Оценка взрослыми индивидуально-психологических характеристик ребенка по его фотографии

1045

Аннотация

Исследовались особенности формирования представлений взрослых о личности ребенка по фотоизображению его лица. Взрослые испытуемые (18–22 года) оценивали напряженность и активность детей от 3 до 6 лет. Проверялась гипотеза о взаимосвязи между воспринимаемыми свойствами личности другого человека и характеристиками структуры его лица. Обнаружено, что оценка активности ребенка связана с величиной лицевого угла, связывающего зрачки глаз с верхнегубной точкой. Дет- ские лица с узко посаженными глазами и имеющие уменьшенную срединную часть лица оцениваются наблюдателями как более напряженные. Признаки напряженности в выражении лиц детей неярко ассоциируются с эмоциями страха и гнева.

Общая информация

Ключевые слова: представления о личности другого, восприятие детского лица, центральная часть лица, признаки активности и напряженности человека

Рубрика издания: Когнитивная психология

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/exppsy.2016090204

Для цитаты: Хрисанфова Л.А., Барабанщиков В.А., Жегалло А.В. Оценка взрослыми индивидуально-психологических характеристик ребенка по его фотографии // Экспериментальная психология. 2016. Том 9. № 2. С. 38–52. DOI: 10.17759/exppsy.2016090204

Полный текст

 

ХРИСАНФОВА Л. А.[*], Нижегородский государственный университет имени Н.И. Лобачевского, Нижний Новгород, Россия, e-mail: l.hri@mail.ru

БАРАБАНЩИКОВ В. А.[†], Институт психологии РАН; Московский государственный психолого­педагогический университет, Москва, Россия, e-mail: vladimir.barabanschikov@gmail.com

ЖЕГАЛЛО А. В.[‡], Институт психологии РАН; Московский государственный психолого-педагогический университет, Москва, Россия, e-mail: zhegs@mail.ru

Исследовались особенности формирования представлений взрослых о личности ребенка по фотоизображению его лица. Взрослые испытуемые (18-22 года) оценивали напряженность и активность детей от 3 до 6 лет. Проверялась гипотеза о взаимосвязи между воспринимаемыми свойствами личности другого человека и характеристиками структуры его лица. Обнаружено, что оценка активности ребенка связана с величиной лицевого угла, связывающего зрачки глаз с верхнегубной точкой. Детские лица с узко посаженными глазами и имеющие уменьшенную срединную часть лица оцениваются наблюдателями как более напряженные. Признаки напряженности в выражении лиц детей неярко ассоциируются с эмоциями страха и гнева.

Проблема исследования

Данная работа продолжает серию исследований, посвященных анализу взаимосвязей между воспринимаемыми свойствами личности стороннего человека и характеристиками структуры его лица. Результаты ранее проведенных экспериментов свидетельствуют о том, что существуют лицевые признаки (для мужских лиц), имеющие корреляции с индивидуально-психологическими особенностями, которые в качестве имплицитного содержания входят в образ воспринимаемого человека, ОН-образ (Барабанщиков, 2009). К таким признакам относятся пропорциональность лица по вертикали и билатеральная симметрия лица, связанные с проявлениями активности, напряженности и социабельности людей (Хрисанфова, 2011а, 2011б). Полученные нами результаты согласуются с данными аналогичных исследований. Так, Джастин М. Карре с соавторами утверждают, что эмоционально нейтральные лица мужчин воспринимаются как более агрессивные при увеличении отношения ширины лица к его высоте (Carre et al., 2010). Оценка агрессивности положительно коррелирует с показателями маскулинности и доминантности мужчин, а отрицательно - с оценкой привлекательности и вызываемым их лицами доверием (Boothroyda et al., 2014). С нивелированием пропорций лица по вертикали и билатеральной асимметричности при усреднении данных лицевых измерений происходит потеря качеств воспринимаемой личности. Например, усреднение лицевых параметров, по утверждению K. Граммер и Р. Торнхилл, не способствует повышению привлекательности лица (Grammer, Thornhill, 1994).

Продолжая выполненные исследования, целесообразно проверить, действует ли закономерность, найденная на мужских лицах, в отношении лиц женщин и детей. Хотя лица людей независимо от возраста и пола схематически одинаковы, они существенно отличаются друг от друга тремя параметрами: 1) симметричностью, 2) усредненностью пропорций лица и 3) наличием (выраженностью) половых черт. В частности, схема детского лица предполагает другие пропорции по вертикали и горизонтали по сравнению с лицами взрослых.

