои потребности, но застой- ными проблемами их делает неспособность участника извлечь смысл из того, с чем он сталкивается в этом процессе, нарушение механизмов переработки опыта. Жизнетворчество направлено на выявление и устра- нение препятствий в переработке своего опыта, в результате чего про- блемы участников в худшем случае переформулируются и меняют свой смысл, в лучшем случае — просто перестают существовать, оказываются иллюзорными и исчезают.
Целью данного исследования является попытка подойти к оценке из- менений, происходящих в результате групповой жизнетворческой работы.
Начиная с 2005 г. она проводится первым автором в групповом формате (3 дня, 24 часа) в двух основных вариантах: в виде обучающих семина- ров «Открытие экзистенциального опыта» (ОЭО), основная задача кото- рых — дать теоретическое и опытное введение в понимание экзистенци- альной реальности и работу с ней, и в виде жизнетворческих мастерских (ЖТМ) — групп, преследующих исключительно цель продвижения в ре- шении жизненных проблем ее участников. Как правило, в формате ОЭО третий день работы также полностью посвящен жизнетворческой работе с проблемами участников. Несмотря на существенное различие задач и сценариев работы, оба формата объединяет выход на экзистенциальный уровень понимания собственной жизни, или уровень самодетермина- ции, с повседневного уровня детерминированности [7]. Общая атмосфера и отзывы участников групп и того и другого формата схожи, и мы сочли возможным для целей данного исследования объединить их: при поверх- ностном взгляде различия между ними не были заметны, а для статисти- ческой проверки их различий число протоколов было недостаточным.
На сегодняшний день проблема достоверной фиксации результатов психотерапии и иной практической работы психолога остается в числе активно обсуждаемых уже много десятилетий. Попытки сравнения эф- фективности различных психотерапевтических подходов на основании объективных индикаторов [1] не позволили выявить преимущества од- них методов перед другими и даже преимуществ самого факта професси- ональной работы перед спонтанной ремиссией. В противоречии с этим находятся субъективные критерии и мотивация клиентов и адресатов помощи, которые исходят из того, что помощь, как правило, приносит им реальную пользу.
Традиционные подходы основаны на сопоставлении результатов ста- тистических изменений определенной переменной до и после некоторо- го процесса, предполагаемого причиной искомых изменений, например, психотерапии или психологического тренинга. У нас не было оснований априори выдвигать четкие гипотезы о направлениях возможных измене- ний, поэтому мы опирались на качественный подход, использовав два индикатора изменений.
Первым из них явились актуальные описания изменений сразу после окончания группы. Участников групп просили коротко написать, ощу- щают ли они какие-либо изменения за прошедшие три дня, и в чем они заключаются.
Вариантом свободных описаний служили ретроспективные описа- ния. Участникам групп, проводившихся 5—8 лет назад, рассылались письма по электронной почте с аналогичным вопросом по отношению к давно прошедшей группе.
Кроме того, мы предположили, что возможные изменения могут проявиться не столько в сдвигах значений личностных и ситуационно- оценочных переменных, сколько в изменении качественных параметров самой траектории развития, которую возможно попытаться уловить с помощью разработанной нами [10] новой графической методики.
Рассмотрим эти результаты по порядку.