На сегодняшний день существует ряд исследований структурных особенностей лица ребенка в норме и патологии (Aldridge et al., 2011; Ewing et al., 2015), закономерностей восприятия лиц детьми с различными нарушениями, условий доверия детей к взрослым при рассматривании их лиц (Ewing et al., 2015). Изучение взаимосвязи образа ребенка с особенностями строения его лица чаще всего ограничивается формированием впечатлений о привлекательности ребенка (Boothroyda et al., 2014; Vingilis-Jaremko, Maurer, 2013). Проблема оценки напряженности и активности детей по выражению лица является новой и весьма перспективной. Отсутствие на детском лице важных диагностических признаков взрослого лица «обнажает» процессы формирования не только биологических, но и психологических структур, поскольку система ключевых детерминант (ведущих тенденций развития) к этому времени уже сложилась. Дети пяти-шести лет свободно демонстрируют качества, связанные с глубинными формирующими факторами - активностью и напряженностью. Возможно ли отражение этих качеств на лице ребенка? Если да, то на какие лицевые признаки опирается взрослый человек, оценивая его активность и напряженность? В предлагаемом исследовании предпринята попытка ответить на эти вопросы.

Методика исследования

Взрослым испытуемым на ЖК-экране монитора последовательно демонстрировали фотографии детей от 3 до 6 лет. От испытуемого требовалось оценить два качества ребенка: «активность» и «напряженность» по пятибалльной шкале.

Под «активностью» понималось инициативное и деятельностное отношение к жизни, к людям, под «напряженностью» - состояние тревожного ожидания, готовности изменить поведение при встрече с угрозой. Испытуемые были заранее ознакомлены с определениями активности и напряженности.

В работе были использованы методы статистической обработки данных при помощи IBM SPSS Statistics: иерархический кластерный анализ (метод ближайшего соседа с интервальной мерой «Расстояние Евклида»), подсчет достоверности различий при помощи критерия Хи-квадрат, метод корреляционного анализа (критерий Спирмена) и метод сравнения средних (T-критерий для независимых выборок).

Стимульным материалом исследования послужил набор из 44 черно-белых фотоизображений детских лиц. Дети, изображенные на фотографиях, не имели официальных диагнозов по состоянию физического и психического здоровья. Фотосъемки производились с соблюдением всех условий для получения стандартных фотографий. В соответствии с разрешением экрана компьютера (размер экрана 1680x1050 пикселей) все фотоизображения приводились к размеру 1380x1050 пикселей. Во избежание деформации фотографии по ширине, каждое фотоизображение предъявлялось с полями (слева и справа по 150 пикселей).

Для каждого лица на фотографии выделялись опорные энцефалометрические точки и меры (Чиварди, 2005): |ZyR; ZyL| — расстояние между точками ZyR и ZyL, определяющее ширину лица; |G, Ls| - расстояние между точками G и Ls, определяющее высоту лица от точки пересечения линии бровей с линией срединно-сагиттальной плоскости до точки верхней губы; |ExR; ExL| - расстояние между глазами (по их внешнему краю); |ExR; LR| - расстояние между внешним краем глаза и точкой, лежащей на перпендикуляре к линии (LR; LL); |Bs; Ls| - расстояние между точкой на переносице и верхнегубной точкой; (|ZyR; ZyL|)/(|G, Ls|) - отношение ширины лица к высоте носовой части лица; Z OD, Ls, OS - угол между левым и правым глазом с вершиной в точке верхней губы (рис. 1). Все расстояния измерялись в сантиметрах, углы - в градусах.

Рис 1. Опорные энцефалометрические точки и измерения лица. ZyR - скуловая точка (правая); ZyL -скуловая точка (левая); OD (Oculus Dextra) — правый глаз; OS (Oculus Sinistra) — левый глаз; ExR - внешний край (ectocantion) правого глаза; ExL - внешний край (ectocantion) левого глаза; (G); Bs - срединная точка переносицы (Bridge) на линии, соединяющей зрачки глаз; LR, LL - линия, параллельная линии ZyR, ZyL и проходящая через верхнегубную точку; «Glabella» - переносица, срединная точка, расположенная между двумя надбровными дугами, чуть выше носолобного шва, Labiale superiore (Ls) - пограничная верхнегубная точка, Gn - точка нижнего края подбородка

Измерение |G Ls| , проводимое в данной работе, отличается от традиционного индекса Гарсона, которыйпредставляет собой умноженное на 100% отношение ширины лица к высоте лица (от точки G до точки Gn - самой нижней точки подбородка). Измеряемое в данной работе отношение для удобства обозначения было названо авторами данного исследования «индексом срединной части лица» (The Middle part of the Face Index - MFI).

Для каждого детского лица вычислялись две площади S1=|ExR; ExL| х |Bs; Ls| и S2= |ZyR; ZyL| х |G, Ls|. Далее рассчитывалось отношение этих двух площадей S1/S2.

Кроме указанных антропометрических параметров, на каждой фотографии детского лица выделялись присутствующие на данном фотоизображении дополнительные характеристики выражения лица. Полный набор встречаемых признаков выражения лица, характерный для данной детской выборки, включает следующие: напряженное верхнее веко, широко раскрытые глаза, приподнятые брови, опущенные уголки губ, напряженные губы, перекошенный рот, приподнятые уголки губ. Указанные признаки дополнялись измерениями глаз: степень сужения зрачка, видимый участок склеры под радужкой.