Актуальные описания изменений 

В обработке были использованы краткие самоотчеты 121 участника групп, проходивших в ряде городов России, Украины и Казахстана в 2010—2015 гг. Участников сразу после окончания групп просили корот- ко написать ответ на вопрос, ощущают ли они какие-либо изменения за прошедшие три дня, и в чем они заключаются (на это уходило не бо- лее 10 мин.). 102 из 121 участников были женского пола, образование — высшее, возраст от 21 до 62 лет.
Предварительный анализ всего массива описаний позволил выделить 9 основных контент-аналитических признаков, подлежащих фиксации.
Вот список категорий, выделенных при изучении самоотчетов. 1. Запуск. Пример: «Внутренне я ощущаю, что во мне запущен какой- то механизм на изменение…». 2. Изменения. Пример: «Изменения произошли, потому что они не могли не произойти..». 3. Самоподтверждение. Пример: «Обнаружила, что хорошо живу..». 4. Действия. Пример: «Приняла решение уволиться с работы, причем абсолютно уверена в том, что даже не беспокоюсь...». 5. Эмоции. Пример: «Ощущение уверенности возросшей, просветле- ния, заряда творческого». 6. Телесные ощущения. Пример: «Две ночи между нашими занятия- ми я очень хорошо и крепко спала…». 7. Мировоззренческие идеи. Пример: «…рефлексивное сознание во- шло во все сферы моей деятельности». 8. Толерантность к неопределенности (ТКН). Пример: «…оказывается, нужно признать непредсказуемое и принять неопределенности, спасибо...». 9. Познавательные результаты. Пример: «Открыла для себя, что есть два типа людей...».
Для соотнесения самоотчетов с упомянутыми признаками были при- глашены два независимых эксперта с высшим психологическим образо- ванием. Авторы благодарят А. Нечаеву и О. Владимирову, уделивших вре- мя и свои профессиональные знания для экспертной оценки самоотчетов.
Экспертам было предложено независимо друг от друга оценить при- сутствие каждой из 9 категорий в каждом из 121 индивидуального про- токола по трехбалльной системе: определенно есть (2), трудно сказать (1), определенно нет (0). Согласованность экспертных оценок, изме- ренная с помощью коэффициента конкордации Кенделла, составила 15,9 (p<0,05). Число протоколов, в которых эксперты обнаружили при- сутствие тех или иных категорий, варьировало от 22 до 107. Чаще все- го встречались самоподтверждение и познавательные результаты, реже всего — упоминание телесных ощущений (рис. 1).

Факторный анализ контент-аналитической матрицы с вращением Варимакс привел к выделению четырех факторов, объясняющих в сум- ме 64% дисперсии.
Первый фактор, который мы назвали «Осмысление изменений», со- держит положительные нагрузки по категориям 7 и 9. Он охватывает процессы понимания и осмысления происходящих изменений.
Второй фактор — «Чувство изменения» включает категории 3 и 5, го- ворящие о непосредственном переживании процесса изменений и само- подтверждении.
Третий фактор — «Практические изменения» содержит положитель- ные нагрузки по категориям 2 и 4, говорящие о самом наличии измене- ний и о принятии неких решений.
Четвертый фактор — «Ощущение изменений» содержит положитель- ные нагрузки по категориям 1 и 6, говорящие об ощущении процесса изменений и представлении данного процесса в телесном опыте.
Нагрузка категории 8 (Толерантность к неопределенности), т. е. при- нятие неопределенности и непредсказуемости, довольно равномерно распределилась на три из четырех факторов и отрицательно коррелиро- вала с третьим фактором «Практические изменения».
В результате изменения отношения к неопределенности она пере- стает быть каким-то жупелом, чем-то, чего надо бояться и от чего надо бежать, а начинает приносить людям удовольствие, они становятся спо- собны испытывать от этого положительные эмоции. Это изменение от- ношения выступает важным критерием и предпосылкой личностной зрелости и здорового функционирования [8].
Таким образом, можно сказать, что после участия в мастерской участники склонны выделять себя из потока собственной жизни, т. е. они могут отделить себя от объективно разворачивающегося жизненного процесса. Это может говорить о том, что у участников жизнетворческих мастерских повышается осознанность собственной жизни. В кратких самоотчетах участников также прослеживается то, что они начинают видеть возможность управлять собы- тиями своей жизни и активно в них вмешиваться. Наличие толерантности к неопределенности, т. е. принятия непредсказуемости и неопределенности в жизни является важным индикатором изменения, а также является одной из целей экзистенциальной работы. Тем самым это дает человеку в процессе жиз- ни больше знания и свободы. Таким образом, изменения связаны, во-первых, c эмоциональным предвосхищением и с осознанием того, что происходит, а в дальнейшем с практическим применением осознанных возможностей. Лишь тот, кто понимает смысл, предпосылки и условия операции, которую соверша- ет, может изобрести и другую операцию, поменять способ деятельности, это и есть творческий акт, акт смены отношения и дальнейшего проявления в дея- тельности [11]. Акт изменения связан с актом смены отношения, что включает в себя осознание прошлого отношения и реализацию нового в деятельности.