Степень сужения зрачка измерялась по фотографиям с использованием возможностей программы Adobe Photoshop CS6 (64 Bit) как отношение диаметра радужки - Kare Diameter (KD, в пикселях), к диаметру зрачка - Pupilla Diameter (PD, в пикселях). Значение отношения KD/PD увеличивается при более суженном зрачке (рис. 2).

Рис. 2. Примеры расширенного (А) и суженного (Б) зрачка

Видимый участок склеры под радужкой наблюдается при определенном расположении глазного яблока, когда край радужной оболочки располагается выше края нижнего века.

Процедура исследования. Инструкция испытуемым: «На экране будут появляться разные лица. Вам нужно будет оценить каждое лицо с точки зрения степени выраженности некоторых личностных качеств по пятибалльной шкале: 1 - качество слабо выражено, 2 - средне слабо, 3 - средне, 4 - средне-сильно, 5 - сильно. Спасибо!». Перед оценкой каждой фотографии на экране высвечивалась надпись, которая сообщала испытуемому, что именно нужно будет оценить («активность», «напряженность»), затем на экране последовательно предъявлялись фиксационная точка (время экспозиции -1 с) и фотоизображение лица (время экспозиции - 2 с). После демонстрации фотографии на экране компьютера появлялась шкала для оценивания необходимого качества. Оценка каждого качества (напряженности и активности) выполнялась испытуемым по 22 фотографиям детских лиц. Всего было предъявлено 44 фотографии. Ни одна фотография не предъявлялась дважды.

Поскольку степень выраженности оцениваемых качеств на эмоционально нейтральном лице не может быть высокой, то оценки, полученные по данной шкале, систематизировались следующим образом: качество считалось не выраженным при оценке в 1 и 2 балла (ниже среднего), качество определялось как выраженное при оценках в 3, 4, 5 баллов (средняя и выше). Оценка выраженности качества в 5 баллов испытуемыми использовалась крайне редко.

Критерием выраженности оцениваемого качества являлась доля испытуемых от общего числа принимавших участие в процедуре оценки испытуемых-оценщиков, которые оценили ребенка на фотографии как имеющего выраженное качество.

Для каждого ребенка была получена оценка его активности и напряженности по указанному критерию. В дальнейшем детские лица были рассортированы по группам на основании кластерного анализа. Для каждой группы определялась частота встречаемости выделенных признаков, определяющих выражение лица. Кроме того, внутри каждой выделенной группы и для всей выборки в целом исследовались корреляционные взаимосвязи между оценкой активности и напряженности и используемыми в данном исследовании лицевыми параметрами.

Испытуемые. В качестве испытуемых выступили студенты Нижегородского государственного университета имени Н.И. Лобачевского различных факультетов в возрасте от 18 до 22 лет (средний возраст - 20 лет) в количестве 97 человек, из них 59 девушек и 38 юношей.

Результаты и их обсуждение

Согласно полученным данным, значимые корреляционные связи между оценками активности детей по фотографиям их лиц и такими лицевыми измерениями, как ширина лица, высота лица, высота носовой части лица, а также индекс серединной части лица, не зарегистрированы.

Оценка активности ребенка по фотографии его лица, как было описано выше, представлялась как доля испытуемых, оценивших ребенка как активного (3, 4, 5 баллов), от общего числа испытуемых-оценщиков, принимавших участие в данной процедуре оценки.

Оценка активности каждого ребенка и измеренные лицевые параметры для каждого лица (ширина лица «ZyR, ZyL»; высота носовой части лица «G, Ls»; индекс серединной части лица IMF; угол Z OD, Ls, OS, соединяющий зрачки глаз и верхнегубную точку) были статистически проанализированы при помощи иерархического кластерного анализа (методом ближайшего соседа с интервальной мерой «Расстояние Евклида»). По сочетанию всех пяти параметров, указанных выше, не удалось выделить какие-либо кластеры. Однако проведенный кластерный анализ по совокупности двух параметров - оценки активности ребенка по фотографии его лица и величине угла Z OD, Ls, OS, соединяющего зрачки глаз и верхнегубную точку, - позволил выделить два кластера (рис. 3, табл. 1). Кластеры достоверно различаются по величине угла ZOD, Ls, OS, соединяющего зрачки глаз и верхнегубную точку (t=4,316 при уровне значимости 0,002), а также по оценке активности (t= -2,747 при уровне значимости 0,031).