Ретроспективные описания изменений

В ретроспективном исследовании были проанализированы ответы на вопросы людей, участвовавших в сессиях групповой экзистенциальной работы (2005—2010 гг.), у которых в свое время описания изменений по- сле группы не собирались .
Самоотчеты были получены путем индивидуального обращения к каждому по электронной почте. Для респондентов был создан специаль- ный почтовый ящик, где аккумулировались все поступающие данные.
Участников исследования просили написать ответ на два вопроса. 1. Скажите, пожалуйста, отмечали ли Вы какие-либо изменения в себе, в своей жизни или в восприятии мира после мастерской/семинара или нет? 2. Если да, то что можете о них сказать? В чем они заключались, как происходили, как отстояли по времени?
В обработке были использованы краткие самоотчеты 29 участников групп, проходивших в ряде городов России и Украины в 2005—2010 гг. 22 из 29 участников были женского пола, образование — высшее, воз- раст — от 24 до 62 лет. Все самоотчеты написаны в произвольной форме, респонденты писали то, что считали нужным, данные самоотчеты были написаны участниками сессий групповой жизнетворческой работы в 2013 г., т. е. по прошествии от 3 до 8 лет после самой работы.
Предварительный анализ всего массива описаний позволил выделить 6 основных контент-аналитических признаков, подлежащих фиксации. 1. Эмоции, в том числе и эстетические. Пример: «Обострение вну- треннего зрения, нравственной впечатлительности». 2. Изменение. Пример: «…изменения не инсайтного а, скорее, про- лонгированного характера». 3. Действие. Пример: «…прошла курс личной терапии, продолжаю обучение и развитие». 4. Толерантность к неопределенности. Пример: «Стала восприни- мать мир в большей мере как полный возможностей, неопределенности, шансов для развития». 5. Осознание. Пример: «…отозвалась экзистенциальная тревога. Те- перь отслеживаю, знаю о ней, учитываю ее». 6. Знание. Пример: «Начал смотреть на проблемы с учетом новых знаний, следить за статьями и книгами в области экзистенциальной психологии».
Для соотнесения самоотчетов с упомянутыми признаками были при- глашены два независимых эксперта с высшим психологическим образо- ванием. Авторы благодарят М. Савину и Е. Карцеву, уделивших время и свои профессиональные знания для экспертной оценки самоотчетов.
Экспертам было предложено независимо друг от друга оценить при- сутствие каждой из 6 категорий в каждом из 29 индивидуальных протоколов по трехбалльной системе: определенно есть (2), трудно сказать (1), определенно нет (0). Согласованность экспертных оценок, измерен- ная с помощью коэффициента конкордации Кенделла, составила 29,7 (p<0,001). Число протоколов, в которых эксперты обнаружили при- сутствие тех или иных категорий, варьировало от 11 до 27. Чаще всего встречались изменения, реже всего — упоминания эмоций (рис. 2).

Факторный анализ контент-аналитической матрицы с вращением Варимакс привел к выделению двух факторов, объясняющих в сумме 71% дисперсии. Интересно, что, несмотря на небольшую выборку, фак- торная структура оказалась более четкой, чем для актуальных самоот- четов, поскольку за прошедшее время переживания участников под- верглись внутренней переработке; закономерно в этой связи и заметное падение непосредственных эмоциональных переживаний в пользу их более когнитивно проработанных форм.
Первый фактор «Непосредственные изменения» содержит положи- тельные нагрузки по категориям 1, 2, 5. Этот фактор говорит об измене- ниях, которые отмечаются респондентами сразу.
Второй фактор «Опосредованные изменения» включает категории 3 и 6; для данного типа изменений существенной особенностью является практическое воплощение, а также пролонгированность во времени.
Интересно заметить, что нагрузка категории 4 (Толерантность к нео- пределенности), т. е. принятие неопределенности и непредсказуемости, почти равномерно распределилась на оба фактора.
Эти данные соответствуют показателям, которые мы получили в анализе актуальных самоотчетов, написанных сразу после участия ре- спондентов в сессии групповой работы. Одной из целей экзистенци- ально-ориентированной психотерапии является осознание отсутствия предзаданности мира в целом и наличие в нем неопределенности. Глав- ное сформировать конструктивное отношение к неопределенности, толерантность к ней. Почти все респонденты отмечают наличие изме- нений по этому параметру, каждый раскрывает данную категорию по- своему, кто-то начинает говорить об эмоциональной сфере, кто-то об осознании, действиях, о полученных знаниях в отношении к неопре- деленности, о принятии непредсказуемости жизни, что дает им ресурс для выстраивания особенного отношения к действительности. Многие респонденты говорили о пролонгированном характере изменений.
Наиболее представленными категориями во всех самоотчетах явля- ются категории «Осознание» и «Действия»; таким образом, изменения проявляются в осознании чего-то и последующей реализации того, что осознал, в практической деятельности. Респонденты часто говорят об ответственности, о собственных возможностях, о том, чего они реаль- но хотят, часто упоминается словосочетание «внутренний закон», дви- жение сообразно своему внутреннему закону, упоминается осознание какой-то проблемы, за счет чего перестраивается вся структура отно- шений к себе, к миру и к своей жизни в целом. На основе данных от- четов можно выделить два вида осознания: осознание как глобальная характеристика и как частное (в данных самоотчетах на примере про- блем в межличностных отношениях). С. Кьергегор говорил, что знание о чем-то должно приходить с сознанием: чем больше ты узнаешь, тем больше узнает себя «Я». Становление самого себя есть становление собственного пути, это происходит, когда «Я» равным образом нужда- ется в возможности и необходимости. Сфера возможного непрестанно расширяется с расширением собственного знания, но главный пере- ход состоит от возможного к действительному, необходимость реализо- вывать возможные отношения сохраняет чувство реальности, а иначе происходит обратный процесс из-за недостатка возможности или из-за недостатка необходимости претворять свои потенциальные возможно- сти в жизнь [5]. Тем самым осознание соединяется с действием и вы- ступает двумя частями одного и того же, т. е. отношения, в нашей рабо- те — в отношении к собственной жизни.
Данные категории так явно были выявлены только в ретроспектив- ных самоотчетах, в самоотчетах же, написанных сразу после окончания группы, их нет. Сфера изменения представлена в большей части само- отчетов в виде эмоциональных переживаний, каких-то вспышек осоз- нания, озарения, категория «Действия» была представлена планами на будущую жизнь, тогда как сейчас фокус изменений сместился с эмоцио- нальной сферы на познавательную и поведенческую. В данных самоот- четах эмоции описаны эстетически, респонденты переосмыслили свои собственные переживания и результат этого переосмысления можно трактовать как единство аффекта и интеллекта. «Вещи не меняются от того, что мы их мыслим, но аффект и связанные с ним функции изменя- ются в зависимости от того, что они сознаются. Они становятся в другое отношение к сознанию и к другому аффекту, и, следовательно, изменя- ется их отношение к целому и его единству» [4, с. 251].
Единство интеллекта и аффекта обнаруживается во взаимосвязи и взаимовлиянии этих сторон психики на человека на всех стадиях психи- ческого развития, данная связь является динамической. В самоотчетах это хорошо прослеживается: если в актуальных самоотчетах преобла- дала фрагментарность как и в описании собственных чувств и эмоций, так и в категориях познания, в ретроспективных самоотчетах появилась четкая структура изменений, эмоции перешли на более высоких уро- вень — эстетические эмоции, а категория «Осознания» соединяется с категорией «Действия», что позволяет респондентам воплощать свои осознанные возможности в практической сфере. Ф.Е. Василюк говорил о самостроительстве личности, об активном и сознательном созидании человеком самого себя, в которое включено не только проектирование, но и чувственно-практическое воплощение собственных проектов и за- мыслов в условиях трудного существования. Это есть жизненное твор- чество как наивысший принцип такого жизненного мира [3]. Категория «Знания» в самоотчетах представлена либо в самом начале, и после нее нет описания изменений в других сферах, либо в конце, где знания вы- ступают в качестве ресурса продолжения поиска себя, собственного ста- новления на своем пути, как подтверждения того, что человек двигается в правильном направлении посредством прочитанной литературы, про- смотренных фильмов, прослушанных лекций.
Приведенные данные, хоть и не являются лонгитюдными, дают кос- венное подтверждение того, что выявленные нами изменения по резуль- татам жизнетворческой работы носят долговременный характер. Для до- стоверных выводов необходимо лонгитюдное исследование.