Дендрограмма с использованием метода ближайшего соседа. Объединение кластеров по масштабированному расстоянию

 


Рис. 3. Иллюстрация распределения лиц детей по кластерам согласно сопряженным признакам оценки активности и угла, соединяющего зрачки глаз и верхнегубную точку

 

Таблица 1

Распределение оцениваемых лиц по двум выделенным кластерам согласно сопряженным признакам оценки активности и угла, соединяющего зрачки глаз и верхнегубную точку

Фото

Оценка активности

Угол Z OD, Ls, OS, градусы

Первый класте

р

Лицо 50

0,55

56,5

Лицо 42

0,57

57,1

Лицо 24

0,63

56,8

Лицо 39

0,48

56,7

Лицо 51

0,45

55

Лицо 46

0,49

54,4

Лицо 49

0,53

52,3

Лицо 34

0,55

51,4

Лицо 29

0,56

53,6

Лицо 8

0,44

60,3

Лицо 54

0,49

59,3

Лицо 45

0,37

59

Лицо 27

0,54

61

Лицо 12

0,28

56

Лицо 30

0,33

56

Лицо 15

0,18

56,5

Лицо 17

0,25

58,2

Среднее значение

0,45

56,48

Второй кластер

Лицо 11

0,71

53,1

Лицо 26

0,82

55,3

Лицо 48

0,76

50

Лицо 41

0,77

49,2

Лицо 33

0,31

48,3

Среднее значение

0,68

51,18

Согласно представленным на рис. 3 и в табл. 1 данным, детские лица, имеющие маленький угол ZOD, Ls, OS, соединяющий зрачки глаз и верхнегубную точку, оцениваются взрослыми испытуемыми как более активные. То есть дети, имеющие лица с близко посаженными глазами, воспринимаются взрослыми испытуемыми как более активные.

В ранее проведенных исследованиях восприятия мужских лиц (Хрисанфова, 2011а, 2011б) были получены результаты, согласно которым пропорциональные лица, сбалансированные по горизонтальным зонам и лицевому индексу узости/ширины лица (нормальные) в большей степени воспринимаются как активные и социабельные, что не противоречит данным, полученным на детских лицах. Кроме того, в свете полученных данных на детской выборке имеет смысл изучить связь на мужской и женской выборках именно угла ZOD, Ls, OS с оценкой активности.

Стоит отметить, что характеристика симметричности в том виде, как она понимается для взрослых лиц, не применима для детских, которые находятся на стадии формирования. Согласно исследованиям, при оценке привлекательности детского лица взрослые наблюдатели, как и дети при оценке взрослых лиц, не связывают свою оценку с симметрией лица (Boothroyda et al., 2014).

Весьма интересным представляется тот факт, что угол ZOD, Ls, OS несет в себе информацию о пропорциях лица. Прежде всего, это соотношение расстояния между глазами и величиной носовой части лица до верхнегубной точки. В образовании серединной части лица участвуют парные верхнечелюстные кости (левая и правая). Известно, что рост в ширину лицевого черепа происходит в основном за счет места соединения этих костей (срединно-небного шва). Своей окончательной ширины в переднем отделе нёбо достигает уже на пятом году жизни. То есть информация с этой части лица является стабильной уже с пятилетнего возраста. В идеале верхнечелюстная дуга должна иметь симметричную форму (относительно срединного нёбного шва), так чтобы ее правая половина была зеркальным отражением левой. Воздействие любого фактора, препятствующего росту и развитию верхнечелюстного комплекса в области шовных соединений, приведет к тому, что форма и расположение верхнечелюстной дуги у взрослого человека будет отклоняться от нормы (Механик, 1958), т. е. симметрия лица будет нарушаться в зоне треугольника «левый глаз-правый глаз-рот». Таким образом, неосознаваемая ориентация взрослых испытуемых на угол, проходящий через зрачки глаз с вершиной в верхнегубной точке, представляется весьма логичной, поскольку он несет информацию о симметричности срединной части лица.

Далее в работе проводился анализ оценки активности детей в связи с отношением двух вычисляемых площадей лица S1/S2. С этой целью был проведен корреляционный анализ (с использованием критерия Спирмена) между оценками активности детей по фотографии их лиц и отношением площадей S1/S2. Получена прямая корреляционная связь - коэффициент корреляции Спирмена равен 0,51 при уровне значимости p=0,015 (рис. 4).

Через площадь S1 косвенно выражается часть лица, отражающая размеры носовой части, через площадь S2 - часть лица, отражающая размеры лица, связанные с шириной и серединной частью лица. Данные площади можно назвать К-экзонами (конфигурационными зонами лица) (Барабанщиков, 2012). К-экзоны отличаются от просто линейных размеров (в данном случае ширины лица и длины носа) конфигурацией целого ряда лицевых признаков, которые не позволяют учесть линейные размеры. На данный момент все признаки, входящие в данные k-экзоны, не выделены.

Рис. 4. Иллюстрация корреляционной зависимости (по критерию Спирмена) оценки активности детей по фотографии их лиц от отношения площадей лица S1/S2

Найденная корреляция подтверждает связь оценки активности ребенка с размерами k-экзонов лица, косвенным образом отражающих связь с отношением величины носовой части лица к ширине лица.

Результаты, полученные при исследовании взаимосвязей оценки активности детей с лицевыми параметрами, позволяют не только говорить о наличии данной связи, но и вскрывают сложный характер этой связи, определяемой целой системой признаков. В эту систему, несомненно, включены лицевые признаки, измеряемые величиной угла, соединяющего зрачки глаз и верхнегубную точку (информация, в том числе, о расположении глаз на лице), а также лицевые признаки, связанные с величиной носовой части лица и шириной лица. Какие еще признаки входят в детерминирующую систему, предстоит выяснить.