Изменение жизненной траектории 

В исследовании была также использована разработанная первым ав- тором графическая методика «Траектория», позволяющая зафиксировать изменения качественных параметров самой траектории развития [10].
Обоснование использования графических методов в психологических исследованиях. Психология имеет давние отношения с различными ви- зуальными данными: графическими изображениями, фотографиями и видеозаписями, первоначально используемыми для презентации ре- зультатов и объективной фиксации данных наблюдения. В настоящее время визуальные медиа выступают в роли инструмента психологиче- ского исследования [20].
Ряд исследователей используют различные визуальные техники для решения сложных проблем, связанных с исследованием опыта.
Качественные исследования, включающие визуальные методы, с од- ной стороны, изучают две взаимопересекающиеся формы повество- вания: вербальную и визуальную, а с другой — поощряют респон- дентов рефлексировать о социальном и материальном контекстах их опыта [14]. Каждый человек использует мультимодальные формы экспрессии и коммуникации, когда презентует свой опыт в повсед- невной жизни. В настоящее время люди становятся опытнее в ис- пользовании новых коммуникативных технологий, это позволяет им делиться своими идеями и чувствами, вовлекаться в новые формы со- циальной интеракции, реляционности, субъективности. Визуальные методы позволяют получить мультимодальные данные, что позволяет лучше представить эмоциональную составляющую опыта [16]. Бла- годаря использованию визуальных средств у респондентов возникает эмоциональный резонанс и актуализируются воспоминания. Для ре- спондентов использование визуальных данных становится выходом в альтернативную повествовательную позицию, где сталкиваются и интегрируются изначально вербальные воспоминания. Таким образом визуальные данные выступают не только в роли подсказок для памяти, но могут стать интегралами опыта, то есть дают возможность собрать воедино значимые события прошлого в их отношениях с со- бытиями настоящего. Еще одним аргументом использования визуаль- ных данных в качественном исследовании является потенциальное повышение степени участия респондентов в образовании и органи- зации данных, что позволяет респондентам формировать контекст их индивидуальной истории. Как результат, респонденты имеют больше времени для рефлексии собственного опыта, когда им предоставля- ется возможность быть более включенными в организацию данных и процесс исследования. Для некоторых исследователей включение респондентов в организацию данных является способом демократи- зации процесса исследования. Использование визуальных данных также становится всё более популярным в исследованиях идентично- сти, общения, взаимодействия и телесности [19].
Также в западной психологии появилось немало интересных работ, в которых ассимилируются новые представления об образе [18]. В от- ечественных исследованиях к визуальным подходам довольно часто об- ращаются социологи, в отечественной психологии визуальные образы используются преимущественно в рамках исследований с применением традиционных проективных методик, однако и другие, не сводимые к проективной психодиагностике подходы к пониманию образов, хотя и фрагментарно, но все же представлены [2]. Использование и интер- претация визуальных данных в исследовании зависит от тех вопросов, которые исследователь изучает, и от теоретических рамок, в которых он работает.
Методика «Траектория». Материал методики «Траектория» представ- ляет собой набор картинок, символически изображающих ход жизни человека в виде разных вариантов ее траектории (рис. 3); участникам предлагается выбрать из них ту, которая лучше всего соответствует ощу- щению ими динамики своей жизни, а если такой не найдется, само- стоятельно изобразить соответствующую траекторию в чистом окошке.
Эта процедура занимает несколько минут. В первичном исследовании [9] было предложено 9 изображений, обозначенных буквами латинского алфавита, и одно поле для своего варианта. Некоторые из исходных ва- риантов не были выбраны ни разу, и два из оригинальных изображений в первом исследовании оказались повторяющимися у разных участников 2 и 6 раза, что дало нам основание использовать их в количественной обработке, а также включить их в новую версию методики: изображе- ния «l» (зигзагообразная линия с множественными переходами разной амплитуды, переходящая в прямую, направленную резко вверх) и «m» (направленная вверх спираль в боковой проекции).


В рамках психометрической апробации методики «Траектория» [10] была сделана попытка посмотреть распределение выбора гра- фических изображений и сопоставить данные «Траектории» с клас- сическим опросником «Большая пятерка» (BFQ; русская адаптация Е.Н. Осина) [12]. Сравнение частоты двенадцати изображений в двух срезах по непараметрическому критерию Вилкоксона дало значение W=0,783 при уровне значимости 0,05, что фиксирует отсутствие зна- чимых различий между двумя выборками парных изменений. Сопо- ставление данных «Траектории» с опросником «Большая пятерка» также выявило значимые различия. Для сопоставления данных был выбран метод сравнения средних по каждому фактору для каждого выбора траектории.

Результаты и обсуждение. После отсева протоколов с неточным соблю- дением инструкции в обработке был использован 121 протокол с двой- ными срезами (до и после групповой работы). 101 из 121 участника были женщины, образование у всех высшее, возраст — от 21 до 62 лет. Инструк- ция, предъявляемая участникам исследования: «Выберите, пожалуйста, из предложенных изображений то, которое лучше всего выражает ход вашей жизни в настоящий момент и подчеркните или обведите его. Если ни одно не подходит, изобразите Ваш собственный вариант в последней клеточке».
Мы предположили, что изменения отразятся в сдвигах частотности выбираемых изображений.
Сравнение частоты двенадцати изображений до и после групповой рабо- ты по непараметрическому критерию Вилкоксона дало значение W=0,008 при уровне значимости 0,05, что фиксирует наличие значимых различий между двумя выборками парных изменений. Данные показывают, что на- блюдается существенный сдвиг в выборе двух изображений («k», «o») после участия в групповой работе. Распределения представлены на рис. 4.
По данным нашего апробационного исследования [10], респонден- ты, выбирающие вариант «k», отличаются меньшей способность по- нимать и чувствовать потребности других людей и эффективно с ними кооперироваться (субшкала Эмпатия методики BFQ), но при этом они также отличаются большим радушием, доверием и открытостью другим людям (субшкала Вежливость), меньшим упорством в достижении со- вершенства в делах, старании избежать неудач (субшкала Скрупулез- ность), характеризуются меньшим интересом к новой информации, чтению, овладению новым знанием (субшкала Открытость культуре), но при этом положительным отношением к вызовам, новому, способ- ностью рассматривать любое явление с разных точек зрения, доброже- лательной открытостью различным стилям, способам жизни, разным культурам (субшкала Открытость опыту).
Параллельно вторым автором проводится исследование вербальных ассоциативных описаний использованных в методике «Траектория» гра- фических изображений; в настоящий момент собрано 76 протоколов с их ассоциативными описаниями. Ключевыми ассоциациями, описыва- ющими вариант «k», по нашим данным, являются: жизненные возмож- ности и выборы, открытость новому, самоконцентрация.
Таким образом, выявленные сдвиги выбора графической конфигу- рации можно рассматривать как показатель сдвига отношения к соб- ственной жизни, что хорошо согласуется с данными, полученными в результате анализа вербальных описаний изменений. Резкое увеличение частоты выбора графической конфигурации «k» связано с расширением собственных возможностей и выборов, что хорошо согласуется с целями участия в сессии групповой экзистенциально-ориентированной работы.