По второму исследуемому в данной работе критерию- оценке напряженности были получены следующие результаты. Оценка напряженности ребенка по фотографии его лица представлялась как доля испытуемых, оценивших ребенка как напряженного (3, 4, 5 баллов), от общего числа испытуемых-оценщиков, принимавших участие в данной процедуре оценки. Оценка напряженности каждого ребенка и измеренные лицевые параметры для каждого лица (ширина лица «ZyR, ZyL» в сантиметрах, высота носовой части лица «G, Ls» в сантиметрах, индекс серединной части лица IMF, угол ZOD, Ls, OS, соединяющий зрачки глаз и верхнегубную точку, в градусах) были статистически проанализированы при помощи иерархического кластерного анализа (методом ближайшего соседа с интервальной мерой «Расстояние Евклида»). В результате анализа было выделено три кластера (рис. 5, табл. 2).


Рис. 5. Иллюстрация распределения лиц детей по кластерам согласно сопряженным признакам оценки напряженности, ширины лица, высоты носовой части лица, индекса MFI, угла, соединяющего зрачки глаз и верхнегубную точку

 

Таблица 2

Распределение оцениваемых лиц по трем выделенным кластерам согласно сопряженным признакам оценки напряженности, ширины лица, высоты носовой части лица, индекса MFI, угла, соединяющего зрачки глаз и верхнегубную точку

Фото

Оценка напряженности

Лицевые параметры

ZyR, ZyL, см

G,Ls, см

MFI

Угол .ZOD,Ls,OS, градусы

Первый кластер

Лицо 20

0,94

16,16

8,26

2

57

Лицо 22

0,89

15

8,11

1,85

56,3

Лицо 14

0,89

15,73

8,33

1,88

56,1

Лицо 25

0,86

15,95

8,26

1,93

54,2

Лицо 21

0,77

15,59

9,17

1,7

58,2

Среднее значение

0,87

15,7

8,4

1,9

56,4

Второй кластер

Лицо 4

0,57

17,64

9,45

1,86

55,3

Лицо 38

0,54

16,82

10

1,68

51,2

Лицо 2

0,45

16,65

9,31

1,78

58,1

Лицо 19

0,44

16,51

8,4

1,96

61

Лицо 28

0,48

16,51

9,95

1,65

57,1

Лицо 16

0,47

15,52

8,96

1,73

55,4

Лицо 36

0,46

18

10,51

1,71

56,7

Лицо 10

0,44

16,9

9,67

1,75

53,4

Лицо 31

0,39

16,79

10

1,68

54

Среднее значение

0,47

16,8

9,6

1,8

55,8

Третий кластер

Лицо 18

0,29

17,36

9,1

1,9

55,9

Лицо 43

0,28

18,56

9,6

1,9

63,9

Лицо 5

0,25

15,88

8,54

1,86

60,9

Лицо 13

0,20

17,78

10,72

1,65

54,2

Лицо 9

0,18

14,25

8,96

1,6

53,1

Среднее значение

0,24

16,8

9,4

1,8

57,6

Как видно из представленных данных, лица, распределившиеся по разным кластерам, прежде всего различаются между собой по оценке напряженности и величине угла, соединяющего зрачки глаз и верхнегубную точку. Достоверность различий по оценке напряженности лиц из каждого кластера проверена с использованием критерия Хи-квадрат. В силу большого объема проделанных расчетов результаты данного анализа в статье не приводятся. В первый кластер вошли лица, имеющие в среднем по данной группе оценку напряженности, равную 0,87, и величину угла ZOD, Ls, OS, равную 56,4°. Во второй кластер вошли лица, имеющие в среднем по данной группе оценку напряженности, равную 0,47, и величину угла ZOD, Ls, OS, равную 55,8°. В третий кластер вошли лица, имеющие в среднем по данной группе оценку напряженности, равную 0,24, и величину угла ZOD, Ls, OS, равную 57,6°. Кроме того, первый кластер, с одной стороны, и второй и третий кластер, с другой стороны, различаются значениями по другим лицевым параметрам: по ширине лица (первый кластер - 15,7 пикселей, второй и третий кластеры - 16,8 пикселей), по высоте носовой части (первый кластер - 8,4 пикселя, второй и третий - 9,6 и 9,4 пикселя), по индексу MFI (первый кластер - 1,9, второй и третий кластеры - 1,8).

Из этих данных следует, что детские лица, имеющие высокую и низкую оценку напряженности, имеют меньший лицевой угол, соединяющий зрачки глаз и верхнегубную точку. То есть дети с более широко посаженными глазами воспринимаются как имеющие среднюю выраженность напряженности. При более узко посаженных глазах дети по качеству напряженности оцениваются неоднозначно. Дети с узко посаженными глазами и укороченной носовой частью воспринимаются более напряженными.