Значимое увеличение частоты выбора варианта «o» (свой вариант изо- бражения) может свидетельствовать об индивидуализации отношения к собственной жизни, выходе за рамки шаблонов.
Подтверждением этой интерпретации служит использованный нами дополнительный вопрос на бланке методики, на который респонденты давали ответ до и после группы. Вопрос формулировался так: «Как бы Вы оценили число открывающихся перед Вами возможностей выбора жизненного пути?» Предлагалось выбрать один из трех вариантов отве- та: «Их мало», «Их много» или «Затрудняюсь ответить». В табл. 3 представлено распределение ответов до и после групповой работы.

Как видно, уже перед началом работы убедительное большинство ре- спондентов видело много возможностей, так что возможности для еще большего сдвига ответов в этом направлении были невелики. Тем не менее, оценка значимости полученного сдвига по критерию знаковых рангов Уил- коксона (Z=-2,522) свидетельствует о статистической достоверности сдвига при уровне значимости p=0,012. Увеличение воспринимаемых возможно- стей, видимо, также является одним из эффектов жизнетворческой работы.

Заключение


Представленные данные иллюстрируют возможности двух новых под- ходов к оценке эффективности групповой формы психологической помо- щи: контент-анализ описаний изменений и методика «Траектория». Оба метода могут быть, по-видимому, применимы к самым разным формам психологической помощи. Конечно же, они не дают прямого ответа на вопрос об эффективности или реальных последствиях соответствующей формы работы, однако помогают сделать шаг в решении методической за- дачи поиска индикаторов и средств диагностики личностных изменений в процессе психотерапевтической или личностно-развивающей работы.
В том, что касается оценки жизнетворческих мастерских, приведен- ные результаты позволяют заключить, что при работе в таком формате происходят сдвиги отношения к собственной жизни по двум взаимос- вязанным параметрам. Первый из них — большее принятие и осознание неустранимой неопределенности, что, согласно современным представ- лениям, наиболее продуктивно для личностного развития и сопротив- ляемости стрессам [8]. Суть подобного отношения в том, чтобы отка- заться от детской иллюзии стабильности и однозначности картины мира и вырабатывать более взрослую позицию принятия неопределенности, другой стороной которой выступает обнаружение новых возможностей.
Рост открытости к новым возможностям — это второй аспект выявлен- ных изменений. По сути, эти два аспекта изменений объединены в важ- ном для современного мира понятии антихрупкости [13] — способности жить и действовать в условиях неопределенности, не стремясь (тщетно) избежать ошибок, а реагируя на них развитием.