Далее для всех лиц из каждого выделенного кластера проводился анализ на наличие признаков, которые задают определенное выражение лица. Определились следующие признаки: напряженное верхнее веко, степень сужения зрачка, широко раскрытые глаза, видимый участок склеры под радужкой, приподнятые брови, опущенные уголки губ, напряженные губы, перекошенный рот, приподнятые уголки губ (табл. 3).

Таблица 3

Доля встречаемости признаков выражения лица по каждому выделенному кластеру при оценке напряженности детских лиц

Кластеры

Оценка напряженности, среднее значение

Признаки выражения лица, в долях встречаемости от общего числа лиц в данном кластере

1

2

3

4

5

6

7

8

9

Первый

0,87

1

0

0

0

0,6

0

0

0

3,7

Второй

0,47

0,4

0,1

0,1

0,2

0

0

0

0,4

2,2

Третий

0,24

0,2

0

0

0

0

0

0

0,6

2,3

Примечание: 1 - напряженное верхнее веко; 2 - широко раскрытые глаза; 3 - видимая склера под радужкой; 4 - приподнятые брови; 5 - опущенные уголки губ; 6 - напряженные губы; 7 - перекошенный рот; 8 - приподнятые уголки губ; 9 - степень сужения зрачка.

 

Как видно из представленных данных, для лиц из первого кластера (с самой высокой оценкой напряженности) характерно наличие фактически для всех лиц таких признаков выражения лица, как напряженное верхнее веко (доля встречаемости равна 1), опущенные уголки губ (доля встречаемости равна 0,6) и сильно суженный зрачок. По всей видимости, именно эти признаки усиливают восприятие детей из этой группы как сильно напряженных.

Лица из второго кластера (со средней оценкой напряженности) имеют такие признаки выражения лица, как напряженное верхнее веко, широко раскрытые глаза, видимая склера под радужкой, приподнятые брови, опущенные уголки губ. Но доля встречаемости каждого признака на лицах данного кластера значительно ниже, чем на лицах из первого кластера. Степень сужения зрачка у данных лиц значимо меньше, чем у лиц из первого кластера (t= 2,682 при уровне значимости 0, 045).

Лица из третьего кластера (самая низкая оценка напряженности) имеют только один признак, повышающий оценку напряженности - напряженное верхнее веко с невысокой долей встречаемости (0,2) данного признака в третьем кластере. И стоит отметить, что эти лица имеют ярко выраженный признак «приподнятые уголки губ» (доля встречаемости 0,6), который ассоциируется, прежде всего, с улыбкой и значительно снижает оценку напряженности.

По существу, признаки лица, которые наблюдались в группах детей с высокой и средней оценкой напряженности и увеличивали оценку напряженности по сравнению с третьей группой ненапряженных детей, представляют собой слабые проявления страха и гнева (Барабанщиков, 2009). В группе детей, имеющих самую высокую оценку напряженности, их лица фактически выражали данные эмоции. Стоит отметить, что кроме мимических проявлений на лицах детей с высокой оценкой напряженности наблюдались еще два признака: сильно суженый зрачок и в некоторых случаях видимая склера между радужкой и нижним веком. Эти признаки полностью отсутствовали в группе ненапряженных детей (съемки проводились в одинаковых условиях). Это означает, что при оценке напряженности наблюдатели невольно выделяют комплекс эмоциональных проявлений, вызывающих соответствующие впечатления.

В выполненном ранее аналогичном исследовании восприятия мужских лиц (Хрисанфова, 2011а, 2011б) было выявлено, что узкие и широкие лица мужчин в большей степени воспринимаются как напряженные. Сравнивая данные исследований на детской и мужской выборках, мы находим общую связь оценки напряженности с пропорцией лица, отражающей отношение ширины лица к его высоте (для мужских лиц) или ширины лица к высоте носовой части до верхнегубной точки (для детских лиц).

Данные, созвучные нашим, были получены в диссертационном исследовании Д.А. Дивеева, изучавшего роль формы лица в восприятии индивидуально-психологических характеристик человека (Дивеев, 2009). Более активными воспринимались люди на фотографиях, имеющие круглую форму лица. В исследовании Д.А. Дивеева круглые лица характеризовались средним размером головы с самым большим скуловым и челюстным размером. Для нашего исследования интересен скуловой размер, поскольку информация о нем представлена в величине угла ZOD, Ls, OS. В нашем исследовании самое большое количество баллов по параметру активности получили дети, имеющие самый маленький (52,9°) или самый большой угол ZOD, Ls, OS (59,3°). Согласно данным Д.А. Дивеева, круглые лица также воспринимались более деятельными, более сильными, более открытыми, более решительными, более энергичными. Эти характеристики также связаны с базовой активностью человека. Оценка черт характера человека, изображенного на фотографии, в исследовании Д.А. Дивеева осуществлялась при помощи методики «Личностный дифференциал» (вариант адаптированный в НИИ имени В.М. Бехтерева), которая предполагает оценку самоуважения (фактор «оценки»), доминантности/тревожности (фактор «силы») и экстра- версии/интроверсии (фактор «активности»).

Треугольные лица в исследовании Д.А. Дивеева воспринимались как более раздражительные. Характеристика раздражительности соотносится с качеством напряженности. Треугольные лица, согласно данным Д.А. Дивеева, имели самый маленький размер головы за счет более узких скул и челюстей. Такие лица, как и в нашем исследовании, смотрятся более укороченными. Подобное восприятие приводит к повышенной оценке напряженности.

Используемый в нашем исследовании лицевой индекс MFI и его вклад в оценку напряженности, найденный на детской выборке, интегрируют данные, известные из литературных источников. В исследовании взаимосвязи индуцированных экспрессий с трехкомпонентной констелляцией конфигурационных признаков взрослого лица (длина носа, высота рта, высота глаз), предпринятом в диссертационном исследовании Е.Г. Хозе, с длиной носа положительно коррелирует воспринимаемый страх (r=0,426) и отрицательно - впечатление радости (r=-0,336) (Хозе, 2013). Увеличение длины носа, при неизменности всех остальных конфигурационных признаков лица, дает уменьшение индекса MFI (отношение ширины лица к высоте носовой части лица), которое в нашем исследовании связано с увеличением напряженности. Стоит отметить, что в нашей работе взрослые испытуемые, оценивающие детей по их лицам, получали инструкцию оценить напряженность (с определением напряженности они были знакомы). При оценке данного качества происходила имплицитная ориентация на эмоциональные признаки, ассоциирующиеся с эмоциями страха и гнева (в кластере лиц, характеризующихся самой высокой оценкой напряженности, наблюдается самая высокая доля наличия на лицах признаков эмоциональных паттернов). В эксперименте Е.Г. Хозе наблюдатели сразу оценивали модальность эмоции по экспрессивным характеристикам экспонируемого лица (по Шкале дифференциальных эмоций К. Изарда). В обоих экспериментах при восприятии лиц людей разных возрастов восприятие эмоции страха оказалось связанным с индексом срединной части лица.

Логично сопоставить взаимосвязь оценки напряженности детей взрослыми испытуемыми и увеличенного индекса срединной части лица с особенностями индивидуального развития ребенка. В данном исследовании особенности индивидуального развития каждого ребенка не изучались, но имеются литературные данные, полученные на выборке детей, страдающих аутизмом (Autism spectrum disorders - ASDs). Оказывается, для детей с ASDs характерна укороченная срединная часть лица. Кроме того, отмечаются серьезные отклонения размеров расстояний между глазами, размером носа и рта от таких же измерений у нормально развивающихся детей (Aldridge et al., 2011).

Как известно, дети с аутизмом имеют особенности в эмоциональной сфере: они неоправданно пугливы, впечатлительны, склонны к страхам, что, как правило, отражает повышенную напряженность. Очевидно, что существует связь индивидуально-психологических особенностей человека, определяемых наличием выраженной напряженности, со строением его лица. Но, кроме того, неосознанное выделение наблюдателями детей, имеющих лица с укороченной срединной частью, в группу с высокой напряженностью доказывает, что процесс восприятия этих индивидуально-психологических особенностей также сопряжен со строением лица воспринимаемого человека. Проявляется устойчивая взаимосвязь: индивидуально-психологические особенности воспринимаемого-конфигурация его лица- перцептивный образ воспринимаемого (ОН-образ), сформированный другим человеком.

Выводы

1.   Визуальная оценка активности ребенка взрослыми по фотографии лица является системно детерминированной.

2.   Визуальная оценка активности ребенка связана с величиной лицевого угла, объединяющего зрачки глаз с вершиной в верхнегубной точке, и отношением конфигурационных экзонов лица, отражающих отношение величины носовой части лица к ширине лица.

3.    Детские лица с узко посаженными глазами и имеющие уменьшенную срединную часть лица оцениваются наблюдателями как более напряженные.

4.    Впечатление напряженности в выражении лиц детей ассоциированы с неярко выраженными признаками эмоций страха и гнева, а также такими признаками, как сильно суженый зрачок и видимая склера между радужкой глаза и нижним веком.

 



[*]Хрисанфова Л. А. Кандидат психологических наук, доцент, Нижегородский государственный университет имени Н.И. Лобачевского. E-mail: l.hri@mail.ru

[†] Барабанщиков В. А. Доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент РАО, заведующий лабораторией познавательных процессов и математической психологии, Институт психологии РАН; директор, Центр экспериментальной психологии, Московский государственный психолого­педагогический университет. E-mail: vladimir.barabanschikov@gmail.com

[‡] Жегалло А.В. Кандидат психологических наук, научный сотрудник, лаборатория познавательных процессов и математической психологии, Институт психологии РАН; старший научный сотрудник, Центр экспериментальной психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет. E-mail: zhegs@mail.ru

[§] Khrisanfova L. A. PhD in Psychology, Associate Professor, N.I. Lobachevsky State University, Nizhni Novgorod, Russia. E-mail: l.hri@mail.ru