Литература

  1. Айзенк Г.Ю. Парадоксы психологии. М.: Эксмо-Пресс, 2009. 352 c.
  2. Бусыгина Н.П. Качественные и количественные методы исследований в пси- хологии: учебник для бакалавриата и магистратуры. М.: Юрайт, 2015. 443 c.
  3. Василюк Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических си- туаций). М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. 200 c.
  4. Выготский Л.С. Собрание сочинений: в 6 т. Т. 5. Основы дефектологии. М.: Педагогика, 1984. 369 c.
  5. Кьеркегор С. Болезнь к смерти. М.: «Академический проект», 2012. 157 с.
  6. Леонтьев Д.А. Жизнетворчество как практика расширения жизненного мира // 1-я Всероссийская научно-практическая конференция по экзистенциальной психологии: материалы сообщений. М.: Смысл, 2001. С. 100—109.
  7. Леонтьев Д.А. Опыт методологического осмысления практик работы с лично- стью: фасилитация, ноотехника, жизнетворчество // Консультативная пси- хология и психотерапия. 2012. № 4. С. 164—185.
  8. Леонтьев Д.А. Вызов неопределенности как центральная проблема психоло- гии личности [Электронный ресурс] // Психологические исследования. 2015.
  9. № 40. URL: http://psystudy.ru/index.php/num/2015v8n40/1110-leontiev40.html (дата обращения: 24.04.2015).
  10. Леонтьев Д.А., Миюзова А.Е. Методический подход к фиксации изменений личности в результате экзистенциальной работы // Пятая Всероссийская на- учно-практическая конференция по экзистенциальной психологии. Москва, 6—8 мая 2013 г. Материалы сообщений. М.: Смысл, 2013. С. 138—141.
  11. Леонтьев Д.А., Миюзова А.Е. Разработка графической методики диагности- ки индивидуальной траектории развития // Современная психодиагностика России: Преодоление кризиса: сборник материалов III Всероссийской кон- ференции по психологической диагностике: в 2 т. Т. 1. Челябинск: Издатель- ский центр ЮУрГУ, 2015. С. 186—192.
  12. Мамардашвили М.К. Классический и неклассический идеалы рационально- сти. СПб.: Азбука, 2010. 288 с.
  13. Осин Е.Н., Рассказова Е.И., Неяскина Ю.Ю., Дорфман Л.Я., Александрова Л.А. Операционализация пятифакторной модели личностных черт на российской выборке // Психологическая диагностика. 2015. № 3. С. 80—104.
  14. Талеб Н.Н. Антихрупкость: как извлечь выгоду из хаоса. М.: КоЛибри, 2014. 768 с.
  15. Banks M. Using Visual Data in Qualitative Research. London: Sage, 2008. 152 p.
  16. Bugental J.F.T. The search for authenticity: An existential-analytic approach to psy- chotherapy. 2nd ed., enlarged. New York: Irvingston publs, 1981. 477 p.
  17. Frith H., Riley S., Archer L., Gleeson K. Editorial: Imag(in)ing Visual Method- ologies // Qualitative Research in Psychology. 2005. Vol 2 (3). P. 187—198. doi: 10.1191/1478088705qp037ed
  18. Leontiev D. Experience Processing as an Aspect of Existential Psychotherapy: Life Enhancement Methodology // Journal of Contemporary Psychotherapy. 2015. Vol. 45 (1). Р. 49—58. doi: 10.1007/s10879-014-9284-x
  19. Reavey P. Васk to experience. Material subjectivities and the visual. Presentation at the first Visual Psychologies Conference, University of Leicester, 4 june 2008.
  20. Reavey P., Johnson K. Visual approaches: using and interpreting images // The Sage handbook of qualitative research / C. Willig, W. Stainton-Rogers (eds). London: Sage, 2008. Р. 296—314.
  21. Visual Methods in Psychology: Using and Interpreting Images in Qualitative Re- search / P. Reavey (ed.). London: Routledge, 2011. 416 p.

Информация об авторах

Леонтьев Дмитрий Алексеевич, доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории сравнительных исследований качества жизни, ФГАОУ ВО «Национальный исследовательский Томский государственный университет» (ФГАОУ ВО ТГУ), заведующий международной лабораторией позитивной психологии личности и мотивации; профессор факультета социальных наук департамента психологии, ФГАОУ ВО «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (ФГАОУ ВО НИУ ВШЭ), г. Москва, Томск, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-2252-9805, e-mail: dmleont@gmail.com

Миюзова Алеся Евгеньевна, методист по музейно-образовательной деятельности, ГБУК г.Москвы «Московский музей современного искусства», Москва, Россия, e-mail: amiyuzova@yahoo.com

Метрики

Просмотров

Всего: 5245
В прошлом месяце: 14
В текущем месяце: 1

Скачиваний

Всего: 2144
В прошлом месяце: 2
В текущем месяце: 0