[**] Barabanschikov V. A. Dr. Sci. in Psychology, Head of the Laboratory of cognitive processes and mathematical psychology, Institute of Psychology, Russian Academy of Science; Director, Center for Experimental Psychology, Moscow State University of Psychology and Education. E-mail: vladimir.barabanschikov@gmail.com

[††] Zhegallo A.V. PhD in Psychology, Researcher, Laboratory of cognitive processes and mathematical psychology, Institute of Psychology, Russian Academy of Science; Senior Researcher, Center for Experimental Psychology, Moscow State University of Psychology and Education. E-mail: zhegs@mail.ru

Литература

  1. Акимова М.К. Психологическая диагностика / Под ред. М.К. Акимовой. СПб: Питер, 2005. 303с.
  2. Дивеев Д.А. Роль формы лица в восприятии индивидуально-психологических характеристик человека: дис. ... канд. психол. наук. М.: Институт психологии РАН, 2009. 144с.
  3. Барабанщиков В.А. Восприятие выражений лица. М.: Институт психологии РАН, 2009. 448 с.
  4. Барабанщиков В.А. Экспрессии лица и их восприятие. М.: Институт психологии РАН, 2012. 341 с.
  5. Механик Н.С. Основы пластической анатомии. М.: Искусство, 1958. 432 с.
  6. Хозе Е.Г. Восприятие индуцированных экспрессий лица: дис. … канд. психол. наук. М.: Институт психологии РАН, 2013. 140с.
  7. Хрисанфова Л.А. Структурные особенности мужского и женского лица во взаимосвязи с индивидуально- психологическими особенностями человека // Современная экспериментальная психология: в 2 т. Т. 2 / Под ред. В.А. Барабанщикова. М.: Институт психологии РАН, 2011а. С. 461–473.
  8. Хрисанфова Л.А. Восприятие индивидуально-психологических особенностей человека по изображению соз- данных моделей мужского лица // Познание в деятельности и общении: от теории и практики к эксперимен- ту /  Под  ред.  В.А.  Барабанщикова.  В.Н.  Носуленко,  Е.С.  Самойленко.  М.:  Институт  психологии  РАН,  2011б. С. 317–326.
  9. Чиварди Д. Практическая энциклопедия художника. Лицо и голова человека. Анатомия, морфология, мимика: пособие для художников / Пер. Г. Семеновой. М.: Эксмо, 2005. 112 с.
  10. Aldridge K, George ID, Cole KK, Austin JR, Takahashi TN, Duan Y, Miles JH. Facial phenotypes in subgroups of pre- pubertal boys with autism specturm disorders are correlated with clinical phenotypes // Molecular Autism. 2011. doi: 10.1186/2040-2392-2-15.
  11. Boothroyda L.G., Meinsa E., Vukovica J., Burta D. M. Developmental changes in children’s facial preferences // Evolution & Human Behavior. 2014. Vol. 35. I. 5. P. 376–383.
  12. Carre J. M., Morrissey M. D., Mondloch C. J., McCormick C. M. Estimating aggression from emotionally neutral faces: Which facial cues are diagnostic? // Perception. 2010. Vol. 39. № 3. P. 356–377.
  13. Ewing L., Caulfield F., Read A., Rhodes G. Perceived trustworthiness of faces drives trust behavior in children // Developmental Science. 2015. Vol. 18. № 2. P. 327–334.
  14. Grammer K., Thornhill R. Human (Homo sapiens) Facial Attractiveness and Sexual Selection: The Role of Symmetry and Averageness // Journal of Comparative Psychology. 1994. Vol. 108. № 3. P. 233–242.
  15. Vingilis-Jaremko L., Maurer D. The influence of symmetry on children’s judgments of facial attractiveness // Perception. 2013. Vol. 42. № 3. P. 302–320.

Информация об авторах

Хрисанфова Людмила Аркадьевна, кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии, Московский институт психоанализа (НОЧУ ВО «Московский институт психоанализа»), ассоциированный сотрудник лаборатории познавательных процессов и математической психологии, Институт психологии РАН (ФГБУН «ИП РАН»), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-6697-7939, e-mail: l.hri@mail.ru

Барабанщиков Владимир Александрович, доктор психологических наук, профессор, директор, Институт экспериментальной психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), декан факультета психологии, Московский институт психоанализа (НОЧУ ВО «МИП»), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-5084-0513, e-mail: vladimir.barabanschikov@gmail.com

Жегалло Александр Владимирович, кандидат психологических наук, Старший научный сотрудник лаборатории системных исследований психики, Институт психологии Российской академии наук (ФГБУН ИП РАН), Научный сотрудник центра экспериментальной психологии МГППУ, Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-5307-0083, e-mail: zhegalloav@ipran.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 2803
В прошлом месяце: 11
В текущем месяце: 19

Скачиваний

Всего: 1045
В прошлом месяце: 16
В текущем месяце: 2